Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Перспективы развития паралимпийского движения в России


Программу ведет Татьяна Валович. Принимают участие президент Петербургской федерации физкультуры и спорта инвалидов, генеральный директор Специального Олимпийского комитета Сергей Гутников и корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская.



Татьяна Валович: Сегодня в Турине начинаются IX зимние Параолимпийские игры. Они пройдут на тех же спортивных объектах, на которых проходила ХХ зимняя Олимпиада. В зимних параолимпийских играх 2006 года примут участие 534 спортсмена.



Татьяна Вольтская: Зимняя параолимпийская программа включает пять видов спорта, но российские спортсмены будут соревноваться только в трех: в горных лыжах, лыжных гонках и биатлоне. Российской хоккейной сборной и команде по керлингу на Игры пробиться не удалось. Инвалидный спорт стоит дорого, цена одной спортивной коляски 500-600 долларов, а нужны еще протезы, и специальное оборудование, и дорогостоящие технологии. Именно поэтому пока российские спортсмены показывают лучшие результаты там, где от технического обеспечения зависит не так много. Параолимпийские игры - это всегда повод поразмышлять о развитии спорта для людей с поражением опорно-двигательного аппарата и нарушением зрения. По тому, как страна развивает этот спорт, во всем мире судят о развитости, о цивилизованности самой этой страны. Российским спортсменам с ограниченными возможностями еще очень многого не хватает. Большинство спортивных баз недоступны для этой категории спортсменов и физкультурников, поскольку там нет ни пандусов, ни лифтов, ни подъемников - то есть люди сталкиваются в спорте с тем же, что мешает им и в повседневной жизни. Не напрасно в развитых странах давно уже отказались от слова «инвалиды», заменив его термином «люди с ограниченными возможностями». Это отражает стремление интегрировать таких людей в общество. Людей с ограниченными возможностями нужно не ограничивать еще больше своей жалостью, а помогать им почувствовать себя полноценными членами общества, - считает президент спортивного клуба «Танец на колесах», чемпион мира по танцам на колясках Елена Лазко.



Елена Лазко: Есть вещи, когда надо помочь, очень важно даже своей помощью не ограничивать, потому что я - здоровый, что ты, инвалид, не можешь сделать так-то. Если вот этого не будет, умный, такой грамотный подход и государства, и общества, и даже каждого из нас, что я помогу, чем я смогу, он не может, я лучше за него сделаю. Вот такие понятия, мне кажется... их как-то уже надо развивать у нас.



Татьяна Вольтская: В IX зимних Параолимпийских играх ожидается участие более 6 тысяч волонтеров, увидят состязания 250 тысяч зрителей. Российская команда состоит из 29 спортсменов, среди которых есть и такие заслуженные, как 9-кратный параолимпийский чемпион Валерий Купчинский, и совсем молодые спортсмены, но уже показавшие хорошие результаты на мировых первенствах.



Татьяна Валович: Открытие Параолимпийских игр в Турине стало поводом поговорить еще раз о том, как развивается и параолимпийское движение в России, и, вообще, спорт и физкультура для инвалидов. Сегодня у нас в гостях президент Петербургской федерации физкультуры и спорта инвалидов, генеральный директор Специального Олимпийского комитета Сергей Гутников. Сергей Владимирович, вообще-то, я думала, что вы поедете в Турин. Почему вы не в Турине?



Сергей Гутников: Много-много вопросов по этому поводу. В Турине те, кто должен обеспечивать, и официальная делегация от федерального агентства и Параолимпийского комитета. Я хоть и член Параолимпийского комитета, но, я думаю, что те 29 спортсменов, которые выехали, они должны быть... Вы знаете, что все-таки параолимпийский вид - это особый вид деятельности. Те технические средства, которые присутствуют у параолимпийцев, они должны обслуживаться, поэтому в большей степени делегация формировалась из тех людей, которые должны обслуживать тех спортсменов, которые... Незрячие спортсмены еще и с лидерами, поэтому это ограниченное количество людей, и деньги, которые выделило Федеральное агентство, минимальны.



Татьяна Валович: А петербургские спортсмены присутствуют?



Сергей Гутников: Нет, к сожалению, петербургские спортсмены на Параолимпийских играх зимних не присутствуют. От Санкт-Петербурга уехал только Сергей Петрович Евсеев, это наш ученый. Я считаю, мы за него тоже бились, чтобы хотя бы один человек поехал туда.



