Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Екатеринбурге создана Уральская Федерация черлидинга


Программу ведет Олег Вахрушев. В программе принимает участие Наталия Тимбурская, директор Уральской Федерации черлидинга.



Олег Вахрушев: В Екатеринбурге создана Уральская Федерация черлидинга. Ее организаторами уже презентована Школа черлидинга и журнал «Черлидер». О новом виде досуга молодежи и пойдет сегодня беседа с гостем Екатеринбургской студии Радио Свобода - директором Уральской Федерации черлидинга Наталией Тимбурской.


Здравствуйте, Наталия.



Наталия Тимбурская: Здравствуйте.



Олег Вахрушев: Первый вопрос, естественно, такой. Что же это такое - черлидинг? Как переводится это слово? Поскольку, действительно, слово незнакомое, и в российском лексиконе оно появилось совершенно недавно.



Наталия Тимбурская: Черлидинг – это английское слово, и переводится оно так - группа поддержки при каких-то спортивных клубах, и они поддерживают свою команду.



Олег Вахрушев: Ну, это уже по существу. « L eading » - это понятно. А что обозначает слово « cheer »?



Наталия Тимбурская: Это «кричать, поддерживать». То есть лидер тех, кто поддерживает, кричит на стадионах.



Олег Вахрушев: Понятно. Оказывается, черлидинг для России – это абсолютно не новое явление. Своеобразные группы поддержки были в стране еще и в 30-е годы ХХ века. Во время маршей молодые физкультурники выкрикивали политические речевки, перестраивались в «фигуры», образовывали горки и многоярусные пирамиды. Пришедшая из США современная версия черлидинга появилась в России около десяти лет назад. О екатеринбургском опыте черлидерства рассказывает корреспондент Радио Свобода Ирина Мурашова.



Ирина Мурашова: «Ангелы», «Белки», «Анютины глазки», «Сирены», «Динамит», «Багира», «Нон стоп» - названия российских команд поддержки можно перечислять долго. Специалисты утверждают, что девушки могут украсить и разнообразить любое спортивное мероприятие – и тихий шахматный турнир, и брутальный хоккейный чемпионат. На Урале об этом пока не знают. В Москве 50 таких профессиональных команд, в Екатеринбурге – около 5.


Директор Федерации бодибилдинга и фитнесса Свердловской области Олег Тодоров будет рад видеть черлидеров на состязаниях. Но предложений пока не было – ни с той, ни с другой стороны.



Олег Тодоров: Никогда такое не практиковалось. Но как бы я не вижу в этом ничего плохого, предосудительного. Вполне, мне кажется, адекватные вещи, интересные.



Ирина Мурашова: Ответственный секретарь волейбольного клуба «Уралочка» Татьяна Соколова ни разу не видела на российских волейбольных турнирах команд черлидеров. Но считает, что к поддержке экс-президента России Бориса Ельцина, который регулярно появляется на матчах «Уралочки», добавить выступление девушек с помпонами можно.



Татьяна Соколова: Со временем, думаю, будет. Но насколько быстро, не знаю. Польза от группы поддержки была бы в первую очередь для зрителей. То есть это и привлекает зрителей тем, что это их как-то и расслабляет, и развлекает тоже. Для спортсменов, наверное, нет – они больше другим заняты во время перерывов.



Ирина Мурашова: Главный бухгалтер баскетбольного клуба «Евраз-Юниор» Наталья Новаковская уверена, что без команды поддержки нельзя – ни зрителям, ни спортсменам, ни руководству клуба. Черлидерам «Евраза» столько же, сколько и самому клубу – около 3 лет.



Наталья Новаковская: Спортсменам, мне кажется, это очень необходимо, когда их поддерживают свои девушки, причем не только поддерживают своих спортсменов, но и отвлекают чужих. Когда соперники подбегают и начинают пытаться закидывать мяч, они просто отвлекают внимание своими метелками, которыми они... типа «не попадешь, мазила».



Ирина Мурашова: Екатеринбургское PR -агентство «КБ-32» регулярно проводит массовые спортивные мероприятия и старается как можно чаще привлекать группы поддержки. Пресс-секретарь Дина Сивакова говорит, что дело здесь не только в дополнительном зрелище.



Дина Сивакова: Они заботятся о создании благоприятного морально-психологического климата на стадионе, создают обстановку позитивную, ненавязчиво управляют эмоциями зрителей.



Ирина Мурашова: Некоторые зрители приходят на соревнования только ради черлидеров. Хотя понравиться болельщику тоже непросто. «Девчонки, то, что было вчера, было просто ужасно: ну нельзя с такими животами выплясывать в штанишках на бедрах и коротеньких топиках», - это размещенный в интернете фанатский отзыв на выступление одной из екатеринбургских команд. Но ведущий специалист Комитета по физкультуре и спорту Екатеринбурга Яков Субботин уверен, что черлидинг – полезен. Это начинают понимать и руководители команд и клубов.



Яков Субботин: У всех клубов спортивных цель такая – привлекать зрителей на соревнования и разбавлять свои мероприятия вот такими, скажем, выступлениями. Более динамичное, более интересное, более красочное мероприятие, нежели стандартные соревнования.



