Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Выставочный зал. "Символы советской эпохи"


Лиля Пальвелева: «Символы советской истории» - так называется новая выставка Исторического музея. Все экспонаты взяты из запасников, а прежде у них был другой обладатель - не существующий ныне Государственный музей Владимира Ильича Ленина.


Фирменная черта Исторического музея (на то он и исторический) – стремление к научной объективности, к созданию полноты картины. И временные выставки, и разделы постоянно действующей экспозиции организуются таким образом, чтобы в равной мере были представлены разные мнения и разные оценки, которые высказывались и давались в ту или иную эпоху.


Приведем первый, пришедший на ум пример. На недавней выставке, посвященной декабристам, наряду с воззваниями и письмами участников восстания на Сенатской площади, можно было увидеть документы, в которых эти люди оценивались как бунтовщики и злодеи, покусившиеся на легитимную власть. Музей демонстрирует доверие к интеллектуальным способностям своих посетителей, которые сами могут во всем разобраться. Главное – предоставить достоверную информацию, показать подлинные вещи былых эпох.


Выставка «Символы советской истории» выбивается из этого ряда. Она какая-то одномерная и откровенно пропагандистская, чего, в общем-то, и не скрывает Татьяна Колоскова, автор экспозиции, а в прошлом директор Центрального музея Ленина.



Татьяна Колоскова: Мы хотели пригласить людей поразмышлять о заслугах коммунизма перед государством Российским. Символы – благодатный материал для такого спокойного, некрикливого размышления.



Лиля Пальвелева: Среди 172 экспонатов выставки немало статуэток, кубков и каких–то невнятных композиций из хромированных звезд, латунных колосьев и покрытых эмалью изображений красных стягов. При социализме такие вещи были распространенной формой вознаграждения за ударный труд - вместо материального поощрения. Как правило, эти никому не нужные награды уныло пылились в кабинетах руководителей разного ранга. Однако Татьяна Колоскова убеждена - советская эмблематика была важной частью духовной жизни советских людей.



Татьяна Колоскова: Мы отобрали не просто памятные знаки ушедшего времени, но памятники, которые в символической форме выразили основополагающие ценности своего времени. Это те ценности, которые делали устойчивым наше государство, которые связывали человека со своей страной, с нашей страной, с обществом и друг с другом.



Лиля Пальвелева: В словах Татьяны Колосковой отчетливо слышна ностальгическая нота. Она и выставку сделала как реплику музея Ленина, в точном соответствии с его официозным пафосом. Правда, непредвзятому посетителю выставка дает повод повеселиться. Среди бюстов основоположников есть несколько примечательных. Рассказывает сотрудник Музея Ленина Елена Захарова.



Елена Захарова : Эти бюсты из коллекции огромной нашей ленинианы. У нас сотни бюстов Ленина, которые были сделаны величайшими скульпторами. А что касается этих вещей, мы решили показать такие интересные вещи – вы видите здесь Ленина, представленного в таком демоническом виде: Ленин-оратор, Ленин-трибун.


А что касается вот тех двух скульптур, то мы решили показать, что в каждом народе Ленин воспринимается по-разному. На Мадагаскаре его представили таким, а у японцев Ленин немножко похож на японца.



Лиля Пальвелева: Подарок мадагаскарских товарищей вырезан из темного палисандрового дерева. При этом губы и скулы – точь-в-точь как у представителей коренных жителей Африканского континента. Скульптор из Страны Восходящего Солнца ласковый прищур Ильича превратил в узкий восточный разрез. «Что лишний раз доказывает, что Ленин был вождем мирового пролетариата», - остроумно заметил кто-то в день открытия выставки.


Еще один достойный внимания экспонат – монументальное полотно Исаака Бродского «Второй конгресс Коминтерна». Слово Татьяне Колосковой.



Татьяна Колоскова: Картина Бродского лежала 60 лет в запасниках. Она была запрещена к экспонированию, поскольку там были изображены враги народа. Здесь и Бухарин, и другие деятели. Могу перечислить очень многих руководителей партии, в частности, руководителей мирового коммунистического движения.



Лиля Пальвелева: Как же смогла уцелеть, да еще не отправиться в ссылку в какое-нибудь захолустье, картина, увековечившая репрессированных политических деятелей?



Татьяна Колоскова: Был приказ уничтожить, но музейщики есть музейщики. Они прикапывали эти вещи, хранили их. Потому что у музейщиков трепетное отношение к историческому предмету.



Лиля Пальвелева: На сегодняшний день картина «Второй конгресс Коминтерна» интересна, прежде всего, как документ былой эпохи. Разглядывать эту многофигурную композицию – все равно, что читать списки участников. «Смотрите, и этот там был, и этот. Одного расстреляли вскоре, другого – несколько лет спустя». Однако, художественные достоинства полотна невелики. Исаак Бродский несомненно отталкивался от картины Репина «Торжественное заседание Государственного совета», но у знаменитого передвижника изображение целостное, а у его последователя дробится на отдельные портреты, искусственно соединенные друг с другом.


Властью художник Бродский был обласкан. С гигантского полотна даже копии делали для украшения ближних и дальних учреждений. Так, свидетельствуют архивные документы, в Новосибирске для обустройства нового здания Сибкрайисполкома ткани для портьер заказывали в Харбине, а копию революционной картины Бродского везли из не менее далекой Москвы.


Еще его назначили, как выражались в 20-е – 30-е годы, «командовать Академией художеств». Сохранилась дневниковая запись одного из самых блистательных живописцев эпохи Павла Филонова о том, какую уничижительную оценку он дал на заседании Академии художеств и картине, и всему творчеству Бродского.



Диктор : Несколько раз я высказывал публично свое мнение о вас как о художнике и сейчас еще раз его разъясню. Я считаю Бродского за его картину «Коминтерн», именно за эту картину, лучшим художником и здесь, и в Европе. Лучшим художником, но именно из той группы, куда он относится, то есть группы академического реализма — постпередвижничества. Но Бродский — не мастер. Он не умеет ни писать, ни рисовать.



Лиля Пальвелева: На открытии выставки «Символы советской истории» директор Исторического музея Александр Шкурко пообещал



Александр Шкурко : Через несколько лет Исторический музей уже на новых площадях Музейного квартала сможет создать экспозицию по истории ХХ века. Я думаю, что те 70 лет, которые называются «советским периодом», тоже получат там свое отражение.



Лиля Пальвелева: Хочется верить, что при работе над этим разделом, сотрудники музея не забудут, к примеру, об узниках ГУЛАГа, которые, глядя на звезды на куполах церквей Соловецкого монастыря, вряд ли относились к ним также как Татьяна Колоскова.



Татьяна Колоскова: Красная звезда, первый геральдический символ, если об истории говорить, то звезда с древнейших времен – символ манящей цели и высоких побуждений. Пятиконечная звезда имеет много значений, в том числе – это символ защиты и безопасности. Поэтому звезда стала, в общем-то, и геральдическим знаком армейских отличий. А красный цвет в геральдике – это цвет мужества, храбрости, любви и так далее. Опыт показывает, что 15 лет – оказалось недостаточным временем, чтобы относиться к прошлому справедливо.



Лиля Пальвелева: Государственный музей Ленина упразднили всего 15 лет назад. Времени, действительно, прошло слишком мало, и это единственное, с чем трудно не согласиться.


XS
SM
MD
LG