Татьяна Валович: То есть это представитель, вообще-то, медицинской общественности?



Сергей Гутников: Нет, это представитель не медицинской… Это представитель, можно сказать, адаптивной физической системы России, потому что все-таки Сергей Петрович является ученым и все методические разработки - это преподавание методик во всех наших вузах, а их сейчас 56, они должны хотя бы здесь присутствовать.



Татьяна Валович: То, что не поехал никто от Петербурга, это значит, что в Петербурге нет условий для развития зимних видов спорта для Параолимпиады или какие-то другие причины?



Сергей Гутников: Много причин. Если честно сказать, радиослушатели и все граждане должны понимать: параолимпийское движение - это спорт высших достижений для людей с ограниченными возможностями, и там немножко другая система отбора, участия, не только в параолимпийских, но и международных. Для того, чтобы поехать спортсмену на Параолимпийские игры... это не значит, стать победителем чемпионата России по какому-то виду спорта, это нужно войти по рейтингу в 12 или в 16 сильнейших спортсменов (по разным видам спорта, в зависимости сколько допускается по этому виду спорта) в систему IP С. Если среди специальных олимпийских игр и сурдоолимпийских игр квота, то есть уже сама страна распределяет, по каким видам спорта и кого отобрать на участие в сурдо- и специальных олимпийских играх, то здесь это не квота, это международная организация выбирает спортсменов, которые должны поехать, и разрешает им. А уж, чтобы поехать на параолимпийские игры, человек должен за четырехлетие побывать, как минимум, на нескольких международных соревнованиях, войти в рейтинг 12-ти спортсменов. И вот здесь как раз кроется основная проблема. Мало того, что в Санкт-Петербурге по тем видам... Ну, вдумайтесь - горные лыжи, лыжные гонки, конькобежный спорт, биатлон, керлинг...



Татьяна Валович: Хоккей еще.



Сергей Гутников: Хоккей там не на колясках, нет, там на санках. А в России вообще нет. У нас есть в Санкт-Петербурге вертикальный хоккей, это хоккей на протезах. Вот как только сейчас вошли еще две страны... Должен быть он не параолимпийским видом спорта этот хоккей вертикальный. Только на салазках хоккей является параолимпийским видом спорта. Мы добиваемся, чтобы был вертикальный хоккей параолимпийским видом. И тогда в принципе санкт-петербургская сборная, потому что это и сборная России, и единственная команда в России, которая постоянно тренируется, у которой есть результат, они чемпионы мира. Возможно, что тогда мы будем представлять Санкт-Петербург.



Татьяна Валович: Сергей Владимирович, вы сказали, что существует параолимпиода, существуют сурдоолимпийские игры, специальные олимпийские игры. Давайте поясним, в чем все-таки различие, чтобы радиослушатели понимали, и почему нужно именно было разнести вот так, почему не для всех сделать одни игры, как олимпийские игры для всех? Почему не сделать такие же одни параолимпийские для людей с ограниченными возможностями?



Сергей Гутников: Я вам хочу сказать, что международная организация IPC (которая как раз владеет термином "параолимпийские игры", и проводятся как раз после олимпийских игр на тех же объектах, хотя, конечно, это ограниченное количество видов спорта) - это организация, которая зарабатывает большие деньги, там действительно вращаются очень большие деньги. Для участия в этих соревнованиях приходится мало того что участвовать в рейтинговых соревнованиях, необходимо платить взносы, оплачивать абсолютно все за участие в аккредитованных национальных программах. То есть это и финансовая сторона вот этой деятельности. А сурдо- и специальные олимпийские - там совершенно другая. На специальных олимпийских играх вообще мы не платим. Когда игры проходят... Вот мы в Нагано ехали, мы не платили за проживание, за питание, все за нас платила международная организация Special Olimpic International , которая владеет брендом "специальное олимпийское движение". Точно также сурдо. В параолимпийском движении все по-другому, поэтому это большие деньги, это огромные вложения в спортсмена, потому что там совершенно другие... Это слепые, потому что нужен специальный лидер, это люди с нарушением опорно-двигательного аппарата, значит, нужно специальное оборудование с антропометрическими личными данными спортсмена, и это, конечно, люди с параличом позвоночного сустава. Это вот три зоологические группы, которые участвуют в параолимпийском движении, то есть слепые, тотально слепые или слабовидящие, с нарушением опорно-двигательного аппарата и с нарушением...



