Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Правда ли, что людям не до смеха? Аркадий Инин, Ирина Полторак, Александр Мельман


Елена Рыковцева: Сегодня одни сплошные поздравления слушательницам Радио Свобода. Во-первых, всем вместе, во-вторых, индивидуально постоянным слушательницам программы «Час прессы», без сообщений которых не обходится ни одна передача - это Алла Павловна, Елена Александровна, Ирина Волкова, Степанова Людмила Ивановна, Лидия Ивановна, слушательница Савельева, женские половины семей Майоровых и Плоткиных, простите, если кого не перечислила. Спасибо, что вы нас слушаете, всего вам самого доброго.


Представляю гостей сегодняшнего «Часа прессы». Давайте договоримся, что с каждого гостя тоже поздравление нашим слушательницам и вообще всем, кого они хотят поздравить. С нами на связи из Одессы Ирина Полторак, бессменный автор программы «Городок». Я специально подчеркиваю, что бессменный, потому что там еще несколько авторов, но они менялись, а Ирина всегда оставалась фундаментом этого творческого коллектива. Ирина, вы на определение «фундамент» не обижаетесь?



Ирина Полторак: Боже сохрани, женщина всегда фундамент.



Елена Рыковцева: Она живет в Одессе, а в Москву приезжает только забрать очередную премию ТЭФИ. Поздравляйте, Ирина, кого хотите.



Ирина Полторак: Я, наверное, поздравлю всех – и мужчин, и женщин. Я очень люблю праздники. А праздников у нас осталось очень мало. Я желаю всем побольше праздников и хорошего настроения.



Елена Рыковцева: Спасибо, Ирина. В качестве комплимента вам, приведу цитату из интервью Геннадия Хазанова, которое он дал «Комсомольской правде» в свой юбилей. Вообще надо сказать, что программа «Городок» - это единственная юмористическая программа, которая, по-моему, никого не раздражает. Хазанов так сказал: «Лично у меня могут быть какие угодно ощущения от телевизионных юмористических программ. Я сейчас не говорю о программе "Городок", которая для меня уникальна по качеству. А вот все остальное - это вопрос, который я даже и обсуждать не хочу». И еще одна цитата из газеты «Труд», из интервью Ильи Олейникова: «За все время существования нашего телевизионного "Городка" я прочитал только одну нелицеприятную рецензию в наш адрес. Некая девушка из молодежной газеты в критическом запале написала, что Олейников постарел, а Стоянов потолстел. Не скрою, было обидно. Хотелось встретить ту девушку и объяснить ей, что все мы стареем и местами толстеем, но к творчеству это никакого отношения не имеет. Тем не менее, критика подействовала: я после той статьи стал заниматься спортом, а Юра начал худеть». Что нет плохих рецензий, это, Ира, ваша заслуга в одну из первых очередей. Поздравляю, вас.



Ирина Полторак: Я лично?! Нет, конечно. Так нельзя сказать. Я страшно скромная.



Елена Рыковцева: Представляю второго гостя нашей программы – это телевизионный обозреватель газеты «Московский комсомолец» Александр Мельман. Поздравляйте теперь вы.



Александр Мельман: Здравствуйте, раз уж Лена позволила мне поздравить всех, кого я хочу, то, конечно, первым делом я хочу поздравить всех слушательниц Радио Свобода. Но так как я расширю эти рамки, то, конечно, поздравлю своих любимых женщин – это маму, жену, дочку и тещу, всех своих девочек в родной редакции. Но я хочу еще поздравить ведущих Радио Свобода, которое я с удовольствием слушаю – мою подругу Аню Качкаеву, Марину Тимашеву и тех, кого я пока еще не знаю Таню Ткачук, Лену Фанайлову, Марину Катыс, Марьяну Торочешникову, госпожу Горелик, Лагунину. Конечно, прежде всего, я хочу поздравить мою любимую хозяйку эфира – это Лену Рыковцеву. Это просто прекрасная женщина.



Елена Рыковцева: Да, ладно, это по блату все.



Александр Мельман: Нет, это не по блату. Я просто ее очень люблю. Для меня это женщина-загадка, которую я никак не могу разгадать. Она для меня такая Маргарита, но я, к сожалению, не ее Мастер. Очень жаль. Леночка, я тебя поздравляю.



Елена Рыковцева: Должна сказать, что на Сашино творчество я не нашла рецензий. Могу сказать только от себя, что все его интервью с женщинами, которые он печатает в «Московском комсомольце» - это такая бесконечная любовь к этим женщинам, что я даже думаю, что они с каким-то подозрением должны к этому относиться. Потому что газета, на самом деле, не самая добрая, зубастая и так далее. Но он так всех безумно любит, что это даже наводит на какие-то мысли…



Александр Мельман: Это правда.



Елена Рыковцева: Наконец, я представляю вам Аркадия Инина, которого на самом деле представлять не надо. Это писатель и сценарист, который преподнес нам сейчас совершенно потрясающий сюрприз. Я этого не знала, и очень жалею, что не знала, потому что я бы подробнее представила сюрприз слушательницам. Оказывается, он только что выпустил книгу, которая называется «Женщина от А до Я». Это юмористическая энциклопедия. Аркадий, с вас поздравления, а потом немножечко о книге расскажите. Потому что я о ней рассказать не могу, потому что только что о ней узнала.



Аркадий Инин: Я поздравляю всех женщин мира.



Александр Мельман: Коротко и ясно.



Аркадий Инин: Да, а чего тут.



Елена Рыковцева: От души хоть?



Аркадий Инин: От всей души. Когда-то я был автором этой самой программы под названием «От всей души», может быть, вы еще помните.



Елена Рыковцева: Да.



Александр Мельман: Которую вела Леонтьева.



Аркадий Инин: Да, которую вела тетя Валя Леонтьева.



Елена Рыковцева: Теперь, по-моему, эта программа называется «Ищу тебя».



Аркадий Инин: Нет, это немножко другая программа, которую вела Валя Леонтьева. Там я от всей души все делал для женщин и сейчас от всей души всех женщин поздравляю. Между прочим, если можно вернуться немножко в прошлое, на эту программу нам приходили целые вагоны писем. Писали, конечно, женщины, которые справедливо были тронуты этой программой. Но запомнилось письмо одного мужчины. Он написал такое письмо в 1978 году: «Дорогая редакция, 10 лет назад от меня ушла моя любимая жена. Вчера после вашей программы «От всей души» моя любимая жена вернулась, будьте вы прокляты!»