Ирина Мурашова: Пока уральские чиновники от спорта специально не помогают развиваться черлидерству, хотя прошлой весной уже прошел чемпионат групп поддержки, который привлек немало зрителей. C 2002 года российские команды полноправно участвуют в чемпионатах Европы и мира по этому виду спорта. Лучшее достижение россиян – пятое место на первенстве планеты, но это – пока, уверены черлидеры.



Олег Вахрушев: Итак, Наталия, спортсмены-то хотят, чтобы черлидер-команды были на соревнованиях. А как, в принципе, появилась идея создания Федерации черлидинга на Урале? Почему именно на Урале возникла Федерация черлидинга?



Наталия Тимбурская: Ну, на Урале у нас уже были, скажем так, неофициальные группы поддержки, которые работали с командой волейбольной УГМК и с баскетбольной командой «Евраз». Вот глядя на это движение, можно было понять, что оно на самом деле будет очень востребовано. Поэтому в июне, съездив на Чемпионат Европы в Москву и посмотрев на соревнования команд черлидера, мы приняли решение об организации Уральской Федерации черлидинга.



Олег Вахрушев: Где-то еще существуют подобные Федерации?



Наталия Тимбурская: Есть Челябинская Федерация черлидинга. Ну вот, наверное, и все. Ну и московская, российская, она уже существует где-то на протяжении пяти-семи лет.



Олег Вахрушев: Федерация подразумевает под собой образование из нескольких коллективов. Вот Ирина Мурашова сказала о пяти. Либо уже больше?



Наталия Тимбурская: На данный момент у нас заявлено только пять коллективов, которые как бы входят в Уральскую Федерацию черлидинга.



Олег Вахрушев: Они работают с профессиональными спортивными командами исключительно либо с кем-то еще?



Наталия Тимбурская: Они работают и с профессиональными спортивными командами, и есть при университетах нашего города команды черлидинга, которые...



Олег Вахрушев: При университетах?..



Наталия Тимбурская: При университетах.



Олег Вахрушев: Кого они там поддерживают?



Наталия Тимбурская: У нас университеты очень активно занимаются спортом. В принципе, команда черлидинга, она же может поддерживать как группу КВН и шахматный турнир, как правильно сказала ваш корреспондент, так и какие-то спортивные мероприятия.



Олег Вахрушев: Хорошо. Вот в фильмах производства США можно увидеть молоденьких, смазливых девочек, очень гибких, в красивых костюмчиках, с неизменными помпончиками в руках. Насколько американский вариант черлидинга отличается от российского варианта?



Наталия Тимбурская: Черлидинг, как основной вид спорта, наверное, это микс между спортом и каким-то зрелищным мероприятием, шоу, он и пришел из Америки. Поэтому российский черлидинг, в принципе, он не отличается от американского черлидинга. В любом черлидинге есть два направления. Направление « dance » - это танцевальное направление, и направление « cheer » - это вот то, что мы видим, во эти поддержки, красивые пирамиды. Поэтому просто у нас в России на данный момент, наверное, больше развивается направление « dance ». И вот Уральская Федерация черлидинга, как бы мы хотим, чтобы направление « cheer » у нас тоже было развито, потому что это намного ярче, красочнее и интереснее.



Олег Вахрушев: И что для этого нужно сделать?



Наталия Тимбурская: Для того чтобы у нас развивался черлидинг, для этого нужно привить людям, наверное, культуру черлидинга. Потому что черлидинг – это не только вид спорта, а это активный, здоровый образ жизни. Это то, чем у нас девочки и мальчики могут заниматься в свободное от школы время. Для этого мы планируем, чтобы группы черлидинга были при каждом учебном заведении, как оно и должно быть, в принципе, как оно есть, наверное, за рубежом. И, в общем-то, в Москве у нас тоже практически при каждой школе есть своя группа черлидинга.



Олег Вахрушев: Но для того, чтобы при каждой школе была подобная группа, это ж сколько нужно энтузиастов найти внутри этой самой школы для того, чтобы собрать этих детей, организовать их, пробить у учителя физкультуры место в спортзале для занятий, договориться с директором школы. Это достаточно хлопотная затея.



Наталия Тимбурская: Эта затея может быть хлопотной только сначала, когда мы только начали этим заниматься. Скажем так, при Уральской Федерации черлидинга существует Школа черлидинга. И вот проводя набор в эту школу, мы видим, что у нас молодые люди очень заинтересованы этим направлением, они с удовольствием в школу к нам приходят, записываются, работают.



Олег Вахрушев: То есть, по большому счету, вы можете даже подготовить тренера для какой-то конкретной школы, для того, чтобы в дальнейшем этот тренер работал уже с детьми?



Наталия Тимбурская: В принципе, мы так и планируем сделать. Вот для привития культуры черлидинга, субкультуры, мы начали со Школы черлидинга, куда мы набираем, в принципе, просто учащихся, которые в дальнейшем могут работать тренерами при своих учебных заведениях.