Татьяна Валович: То есть человек с отсутствием, скажем, слуха, не может...



Сергей Гутников: Не может в параолимпийских играх.



Татьяна Валович: Просто по определению.



Сергей Гутников: У него свои есть. С нарушением интеллекта - тоже свои, вообще "Инэсфит" - есть такая программа для людей с нарушением интеллекта. Вот в Испании, когда были летние Олимпийские игры, там допустили эту категорию людей с ограниченными возможностями. Потом, через год, ее вывели по многим причинам. Но сейчас как раз "Инэсфит" - это международная организация умственно-отсталых - добивается, чтобы эту категорию лиц включили в параолимпийское движение. Не знаем, когда это еще будет, на последней сессии, во всяком случае, не допустили. И поэтому на сегодняшний день параолимпийское движение - оно особенное. Что касается наших российских условий, выделены специальные деньги в Государственной Думе строчкой "параолимпийское движение", и эти деньги используются только для развития параолимпийского движения и не более того. Но вид спорта - и лыжные гонки, и биатлон, и те виды, которые у нас не очень сильно развиты, они как раз, все спортсмены, тренируются на Западе, в основном на Западе. Чуть ли не каждый год. Поэтому выделен для конкретного спортсмена. Если нашего незрячего спортсмена из Брянска (11-кратный чемпион мира, многократный олимпийский чемпион) знают, то он уже постоянно тренируется в Швейцарии, Швейцарии, Голландии. Вместе с тренером.



Татьяна Валович: Но это такие единичные случаи.



Сергей Гутников: Это единичные случаи.



Татьяна Валович: А массово?



Сергей Гутников: В том-то и дело. Вот у нас должен был быть чемпионат России по лыжным гонкам в 2005-2006 годы. Они не проводились. Наши спортсмены, которые поехали, даже не имели возможность заявить о себе. Горные лыжи. У нас есть Симонов Андрюша. Он тоже не может пробиться в сборную параолимпийскую, потому что негде тренироваться. Нет условий для подготовки. Даже если есть деньги. Но Андрей должен участвовать как минимум в году в пяти международных соревнованиях.



Татьяна Валович: А деньги выделяются только на одно.



Сергей Гутников: Да, денег бюджетных нет. Нужно найти деньги на проживание, на постоянное питание, на взнос, чтобы туда поехать и так далее и тому подобное. Представьте, какую сумму денег только один спортсмен поглощает.



Татьяна Валович: Но в то же время ведь сейчас спорт – это зрелищность. Многие могут сказать – насколько может быть зрелищен спорт для людей с ограниченными возможностями?



Сергей Гутников: Вы смотрели большие Олимпийские игры?



Татьяна Валович: Смотрела.



Сергей Гутников: Сколько раз в день?



Татьяна Валович: По возможности.



Сергей Гутников: Сегодня открываются Параолимпийские игры.



Татьяна Валович: Кстати, не заметила я нигде, чтобы был анонс.



Сергей Гутников: Вот. Что можно сказать об этом? Первый канал – 10 секунд показали ребят и все. У нас много мероприятий в Санкт-Петербурге. Мы очень много соревнований проводим, но чтобы телевидение показало – это нонсенс.



Татьяна Валович: Сергей Владимирович, хотелось бы поговорить об освещении соревнований людей с различными проблемами. Это только в России такая картина, что мы практически не видим сюжетов, программ в средствах массовой информации? Как обстоите дело на Западе? Имеются ли возможность спортсмены на Западе зарабатывать рекламой спортивных фирм?



Сергей Гутников: Вы должны понять, что все международные федерации на Западе – общественные организации. Они финансируются только за счет спонсорских пакетов. У нас совершенно другая ситуация. Там совершенно другой подход государства к этим организациям. Там есть специальные льготы для этих фирм-организаций. Там тоже большие деньги. Все спортсмены тренируются за счет специальных рекламных акций, специальных программ. Предприятия имеют очень большие заказы, потому что много спортсменов тренируются. А мы не можем позволить на сегодняшний день себе это. Потому что в бюджете мы не можем заложить, потому что должен быть государственный заказ. А государственный заказ предполагает только размещение на наших территориях. Наши предприятия этого не делают, потому что невыгодно.



Татьяна Валович: Получается замкнутый круг.