Смех в студии



Аркадий Инин: Вот я 28 лет пытаюсь понять – похвалил он нас за эту программу или нет. Но это неважно. От всей души я поздравляю всех женщин мира.



Елена Рыковцева: А что это за книжка? Что значит юмористическая энциклопедия? Смеетесь что ли над женщинами?



Аркадий Инин: Нет, я не смеюсь, я очень люблю женщин, я с юмором о них пишу естественно, потому что об этом предмете без юмора говорить невозможно, всерьез относиться к женщинам очень неверно – с любовью, с нежностью, но не всерьез.



Смех в студии



Елена Рыковцева: Это Ирина Полторак хохочет почему-то.



Аркадий Инин: Это юмористическая энциклопедия «Женщина от А до Я». На любую букву алфавита вы найдете, что-то, связанное с женщиной. Например, А – женщина и автомобиль.



Елена Рыковцева: Давайте, Ирину Полторак попросим заказать букву, на которую бы она хотела послушать, что там в книжке на эту букву написано.



Аркадий Инин: Ну и что. Надо открыть книжку и прочитать.



Елена Рыковцева: Ира, букву назовите, на которую вам интересно.



Ирина Полторак: Буква «У».



Елена Рыковцева: Давайте на «У».



Аркадий Инин: Что значит – давайте. Надо открыть и смотреть, что я помню что ли!



Елена Рыковцева: А, вот так даже.



Аркадий Инин: Есть любая буква, Ира, кроме «Ы», «Ъ» и «Ь».



Елена Рыковцева (читает): «У» – женщина и уборка, женщина и украшения, женщина и ум, и усталость, и усы, и утро.



Ирина Полторак: И усы?!



Аркадий Инин: Да, и усы.



Елена Рыковцева: А что там про усы-то?



Аркадий Инин: А почитайте, что я помню что ли!



Елена Рыковцева: Заинтриговал, одним словом, всех.



Аркадий Инин: Про усы там, наверное, вспоминается старая история про то, как двое мужиков встречаются. Один говорит: «Слушай, если бы не усы, ты просто копия моя теща». А другой говорит: «Подожди, но у меня же нет усов». «Да, но у моей-то тещи есть».



Смех в студии



Аркадий Инин: Это как повод, а вообще-то там большая статья.



Елена Рыковцева: Ладно, поскольку у Инина праздника сегодня нет, то цитата по его поводу…



Аркадий Инин: Как это нет! Почему?!



Елена Рыковцева: Нет у вас праздника. Вы совсем не женщина. Поэтому цитату я приготовила нерадостную. Вот что написал в ваш адрес Даль Орлов. Наверное, вы его помните. Он когда-то вел «Кинопанораму».



Аркадий Инин: Как это я его помню. Он живет подо мной, я его время от времени заливаю в ванной.



Александр Мельман: Может быть, поэтому он и написал.



Елена Рыковцева: (Смеется) А вот может быть. Он, правда, в ряду других персонажей о вас написал. В «Родной газете» это было сказано. Читаю: «Наши первачи заскучали. (Первачи – он, наверное, имел в виду первые лица юмора). Аркадий Арканов сам теперь не острит, а приглашает кого-нибудь из коллег в свою передачу «Вокруг смеха. Нон-стоп». Встретившись там, они не острят уже оба. Друг другу поддакивают, теоретизируют и ностальгируют. Давно не слышно нового Задорнова, Аркадия Инина . Отшумел, кажется, блистательный импровизатор Галкин. Все чаще и Жванецкий в «Дежурном по стране» давит обаянием да игривым похохатыванием вместо только ему дарованным парадоксальным ходом мысли и чувством сверхметкого слова».


Вы соглашаетесь, что о вас давно не слышно?



Аркадий Инин: Да, я залью его просто и все! О чем разговор!



Смех в студии



Аркадий Инин: Откуда я знаю, может быть, слышно, а может быть не слышно.



Елена Рыковцева: Зато вы книжки пишите, как выясняется, и капустник делаете. На эту программу чуть было не не пришли из-за того, что монтировали свой знаменитый капустник. А почему его по телевизору не покажут?



Аркадий Инин: Надеюсь, покажут. Для «Ники» мы делаем капустник. 17 числа будет «Ника».



Александр Мельман: Там всегда показывают, конечно.



Аркадий Инин: 17 марта наша замечательная «Ника». Хочется верить, что наш капустник повеселит «Нику».



Елена Рыковцева: Давайте я теперь доскажу статью вашего соседа Даля Орлова. Он начинает ее так: «Стало не до смеха. Вам не кажется? В офисах, на улицах, даже в застольях, кажется, перестали шутить. Ни улыбок, ни подначек, ни розыгрышей. Все сосредоточены и озабочены. На осмелившегося пошутить, смотрят с подозрением – не подлянка ли? Только телевидение не сдается. Веселье хлещет с экрана на всех каналах, особенно на Первом и Втором». Дальше он говорит все, что думает по поводу аншлагов и петросянов, дальше выражает горечь, что «первачи» затихли, это я уже читала, а заканчивает с чего и начал: «Какова же мораль сей нашей басни? А нет морали. Только констатация: видно, действительно сейчас не до смеха».


И вот мы спрашиваем вас сегодня, уважаемые слушатели - правда ли, что вам совсем уж не до смеха?


Ира, хочу спросить вас. Как вы думаете, есть ли разница восприятия юмора у мужчин и женщин? Они по-разному на это дело реагируют?



Ирина Полторак: Вы знаете, Лена, я никогда над этим не задумывалась, честно говоря.



Елена Рыковцева: Догадываюсь, что вы не задумывались, еще не хватало сидеть над этим и думать.



Ирина Полторак: Мне это даже в голову не приходило. Возможно, мужчины и женщины смеются над разным: мужчины над женщинами, а женщины над мужчинами.



Елена Рыковцева: Аркадий, а что вы думаете?



Аркадий Инин: Берете книгу, открываете на букву «Ю» и читаете – женщина и юмор, пожалуйста.



Елена Рыковцева: Я же не знала про книгу, я бы подготовилась лучше.



Аркадий Инин: 724 страницы.



Елена Рыковцева: Ладно, не буду я сейчас читать. Перескажите. Пока найду, буду шуршать страницами.



