Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Истории Запада и Востока. Израильский театр "Маген"


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Тель-Авиве Ровшан Гусейнов.



Андрей Шароградский: В северной столице Израиля - Хайфе - есть маленький театр "Маген", который создали выходцы из бывшего Советского Союза. Постановки этого театра, которые идут без слов, понимают и недавние иммигранты, и местные старожилы. О театре "Маген" рассказывает корреспондент Радио Свобода в Израиле Ровшан Гусейнов.



Ровшан Гусейнов: Театр "Маген" - альтернативный, или по определению его режиссера и художника Рахель Спектор - "альтернативнее альтернативного". Труппа театра, состоит из самой Рахель - режиссера, художника и актрисы в одном лице - и ее мужа Евгения, на котором лежит техническая и деловая сторона, свет, звук, иногда роль ведущего, а также коммерческие заботы.


Действо, происходящее на сцене этого театра, не требует знания языка. На сцене театра "Маген" царство символики: куклы, маски, пластика и мимика в сопровождении музыки и звуковых эффектов. Но сюжеты пьес, образы и ситуации достаточно традиционны и узнаваемы, что тоже помогает восприятию, нетрадиционна лишь форма экспрессии.


В сказке "Принцесса на горошине" в интерпретации театра "Маген", принц - в парике с буклями, костюме кавалера позднего Средневековья - в замке, чьи стены увешаны портретами именитых предков, ждет свой идеал. Принц ждет свою принцессу, любовно прижимая к груди портрет Джоконды. И она приходит - принцесса, с портретом Моны Лизы. Однако конец сказки, далек от оригинала. "Пригодность" принцессы в сказке театра Маген определяют совсем не горошиной. Королева-мать, порывшись в сумочке "Моны Лизы" в её отсутствие, обнаруживает там семисвечник-менору и другие атрибуты иудаики, и, конечно, несмотря на всё соответствие идеалу принца, она им совсем не ровня. Принцесса уходит восвояси, а бедняге принцу приходится отказаться от своей мечты.


Происходящее на сцене заставляет думать и сопереживать, дает понимание на уровне ассоциаций носителю любого языка, в том числе и иврита. Единственный критерий - это культурный уровень зрителя, без которого понять происходящее просто невозможно. Рассказывает Рахель Спектор.



Рахель Спектор: Так как спектакль без слов, то его может смотреть, в принципе, любой человек любой ориентации, светский, традиционный религиозный. Единственным, как оказалось, цензом является общекультурный уровень. Потому что если человек не интеллигентен, если человек никогда не слышал симфонической музыки, то вот так вот, на раз включиться и начинать понимать язык - это всегда тяжело.



Ровшан Гусейнов: Рахель была художником-кукольником и в "прежней жизни", в Харькове и Ленинграде. Но на Святой земле все с банального объявления Министерства культуры Израиля.



Рахель Спектор: Это был Год Иерусалима. Что-то такое объявили - Год Иерусалима. Мы решили: ну, раз год Иерусалима, то надо же делать спектакль о Иерусалиме. И я вдруг представила, что царь Соломон у меня будет марионеткой, потом представила, что царь Соломон будет Петрушкой - и как-то мне стало не по себе. Я поняла, до какой степени я нахожусь в другом мире. То есть я пришла к Богу, к традициям, к пониманию этой земли через театр.



Ровшан Гусейнов: Иерусалим хоть и называют "золотым", на самом деле город из белого камня, и, по словам Рахель, вдруг по наитию именно древние камни заговорили в её воображении.



Рахель Спектор: И вдруг - тут начинается мистика - во мне как бы прозвучала фраза: камни говорят, камни Иерусалима рассказывают свою историю. То есть камни превращаются в людей, люди превращаются в камни - и все это происходит в неком абстрактном пространстве, и через это как бы идет повествование. Мы нашли материал - банальный пенопласт, который больше всего похож на иерусалимские камни, который я просто начала резать. Маски, куклы - я не знаю, как это назвать. Это ближе к скульптуре, конечно, где, с одной стороны, был какой-то достаточно абстрактный, странный для меня тип, лик, но при повороте там была каменная стена.



Ровшан Гусейнов: Спектакли Рахель Спектор - спектакли-откровения. В них воплотила она свои переживания и открытия на Святой земле. По её словам, выбрала она профессию художника-кукольника совсем не случайно. Ведь в её театре куклы - "артисты", не только выполняющие беспрекословно все указания режиссера, но и от начала до конца созданные им самим, иногда - по образу и подобию.


XS
SM
MD
LG