Сергей Гутников: Человек сам не может заплатить. Фирма, которая могла бы стать спонсором, ей это невыгодно, ей это неинтересно. Мало того, если она это сделает из прибыли, то налоговая инспекция тут же приедет и накажет. Потому что они заплатили деньги из прибыли и так далее. Замкнутый круг. Но как раз пресса-то и не является у нас двигателем, общественным двигателем этого направления. А это очень важно. Важно показать, что человек с ограниченными возможностями может делать абсолютно все.



Татьяна Валович: Скажем, в Петербурге вы можете инициировать создание таких телепрограмм, подготовить своего корреспондента?



Сергей Гутников: В 2002 году мы разговаривали с банком «Менатеп». Целый год мы держали программу. Мы пяти корреспондентам на канале платили деньги. Ее сняли, потому что она не рейтинговая. Показывали в субботу в 11 часов. Как мне говорил редактор этой программы: «Как можно показать инвалида? Его будет смотреть весь город. Слезы на глаза наворачиваются от этого. Это жалость».



Татьяна Валович: То есть еще и менталитет.



Сергей Гутников: Менталитет. Мы на сегодняшний день не может провести крупные международные соревнования. Дай бог здоровья Валентине Ивановне, что она на правительстве впервые обратилась, чтобы разрешили проведение чемпионата мира по хоккею среди инвалидов.



Татьяна Валович: Разрешение это так важно?



Сергей Гутников: Очень важно!



Татьяна Валович: Без него не могли?



Сергей Гутников: Это по положению.



Татьяна Валович: А деньги из бюджета выделены?



Сергей Гутников: Мы надеемся, что все-таки выделят, потому что это нужно – минимум 9 миллионов рублей для проведения такого уровня чемпионата с открытием. Мы должны принять спортсменов из 12-15 стран мира. Хочу сказать, что впервые за 15-летие на заседании коллегии в Спорт комитете мы обсуждали проект программы «Развитие физической культуры и спорта Санкт-Петербурга 2007-1009». Одной из подпрограмм было «Развитие программы спорта инвалидов», где заложены деньги по трем основным направлениям – строительство комплекса в 2009 году для людей с ограниченными возможностями, открытие специализированных школ при существующей системе СДЮШОР по пяти видам спорта пока на три года (легкая атлетика, плавание, футбол, баскетбол, волейбол) и содержание общественных организаций, оплата аренды спортивных сооружений и спортивная экипировка. Вот это три основные деньги, которые мы заложили на три года – это где-то 150 миллионов рублей из тех 3 миллиардов 150 миллионов, которые заложены на общее развитие. Но это впервые.


Если правительство города примет, то это уже будет какая-то система. А так до этого общественная организация в поисках средств постоянно. Вот у нас есть сейчас горные лыжи в парке. Мы должны найти на экипировку, мы должны найти на тренировочный процесс. Даже поехать туда, нам нужен автобус, чтобы людей отвезти. А до парка ехать 2 часа через весь город. Это средства. Это только привлеченные деньги.



Татьяна Валович: Вы сказали о строительстве спортивных сооружений. Нужны ли они отдельные для людей с ограниченными возможностями, или нужно стараться хотя бы те, которые сейчас будут возводиться в городе, строить так, чтобы они были доступны всем? По итогам Олимпиады были сделаны такие громкие заявления, что каток будет, пообещали Светлане Журовой.



Сергей Гутников: Танюшечка, нужно понять, что в нашем городе для опорников ни один спортивный объект не приспособлен.



Татьяна Валович: Даже ледовый дворец?



Сергей Гутников: Даже ледовый дворец. Мы на сегодняшний день в ноябре прошлого года проводили матчевую встречу сборная России и сборная мира по вертикальному хоккею. Мы это делали в 9 часов вечера в «Юбилейном». К нам приехали эстонцы – хоккей на салазках. Мы это проводили в ледовом дворце «Спартак». В Словакии, в Чехии, в Финляндии специально для них построен специальный ледовый каток, где они тренируются. Потому что на салазках нужно уезжать с ледовой арены. А у нас в «Спартаке» подъезжаешь к бортику, а потом выходят два человека, берут спортсмена и через бортик перетаскивают его. Это совершенно другой проект. Конечно, нужно и так и так.



Татьяна Валович: А вас (Параолимпийский комитет) приглашают на обсуждение проектов новых спортивных?



Сергей Гутников: Мы криком кричим.



Татьяна Валович: Вас не слышат.