Аркадий Инин: Все не помню, но суть в следующем. Когда-то, много лет назад (лет 30, наверное), в старом КВН, где я был тоже довольно активным участником, играло много-много команд из республик советских, а Грузия не играла. Я приехал в Грузию и спрашиваю моего приятеля грузинского – а почему вы не играете? Он говорит: «Понимаешь, дорогой, мы пробовали играть в Тбилиси. Играла команда, по-моему, Политехнического института и Медицинского. Понимаешь, одна команда пошутит, а другая обижается». По-моему, с женщиной та же ситуация. С ней надо быть очень острожным. Ты шутишь, а она обижается. Женщина всегда настроена не на то, чтобы посмеяться, но она всегда боится, что мужчина смеется над ней. В ней живет такое ощущение, мне кажется. Поэтому у женщины (Ира Полторак, это к тебе не относится) с юмором сложные отношения. Подробнее читайте книгу «Женщина от А до Я».



Елена Рыковцева: Я все время по поводу Иры Полторак думаю.



Аркадий Инин: Что это ты все про Полторак думаешь.



Елена Рыковцева: Она не женщина – она настоящий пахан. Потому что все мужчины-юмористы…



Аркадий Инин: Поздравила!



Елена Рыковцева: Ира, вы не обижайтесь. Вас безумно уважают мужчины-юмористы.



Ирина Полторак: (Смеется) Насчет того, что я не женщина, поговорим отдельно.



Аркадий Инин: Ира, спокойно. Я это опровергаю.



Смех в студии



Ирина Полторак: А что касается того, что у женщин и у мужчин разное чувство юмора я с Аркадием согласна. Просто я живу в Одессе. У нас тут все-таки особая ситуация. Я привыкла к тому, что чувство юмора – это, как зубы, оно в определенном возрасте появляется.



Елена Рыковцева: А потом болеть начинает.



Ирина Полторак: Бывает болеет, а бывает – выпадает. В других городах, наверное, ситуация другая. Я постепенно, к счастью, прихожу к выводу, что Одесса – город какой-то отдельный.



Аркадий Инин: Это правда. Я к вам собираюсь, как всегда, на 1 апреля на юморину. Надеюсь - встретимся.



Елена Рыковцева: Прочитаю сообщения, которые приходят от слушателей: «При Брежневе было смешнее, но при Путине тоже смешно, когда он рассказывает, как ковыряет в носу», - так пишет Юрий. А когда он что-то ковырял?



Александр Мельман: Говорил, говорил.



Елена Рыковцева: По поводу Украины что-то?



Аркадий Инин: Нет, нет.



Елена Рыковцева: А, это цена на газ, «мы ее не из носа выковыряли».


«Большинство народу сейчас не до смеха. Смех нужен власти и денег имущим, чтобы для народа была разрядка и добродушно терпел их наглость. А нам не надо смеяться, нам надо их ненавидеть». Александр, какая интересная теория, что властям нужен смех, чтобы народ отвлечь.



Александр Мельман: Обычная теория. Об этом уже говорят давно.



Аркадий Инин: Выпуск пара из котла – это известное дело.



Александр Мельман: Причем, чем глупее – тем лучше.



Елена Рыковцева: «Инин! Конечно, не до смеха. Хотела купить вашу книгу, но цена запредельная – 288 рублей. Очень весело», - пишет слушатель.



Аркадий Инин: Да, книжка дорогая.



Елена Рыковцева: «Здравствуйте, по поводу смеха мое замечание. Страшнее нет одиночества, чем одиночество в толпе, когда безумно всем хохочется, а плакать хочется тебе», - вот так Людмила нам написала.


Александр, ваше слово по поводу чувства юмора у мужчин и женщин, сначала – восприятия.



Александр Мельман: По поводу мужчин и женщин я скажу.


Но, во-первых, я хочу еще поздравить Иру Полторак, которую я не знаю, но с удовольствием ее поздравляю.


По поводу мужчин и женщин, я не согласен с профессиональными юмористами. Потому что, мне кажется, глупее существа, с точки зрения, чем мужчина нет.



Елена Рыковцева: С точки зрения восприятия?



Александр Мельман: Восприятия юмора – да. Я просто видел и слышал. Мы были на концерте Шифрина. Не очень было смешно. Зал реагировал так вяловато. Но сзади сидел такой здоровый мужик. Он один хохотал на весь зал так, что над ним буквально все смеялись. Это единственное, что было смешное.



Елена Рыковцева: Может это подсадной?



Александр Мельман: Не знаю, может быть, но он сидел достаточно далеко. Когда смотришь на все эти гы-гы-гы по телевизору, там, в основном, с глупым видом выступают мужчины, а женщины в этом отношении, мне кажется, более тонкие существа. Они чувствуют и понимают настоящий юмор. Если вы видите программу Жванецкого, то женщины в программе Жванецкого, это прекрасные женщины, которые улавливают этот глубокий юмор Михаила Михайловича. По поводу нашей темы мы еще поговорим.



Елена Рыковцева: А тема – до смеха ли вам сегодня.



Аркадий Инин: Какая неожиданная тема.



Елена Рыковцева: Ничего, какая есть.



Аркадий Инин: Вроде бы у нас сегодня 8 марта – праздник. Девчонок поздравляем. При чем здесь смех.



Елена Рыковцева: Мы не можем всю программу поздравлять. Сколько же можно? Надоест.



Аркадий Инин: Почему? Я готов всю программу поздравлять женщин.



Елена Рыковцева: Правда?



Аркадий Инин: Да.



Александр Мельман: Я бы всю программу Рыковцеву поздравлял.



Смех в студии



Елена Рыковцева: Ну не надо. Слушайте, вот Полторак хохочет и правильно делает. Так, переходим к следующему вопросу. Чувство юмора у мужчин и женщин само по себе отличается? Вы шутите также как Полторак или по-другому, Аркадий?



Ирина Полторак смеется



Аркадий Инин: Полторак даже смешно. Нет, я шучу не так, как Полторак, иначе был бы или Полторак, или Инин.



Александр Мельман: Ни два и ни Полторак.



Смех в студии



Аркадий Инин: Нет, я шучу по-другому. Читайте книжку «Женщина от А до Я».



Александр Мельман: Смотрите капустники.



