Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Численность партии "Единая Россия" превысила миллион человек


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Екатеринбурге Евгения Назарец.



Андрей Шарый: Партия "Единая Россия" ото дня ко дню набирает силы. Председатель партии Борис Грызлов, он же спикер Государственной Думы, сообщил, что численность этой организации превысила миллион человек. Ежедневно в "Единую Россию" вступают 500 человек, и если такие темпы роста сохранятся, то за год состав партии увеличится почти на 200 тысяч членов. О том, кто и почему вступает в "Единую Россию", зачем существует эта организация, корреспондент Радио Свобода в Екатеринбурге Евгения Назарец расспросила главу политсовета Свердловского регионального отделения "Единой России" Леонида Рапопорта.



Леонид Рапопорт: Свердловская область традиционно имела доминирующее и определяющее значение, в том числе, для России. То, что членами партии стали более 31 тысячи человек в Свердловской области, - это, конечно, показатель. Порядка 60 процентов - это женщины. Мы полагаем, что к выборам мы доведем численность первичных партийных организаций до 1100, чтобы нам сравняться с числом избирательных округов. И конечно же, перед нами не стоит задача, чтобы по числу членов партии мы сравнялись с коммунистической партией. Мы говорим о кадровом росте, о кадровом резерве. То население, которое в массе своей заинтересовано прежде всего в улучшении своего бытия, как правило, это пенсионеры. У нас существует отдельное направление, которое связано и с поддержкой этого движения.



Евгения Назарец: Одни люди говорят, что они пришли в "Единую Россию", потому что они видят, что она может выполнять свои обещания. Другие говорят, что "Единая Россия" именно поэтому это способна и делать, что она смогла привлечь в свои ряды людей, которые занимают ключевые посты в политике, административном руководстве регионов. Какова здесь степень влияния одного на другое?



Леонид Рапопорт: Вы знаете, здесь, по-видимому, речь идет об уместном сочетании. Та политика, которая провозглашена партией "Единая Россия", - шестой съезд партии состоялся, вы знаете, который поддержал те национальные проекты, которые реализуются в нашей стране, - предусматривает и свою точку зрения в рамках политклубов, которые проводятся Свердловским региональным отделением, где можно сказать, что не так все здорово. Здесь вопрос еще связан и с компетентностью тех или иных людей. Сейчас мы наблюдаем больший интерес к партии "Единая Россия".



Евгения Назарец: Что касается национальных проектов, которые вы упомянули, в принципе, они в России появились как инициатива исполнительной власти. "Единая Россия" вроде как, получается, подхватила их и начала выполнять.



Леонид Рапопорт: Партия и раньше говорила об этих вещах. Говоря о Свердловском региональном отделении партии "Единая Россия", я скажу, что удалось предвосхитить целый ряд проектов. Это и врачебная практика, которая получила развитие в Свердловской области, это и молодежное строительство, те МЖК, которые строятся.



Евгения Назарец: По поводу прошлого политического опыта людей, какое значение ему придается, особенно если этот человек состоял в партии или в каком-то объединении, с которым у "Единой России" на данный момент или в прошлом не было достигнуто понимание или даже не найдено точек соприкосновения?



Леонид Рапопорт: Вы ведь знаете, что принято новое законодательство, которое, грубо говоря, запрещает переходы при выборах на ту или иную должность члена партии в другую партию. Мы, конечно же, помним и коммунистическую партию. Та политика, которая связана со строительством справедливого общества, позволяет привлечь на сторону "Единой России" фактически любых людей, которые состояли бы в тех партиях, которые не являются запрещенными.



Евгения Назарец: Любая партия имеет список своих приоритетов, которые можно изложить буквально за 10 секунд. Вы можете это сейчас сделать?



Леонид Рапопорт: Сильным - работу, слабым - заботу. Справедливое общество. Суверенная держава. Мобилизация экономики. Достойная жизнь для всех граждан. Великое будущее. Вот, пожалуй, эти слоганы наиболее полно характеризуют нашу партию.



Андрей Шарый : Перечень партийных лозунгов или слоганов в лексике Леонида Рапопорта, главы исполкома политсовета Свердловского регионального отделения "Единой России", напоминает о советской истории. Поэтому беседу с московским экспертом из Центра Карнеги Николаем Петровым и петербургским политологом Валерием Островским я начал с исторических параллелей.


То, что происходит сейчас с "Единой Россией", напоминает вам историю Компартии Советского Союза?



Валерий Островский: Вы знаете, в чем-то да, а в чем-то нет. Во всяком случае, Компартия стремилась, чтобы в ее рядах были представлены все социальные слои - женщины, мужчины, крестьяне, рабочие и так далее, - а я вижу, что пока "Единая Россия" опирается в основном на чиновничество. Когда было объявлено, что численность ее достигла миллиона человек, сразу всплыла в голове цифра: сегодня численность наших чиновников - полтора миллиона. Так что резервы для роста есть.



Андрей Шарый: Николай, вы согласны с тем, что "Единая Россия" - это партия чиновников?



Николай Петров: Да, я бы сказал, что это даже не столько партия чиновников, сколько некое общее название для самих чиновников. То есть это не партия в том смысле, в каком даже мы в России это понимаем. Это отсутствие идеологии, кроме единственной - нахождение или сохранение себя у власти. Если проводить аналогии, мне кажется, можно вспомнить Восленского и идеи "внутренней партии". То есть КПСС была существенно больше, но там огромное количество было людей, которые, в том числе, представляли разные социальные слои, но являлись не столько реальными членами партии, сколько некими декорациями. А было ядро, и это самое ядро, мне кажется, мы видим и сейчас.



Андрей Шарый: Михаил Восленский в "Номенклатуре" писал об опасности такого рода организаций для современного общества. Валерий, вам представляется "Единая Россия" организацией, которая органично встраивается в нынешний социальный российский строй.



Валерий Островский : Да, безусловно, это естественная организация, которая полностью соответствует нынешнему этапу такого социально-политического развития с большим влиянием чиновничества на экономику. И она будет существовать довольно долго, пока не созреют условия для очередного большого передела собственности. Потому что сущностная задача этой партии - управлять собственностью, так государственной, так и полугосударственной.



Андрей Шарый: А вам из Петербурга понятно, зачем Кремль хочет создать такую большую политическую организацию?



Валерий Островский: Опасения Кремля вполне понятны. Не зря господин Сурков не раз говорил о том, что мы живем в стране сложной, неустоявшейся, с таким проблемным населением, проблемным народом, склонным к крайностям. Поэтому вот такая бюрократическая сила видится как единственная на сегодняшний момент сила, способная каким-то образом удержать ситуацию. Но вся проблема в том, что если, не дай бог, какие-то действительно серьезные испытания возникнут, видно абсолютно, что эти люди не способны к самостоятельным активным действиям.



Николай Петров: Я думаю, что мы каждый раз должны очень четко определять термины. "Единая Россия" - это не совсем партия. Она не совсем партия не только потому, что в ней нет идеологии, нет программы, нет, строго говоря, единства, кроме вот этой самой цели сохранить свою власть. "Единая Россия" не имеет власти, то есть мы говорим "партия власти", но при этом понимаем, что "Единая Россия" до сих пор использовалась только как электоральный проект, как возможность для власти получить контроль над парламентом, и не более того. То есть до сих пор руководящие органы "Единой России" не принимают решения, а они выполняют решения, а решения принимаются вовне, решения принимаются в Кремле. Насколько целесообразен этот проект Кремля, честно говоря, я не уверен, что для Кремля целесообразна вот эта гигантомания, и не уверен, что это, собственно, инспирировано Кремлем. Здесь ведь ситуация такая, что система так устроена, что интересы ее на среднем уровне могут не соответствовать или даже в корне расходиться с интересами на самом верху. И мне кажется, что вот это желание рапортовать об одном миллионе членов, оно, в общем-то, вполне может именно к этой ситуации относиться. Я не вижу, для чего Кремлю нужно как можно больше иметь членов партии "Единая Россия" в ситуации, когда единственная реальная массовая партия - Коммунистическая партия Российской Федерации - уже давно существенно обойдена по количеству, по крайней мере формальному, членов.



Андрей Шарый: Что может объединять членов "Единой России"?



Валерий Островский: Я, честно говоря, не знаю ни одного члена "Единой России" (а среди моих знакомых такие люди есть, это в основном депутаты, чиновники, некие бизнесмены, которые ищут преференций на рынке), который откровенно сказал бы, что вступил туда из-за идейных соображений. Это чисто карьерные соображения, поэтому, когда вспоминается "Единая Россия", также вспоминаются и слова, если я не ошибаюсь, Макса Вебера, который говорил о том, что бывают партии, созданные только для одного - для повышения социального статуса и улучшения материального положения своих руководителей и активистов.


XS
SM
MD
LG