Сергей Гутников: На правительстве мы выступаем. Мы в Комитете по труду постоянно об этом говорим, что не только спортивные объекты, но и город должен быть приспособлен для человека с нарушением опорно-двигательного аппарата. Даже была программа «Доступность среды для инвалидов». 67 миллионов было выделено 5 лет назад. И ничего не сделано особенно на тех спортивных объектах, на которых мы тренируемся. Поэтому, конечно, это еще одна проблема. Но, я надеюсь, что Валентина Ивановна сейчас заставляет, чтобы все строящиеся объекты…



Татьяна Валович: Будет реконструироваться наш стадион знаменитый?



Сергей Гутников: Наши спортсмены и сейчас тренируются на наших стадионах. Но доехать до стадиона проблема. Как на коляске пройти через турникет? Поэтому нужно ехать на машине. Их пропускают на «Зенит». Я надеюсь, что при строительстве на Кировском это тоже будет учтено.



Татьяна Валович: Сергей Владимирович, вы говорили, какие деньги будут выделяться в будущем. А на этот год на развитие спорта для людей с ограниченными возможностями деньги из бюджета выделены? Какие? На что?



Сергей Гутников: Хочу сказать, что в принципе за последние два года изменилось отношение в очень хорошую сторону у правительства нашего города.



Татьяна Валович: Уже есть понимание.



Сергей Гутников: Да, понимание.



Татьяна Валович: Почему Москва проиграла?



Сергей Гутников: Потому что у нас нет приспособленных спортивных объектов. Это чиновник в принципе понимает, но, конечно, нужно любой спортивный объект еще переоборудовать. Это тоже большие затраты.



Татьяна Валович: Как вы считаете, Сочи хочет побороться в Зимних Олимпийских играх?



Сергей Гутников: Ну, нет, достаточно наивное желание. Чтобы был имидж нашей страны на определенном уровне, мы должны заявлять одну из территорий для участия в отборе. Дать Сочи Зимний Олимпийские игры – это, конечно, наивно, с точки зрения именно спортсмена. Построить такое количество объектов, приспособить их!



Татьяна Валович: Чтобы там могли быть проведены и Параолимпийские игры.



Сергей Гутников: Параолимпийские игры – это обязательно. Я не знаю, если Санкт-Петербург еще может подать заявку на участие в Зимних Олимпийских играх, тоже вдумайтесь – нужны и склоны, и бобслей нужен, и сколько объектов для керлинга. Здесь все в целом. Конечно, мы можем провести красивое открытие, красивое закрытие – тут вопросов нет. Но, что касается спортивно материальной базы это достаточно сложно.



Татьяна Валович: У нас есть вопрос от слушателя. Пожалуйста, вы в эфире.



Слушатель: Добрый день. Я инвалид из Подмосковья. Вы говорите о передаче о спортсменах-инвалидах, о программе инвалидов. Наверняка инвалиды-спортсмены получают такую же пенсию, как и все инвалиды. Не лучше ли обеспечить инвалида пенсиями, чтобы он чувствовал себя не на обочине жизни, а полноценным человеком.



Татьяна Валович: Думаю, что надо не только обеспечить полноценной пенсией, но и всеми полноценными благами жизни, которыми пользуются другие люди. В этом, наверное, самое большая проблема, что в России, а в Советском Союзе, тем более, эту проблему не решали. Говорили, что у нас нет инвалидного спорта, потому что у нас нет инвалидов. И все скрывали.



Сергей Гутников: Я хочу сказать, что мы тоже ставим вопрос, чтобы спорт был массовым в Санкт-Петербурге, чтобы как можно больше инвалидов могли участвовать в спортивной деятельности, чтобы они могли поддерживать свое физическое состояние, а главное – жизненную позицию. Поехать на Параолимпийские игры и стать знаменитым инвалидом – тоже нужно кому-то. Это наш флаг. Но основная наша задача – это создать условия для того, чтобы каждый человек с ограниченными возможностями по своему желанию мог прийти в секцию, мог прийти на спортивный объект, мог посетить любое зрелищное мероприятие. Поэтому мы, конечно, ее ставим. Главное сейчас, что не говорят – нет. Если раньше говорили – иди и гуляй, не задавай глупых вопросов, то сейчас я не могу сказать, что мне это говорят. И Валентина Ивановна, и правительство заслушивают, спрашивают – что надо? Дайте программу. Мы дали программу в городе Санкт-Петербурге. Это будет единственная программа в России. Если ее утвердят, это будет первая сознательная, продуманная программа.