Елена Рыковцева: Прочитаем и узнаем, как вы шутите. Ира, как вы ухитряетесь в Одессе подстраиваться под чувство юмора россиян? Вы пишете программу, которая выходит на канале «Россия», люди смеются, и никто даже не догадывается, что вы эти реалии каким-то образом оттуда вычленяете российские. Как вам это удается?



Ирина Полторак: Внутренний цензор, к которому привык любой советский человек, как-то перестроился и работает в основном на Москву. А потом это в основном заслуга Стоянова. Он это очень хорошо чувствует. Мы за 10 лет, которые вместе, тоже научились как-то (как это теперь говорит интеллигенция) фильтровать базар.



Елена Рыковцева: Понятно.



Аркадий Инин: Что Стоянов, что Олейников они все одесситы, кишиневцы – одна мафия.



Ирина Полторак: Юра очень рано уехал.



Аркадий Инин: Что значит уехал?! Я тоже уехал 40 лет назад из Харькова, но я все равно харьковчанин.



Ирина Полторак: Он такой, знаете, внутренний эмигрант. Он уехал, еще не уехав. Он очень неодесский. Совсем другой человек.



Аркадий Инин: Зачем оправдываться. Это прекрасно – если он одесский.



Ирина Полторак: Нет, он не хочет.



Елена Рыковцева: Ира, только что на канале «Россия» прошла программа «Аншлаг» - портрет Елены Воробей. Вы, знаете, я, правда… Вот Саша любит Регину Дубовицкую.



Александр Мельман: Да, полюбил при личной встрече.



Елена Рыковцева: Да, вот он такой – берет интервью и… Я уже представляю это интервью.



Александр Мельман: Такая жизнь.



Аркадий Инин: Вынужден сказать. Сколько лет знаю Регину, еще больше, чем тебя…



Елена Рыковцева: И столько любите?



Аркадий Инин: И люблю по-прежнему.



Александр Мельман: Ничего ты не понимаешь.



Елена Рыковцева: Нет, может быть, я чего-то не понимаю. Не будем сейчас об этом, в конце концов, сегодня 8 марта. Так вот я не о Регине, которая вела эту программу, а о ее героине Елене Воробей, которая мне безумно понравилась. Человек душевный, простой, искренний и так далее. И вот она рассказывала тяжелейшую историю своего успеха. Еще 3 года назад она вынуждена была в залог отдавать свой мобильный телефон, чтобы доехать до Санкт-Петербурга. А сейчас более или менее выкрутилась, поднялась. Она рассказала, что Винокур, когда она приехала в Москву, говорил, что самое главное - ваше утро должно начинаться с погони за автором. Проснулась в 6 утра – звони автору, обхаживай его и так далее и так далее.


Ира, вы чувствуете, что, действительно, настолько от вас зависят исполнители? Кто от кого больше зависит автор или исполнитель? Кто главнее – вы или Стоянов?



Ирина Полторак: Стоянов.



Елена Рыковцева: Вот так все-таки.



Александр Мельман: А Стоянов скажет, что Ира, я уверен.



Аркадий Инин: Естественно.



Ирина Полторак: Нет, нет, Стоянов. Во-первых, мы появились там через 3 года после того, как появилась передача. Всю передачу придумали они, придумали ее очень удачно, раз она держится и не рассыпалась за столько лет. Потом уже стиль ее сложился, рубрики сложились. Мы вошли в открытую дверь. Мы не строили стенки, кирпичи не возили. Мы вошли в открытую дверь построенного дома. Другое дело, что, может быть, мы там обжились, поменяли обстановку, сделали новую дырку для трубы. Но дом уже был. Дом – это его заслуга.



Елена Рыковцева: Елена из Твери к нам присоединяться. Здравствуйте, Елена, говорите, пожалуйста.



Слушатель: Здравствуйте, спасибо, что вы юмористов пригласили. Они нам необходимы всегда, в любое время. Чем тяжелее жизнь, тем необходимее юмор. По-моему, это мой ответ на ваш вопрос.


А по поводу высказываний Инина, что женщины боятся насмешки, когда что-то там юморят над ними, я считаю, что это не женское качество. Это присуще совку и мужского и женского пола, но не свободной женщине. Поэтому, я думаю, что тут немножко он не прав.



Елена Рыковцева: Слушатель Рябов напоминает нам Козьму Пруткова: «Не шутите с женщинами, ибо шутки это глупы и неприличны».


«Не до смеха. Не хватает на лекарства, медицина платная», - пишут Смирновы.


«Скупают соль. Смешно – неужели всем не хватит?» - Добрый пишет.


«Последним смеется тот, кто смеется над чекистом. С уважением Леонид Григорьевич».


Владимир из Московской области, здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Во-первых, поздравляю всех женщин – работниц Радио Свобода с праздников, и всех остальных женщин.


По поводу вашего вопроса мне бы хотелось отметить такую ситуацию. В годы СССР, когда у нас было мало телевизионных каналов, юмор у нас существовал очень хороший, самих юмористических передач у нас было гораздо меньше. Они были раз в месяц – «Вокруг смеха». Периодичность их выхода была довольно растянута во времени. А вот сейчас получается, что одни и те же люди, с повторами все время мелькают на экране. Как бы ценность этого юмора принижена. Получается, что шутка, повторенная дважды, да уже сто раз повторенная, со всех экранов. Мне жалко тех людей, кто этим занимается. Почему? Хотя юмор у нас и остается в качественном состоянии, но он принижается, он в постоянном употреблении. Вот такое мое мнение.



Елена Рыковцева: Владимир, спасибо. К вашему мнению добавлю еще цитату из Геннадия Хазанова. Тогда уже наши гости обсудят все, что вы сказали, что Хазанов сказал: «Посмотрите, сейчас ВЦИОМ сделал опрос, кому бы дали ТЭФИ по номинации "развлекательная программа", если бы академиком было население? Первая премия - "Кривое зеркало", вторая - "Аншлаг" и третья - "Смехопанорама". Вот - реальность! И это значит, что у этого качества юмора огромное количество потребителей. Разве мы можем лишить их этого продукта? Даже указами, силовыми методами - это же неправильно! Разве они от этого захотят воспринимать что-то другое? Нет, не захотят! Пусть будет много всего разного. Надо дать возможность человеку, сообразуясь с его культурой, с его возможностями интеллектуальными, выбирать».



Аркадий Инин: Я только скажу, может быть, вам интересно, что «Вокруг смеха» тоже придумал я вместе с Виктором Веселовским.