Олег Вахрушев: Вы привлекаете каких людей? Вот идут по улице, видят на столбе надпись «Запись в Школу черлидинга». К вам приходят абсолютно все?



Наталия Тимбурская: Да.



Олег Вахрушев: А как же насчет животиков, о которых моя коллега говорила?



Наталия Тимбурская: Я, конечно, с этим не согласна, по поводу животиков. В черлидинге главное – это состояние души. Как сказала ваша коллега, главное – это завести толпу на стадионе. И когда выходят вот эти девочки в ярких костюмах, с эмоциями, с улыбками на лице, я думаю, что вряд ли там кто-то у них рассматривает животик. И если мы посмотрим выступления групп черлидинга, то там совершенно, в общем-то, все равно – большие, маленькие, толстенькие, худые – это не играет роли. Главное – это блеск в глазах, это желание работать и желание, в принципе, чего-то добиться.



Олег Вахрушев: В таком случае, получается, что для человека, который занимается черлидингом, красота тела, в принципе, это второстепенно. Но получается, что танец, минимальное владение акробатикой спортивной, насколько я полагаю, художественная гимнастика – без этого никуда, то есть человек все-таки как-то работает над своим телом в процессе познавания вот этого черлидинга.



Наталия Тимбурская: Ну, это основное. Потому что черлидинг, как мы уже сказали, - это спорт. А в спорте, конечно, без работы над собой, без желания добиться каких-то результатов у тебя дело не пойдет. Поэтому черлидинг, по большому счету, - это состояние души.



Олег Вахрушев: Как воспитать это состояние души в человеке?



Наталия Тимбурская: Когда девочки приходят к нам в школу заниматься, то они начинают, в принципе, с простейших движений – это разучивание каких-то танцевальных направлений и минимальные спортивные – акробатика, гимнастика и еще что-то. Но черлидинг, он затягивает. Потому что у черлидеров свой устав, у них свои командные какие-то вещи, которые объединяют их. Потому что черлидинг – это в первую очередь командный вид спорта. Здесь главное чувствовать плечо того, кто с тобой находится в одной команде. Именно это заряжает болельщиков на стадионе.



Олег Вахрушев: Вот об этом мы и поговорим, как, казалось бы, с тривиального физического упражнения вдруг как-то перенаправить свое состояние души в русло энергетики, скажем так. Итак, как пластическое движение девушки или юноши воплотить в жест душевного состояния, скажем так? Начнем с хореографической подготовки. Кто работает с теми людьми, которые приходят в Уральскую школу черлидинга?



Наталия Тимбурская: В Уральской школе черлидинга тренерами у нас являются девочки-профессионалы, то есть девочки, которые имеют уже спортивную подготовку, например, мастер спорта по спортивной акробатике у нас тренер, и второй тренер, который имеет профессиональную хореографическую подготовку, она окончила хореографическое училище. То есть у нас работают только профессионалы.



Олег Вахрушев: Профессионалы, я так полагаю, в основном занимаются, скажем так, постановочными частями. Но существуют еще и школьные вещи, азы, так сказать, и хореографии, и акробатики, и гимнастики, которыми, наверняка, ежеминутно, ежечасно основной тренер не будет заниматься.



Наталия Тимбурская: Наверное, я немного с вами, Олег, не соглашусь. У каждой команды свой тренер. И вот именно задача тренера – это с азов, как вы говорите, когда приходит человек совершенно не подготовленный, научить его всему, в принципе, тому, что нужно для составления танца, который потом уже где-то будет показываться. Притом, что занятие у нас длится по полтора часа, хотя это не слишком много. Там даются танцевальные, спортивные упражнения. И обязательно на каждом занятии разучиваются какие-то элементы танца, которые в дальнейшем просто комплектуются, и это готовый продукт, который группа может показать на каком-то личном соревновании, например, в школе, в которой девочки у нас учатся.



Олег Вахрушев: Были случаи в вашей школе, когда вы отказывали человеку в приеме в вашу школу, например, по профнепригодности для черлидинга?



Наталия Тимбурская: Нет, у нас в школе таких случаев не было. Просто когда девочка приходит, а у нее вообще нет никакой координации, ну, она сама, наверное, понимает, что это очень сложно для нее, и просто она сама перестает посещать занятия.



Олег Вахрушев: Но ведь кроме координации, еще же существует чувство ритма, какая-то гибкость. Иногда даже в 14 лет девушки бывают настолько зажаты, и у них большие проблемы с позвоночником, что просто невозможно этим заниматься.



Наталия Тимбурская: Вы знаете, наверное, мы этого не ощущаем, не видим, потому что когда девочки к нам приходят... Ну, первый и главный инструмент черлидера – это помпоны. И когда берешь эти помпоны в руки, в общем-то, такое состояние души, что оно само по себе...



Олег Вахрушев: Как минимум, уже весело, да?



Наталия Тимбурская: Да-да. Поэтому, в общем-то, таких проблем нет. И когда группа черлидинга работает... мы же прекрасно понимаем, что какие-то акробатические номера, которые действительно зрелищные, которые ассоциируются с черлидингом, их же выполняют не все девочки. Выполняют их две-три пары. А остальные девочки создают фон. