Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Истории Запада и Востока. Вышел фильм Стивена Спилберга "Мюнхен" о трагических событиях, произошедших в 1972 году во время Олимпийских игр


Программу ведет Полина Ольденбург. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Ирина Петерс .



Полина Ольденбург : Вышедший недавно фильм Стивена Спилберга «Мюнхен» рассказывает о трагических событиях 1972 года, когда во время Олимпийских игр палестинские террористы захватили в заложники и убили 9 израильских спортсменов. Ответом Израиля стало физическое уничтожение организаторов этого террористического акта. Одним из свидетелей трагедии был литовский баскетболист Модестас Паулаускас, который входил в состав сборной СССР. Своими воспоминаниями, нахлынувшими после просмотра фильма, он поделился с корреспондентом Радио Свобода в Вильнюсе Ириной Петерс.



Ирина Петерс: Первое, что из тех событий вспоминает баскетболист Модестас Паулаускас – это утро 5 сентября в Мюнхене, когда спортсмены, еще ничего не зная, подойдя к окнам, увидели установленные против них плакаты с надписями: «Террористы вооружены советскими автоматами Калашникова. Значит оружие дали вы. Вы – сообщники убийц».



Модестас Паулаускас: Утром, когда мы проснулись и посмотрели через окна, там внизу были такие плакаты, транспаранты против Советского Союза, что мы сообщники всей этой трагедии. Арабы пользовались советским оружием. Прекратились Олимпийские игры в этот день. Мы не знали – будут ли они продолжены или нет.



Ирина Петерс: «Никто ничего толком не объяснял. Мы включили телевизор. В обмен на заложников арабские террористы требуют денег, самолет и безопасного вылета. По всем телеканалам транслируют одно и тоже – Олимпийская деревня, над ней кружат вертолеты, территория оцеплена полицией. Словно в каком-то детективе, - вспоминает Модестас. – Верится с трудом, что ты тоже в этом детективе участвуешь».



Модестас Паулаускас: Мы потом проходили мимо. Видели этот дом. Это могло и повториться. Но Олимпиада продолжилась. Но эти неприятные следы остались.



Ирина Петерс: Потом в Олимпийской деревне был митинг, в котором советским спортсменам участвовать запретили – свои. На нем Антонио Самаранч пообещал, что Олимпиада продолжится. Телекартинки с митинга, рассказывает Паулаускас, сменились на более жуткие. Вот камеры направлены на дом израильской делегации. Выходят террористы и их заложники. Боевики увешаны автоматами. Всех отвозят в аэропорт, а там произошла кровавая развязка. Операция по спасению заложников проваливается, погибает 9 израильских спортсменов, 5 террористов и один немецкий полицейский.


Еще одно – было страшное напряжение уже спортивное. Вы бились с американцами за золото.



Модестас Паулаускас: Да, в течение последних 3 секунд решалась судьба золотых медалей. Мы забили этот последний мяч. Александр Белов забивает последний мяч, когда еще оставалось 2 секунды.



Ирина Петерс: «К последнему решающему матчу с американцами мы подошли вымотанные ожиданием. Соревнования перенесли на ночь, чтобы его можно было транслировать на Америку. Американцы, - замечает Модестас, - не привыкли смотреть матчи в записи. Поэтому пришлось ждать, пока Америка проснется. Победу мы, ценой невероятных усилий, вырвали у соперников в последние 3 секунды встречи. Знаменитые 3 секунды. Потом, измученные и напряженные долго сидели в раздевалке. Пока Совет Федерации убедится – правильно ли были зафиксированы эти самые 3 секунды. И вот, наконец, узнаем, что золотые медали принадлежат нам. Мы впервые тогда выиграли в баскетбол у американцев», - говорит Паулаускас.



Модестас Паулаускас: Была теплая встреча в аэропорту Шереметьево. Как сейчас помню, один игрок махал золотой медалью, вдруг эта медаль улетела куда-то на публику, но тут же мгновенно ребята принесли эту золотую медаль. Но никаких вопросов об этой ситуации никто не задавал. И в Литве это все как-то было заглушено.



Ирина Петерс: «Домой возвращались, - вспоминает он, - опьяненные свой спортивной победой. И только позже я осознал, что стал свидетелем настоящей трагедии – уже не в спорте».


За эти годы мир изменился не в лучшую сторону в этом смысле. Слово «терроризм» очень часто звучит в нашей жизни.



Модестас Паулаускас: Я думаю, что весь мир должен восстать против этого дела, чтобы не погибали невинные люди.



Ирина Петерс: Когда вы смотрели нынешнюю Зимнюю Олимпиаду в Турине, вспоминали, думали об этом?



Модестас Паулаускас: Конечно, все время, когда наши корреспонденты, журналисты передавали, что на Олимпиаде напряженка, готовность против этих дел, вырывались такие слова, не дай бог. Это сегодня не кончается. Наверное, с каждым днем, с каждым чемпионатом Европы, мира, Олимпийскими играми это все может повториться пока весь мир не найдет и остановит это движение.



Ирина Петерс: Сами Олимпийские игры, пафос их в том, чтобы люди отложили оружие, перестали воевать. Это спорт самого высшего ранга. Он и предназначен для того, чтобы, пользуясь простым языком, люди выпустили пар. Все-таки эта идея может воплотиться?



Модестас Паулаускас: Наверное, этого мало, чтобы только во время Олимпийских игр. Хотелось бы, чтобы вообще человек не убивал человека. Должны бороться спортсмены, олимпийское движение, олимпийские комитеты на самом большом уровне.



Ирина Петерс: Что касается фильма «Мюнхен», то в нем режиссер Стивен Спилберг рассказывает и о том, что дальше последовали ответные жесткие акции израильской стороны в отношении палестинцев. Кто видел картину, удивлен тем, что режиссер, снявший «Список Шиндлера», на этот раз создал нейтральный в политическом смысле фильм. Он непривычно для себя над схваткой. А зритель, выходящий из зала после просмотра фильма «Мюнхен», захвачен не чувством отмщения. Он думает не о том, какая сторона больше виновата, а о главном – как же все-таки разорвать этот порочный круг взаимной ненависти и убийств.


XS
SM
MD
LG