Елена Рыковцева: Конечно, интересно.



Александр Мельман: За это большое спасибо.



Елена Рыковцева: Думаю, что и от наших слушателей. Александр, а теперь давайте комментируйте, про смех на телевидении. Это ваша тема.



Александр Мельман: Здесь Геннадий Викторович не то что лукавит, а меняется со временем. Потому что, когда он ушел из этого жанра с таким гневом, что все – юмор кончился, я ухожу, мне не хочется выступать в этом противном «Аншлаге», потому что там шутят только ниже пояса, а мне это гы-гы надоело. Он ушел в театр. Он возглавил Театр Эстрады. Все это было прекрасно. Тем не менее, недавно, некоторое время назад, он не выдержал и согласился вести на НТВ программу под названием «Хазанов против НТВ». В общем, многие люди, которые с уважением относятся к Геннадию Викторовичу, как-то восприняли это очень странно. Потому что господин Хазанов стал играть по правилам того же самого «Аншлага». Были примерно те же шуточки, и ничего нового он не внес. Поэтому теперь он, наверное, более толерантен к своим бывшим (может быть, он считает их бывшими) коллегам, и говорит, что пусть будет все. Я, кстати, с этим абсолютно согласен. А вот по поводу качества, Геннадий Викторович как-то не выдержал, сорвался. Может быть, простите, заработал какие-то определенные деньги, может быть, они ему были нужны, но немножко потерял в репутации, с моей точки зрения.



Елена Рыковцева: Ира, как вам удается все-таки это качество держать? Говорят, что вот «Городок» качественная программа, а остальные….



Ирина Полторак: Наверное, как-то (обрыв связи)…



Елена Рыковцева: Плохо пока у нас со связью с Одессой. По случаю праздника, наверное, одесские телефонисты загуляли. Могло и такое случиться. Прочитаю пока пейджерные сообщения.


«Обилие юмора на телевидении – это социальный заказ олигархов, которые постоянно грабят народ», - пишет Георгий Георгиевич. Что скажете, Аркадий?



Аркадий Инин: (Смеется) Очень смешно – социальный заказ олигархов. У них другие проблемы.



Елена Рыковцева: Был же социальный заказ власти, а вы не смеялись.



Аркадий Инин: Да ну перестаньте. Больше олигархам делать нечего эти глупости заказывать. Просто смешно.



Елена Рыковцева: «Чувство юмора не имеет пола. Оно помогает выжить россиянам в эти трудные дни. С праздником!», - пишет Валентина из Москвы.


«Уважаемый Аркадий! Кто сегодня пишет диалоги для Хрюна и Степана, которые печатаются в «Новой газете». Вот это настоящий юмор. Последний диалог читала по телефону знакомым. Была такая ржачка!», - Ирина пишет.



Аркадий Инин: КВНщики



Александр Мельман: Это пишут КВНщики. Качество у них очень высокое, хотя известно, что, скажем, тот же Жванецкий на них все время наезжает периодически, когда его приглашают на ТЭФИ. Он выступал с такой традиционной речью, говорил, что все портит КВН. Потом его перестали приглашать. Тем не менее, КВНшики тоже бывают разные. Те, кто пишут для Хрюна и Степана, которых сейчас нет в телевизоре, но есть в «Новой газете» - это, по-моему, очень высокое качество юмора. Я здесь согласен. Я тоже готов смеяться над этим.



Елена Рыковцева: Группа авторов не изменилась? Значит, по-прежнему ими руководит Владимир Неклюдов?



Александр Мельман: Да.



Елена Рыковцева: Помню очень хорошо, что они писали как тогда, так и сейчас в «Новой газете», потому что особенно с этим юмором деваться некуда. Михаил Задорнов очень жалуется на цензуру на телевидении в смысле юмора. А вы что скажете, Аркадий?



Аркадий Инин: Я не знаю. Я не работаю на телевидении.



Елена Рыковцева: У вас были какие-то проблемы? Вы не работаете, но бывает, появляетесь? Или совсем не появляетесь? Вы не знаете эту историю?



Аркадий Инин: Я не знаю. Миша активно работает, его, наверное, цензурируют. У него есть основания жаловаться. У меня нет сомнений, что цензура существует. Но я не работаю, и на себе это не испытываю.



Александр Мельман: Мне кажется, что Михаил Задорнов слишком активно работает. Здесь тоже количество в качество не переходит, а наоборот. Я знаю, что некоторые его товарищи и мои знакомые, когда видят его на REN -ТВ, то тут же переключают, потому что тоже нужно меру какую-то знать. Вот и все. Задорнов, мне кажется, немножко кокетничает по поводу цензуры в его конкретном юморе. Это мое такое предположение.



Елена Рыковцева: Связь с Одессой наладилась. Ира, мы слушаем вас, продолжаете.



Ирина Полторак: Я уже забыла, что спросили.



Елена Рыковцева: А что мы, действительно, спросили?



Аркадий Инин: Я молчу, а то опять скажут, что я



Смех в студии



Елена Рыковцева: А, Ира, я вспомнила. Как вам удается эту грань все-таки не переступать между пошлостью и не пошлостью?



Ирина Полторак: Этот вопрос я воспринимаю, как исключительно комплимент в день 8 марта. Потому что сейчас на такой вопрос очень сложно ответить. Как я должна сказать? Да, вот мы, знаете ли, до такой степени интеллектуально аристократичные или аристократично интеллектуальные, что сказать больше нечего, большое спасибо, привет!



Александр Мельман: А можно я скажу?



Елена Рыковцева: Тогда Александр Мельман за вас скажет, как вам это удается. Не хотите – не надо.



Александр Мельман: Мне кажется, то что пишет Ира и то, что играют Стоянов и Олейников, они очень чувствуют то, что находится в воздухе сейчас, чувствуют современность. При этом правильно Ира сказала, что корни-то идут с совка, с Советского Союза. Здесь сочетание вот этого, может быть, советского менталитета, который во всех нас сидит, и вот этого сегодняшнего ощущения, этих флюидов, которые чувствуют Ира и эти артисты. Мне так кажется, в этом и прелесть того, что они делают.



Елена Рыковцева: Слушатель пишет, и не один: «Правда, что не до смеха». Почему так думают люди, Аркадий?



Аркадий Инин: Потрясающе. Что ты у меня спрашиваешь? Ты у них спроси.



