Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Глава МАГАТЭ Мохаммед Эль-Барадей на заседании в Вене представил доклад о ядерной программе Ирана


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Александр Гостев и Юрий Жигалкин.



Андрей Шароградский: Глава МАГАТЭ Мохаммед Эль-Барадей на заседании в Вене сегодня представил доклад о ядерной программе Ирана. Очевидно, что теперь Совет безопасности ООН должен решить, что делать с так называемым "иранским ядерным досье" и следует ли вводить санкции против Тегерана. После вчерашних переговоров госсекретаря США Кондолизы Райс и российского министра иностранных дел Сергея Лаврова в Вашингтоне объявлено, что Соединенные Штаты и Россия сблизили свои позиции по иранской проблеме.



Александр Гостев: В докладе главы Международного агентства по атомной энергии Мохамеда Эль-Барадея говорится, что Иран не выполнил требования МАГАТЭ - возобновить сотрудничество с международными инспекторами и приостановить работы по обогащению урана, результаты которых могут быть использованы в военных целях. Эксперты ООН так и не смогли выяснить подробности иранских ядерных исследований. Иран по-прежнему отстаивает свое право на развитие мирной атомной энергетики и отвергает обвинения со стороны США в попытках создать ядерное оружие.


В интервью иранскому телевидению накануне президент Ирана Махмуд Ахмадинеджад призвал МАГАТЭ компенсировать его стране убытки, причиненные замораживанием с 2003 года национальной ядерной программы. Выступая сегодня в иранской провинции Лорестан, Ахмадинеджад сказал.



Махмуд Ахмадинеджад: Наш путь прост и ясен. Мы движемся к своей цели законным путем, к цели, избранной всеми жителями Ирана. Если они принимают наш выбор - отлично, мы будем работать вместе, мы готовы к сотрудничеству со всем миром. Если же они собираются проигнорировать права иранского народа, им следует учесть, что мы не отступим, и нам остается лишь посоветовать им не создавать самим себе лишних неприятностей.



Александр Гостев: Как сообщает агентство "Рейтер", один из иранских дипломатов заявил сегодня в Вене, что Тегеран может изменить политику в области экспорта нефти. Представители Соединенных Штатов и Евросоюза выступили на заседании МАГАТЭ с заявлениями, в которых говорится, что Иран должен немедленно прекратить ядерные разработки. США по-прежнему занимают в отношении Тегерана максимально жесткую позицию. Вице-президент США Дик Чейни вечером во вторник подверг иранский режим жесткой критике.



Дик Чейни: Целое поколение иранцев прошло через репрессии от рук этого режима фанатиков. Этот режим - один из главных спонсоров терроризма в сегодняшнем мире. Этот режим продолжает угрожать миру своими ядерными амбициями. Конечно, вопрос об этом скоро может быть вынесен на обсуждение в Совете безопасности ООН. Иранский режим должен понимать: если он будет продолжать свой нынешний курс, международное сообщество поставит Тегеран перед самыми серьёзными последствиями.



Александр Гостев: Представитель Госдепартамента США Шон Мак-Кормак, говоря об итогах переговоров госсекретаря Кондолизы Райс с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым, сказал.



Шон Мак-Кормак: Пока мы не видим никаких реальных свидетельств изменения позиции иранской стороны. Они просто смеются над нами. Проводят массу времени в самолетах, посещая мировые столицы, но не предпринимают никаких серьезных шагов для выполнения требований МАГАТЭ - не Соединенных Штатов, а именно МАГАТЭ.



Александр Гостев: После встречи с Сергеем Лавровым Кондолиза Райс заявила, что Белый дом по-прежнему категорически против того, чтобы Иран вел работы по обогащению урана на своей территории. Райс добавила, что у Тегерана еще есть шанс избежать введения международных санкций.



Кондолиза Райс: У Ирана, разумеется, есть еще время как-то среагировать. Но мы очень ясно дали понять, что не собираемся первым делом ставить в Совете Безопасности вопрос о санкциях.



Александр Гостев: По словам Сергея Лаврова, Москва не оставила попыток убедить Тегеран согласиться с предложением обогащать топливо для иранской ядерной энергетики на российской территории. Лавров подчеркнул, что Россия при этом не идет на компромисс, а лишь убеждает Иран - выполнить все требования МАГАТЭ.



Сергей Лавров: Российское предложение совсем не новое. Его приветствовали все участники процесса, и это не компромиссное предложение. Компромисса тут быть не может.



Александр Гостев: Остается ли еще у России возможность повлиять на решение "иранского вопроса" и действительно ли Москва и Вашингтон сблизили позиции по иранской ядерной программе? Корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Юрий Жигалкин задал эти вопросы профессору Стенфордского университета Майклу Макфоулу.



Майкл Макфоул: Это очень важный с точки зрения президента Буша визит. Основным внешнеполитическим вопросом его второго президентского срока становится иранская ядерная проблема, и в Белом доме надеются, что Россия может быть реальным партнером в ее разрешении. В последние месяцы администрация питала серьезные надежды на то, что российское посредничество может принести результаты. Если это так, то сейчас пришло время представить эти результаты.



Юрий Жигалкин: Эти результаты, кажется, не были представлены, но, судя по всему, Москва рассматривает иранское посредничество, контакты с ХАМАСом, свои энергетические инициативы как доказательство превращения России в значительную международную силу. Вы согласны с этим?



Майкл Макфоул: Если русские потерпят провал в своих иранских усилиях, это станет в глазах европейцев и американцев катастрофическим событием для российской дипломатии. Я думаю, что сейчас наступил момент решительного испытания для Москвы: сможет ли она оправдать свои претензии на значимость и добиться уступок от Ирана? Сегодня роль России в международных делах сравнительно ограничена, я не думаю, что в европейских столицах или Вашингтоне ее воспринимают как глобального игрока. Ее влияние не ощутимо в решении некоторых принципиально важных мировых проблем, но она, без сомнения, влиятельная региональная сила. В ее руках - ключ к стабильности на огромных пространствах, и это без сомнения учитывает Вашингтон.



Юрий Жигалкин: Как вы считаете, можно сказать по результатам этого визита Лаврова, что в своих внешнеполитических инициативах Россия исходит прежде всего из своих собственных национальных интересов, о чем постоянно говорят российские политики и дипломаты?



Майкл Макфоул: Я не думаю, что в таком контексте можно говорить об интересах России. Российская внешняя политика чаще всего отражает интересы отдельных россиян, находящихся у власти, разных групп, окружающих Владимира Путина. Возьмем тот же Иран - может ли ощущать себя Россия в больше безопасности, если в руках Тегерана окажется ядерное оружие? В тоже время влиятельные в Кремле люди делают состояния на строительстве атомной электростанции в Бушере и передаче Ирану ядерных технологий. Словом, очевидно, что российская внешняя политика ведома краткосрочными интересами определенных групп, которые, я опасаюсь, зачастую противоречат долгосрочной безопасности страны.



Александр Гостев: С профессором Стенфордского университета Майклом Макфоулом беседовал корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Юрий Жигалкин.


XS
SM
MD
LG