Татьяна Валович: Петербург будет опять впереди.



Сергей Гутников: Да.



Татьяна Валович: Это хорошо. Но я хотела спросить. Как всегда, спорт – это высокие результаты. Наверняка тоже происходит и для людей с ограниченными возможностями. Вы говорили о занятиях физической культуры, чтобы это было доступно для всех. Как сделать это? Понятно должна быть принята программа, понятно, что должны быть заложены определенные деньги в бюджет. А что делается для того, чтобы поменять еще и менталитет людей? Есть ли какие-то детские спортивно-юношеские школы для…?



Сергей Гутников: То что касается школ – это одна из проблем. Детско-юношеских школ ФК нет. Это должна быть нормативно-правовая база на уровне Федерального агентства. Ее нет. Я думаю, что в течение 5 лет не будет. Потому что как раз большой спорт и чиновники от большого спорта боятся этого.



Татьяна Валович: Почему?



Сергей Гутников: Потому что как только будет школа ФК, как только будет СДЮШОР с ФК – это значит ставки, это значит материальная база. У нас в городе сейчас 52 разные школы СДЮШОР. Так сразу тогда должны быть какие-то отделения со ставками. А там другая нормативная база. Если группа первоначальной подготовки, то совершенно другая система.



Татьяна Валович: Так пусть будет. Чем больше, тем лучше.



Сергей Гутников: Да, поэтому нужно создать нормативную правовую базу, чтобы тренер не отвечал или отвечал за спортсмена. Это значит насыщаемость групп должна быть регламентирована законом. Если тренер в большом спорте может 15 детишек на первоначальной подготовке тренировать, то в группе с инвалидами он не сможет отвечать за 15 человек. Это другая группа. Это все должно быть на федеральном уровне. Пока мы только сейчас говорим о местном уровне, может быть, и с нарушением закона.



Татьяна Валович: У нас еще вопрос от слушателя. Пожалуйста, вы в эфире.



Слушатель: Я бывший спортсмен-инвалид по зрению. Я слышал, что якобы в Советском Союзе хуже относились к инвалидам. Наоборот, лучше относились.



Сергей Гутников: Я не спорю. Дело в том, что, действительно, в Советском Союзе, была очень серьезная система Всероссийского общества слепых и глухих. Это было государство в государстве. Самое общество делало все для того, чтобы спортсмены тренировались, занимались. Ему уже 70 лет! Там очень большие деньги. Сейчас Всероссийское общество слепых и глухих само себя исчерпало как такая организация. Денег не выделяется на развитие спорта.



Татьяна Валович: Поддержка в России сейчас вообще для инвалидов.



Сергей Гутников: Система рухнула. Только на прошлой неделе мы говорили об этом – о создании школы при существующей школе номер 2 для слепых. Мы хотим, чтобы там было спортивное отделение. Мы хотим обратиться к главе Красногвардейского района, чтобы она нас поддержала и взяла несколько ставок на администрацию, и выделить для школы, чтобы мы могли там хотя бы три вида спорта – плавание, футбол и легкую атлетику – восстановить в том понимании, в каком должно действовать спортивное отделение в школе.



Татьяна Валович: А подготовка специалистов, тренеров для людей, с которыми они будут заниматься ведется? Какое количество выпускается? Какое количество городом в принципе было бы востребовано?



Сергей Гутников: Хочу сказать, что за 10 лет было шесть выпусков. Конечно, эти специалисты уходят. К нам приходят. Конечно, на сегодняшний день, что можно сказать. Специалист, который приходит в существующую систему занятий, он получает небольшие деньги. Конечно, они уходят в большей степени. Но где-то 50 процентов все-таки остаются в системе. Мы сейчас даже парусную школу открыли для людей с ограниченными возможности при речном яхт-клубе. Это тоже впервые в России. Мы хотим попробовать переход на яхт-клубах. Если предприятия поддержат строительство яхты для наших спортсменов, то у нас будет специальная яхта.



Татьяна Валович: Существуют ли президентские стипендии для спортсменов?



Сергей Гутников: 100 спортсменов-инвалидов и тренеров получают как раз президентскую стипендию. В городе Санкт-Петербурге никто не получает. Мы пробовали, но это тоже распределяет Параолимпийский комитет вместе с Федеральным агентством.


XS
SM
MD
LG