Елена Рыковцева: Он же на пейджер написал. Я не могу обменяться впечатлениями.



Аркадий Инин: Почему он говорит, что ему не до смеха? Откуда я знаю? Может быть, девушка его обманула и ушла от него, а, может быть, съел чего-нибудь. Откуда я знаю, почему ему не до смеха. Мне вполне до смеха.



Александр Мельман: На самом деле, мир выжил, потому что смеялся. Я думаю, что это правда. Есть еще такое – смех сквозь слезы. Можно смеяться и своим врагам в глаза, как угодно. Смех – это лучшее лекарство в этой конкретно сегодняшней жизни, например. Я думаю, что стоит читать побольше Инина и слушать его. Вы будете смеяться, это будет нормально.



Аркадий Инин: Так, теперь пошли комплименты Инину.



Александр Мельман: Это правда.



Аркадий Инин: Сегодня же 8 марта, а не 23 февраля.



Александр Мельман: Аркадий, все нормально. Я говорю то, что думаю.



Аркадий Инин: Вспомнили сегодня «Вокруг смеха». Сашу Иванова я вспомнил, нашего дорогого Сан Саныча. Когда его 23 февраля поздравляли как воина, он говорил: «Нет, меня как воина не надо поздравлять. В случае любого вооруженного конфликта – мое место в плену».



Смех в студии



Аркадий Инин: Это формула. Извините, отвлекся на мужской праздник – такой шовинизм.



Елена Рыковцева: Ира, мы тут обсуждали, кто пишет диалоги для Хрюна и Степана. Я правильно понимаю, что это ваши же коллеги по программе «Городок»?



Ирина Полторак: Да, да, конечно.



Александр Мельман: КВНщики же.



Аркадий Инин: Вышли из КВН, как из шинели.



Ирина Полторак: Да, пишут одни и те же. Есть же два «Городка» - один большой, один маленький. На маленький мы всех скомпоновали, потому что просто не выдюжить. Нет возможности. Невозможно столько калякать. Стоянов просто очень взыскательный человек. Он всегда снимал так штучно. Он никогда не снимал, как теперь снимают, технологично. Снять 10 передач, а потом перетасовать. В этом нет ничего плохого, но он так снимать не может. Он как актер этого не чувствует. Он должен снимать каждую отдельно, зная, о чем она, что она. Конечно, в таком темпе он не может снимать 5 передач в месяц. Это исключается.



Александр Мельман: За этого стоит Стоянова уважать.



Ирина Полторак: Так мы его не только за это уважаем.



Аркадий Инин: Стоянова надо еще уважать и любить. Потрясающе играет на гитаре.



Александр Мельман: А женщин как он играет!



Аркадий Инин: Что он вытворяет с гитарой, я такого вообще не видел, извините!



Ирина Полторак: Да, он здорово это делает.



Аркадий Инин: Просто фантастически!



Ирина Полторак: Он даже за спиной как-то ухитряется играть.



Аркадий Инин: За спиной располагает как-то гитару и играет при этом грандиозно. Это не цирковые фокусы, а настоящая музыка



Елена Рыковцева: Обычно в таких случаях телевизионные ведущие грустно говорят: если программу закроют, будет чем заняться – я на гитаре играю, а я на пианино…



Александр Мельман: Он артист, он хороший артист!



Аркадий Инин: Да, артист замечательный!



Елена Рыковцева: Пишет нам слушательница Фаина Петровна: «Я живу в Краснозаменске в военном городе в 40 километрах от Москвы. Смех – это здоровье, это полезно. Но порой бывает просто не до смеха. Вот я вижу Галкина Максима. Мне не то, что не до смеха, я прошу, чтобы его наказали. Вы же там поближе. Скажите ему, чтобы он прекратил. Каждый второй может пародировать, и он не талант. Не надо пародировать Киркорова, особенно когда они поют с Машей Распутиной. Кроме приятного, ничего нет».



Александр Мельман: К сожалению, Фаина Петровна не очень понимает тот юмор, который доносит до нее Галкин. Это ее, может быть, проблема, не знаю. Очень, видно, любит Киркорова.



Елена Рыковцева: Кстати, один сотрудник вашей газеты тоже любит Киркорова.



Александр Мельман: Гаспарян, да, очень любит.



Аркадий Инин: Каждый имеет право на любовь, в чем дело, я не понимаю.



Елена Рыковцева: Да.



Александр Мельман: Это любовь!



Елена Рыковцева: 8 марта.



Аркадий Инин: Все смешала.



Смех в студии



Елена Рыковцева: «Требую, чтобы интеллигентные хамы прекратили называть нашу родину совком. Жизнь в СССР была в миллион раз лучше и порядочнее», - пишет Дмитрий. Я не знаю, кого имеет в виду Дмитрий. У меня в руках статья из журнала «Итоги», которую написал наш сегодняшний гость Аркадий Инин. Вот что он написал: «Рональд Рейган справедливо назвал СССР империей зла. И сегодняшняя наша действительность - тоже империя зла. А далее, согласно народной мудрости, надо выбирать из двух зол меньшее. Многие из моих друзей и коллег считают меньшим злом сегодняшнее настоящее. А я выбираю советское прошлое».



Аркадий Инин: Да, подтверждаю.



Елена Рыковцева: А почему? Вот и Ира говорит – да.



Аркадий Инин: Потому что выбор из двух зол. Советский Союз – это было ужасно: дефицит, отсутствие свободы слова, цензура, железный занавес. Ужасно? Ужасно. Сегодня – есть свобода, есть все. Но сегодня нищета, дичайшее расслоение на богатых и бедных, беспризорные дети на улицах, бомжи, абсолютная потеря уважения к стране и так далее. Значит, и это зло. Одни считают, что все-таки сегодня лучше, чем свобода и так далее. Я же полагаю, что советское наше прошлое было меньшим злом, чем сегодняшнее, признавая, что это тоже зло. Вот и все. Но я всей душой с тем прошлым. Извините, я понимаю, что на Радио Свобода это звучит крайне нелепо.



Елена Рыковцева: Да ладно вам.



Аркадий Инин: Но это так.



Елена Рыковцева: Ира, а вы что-то там поддакивали?



Ирина Полторак: Я слезы утираю. Абсолютно с Аркадием согласна. Дело даже в этом. Я понимаю, что сейчас очень легко сказать – ну ясно, конечно.



