Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российский правозащитник комментирует доклад госдепартамента США по правам человека


Государственный секретарь США Кондолиза Райс представила 7 марта в Вашингтоне ежегодный доклад о ситуации с правами человека в мире

Государственный секретарь США Кондолиза Райс представила 7 марта в Вашингтоне ежегодный доклад о ситуации с правами человека в мире

Государственный секретарь США Кондолиза Райс представила 7 марта в Вашингтоне ежегодный доклад о ситуации с правами человека в мире. В докладе дана оценка положения в этой сфере почти в 200 странах. Госдепартамент ежегодно представляет этот документ почти 30 лет — с 1977 года. Задача документа — ориентировать американских законодателей при решениях о выделении помощи и заключении торговых соглашений с зарубежными странами. В этом году доклад представляется в непростой для администрации Джорджа Буша ситуации: в последнее время международные правозащитные организации активно критикуют Соединенные Штаты за нарушения прав человека в Ираке, Афганистане и в военной тюрьме на базе в Гуантанамо.

Но вернемся к «российской части» доклада госдепартамента. В начале его говорится об особых — с точки зрения прав человека — политических и административных особенностях России: «Российская Федерация имеет слабую многопартийную систему и сильную президентскую власть. Пропрезидентская партия "Единая Россия" контролирует две трети мест в Государственной Думе».


Среди основных проблем российской политики — Чечня


В докладе дается краткий очерк новейшей политической истории России — с момента переизбрания Владимира Путина на второй срок. Среди основных проблем российской политики называется Чечня: «Среди проблем, связанных с правами человека в стране, следует отметить конфликт внутри Чечни и вокруг нее. И правительственные войска, и союзники чеченских властей, в основном, действуют безнаказанно. Промосковские чеченские вооруженные формирования периодически действуют независимо от российских военных, и пока нет никаких свидетельств, что власти стремятся покончить с широко распространенными там нарушениями прав человека».


После этого, авторы доклада переходят к наиболее важным событиям в области прав человека в России. К ним, в частности, отнесены: «Продолжение концентрации власти в руках исполнительных органов, что было усилено и изменением избирательного законодательства, и отказом от выборов губернаторов, которых теперь назначает президент с одобрения местных законодателей. Эта тенденция — вместе с усилением запретов в отношении средств массовой информации, цензуры и самоцензуры, продолжающейся коррупцией и избирательностью в применении закона, запугивания неправительственных организаций — стала причиной ослабления подотчетности руководителей страны перед населением».


В докладе приводится еще целый ряд нарушений прав человека в России, в частности, упоминается участие властей в политически мотивированных похищениях людей на Северном Кавказе, дедовщина в российской армии, тяжелейшие условия заключения в тюрьмах и лагерях и многое другое.


В то же время документ отмечает и некоторый прогресс в области прав человека в России: «Судебная власть в ряде случае демонстрирует бо́льшую независимость. Реформы, начатые в прошлые годы, продолжились и должны принести прогресс в области уголовного права. Власти пытаются бороться с насилием на расовой и этнической почве, преследуя группы и отдельных лиц, замешанных в подобных действиях. Также наблюдается прогресс в противодействии торговле людьми».


Лев Пономарев комментирует доклад


Это — только беглое перечисление некоторых тем, поднятых в «российской части» доклада Государственного Департамента США о соблюдении прав человека во всем мире. Российский раздел документа занимает более 100 страниц и подробно рассматривает проблематику — от базового права человека на жизнь до условий труда в России.


Руководитель общероссийского движения «За права человека» Лев Пономарев так комментирует доклад Государственного департамента США: «Все это полностью соответствует нашим наблюдениям. Однако, многое можно было бы дополнить».


Лев Пономарев считает, что утверждение, содержащееся в докладе — о том, что имеется некоторый прогресс в ситуации с правами человека в России — «абсолютно ошибочно»: «Что касается российских правозащитных организаций, никакого прогресса не наблюдается. Более того, мы пытались всегда и пытаемся убедить наших западных партнеров в том, что с приходом Путина к власти происходит планомерный регресс в области прав человека, ситуация становится все хуже и хуже».


Лев Пономарев так объясняет причину, почему российским правозащитникам не удается убедить западных партнеров, что прогресса с правами человека в России нет: «Западные партнеры чаще всего исходят из политических и экономических соображений, оценивая ситуацию с правами человека. А мы, естественно, исходим только из того, что мы наблюдаем и делаем выводы из реальной ситуации. А западные партнеры часто рассуждают так: если мы слишком жестко будем подходить в разговоре с российской властью, то мы отпугнем ее как бы, и она может выбрать не политику открытых дверей, как она сейчас существует, а снова возникнет "железный занавес"».


Лев Пономарев считает, что международный фактор в правозащитной области для нынешней российской власти имеет существенное значение: «Давление Запада могло бы быть более весомым, и я думаю, что российские власти откликались бы на это, и ситуация могла бы не столь катастрофически ухудшаться во многих областях. Например, моя организация сейчас тщательно занимается ситуацией в тюрьмах и лагерях, и я вижу, что со второго срока Путина ситуация в пенитенциарной системе ухудшилась, потому что ужесточается режим содержания под стражей. Приезжают западные наблюдатели и не замечают этого, потому что они не так тщательно к этому подходят. Им показывают вновь построенные тюрьмы, то есть условия содержания внешне улучшаются, а режим ухудшается, и этого не замечают. Но если бы они с нами более тщательно сотрудничали, мы бы это могли доказать».


Российский правозащитник считает, что сейчас ситуация в России со становлением гражданского общества, правозащитного сознания — промежуточная: «Несмотря на давление на гражданские организации, пространство свободы в стране довольно большое еще. И Путин вынужден, в общем-то, хотя это его раздражает, сохранять достаточно большое пространство свободы. Но это будет, в конце концов, зависеть только от нас. Если мы будем сопротивляться сужению этого пространства, то есть найдется нужное количество гражданских активистов, то остановить этот процесс, может быть, и можно. А сейчас, мне кажется, гражданская активность увеличивается, тем более выборы 2007-2008 годов на носу. И я не смотрю безнадежно на ситуацию, которая сейчас у нас в стране развивается. Но с точки зрения власти, усилий власти, власть намерена все-таки сокращать пространство свободы».


Лев Пономарев отметил, что одновременно растет сопротивление гражданской среды и что власть все еще не использует весь свой репрессивный механизм: «За годы свободы — мы 10 лет жили в условиях политической свободы — возникло новое уже, молодое поколение, и чем дальше, тем больше оно будет сопротивляться. Еще не вся молодежь понимает, что такое настоящие репрессии. Сейчас у нас так называемый мягкий авторитарный режим, можно по-другому его назвать. Но чем жестче будут репрессии, тем больше молодежь будет сопротивляться, я в этом не сомневаюсь».



XS
SM
MD
LG