Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Умер Слободан Милошевич



Дмитрий Волчек: Экс-президент Югославии Слободан Милошевич скончался в своей камере в тюрьме Международного трибунала в Гааге. Как известие о смерти Милошевича воспринято в Белграде?



Айя Куге: В Белграде сторонники, товарищи по партии Милошевича обвиняют Гаагский трибунал, утверждая, что его там убили, отказывая в медицинской помощи. Противники Милошевича считают, что нечего его жалеть, так как и он никогда никого не жалел. А народ Сербии, такое впечатление, испытывает противоречивые чувства. Немного таких людей, кто время Милошевича и его лично вспоминает по-доброму. Однако огромное большинство сербов крайне отрицательно относится к Международному трибуналу, и теперь для них смерть Милошевича в Гааге является еще одним доказательством несправедливости трибунала к сербам.



Дмитрий Волчек: Со мной в студии мой коллега Андрей Шарый, автор книги «Трибунал» о Гаагском трибунале. Андрей, добрый вечер. Чем был болен Милошевич, и как было организовано его лечение в Гааге?



Андрей Шарый: Добрый вечер, Дмитрий. Процесс над Милошевичем шел почти четыре года. За это время он прерывался 15 раз, и каждый раз это было связано с состоянием здоровья подсудимого. Последний диагноз, который ставили Милошевичу, который постоянно жаловался на сердечные проблемы, на проблемы с сердцем, на высокое кровяное давление и на повышенное давление в ушах и в глазах,– это гипертрофия левого предсердия. Однако, это диагноз болезни. Почему умер Милошевич – еще непонятно. Последний всплеск интереса к здоровью Милошевича возник минувшей осенью, когда его посетила делегация из выбранных им врачей: один французский кардиолог, одна русская профессорша и врач из Белграда, который был еще и одним из свидетелей защиты по делу Милошевича. Они осмотрели подсудимого, прописали какой-то курс лечения. Милошевич был недоволен тем, как его лечили в трибунале, говорил, что не обращают достаточного внимания на его проблемы. После этого процесс прервался на шесть недель, и возникла идея лечить Милошевича в России в центре Бакулева. Трибунал в конце концов отказал, причем не потому, что Милошевич не болен, а потому что не счел кардиоцентр Бакулева единственным местом, где Милошевич мог бы получить квалифицированную медицинскую помощь.



Дмитрий Волчек: Андрей, а каковы перспективы после смерти Милошевича работы Международного трибунала по бывшей Югославии?



Андрей Шарый: Что касается процесса по делу Милошевича, то дело это закрывается, оно отправляется в архив, и Милошевич не будет осужден. Таким образом, это факт – центральный процесс трибунала не будет завершен. Милошевич не первый заключенный и подсудимый трибунала, который закончил свою жизнь в изоляторе. Он четвертый заключенный. Двое покончили с собой. Один случай - это бывший президент республики Сербской Краины Милан Бабич буквально несколько дней назад. Еще один заключенный умер тоже, кстати, от сердечных проблем. Было еще одно самоубийство. Надо сказать, что в принципе трибунал достаточно деликатно старается относиться к этим проблемам, понимая, что они вызывают критику со всех сторон. Скажем, что в журналистских кругах говорят о том, что против Алии Изетбеговича, лидера боснийских мусульман и против бывшего президента Хорватии Франьо Туджмана тоже возбуждались расследования, даже есть номер дела, по которому должны были якобы судить Туджмана, но не успели, поскольку он умер. Некоторые обвиняемые отпускались домой, когда их состояние здоровья было плохое. Был такой случай с генералом Джукичем, сербом, почти десять лет назад, когда его отпустили фактически умирать домой.


Но так или иначе этот процесс завершен, можно сказать, что дело отправится в архив. И теперь остается главный вопрос, и вопрос политического существования трибунала, и юридической деятельности – это судьба двух оставшихся главных беглецов Младича и Караджича, боснийских сербов, поскольку уже объявлено официально, что новых обвинений трибунал выдвигать не будет.



Дмитрий Волчек: Айя Куге, воспринимают ли сербы смерть Милошевича как конец эпохи в каком-то смысле и самого его как мученика?



Айя Куге: На самом деле эпоха Милошевича кончилась шесть лет назад. Нужно вспомнить, что мало кто в Белграде воспротивился его аресту в 2000 году. Никаких серьезных протестов не было тогда, когда он через несколько месяцев был отправлен в Гаагу. На самом деле Милошевич в Сербии уже почти забыт. Он уже не имел никакого влияния на политическую жизнь. Мы на него смотрели на телеэкранах в Гааге, порой он даже не казался реальным человеком. Могу с уверенностью сказать только одно: в Белграде сегодня очень чувствуется, что существует как будто две Сербии. Для тех, для кого Слободан Милошевич был героем, он останется героем и станет мучеником. Для тех, кто Милошевича считал преступником, он преступником и останется.


XS
SM
MD
LG