Аркадий Инин: Прости, Ирочка, но даже то, что мы сейчас с тобой в разных странах находимся…



Ирина Полторак: Это ужасно!



Аркадий Инин: Это уже ужасно.



Ирина Полторак: Как это можно осознать?



Аркадий Инин: Как это можно осознать, понять?



Александр Мельман: Сейчас мы все здесь будем ностальгировать с удовольствием. Я тоже присоединяюсь, я тоже очень сильно ностальгирую. В данном случае, с точки зрения, юмора, действительно, по той программе «Вокруг смеха», которую придумал Аркадий Яковлевич, прекрасной программе, и даже по тому «Кабачку 13 стульев», который, может быть, был не такой смешной, но в начале…



Ирина Полторак: Тоже был не ниже плинтуса.



Александр Мельман: Да, да, да. По сравнению с тем, что сейчас. Тоже можно ностальгировать. Да, с этим я согласен, опять же с точки зрения юмора. Но давайте опять туда назад в СССР, представим, что мы сейчас там окажемся. Мы же сейчас заплачем все. Надо же тоже понимать эту разницу.



Аркадий Инин: Это тебе кажется.



Александр Мельман: Нет, не кажется.



Аркадий Инин: Я был бы счастлив, говорю на Радио Свобода, еще раз извините меня Свобода. Я был бы счастлив заснуть и проснуться во время застоя Брежнева.



Александр Мельман: Конечно, на недельку. Там побыть недельку и на машине времени обратно сюда.



Аркадий Инин: Нет, нет.



Александр Мельман: Да, да.



Аркадий Инин: Мне кажется, что эту дискуссию надо завершить красиво.



Елена Рыковцева: Звонком слушателя.



Аркадий Инин: Нет, нет, верноподданнически, но очень точно. Наш любимый президент, Владимир Владимирович Путин, сказал, по-моему, совершенно верно: «Тот, кто не тоскует по Советскому Союзу, тот просто не имеет сердца, а тот, кто считает, что Советский Союз можно вернуть, тот не имеет ума».



Александр Мельман: Какой же у нас мудрый президент.



Аркадий Инин: По-моему, это очень правильно.



Елена Рыковцева: Сейчас мы еще раз все заплачем. Давайте Александра из Москвы послушаем, здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте, я хочу поздравить, прежде всего, женщин – Ирину и Леночку и всех женщин свободных (женщин на Свободе). Ясно?



Ирина Полторак смеется



Слушатель: И свободных женщин на Востоке тоже с этим самым таким веселым праздником, а для женщин не самым веселым, потому что ей надо крутиться, вертеться, мужиков как-то…



Елена Рыковцева: Обойдутся.



Ирина Полторак: Логично.



Слушатель: Правильно, замечательно. Пусть сами хотя бы один раз в году себе котлеты пожарили. Можно я скажу по поводу смеха? Во-первых, я бы хотел, чтобы право человека на юмор и на смех было закреплено не только в нашей Конституции, но и в международной декларации прав человека. Это самое главное право. Почему в Конституции США может быть право на счастье? А у нас будет право на смех. Тогда бы мы, когда президент пришел президентствовать и решил, что шутить может только он, куклу он выкинул, Шенедровича он выкинул, смеяться над ним нельзя, а он смеяться над всеми может. Это был бы антиконституционный шаг, антидемократический шаг.



Елена Рыковцева: И причем смеяться можно только над его руками. Он в программе у Глеба Павловского «Реальная политика» только руки свои разрешил оставить.



Слушатель: Совершенно верно. И заниматься всякими штучками, которые он каждый раз что-то там выбрасывает, надсмеиваясь над всеми – нет. Нам тоже надо иметь право и рисовать карикатуры на нашего президента.



Елена Рыковцева: По-моему, вы здорово сказали. Комментарии будут какие-то?



Аркадий Инин: По-моему, карикатурных произведений на президента полно. Я лично видел карикатуры. А потом, конечно, надо смеяться над всеми…



Елена Рыковцева: Да, ладно цензура же есть на телевидении.



Аркадий Инин: …Кроме пророка Мухаммеда.



Елена Рыковцева: Вы, Аркадий, с этим не сталкивались, с цензурой на телевидении. А те, кто с ними работает, например, Михаил Задорнов, как я уже говорила, регулярно в «МК» жалуется, что его «режут», «стригут» и так далее.



Аркадий Инин: Наверное, не сомневаюсь.



Елена Рыковцева: Ира, а у вас на Украине посвободнее стало с этим?



Аркадий Инин: Там абсолютная свобода! Там счастье и рай на земле.



Елена Рыковцева: Там рая нет. Но вдруг там с цензурой не так плохо, как в России? Ира, вы скажите.



Ирина Полторак: Сейчас свобода от всего – от толка, от смысла, от мозгов, от перспектив совершенно полная свобода. В этом плане здесь все нормально.



Елена Рыковцева: А шутить по этому поводу можно?



Ирина Полторак: Пожалуйста.



Елена Рыковцева: Хоть что-то. То есть вам не нужно закреплять законодательное право на шутки?



Ирина Полторак: Это не та свобода.



Аркадий Инин: Лена, чиновники там такие напуганные, что…



Елена Рыковцева: Ира, но хоть какая-то.



Ирина Полторак: Не то слово!



Аркадий Инин: По части юмора тоже, о чем вы говорите!



Ирина Полторак: Это не то слово! Трясущиеся, с жуткими глазами, квадратными.



Аркадий Инин: Абсолютно. Я вам скажу простую вещь. Завтра мы должны были ехать на международный кинофестиваль в город Николаев на Украину – страны СНГ и так далее. За два дня до этого пришло такое на правительственном бланке письмо, где было написано, что в связи со сложной общественно-политической обстановкой на Украине (сейчас там 26 числа выборы), мы не можем проводить фестиваль с участием иностранных гостей. Имеется в виду Россия.



Смех в студии



Аркадий Инин: Это письмо у нас есть. Мы можем его показать. Сейчас головная боль у организаторов – десятки билетов отменять, машины, фильмы уже отправлены в Николаев и так далее и так далее.



Александр Мельман: Я согласен с нашим слушателем Александром.



Елена Рыковцева: То, что надо законодательно закреплять?



Александр Мельман: Нет, то, что законодательно закреплять – нет. Это свободное такое дело. Если закрепят, то потом будут ходить с автоматами и говорить – почему не смеешься? Это тоже есть в нашей стране.



