Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Карэн Агамиров: Тема передачи – «Права женщин».


В программе участвуют депутат Серпуховского городского совета, руководитель филиала банка «Возрождение» Марина Грош; художественный руководитель театра «Русский дом» Александр Сайко; актриса этого же театра, писатель Лада Негруль; предприниматель Наталья Морозова и журналист Людмила Никишина.


Наша передача выходит первый раз в эфир 7 марта, и мы так и планировали сделать программу о правах женщин накануне Женского дня. Я поздравляю дорогих женщин, радиослушательниц и участников передачи, с их и, конечно, нашим тоже праздником. Хотя правильно ли это - именно в праздник так дружно шуметь о нашей любви к женщинам и стремлении низвергнуть весь мир к их ногам? Пройдет 8 марта - и мы опять увидим это удивительное создание природы в метро и магазинах, усталых, но гордых, задумчивых, но не сдающихся, осознающих всю сложность бытия и мечтающих о счастье.


Сегодня поговорим о правах женщин. Как соблюдается пункт 3-ий статьи 19-ой Конституции: «Мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации»? Много и других документов, российских и международных, декларирующих права женщин. Вот передо мной лежат три страницы только с перечислением нормативных актов: Всемирная конференция по правам человека, Венская декларация и программа действий - 1993 год; Пекинская декларация и пекинская платформа действий - 1995 год; согласованные выводы Комиссии по положению женщин - это документ ООН - относительно важнейших проблемных областей; факультативный протокол Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин - 1999 год; Конвенция ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин - 1981 год; Конвенция о равном вознаграждении мужчин и женщин за труд равной ценности - 1953 год; Конвенция 1954 года о политических правах женщин; Конвенция о гражданстве замужней женщины - 1958 год (какие старые документы и серьезные названия, обратите внимание); Конвенция о дискриминации в области труда и занятий - 1960 год; Конвенция о борьбе с дискриминацией в области образования - 1960 год; Декларация ООН об искоренении насилия в отношении женщин - 1993 год...


Документы Российской Федерации занимают у меня тоже почти страницу, и один из них называется «Концепция улучшения положения женщин в Российской Федерации», он утвержден правительством, постановлением правительства Российской Федерации от 8 января 1996 года, номер 6. Это концепция на девяти страницах. «Содействовать соблюдению прав женщин в единстве с правами, основными свободами человека. Обеспечивать условия для полноправного участия женщин в принятии решений на всех уровнях управления. Содействовать обеспечению равных прав на рынке труда. Обеспечивать охрану здоровья женщин. Добиваться недопущения и пресечения насилия в отношении женщин». Добиваться, использовать, обеспечивать, налаживать, содействовать... Это я могу читать на девяти страницах бесконечно. Так на бумаге, а что в жизни? Как соблюдаются права женщин и что можно сделать, чтобы исправить это положение?


У нас сегодня в студии четыре женщины - политик, актриса и писатель, журналист и предприниматель. Ясное дело, что мы не сумеем объять необъятное, но контур сегодня наметим. С кого начнем? Пожалуйста, Марина Александр Грош, депутат Серпуховского городского совета, руководитель филиала банка «Возрождение».


Вы - депутат городского совета. Есть конвенция международная, как я уже читал, о соблюдении политических прав женщин. На днях был комментарий, речь шла о том, что в странах Евросоюза женщин-политиков всего лишь одна треть, а две трети - мужчины. Одна треть - это считается в цивилизованных странах мало. Почему не половина, почему не больше половины? Уже дискриминация. В вашем городском совете шесть женщин, вы в том числе, из 24-х - это одна четвертая, еще меньше, чем в странах Евросоюза. И все же этим шестерым сильным женщинам удалось достичь этого, добиться реализации своих политических прав, стать народными избранниками. Вы к тому же еще и руководитель отделения банка. Как вам это удалось, расскажите, - добиться соблюдения своих прав? И в чем все-таки продолжается ущемление? Мы сегодня будем говорить о том, что удалось сделать и что не удалось, чтобы мужчины слушали внимательно и думали, почему так, как надо исправлять положение.



Марина Грош: Будем говорить, что я - политик достаточно молодой, всего лишь 5 месяцев как я избрана в совет депутатов. И в той борьбе, которая была, предвыборной, у меня было три конкурента - мужчины. И, я думаю, благодаря тому, что женщина - это доброта, это привлекательность, это обаяние и вообще хорошее отношение к жизни, как хозяйки к дому, в этой конкурентной борьбе мне больше всего, наверное, это помогло. И мои избиратели, которые отдали мне голоса, я думаю, не для всех это удачный выбор, но я думаю, что очень многие избиратели будут вспомнить меня добрым словом.



Карэн Агамиров: А с каким отрывом удалось победить вам на выборах трех мужчин?



Марина Грош: 120 голосов.



Карэн Агамиров: Это много для Серпухова.



Марина Грош: Да, если учесть, что избирательный округ состоял всего из 4 тысяч голосующих.



Карэн Агамиров: Как мужчины восприняли поражение свое?



Марина Грош: Вы знаете, на следующий день Сергей Иванович Лактин, мой главный конкурент, пришел с букетом цветов и поздравил меня, признав тем самым, что моя победа все-таки оказалась справедливой.



Карэн Агамиров: Значит, мужчины все же умеют проигрывать, да?



Марина Грош: У нас в Серпухове - да.



Карэн Агамиров: Удалось ли за пять месяцев что-то сделать и сказать, что "да, я женщина-депутат, и от меня есть прок"?



Марина Грош: Будем говорить, что да. Есть люди, которым я за этот срок уже помогла, помогла конкретно. И уже от них я тоже слышала слова благодарности. Потому что те бытовые проблемы, бытовые, бюрократические, которых у нас очень много, были решены с моей помощью именно как депутата.



Карэн Агамиров: А какие, например?



Марина Грош: Например, женщина, вступая в наследство гаража, не могла как бы добиться права вступления в это наследство. Со стороны гаражного кооператива были предприняты определенные нарушения, которые не хотели исправлять. И здесь с помощью власти, данной мне, мы этот вопрос решили.



Карэн Агамиров: А мужчины препятствовали решению этого вопроса?



Марина Грош: Да, конечно.



Карэн Агамиров: А кто, например?



Марина Грош: Это председатель кооператива не хотел исполнять свои обязанности.



Карэн Агамиров: Вы и здесь победили?



Марина Грош: Надеюсь.



Карэн Агамиров: Мы разговаривали с академиком Татьяной Заславской, и она говорит: «В Академии наук сегодня почти тысяча человек, и из них 12 женщин - полных академиков. И когда женщины хотят баллотироваться в членкоры, им говорят: «Не лезьте!» Наука - это не для вас». Вот мы на вашем примере убеждаемся, что на самом деле можно добиться, если очень захотеть. Говорят, что политика не женское дело, а Марина Александровна посчитала, что вполне женское, и удается ей добиваться в Серпухове успехов. Мы желаем вам и дальше добиваться реализации своих прав как женщины и как политика. Но вы еще возглавляете филиал банка «Возрождение», и всегда у людей создается впечатление, что банки - это тоже мужское дело.



Марина Грош: Исторически сложилось так, что в банке «Возрождение» очень много женщин, как работающих, так и возглавляющих филиалы. И поэтому я здесь тоже считаю, что женщина может возглавлять филиал, руководить, делать тот бизнес банковский, который делает банк «Возрождение». Потому что в этом году для банка вообще знаменательный год - 15 лет. Я могу сказать про себя, что я уже 13 лет работаю в банке «Возрождение». Поэтому все это можно делать и реализовывать, в любой сфере женщина может себя проявлять как руководитель.



Карэн Агамиров: Нас наверняка слушают женщины и размышляют о том, все-таки как удалось? За счет чего? Нужна сила характера, вера? Или это зависит все-таки от таких-то вышестоящих руководителей, от мэра города, от губернатора области, допустим? От чего в данной ситуации зависел ваш успех?



Марина Грош: В данной ситуации все зависело только от меня, от моих целей, которые я ставила себе еще, наверное, с детства, и от того, что достигала я сама.



Карэн Агамиров: То есть сила воли, желание...



Марина Грош: Безусловно, сила воли, желание всегда работать, приносить пользу и делать все на благо людей.



Карэн Агамиров: Дорогие женщины, слушайте внимательно советы бывалого человека. Мы не знаем, как сложится ваша судьба дальше, в жизни все меняется, но пока вы достигли и держитесь удачно на плаву.


Сергей пишет: «Женщинам, например, не стоит пить спиртное наравне с мужчинами (это я целиком поддерживаю, целиком согласен, здесь вот равноправие не нужно). Обучать вождению их надо в усиленном режиме (ну, возможно)...»



Людмила Никишина: Статистика есть, что женщина - более терпеливый и грамотный водитель, между прочим.



Карэн Агамиров: Особенно когда паркуется.



Людмила Никишина: Ну, я говорю про дороги. Паркуется - это не самое страшное.



Карэн Агамиров: Задом когда паркуется - очень терпеливо. Это я сегодня утром наблюдал, да. «... Если человек страдает, что перед ним не выполнено обещание жениться (Сергей поднимает такие глобальные вопросы 8 марта), должны выбирать - либо выполнить, либо привлекаться к ответственности». Он не пишет - уголовной, а вот так взять и ввести в Уголовный кодекс - ответственность за неисполненное обещание жениться...


Ну, что ж, у нас сидит еще одна женщина из Серпухова, предприниматель Наталья Вячеславовна Морозова. Распространенное мнение есть, что ресторан, ресторатор - это опять же мужская профессия, а она взяла и тоже, как Грош, ее нарушила. Она предприниматель, возглавляет кафе «Рандеву» и «Жар-птица». Теперь вы поделитесь с радиослушателями, как вы здесь реализовали свое право, за счет чего?



Наталья Морозова: Во-первых, для меня нет никакой разницы в бизнесе, мужчина это или женщина, я считаю, не должно быть разделений. И если Марине Александровне помогло ее усилие, ее желание работать, я могу сказать, что я добилась того, чего добилась, в общем-то, в комплексе: и сила воли, и помощь родных и близких, и понимание администрации города.



Карэн Агамиров: Администрации не только города, а, я так понимаю, и области. Вам вручена Хрустальная стела от губернатора Громова, да?



Наталья Морозова: Да.



Карэн Агамиров: За что?



Наталья Морозова: Я участвовала в конкурсе «Триумф Подмосковья». И в номинации «За успешную стратегию и динамику развития предприятия» получила вот эту награду от губернатора.



Карэн Агамиров: Вы еще с Грош Мариной Александровной являетесь активистами общественного движения «Наш любимый город». И там, я так понимаю, большинство в этом движении - женщины, да?



Наталья Морозова: Нет, у нас где-то поровну женщин и мужчин по количеству.



Карэн Агамиров: Тем не менее, пропорция соблюдена, да?



Наталья Морозова: Да.



Карэн Агамиров: Вы тоже можете сказать, что в бизнесе важен характер, желание не сдаваться?



Наталья Морозова: Конечно, и характер, и желание. Ситуации сложные, разные бывают, конкуренция растет. Рестораны открывают в основном мужчины. Сложно, но я думаю, что женщина справиться со всем.



Карэн Агамиров: 6 из 24-х депутатов женщины в Серпуховском госсовете. А рестораторов - 2 из 10-ти в Серпухове?



Наталья Морозова: Да, две женщины на десять мужчин.



Карэн Агамиров: Одна пятая.



Наталья Морозова: Да.



Карэн Агамиров: Все-таки другим пока не удается. А вот вы можете объяснить, почему одним удается, а другим нет? Вроде бы часто бывает, что человек тоже хочет, он волевой, но не получается - почему?



Наталья Морозова: Я не думаю, что не получается именно в ресторанном бизнесе. Может быть, просто люди не задавались такой целью, женщины именно.



Карэн Агамиров: Цели нет просто, да?



Наталья Морозова: Да. А в других областях и бизнеса, и политики у нас достаточно успехов.



Карэн Агамиров: Видимо, на самом деле цель надо ставить перед собой. Я недавно читал отклик одной женщины, и она пишет: «Все мы на работе сидим, как обычно, хнычем, что мало денег, на все не хватает, мужья такие-сякие, не зарабатывают. И мне так это надело! Я обучилась Интернету, села, организовала какие-то курсы кройки и шиться на дому...» Ей пришлось уволиться с этой работы, и сейчас она зарабатывает, и все у нее отлично. Она поставила цель - она ее реализовала. Так что, наверное, это один из постулатов, что цель надо ставить.


Вот еще говорят – «слабая женщина». Как вам этот постулат – «слабый пол», Марина Александровна?



Марина Грош: Мне кажется, уже несколько лет считаются слабым полом мужчины (смеются).



Карэн Агамиров: Это вы на каком основании заявляете? Это ко всем относится?



Наталья Морозова: Женщины очень многое берут на себя.



Карэн Агамиров: А вот, кстати, слишком сильная женщина - это ведь тоже... Чрезмерная реализация прав, когда она слишком много прав на себя берет и на работе, и в семье - тоже, может быть, это не очень здорово?



Марина Грош: Здесь надо всегда оставаться женщиной и помнить о том, что дома есть семья, есть любимый мужчина, дети. Поэтому в одном месте надо брать больше на себя, а в другом - отдавать себя больше.



Карэн Агамиров: Ну, насчет прав в семье я у вас спрошу еще. Почитаем, что нам пишут на пейджер. «А почему женщинам не доверяют водить автобусы?» Автобусы - да, я не видел.



Марина Грош: Автобусы - да, но по Москве троллейбусы водят женщины, а троллейбусы водить очень сложно. И трамваи.



Карэн Агамиров: Да, сложно, особенно когда шпала слетает.



Людмила Никишина: Может быть, просто чтобы поворачивать руль, нужны большие физические усилия.



Карэн Агамиров: У троллейбуса тоже тяжелый руль.



Людмила Никишина: Там, наверное, автоматики больше.



Карэн Агамиров: Ну, это интересный вопрос - право на вождение автобуса со стороны женщины – отдельную тему надо делать (смеются). То есть мы можем разделять это бесконечно. Я думаю, что троллейбус просто идет по определенной траектории, а автобусом надо маневрировать.



Людмила Никишина: Хочу заметить, что вопрос-то задает мужчина, не женщина.



Карэн Агамиров: Да, задает мужчина. Мужчина же, Добрый, пишет: «Мне не надо ходить далеко, у меня губернатор – женщина (он из Питера, это ясно, у нас одна губернатор – женщина – Матвиенко). На выборах она говорила, что уплотнительной застройки в нашем городе не будет, - обманула. Доброта ее выразилась в надбавке 50 рублей пенсионерам на проезд» Не исполнила госпожа Матвиенко свои обещания. В преддверии 8 марта, конечно, не хочется нам об этом говорить, но вот слабый мужчина, наверное, в данной ситуации, потому что притесняемый, вот он жалуется.


«Права женщин, - пишет Дима, - это фикция. Поэтому сколько бумагу не марай, законов здесь и защиты прав не будет, все это пустое. Права не даются и не защищаются, они признаются, естественно, равными для всех». Ну, Дима у нас любит такие вот философско-правовые обобщения делать. И на самом деле он поднимает серьезную вещь. Вот я вам показал, сколько законов. Масса! Кругом одни законы, и вообще, Россия первое место по законам занимает. Еще подзаконные акты, распоряжения правительства Москвы, и везде почитаешь – жить хочется, а как доходит до дела… И в этой связи я хотел бы спросить у вас: приходится ли вам при реализации своих прав преступать, нарушать закон? Вот депутату, заодно и главе банка, и предпринимателю вопрос. Можете не отвечать, но думаю, что контуры какие-то наметите в этом плане. Марина Александровна…



Марина Грош: Может быть, не впрямую нарушать закон, но искать какие-то лазейки по преодолению для того, чтобы решить вопрос, - наверное, да. Потому что если решение вопроса необходимо, то предпринимать надо все усилия для его решения.



Карэн Агамиров: Да… Наталья Вячеславовна Морозова…



Наталья Морозова: Любой предприниматель России наверняка ищет обходные пути. И находим.



Карэн Агамиров: Я ведь неспроста поднимаю этот вопрос, потому что мы будем потом слушать еще одну нашу сегодняшнюю гостью – писателя и актрису Ладу Негруль. И вот насчет этих всех законов, из-за которых страдает сегодня женский коллектив этого театра, которые надо как-то обходить в данной ситуации, не получается, но мы еще потом поговорим.


«Очень плохо, - пишет Станислав Павлович, - когда, например, женщина не умеет готовить. Чтобы уравнять права мужчин и женщин, праздник 23 февраля нужно сделать Мужским днем, включая мужчин, которые никакого отношения к армии не имеют». Интересное предложение.



Людмила Никишина: Так он уже есть. Уже был день отдыха, российский. Я думаю, что он уже есть.



Карэн Агамиров: «Допустим, - пишет опять Дима, - мы будем давать и защищать права. Но всегда будет получаться за счет кого-то. Нельзя делать отдельные права для отдельных категорий населения». То есть он имеет в виду, что права женщин не должны отличаться от прав мужчин, и мы с этим как раз целиком согласны, мы как раз за это. Но, к сожалению, пока что, судя по статистике, я вам привел с Академией наук приводил – 12 академиков из тысячи. «На пушечный выстрел, - говорит Заславская, - не пускают». Просто ужасно трудно стать членкором, имея и труды, и все для этого необходимое. В политике и в Госдуме женщин тоже не много. И когда я разговариваю с депутатами, есть такая Хованская Галина Петровна, она активно выступает, пытается выступать, и она говорит, что один раз дадут задать вопрос, а три раза не дадут.



Людмила Никишина: Может быть, здесь есть какая-то прелесть в том, что все-таки доходят сильнейшие, доходят достойнейшие, скажем так?



Карэн Агамиров: Ну, может быть… И еще одна из наших гостий сегодня – актриса и писатель Лада Негруль. Коллективу вашего театра в преддверии Женского дня был преподнесен большой подарок от мужчины. Этот «подарок», я так понимаю по документам, выражается в том, что театр, в котором играет большинство женщин (я был в этом театре сам на спектакле), помещения у этого театра больше будет… .



Лада Негруль: Да нет, с помещением как раз ничего не собираются делать. Мы только что говорили о том, как обходить законы, а по закону никакой чиновник не может закрыть государственный театр. Но, как вы правильно сказали, Карэн, подарок будет нам преподнесен начальником Управления по культуре ЦАО города Москвы Крыловым-Йодко Ромуальдом Ромуальдовичем. Он решил, как черепашку, можно убить, а панцирь останется. Он говорит: «Мы же не трогаем сам театр. В двух словах ситуация такая. Нам очень не повезло…



Карэн Агамиров: Театр называется «Русский дом», еще раз напомним.



Лада Негруль: Да. Мы находимся в центре Москвы, нам не повезло. Маленькое, но очень притягательное для многих помещение. И под нами купил помещение ресторан – ночной клуб, который сейчас создается, и выхода у него нет на Сретенский бульвар, парадного, потому что дом не захотел, чтобы во двор выходили, шумели, делали туда выход. И они пришли к нам и сказали: «Отдайте нам часть помещений». Мы сказали: «Ну как? Мы же государственное учреждение, мы отдать вам не можем». Тогда они стали включать отбойный молоток и срывать спектакли по вечерам. В общем, они нас шантажировали, они никто для Управления по культуре, их там не принимали, и они заставили нашего худрука таким образом, терроризируя нас, привести его в то самое Управление по культуре. Там каким-то образом они договорились (уж догадывайтесь сами как, не знаю), но после этого молоток прекратился, и пошло совершенно другое – пошли жуткие наветы, жуткие письма на нашего худрука… В общем, ситуация такая: театр никто не закрывает, снимают худрука 15 марта, который создал этот театр, его автора, который 10 лет держал театр до того, как он стал государственным, и никто не помогал. То есть это уничтожение изнутри. Сразу ресторан и ночной клуб сделать нельзя. Нужно убить изнутри, разрушить команду, уничтожить ее, и после этого уже можно сделать все, что угодно. Но не сразу. К сожалению, так.



Карэн Агамиров: Аналогичная почти ситуация с тем, что происходило и происходит до сих пор… есть такой Центр по химии лекарственных препаратов, всемирно известный академик Глушков его возглавляет, 50 лет он директор этого центра, все при нем выросло там, арбидол, все вот эти лекарства – это он с командой делал. Он был в эфире у нас. И здание приглянулось, как и в вашей ситуации, кому-то, и делают точно так же. Они его заменили. Не сразу забрали это помещение, на Зубовской площади оно располагается, а заменили директора, выгнали его, не пустили его на работу. И сейчас поставили переходную фигуру, а через какое-то время это здание уже совершенно перейдет в другие руки, и не будет там уже никакого Центра по химии лекарственных препаратов.


То же самое, я так понимаю, происходит с театром «Русский дом». Сейчас хотят заменить художественного руководителя Александра Сайко, который находится у нас в студии сейчас, а потом, видимо, этот театр вообще перепрофилируют, это помещение, под какой-то ночной клуб.



Лада Негруль: У нас же очень «мало» ночных клубов в Москве, вы же понимаете, просто острая нехватка.



Карэн Агамиров: Да, действительно, такая легкая ирония. Острая нехватка ночных клубов, а театров развелось очень много, да… Ну и как женщины вашего театра переживают это, расскажите, вы, например? Потому что я знаю, что вы живете театром, у вас много и книг, и прозы, и стихи, но основное призвание – это все-таки театр у вас, да?



Лада Негруль: Конечно, да. Это действительно жизнь…



Карэн Агамиров: Ваш наставник ведь – Александр Мень, духовный наставник, покойный…



Александр Сайко: Да.



Карэн Агамиров: Он привил вам любовь и к культуре тоже. Вот вы-то как, сами лично, переживаете это?



Лада Негруль: Мы не просто переживаем, а я хочу сказать, что, поскольку у нас большинство женщин в театре, и женщины эти – борцы, и они активно сражаются. Мы как-то очень не хотим, чтобы нас закрыли, и поскольку указанный чиновник ссылается куда-то наверх, а мы же привыкли к тому, что мы все боимся, и если нам сказали, что кто-то (а кто неизвестно) приказал – всем лежать и бояться. И очень не хочется, чтобы вот эта форма, что деньги сегодня решают все, была верна. Поэтому, действительно, мы сражаемся. Театр – это наша жизнь, это не для денег, в театре денег не заработаешь. И мы, действительно, вкладываем в эту всю душу и связываем свою жизнь (я сейчас говорю от лица всего театра, и от мужчин тоже, которые меня уполномочили) творческую только с Александром Павловичем Сайко. Мы команда, нас никто не выгоняет, но мы можем только с ним и хотим с ним работать.



Карэн Агамиров: Все же вы будете бороться. В преддверии Женского дня женщины театра «Русский дом» объявляют, что так просто ущемлять свои права они не позволят и будут продолжать борьбу. Еще раз надо назвать чиновника, который все это затеял.



Лада Негруль: Крылов-Йодко Ромуальд Ромуальдович, начальник Управления по культуре Центрального административного округа города Москвы.



Карэн Агамиров: Может быть, совесть у человека проснется в Женский день, и задумается господин Йодко, как так можно вообще поступать? К сожалению, у простых людей очень мало средств для борьбы сейчас. Ну, да, возможны суды, но мы знаем, сколько суды продолжаются и чем они заканчиваются, особенно в Москве. Приходится очень много самим бороться. Но, по крайней мере, мы можем это придать огласке, и это уже, я думаю, будет много значить. Вот у нас сидит главный режиссер, главный художественный руководитель этого театра Александр Павлович Сайко. В Женский день сегодня приходится защищать и вас женщинам, в том числе. Вы, как мужчина, все-таки прикладываете усилия для того, чтобы отстоять коллектив театра?



Александр Сайко: Мы пытаемся, я имею в виду тех мужчин, которые есть в театре, конечно, делать все возможное, для того чтобы это помещение, этот театр продолжал жить. Но дело в том, что, конечно, это странная ситуация, и не только это. Театр создавался, в общем-то, при помощи женщин, потому что была женщина, которая и толкнула меня на этот путь, который мы прошли, начиная с 1992 года. Это была женщина, потом появились еще женщины…



Карэн Агамиров: А кто это был, какая женщина?



Александр Сайко: Людмила Васильевна Колесникова, она в свое время работала в исполкоме, и это помещение могло перейти в любые другие руки, но она предложила мне создать театр. И при помощи ее сил и здоровья, возможностей мы это сделали. Сначала театр был негосударственный, а потом в 2001 году мы перешли в государственное подчинение. И в этот театр пришло достаточно большое количество женщин, с которыми мы творчески сотрудничаем. Конечно, немного грустно говорить об этом именно в этот день, потому что очень хотелось бы говорить о наших творческих планах, которые мы наметили. Кстати говоря, последний спектакль, который мы сейчас репетируем, «Регтайм», там заняты одни только женщины, в общем-то, и один мужчина. Но это и хорошо, когда работают женщины. Хотя это более сложные, конечно, люди, более тонкие – наверное, так можно сказать. Потому что с мужчинами можно как-то на равных разговаривать, а женщин надо всегда к каждой из них подойти по-своему.



Карэн Агамиров: Но пока вы еще этот театр возглавляете?



Александр Сайко: Да.



Карэн Агамиров: Мы надеемся, что сегодняшний эфир как-то поможет придать это огласке, беды театра «Русский дом», борьбу театра с чиновничьим беспределом, когда чиновники задумали сделать из помещения театра ночной клуб. Скажите, Александр Павлович, а как руководить женщинами, на примере вашего театра, легко ли? Вы говорите, что к каждой нужен подход, да?



Александр Сайко: А нет понятий «легко» или «сложно». Есть понятия другого порядка… Вы знаете, если с мужчинами можно говорить как с коллективом, то с женщинами как с коллективом говорить довольно сложно, потому что тут нужно индивидуально отводить кого-то в сторону и объяснять: «Понимаешь, я это говорил в общих словах, а тебе лично я скажу так…» И начинаешь объяснять каждой актрисе, каждому подчиненному человеку, я имею в виду и звукорежиссера, и художника, и так далее… Да, у меня женщина и звукорежиссер, и главный художник тоже женщина, которая везет на себе буквально все, начиная от костюмов и заканчивая гримом, и росписью декораций. У нас небольшой коллектив, и в общем-то, в принципе, это удалось. Мне это удалось – работать с женщинами – честно говоря. Потому что так или иначе есть вещи, которые понимают только они. Я имею в виду те тонкости, которые связаны будь то с ролью, да даже с жизненной ситуацией, честно говоря, мне легче с ними объясняться.



Карэн Агамиров: А в плане правовом у вас какие-то различия существуют между мужчиной-актером и женщиной? Кому-то вы что-то больше в той или иной степени позволяете в правовом отношении, в статусе правовом (заработная плата, например, занятость, труд)?



Александр Сайко: Нет. Я вообще пытаюсь, чтобы не было конфликта, я имею в виду, чтобы мужчины были заняты больше, чем женщины. И даже выбирая спектакли, которые идут у нас в театре, я делаю так, чтобы их было как можно больше. То есть здесь не только приоритет женщины, но и перевес женщин должен быть в конечном итоге.



Карэн Агамиров: Удивительная вещь, надо будет делать отдельную передачу о правах руководителя. Вот руководитель театра – часто задумываешься, человек все вроде делает, все у него нормально получается, в коллективе его уважают, Глушкова, например, того же, академика – зарплата повышается, никакой дискриминации. Ну, без недостатков не бывает, конечно, есть в каждом коллективе они, у вас тоже есть, безусловно, проблемы. Не бывает в жизни, что все прямо так идет, до конца, до смерти все отлично, так не бывает. Но вот задумываешься иногда, а почему хорошего руководителя, приличного, порядочного человека не ценят? Вот почему?



Лада Негруль: Наверху не ценят. Внизу – ценят. Я делаю такую оговорку. И не только ценят, но и любят.



Карэн Агамиров: Я и имею в виду наверху, я говорю о тех, кто принимает решения. В преддверии Женского дня мы делаем передачу о женщинах, но среди притесняемых и мужчина, который руководит женщинами. Почему так?



Александр Сайко: Я не знаю, мне кажется, что… Честно говоря, когда в свое время мы подходили к Белому дому и меняли власть, мы думали, что все поменяется. А сейчас опять, к сожалению, нами правят чиновники, которым очень сложно что-либо объяснить, потому что ими движет совершенно другая сила – бесконечные отчеты, бесконечные отписки и прочее, и они…



Карэн Агамиров: Александр Павлович, ими движут деньги.



Александр Сайко: Ну, скорее всего, наверное, да. А театр не может дать то количество денег, которое им нужно, поэтому, наверное, так все и происходит.



Людмила Никишина: Я хочу задать вопрос. А вы приглашали этих чиновников к себе в театр?



Александр Сайко: Конечно, но никто…



Лада Негруль: Прошу прощения, Александр Павлович, что перебиваю. Это очень интересный момент, потому что я лично спрашивала у Ромуальда Ромуальдовича пять раз, когда мы были в кабинете: «Придите. Почему вы не были?» - «Ой, да зачем?..» Вот абсолютно цинично и в глаза говорится, что даже не надо: мне неинтересно, что вы там делаете, я априори знаю, что это плохо. Как вы можете знать, не видя? Как говорил Жванецкий, помните: «Давайте судить страну по «Клубу кинопутешествий»…» Как можно говорить о том, чего мы не знаем. Я его просила прийти, но он мне сказал: «Зачем?..»



Людмила Никишина: А может быть, воспользоваться сейчас случаем, я знаю, что сегодня в 19 часов у ребят спектакль, и вы тоже хотели, по-моему, сходить, - может быть, как раз пригласить Ромуальда Ромуальдовича сегодня на спектакль.



Карэн Агамиров: Я его должен пригласить? Он неправильно поймет, я думаю, меня, если я его приглашу на спектакль в театр…



Александр Сайко: Это невозможно, потому что сегодня вся культура отмечает Женский день.



Карэн Агамиров: Вы знаете, до этих чиновников, во-первых, дозвониться практически невозможно. Только дозваниваешься – он исчезает. Они прячутся, они боятся, они в эфир не ходят. Они в эфир не ходят к нам! Они пойдут куда-нибудь, может быть, не центральное телевидение показать свое лицо и поговорить, как все хорошо, а о проблемах не хотят говорить, нет. «Нет его на месте… Не может он, он занят… Пишите еще…» Я заваливаю факсами этих чиновников, у меня кипы, пачки факсов с приглашениями в эфир. А зачем? Вы представляете – здесь будет сидеть он. А что он скажет? Нечего сказать, поэтому и не идет.



Людмила Никишина: Тем не менее, передачи о культуре есть.



Карэн Агамиров: Да, и мы будем делать передачу о культуре. Но вот насчет чиновников я опять не гарантирую, потому что не идут, боятся. Вот человек в лице Сайко заботится о своем трудовом коллективе, надо бы таких людей, наверное, в депутаты Государственной Думы. Потому что Государственная Дума сейчас, в преддверии Женского дня – и я это должен довести до сведения участников передачи и радиослушателей – подготовили проект изменений в Трудовой кодекс. Новая редакция статьи 261. Продление срочного трудового договора на период до окончания беременности предусматривала действующая пока статья, но предлагаются изменения (и они, говорят, будут приняты наверняка) – это продление отменить и предусмотреть только до момента наступления права на указанный отпуск, то есть только до наступления беременности. Чувствуете разницу? Был оплачиваемый отпуск до окончания беременности, а изменения, которые депутаты – мужчины в основном, скажу вам откровенно – принимают, о том, чтобы с момента наступления беременности отменить оплачиваемый отпуск.



Людмила Никишина: Рожать не будут.



Карэн Агамиров: Это одно из проявлений дискриминации, которую никто иной, как наш главный законодательный орган планирует ввести. Может быть, тоже совесть проснется, как вы думаете?



Лада Негруль: Должна…



Карэн Агамиров: По крайней мере, надо надеяться. Надо будет поднять шум вокруг этого, потому что мало кто знает об этом, кстати. Слышали вы об этом?



Людмила Никишина: Нет еще.



Карэн Агамиров: Ну, вот я вам рассказал. Сообщений на пейджер у нас очень много, завал просто. «Хотелось бы, чтобы следующим президентом была женщина», - пишет Николай. Глобальный вопрос! Возможно ли в России такое? Спросим серпуховского депутата Марину Грош.



Марина Грош: Наверное, все возможно. Но в России, наверное, не в ближайшем будущем.



Карэн Агамиров: А вы в президенты?..



Марина Грош: Наверное, чуть позже.



Карэн Агамиров: Ладно, не буду смущать. Савельева пишет: «Странно ставить вопрос, очевидно, исходят из Домостроя, об уравнивании прав мужчины и женщины. Достаточно конституционных прав граждан». Естественно, мы с этим согласны.


Станислав Павлович: то, что женщина – футбольная болельщица, это можно понять». Бессвязное сообщение, не знаю, что он хотел сказать.


«Милые женщины, - пишет Добрый, - никто у вас не отнимал право покорять мужчин. Бог наделил вас красотой, неповторимостью, утонченным взглядом на вещи». Я бы, ей богу, этим завершил бы передачу, но у нас еще есть время. Надо было это сообщение в конце прочитать, не подумал я, надо было оставить.


«Мы – зрители театра «Русский дом» (кстати, вот ваши зрители уже пишут, Лада и Александр) – очень хотим вам помочь, - Галина пишет. – Скажите прямо по радио, чем мы можем вам помочь?» Наверное, ходить на спектакли, активнее ходить.



Александр Сайко: Совершенно справедливо.



Карэн Агамиров: Лидия пишет: «Пока мы будем по отдельности бороться за права по половому, возрастному, национальному и другим признакам, а не в целом за права граждан, в нашей жизни ничего не изменится, и нажива будет продолжать править бал, а не социальное равенство. Социальное равенство – это единственная альтернатива безумию». Тоже, наверное, мы все под этим готовы подписаться.


У нас есть звонки. Андрей из Москвы, пожалуйста.



Слушатель: Я хочу поздравить присутствующих женщин с наступающим праздником. И я хотел бы согласиться с тем товарищем, который вам на пейджер написал по поводу того, что хорошо бы, чтобы нашим президентом следующим была женщина.



Карэн Агамиров: А вы чем это мотивируете? Чем вас мужчина не устраивает?



Слушатель: Как вам сказать, женщины менее агрессивные, добрее. И когда милая, симпатичная женщина у власти, ей мужчины служат охотнее.



Карэн Агамиров: Ну, уж ладно, Путин же не агрессивный…



Слушатель: Давайте вспомним историю: Екатерина Первая, Елизавета, Екатерина Вторая – все женщины очень были успешны.



Карэн Агамиров: Андрей, я хотел бы вам один вопрос к этой связи задать, не только вам, но и всем участникам передачи. Да, императрицы были, но вокруг был институт фаворитизма. Может ведь то же самое повториться: фавориты, там один, там другой…



Слушатель: Ну, это была абсолютная монархия, а здесь будет президент.



Карэн Агамиров: Ну и будет у нее глава администрации… .



Людмила Никишина: Тоска у мужчины…



Слушатель: И это будет прекрасно. Я даже могу кандидатуру предложить. Например – Нарусова или Эллочка Памфилова.



Карэн Агамиров: Это вы серьезно говорите, да?



Слушатель: Так скажем, полусерьезно.



Карэн Агамиров: Олег из Москвы, слушаем вас.



Слушатель: Добрый день. Я очень рад, что я дозвонился до вас. Я, конечно, присоединяюсь ко всем тем, кто звонил вам и поздравил наших женщин с наступающим праздником. Я это делаю тоже от души, хотя, откровенно говоря, давно не верю в то, что существует некая прочная основа и оправдание этого праздника (ну, ладно, объяснять не буду – почему). Если позволите, я сделаю одно замечание. Возможно, оно вам покажется нелогичным, но бог с ним. Все порядки, которые существуют в нынешней России, в моем понимании это результат доминирования в политической жизни «Единой России». Женщины наши идут на выборы и голосуют за эту «Единую Россию». Пора прекратить, дорогие женщины, это делать! Посмотрите, эти люди сыты и довольны, и что в стране ни происходит – их это абсолютно не касается. Никто не выступил ни с объяснением, ни с порицанием, ни с предложениями на тот счет, чтобы как-то улучшить дело и в области, касающейся чиновников, которые пользуются бесконтрольной властью над нами, и так далее. Вот, может быть, несколько нелогично мое замечание к празднику, но уж извините. Всего наилучшего вам.



Карэн Агамиров: Олег поднимает этот вопрос, но у нас тут депутат сидит – не член «Единой России»?



Марина Грош: Я независимый депутат.



Карэн Агамиров: А то я, знаете, потихоньку так напрягся…



Марина Грош: Да, независимый депутат, единственное, я вхожу только в объединение «Наш любимый город».



Карэн Агамиров: Кстати, ведь «Единая Россия» женского рода. А вот слушатель, видите, заклеймил.


Знаете, хотел бы я ко всем обратиться и поднять вопрос, насколько самореализация – женщины-предпринимателя, депутата, актрисы, журналиста – содействует реализации ее в плане прав человека? То есть она борется, достигает, и много достигает, если борется. Мы говорили, что главное – поставить цель и идти к ней. Насколько она способствует семейной гармонии, счастью в личной жизни? Это такой, может быть, немножко больной вопрос, но, тем не менее, хотелось бы услышать это. Марина Александровна Грош, пожалуйста.



Марина Грош: Наверное, семейная гармония и счастье не должно ассоциироваться с тем, где работает женщина и что она делает. Потому что, придя с работы, ты окунаешься в тот домашний мир, уютный, такой ласковый, такой спокойный, который создает сама женщина. И поэтому вот это, наверное, еще способствует достижению ее тех результатов, постановке той цели, которую она ставит в жизни.



Карэн Агамиров: Можно ли на двух все же фронтах – на политическом поприще реализовывать права и в семейной жизни, – чтобы все было и там и там хорошо? Или где-то какой-то перекос происходит все же?



Марина Грош: В семье женщина должна оставаться женщиной. Руководить она должна в другом месте.



Карэн Агамиров: Здесь вы против полного равноправия?



Марина Грош: Да.



Карэн Агамиров: Ну, что ж, слышать это от депутата, которая успела себя реализовать, это немножко даже странно. Давайте еще дадим слово Александру.



Слушатель: Здравствуйте. Я поздравляю наших всех женщин и ваших прекрасных дам, которые сидят напротив вас. Я им очень сочувствую, но, вы понимаете, есть такие бюрократы, чиновники, которые берут деньги и ничего не делают…



Карэн Агамиров: Это плохой чиновник, да. А если он берет деньги и делает, то это хороший чиновник?



Слушатель: Да, вот этот ваш Йодко, он очень честный бюрократ – деньги взял, он должен их отработать. Он пока взял только аванс, а когда отвоюет здание, возьмет остальное.



Карэн Агамиров: Подведите итоги сегодняшней передачи о правах женщин, Александр.



Слушатель: Я надеюсь, что все-таки в России это действительно праздник замечательный, и все-таки мы хотя бы один раз в году замечаем наших прекрасных женщин.



Марина Грош: Я хочу поздравить всех женщин, не только банка «Возрождение», а и всех наших представительниц в Совете депутатов, и вообще всех серпуховичек, и всех тех, кто слышит меня сейчас.



Наталья Морозова: Я люблю и поздравляю всех женщин нашего любимого города Серпухова и всех женщин России!



Лада Негруль: Я благодарю Карэна Агамирова, потому что мы будем женщинами, если рядом с нами будут настоящие мужчины, которые нас защищают, как Карэн.



Карэн Агамиров: Не надо меня благодарить, это моя обязанность. Спасибо.


XS
SM
MD
LG