Смех в студии



Аркадий Инин: Конечно.



Александр Мельман: Но я хочу сказать, что, действительно, в закрытой системе, в закрытом обществе юмор играет очень важную роль. Он раздевает. То наше политбюро, к которому стремится Аркадий Яковлевич, чтобы был застой…



Елена Рыковцева: Влиться в его ряды



Александр Мельман: Там, что называлось юмором, они больше всего боялись, эти люди, именно настоящего юмора. А сейчас по поводу Путина. Может быть, он правильно сказал, потому что Шендерович «Крошка Цахес» это было полное раздевание Владимира Владимировича.



Елена Рыковцева: Которое известно чем закончилось.



Александр Мельман: Он обиделся, да. Потому что сказать – а король-то голый! – в закрытом обществе, сразу система вертикали вся рушится.



Елена Рыковцева: Сергей из Москвы, здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте господа и милые дамы. Я поздравляю милых женщин с праздником – с началом весны. Дай бог, чтобы у вас было здоровье замечательное, чтобы вы всегда были красивые, радостные, любящие.


Было высказывание про совок. Известна же такая вещь, что в любом обществе 96 процента людей едут на тех 4 процентах, которые, действительно, двигают и науку, и общество, и мораль, и развитие. А остальные 96 просто тихо и спокойно садятся на шею и едут. Так вот для этих 96, то бишь говоря для быдла, действительно, Советский Союз был замечательным. Но надо не забывать, что мы все – и разработку, и науку – воровали с Запада. Я сам инженер, сам работал в оборонке, поэтому все прекрасно это знаю.



Елена Рыковцева: Спасибо, Сергей. Ваше мнение понятно, только давайте, чтобы одни проценты на другие проценты не обзывались быдлом.



Александр Мельман: Помните как на Майадне: мы не быдло, мы не козлы.



Аркадий Инин: Во-первых, я принадлежу к этим 96 процентам



Ирина Полторак: Как представитель быдла?



Смех в студии



Аркадий Инин: Да, как представитель быдла. Во-вторых, я тоже был инженером. Я когда-то тоже занимался общественно полезным трудом, а не сидел тут на радиостанции Свобода, и как-то ничего не воровал в своих разработках из-за границы. А, в-третьих, тут беда. Мне позвонила в эфир (забыл выключить телефон мобильный, он зазвонил) жена, которая проснулась, а я ее еще не поздравил с 8 марта.



Елена Рыковцева: Вот это да!!! Вот не слушает Радио Свобода.



Аркадий Инин: Не слушает, конечно.



Александр Мельман : Пошлите ей СМС.



Аркадий Инин : Я же быдло, я не умею ни SMS открывать, ничего.



Смех в студии



Елена Рыковцева: Читаю слушателя из Санкт-Петербурга Георгия: «Смех – это судорожные спазмы глотательных мышц и мышц живота. Это полезно всегда».


«А чего смеяться, когда льется везде кровь, нападают, как звери, друг на друга. Милиция и армия гробят молодежь. Только олигархи смеются в театре», - пишет бабушка Татьяна.


«Самое охальное было время. Народ был весь веселым в труде, учебе, спорте и культуре. А уж какие веселые, юморные были застолья! Только не насмешите нас, что тогда мы были молодыми. С нами теперь наши бабушки и прабабушки», - пишет слушательница Степанова.


«Единственное, что прозвучало смешного в вашей передаче – это ностальгия по идиотскому советскому прошлому», - Александр. Так мы порадовали слушателя.



Смех в студии



Александр Мельман: Прекрасно.



Елена Рыковцева: «Ваш Путин никого не обманет своими лживыми софизмами. Ни сердца, ни головы у него нет», - Константин пишет.


«Мне больше по душе Шендерович-сатирик. А юмористы – доходяги, кто себя не любит», - так Дима считает.



Аркадий Инин: И это правильно.



Елена Рыковцева: «1 апреля в Одессу поедут доярки, воспитатели, учителя, трактористы и прачки вот по-доброму весело. На Радио Свобода у них будут брать интервью, а все мастера искусств должны быть голодными». Ира, вот так слушательница Степанова представляет Юморину, я не понимаю?



Ирина Полторак: Я тоже пытаюсь понять. Доярки. Это что-то очень советское. Здравствуй с Мавзолея, Здравствуй – доярки, Здравствуй – 1 апреля. Что-то такое непонятное.



Елена Рыковцева: Сказали же, что самое смешное – это ностальгия по советскому прошлому.



Аркадий Инин: И в финале все смеются.



Елена Рыковцева: Давайте Людмилу из Москвы послушаем. Здравствуйте, Людмила, говорите, пожалуйста.



Слушатель: Я очень веселый человек. Но меня волнуют такие вопросы. Безработица на планете. У нас что, на планете делать нечего? Еще вопрос такой. У нас любому государству нужен дешевый рабочий труд – какая хорошая идея. Но другое дело, как делить эту прибыль от этого дешевого труда. И третий вопрос. Существует цивилизация с техникой, с культурой и так далее. Но вот труд человека, сколько человек в состоянии трудиться – 36 часов, 40 часов, с какой интенсивностью? Цивилизация и труд человека на планете – это, вообще, мне кажется юмор, когда в космос летают и безработные. Сколько можно со смехом, с веселостью прожить на планете, не решив эти три вопроса: цивилизация и труд, дешевый труд и безработица на планете?



Елена Рыковцева: Спасибо. Ира, вы что-то скажете?



Ирина Полторак: Мне кажется, что смех не призван решать эти вопросы. Смех помогает их решить. Помогает это все пережить, а решать нужно как-то по-другому.



Александр Мельман: Смех удлиняет жизнь. А вот наша слушательница как-то чисто по-марксистски, а Маркс, по-моему, юмор не очень понимал.



Аркадий Инин: Смех удлиняет жизнь, а улыбка удлиняет рот.



Ирина Полторак: Чем чаще мы удлиняем рот, тем больше мы удлиняем жизнь.



Александр Мельман: У нас всех очень большие рты.



Елена Рыковцева: «От имени 96 процентов прошу передать звонившему Сергею, что сам он такой. Ваш любимый Запад до сих пор уже 15 лет снимает пенки с наших советских технологий», - пишет Юрий.


На этом мы завершаем программу «Час прессы». С праздником вас, дорогие женщины!



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG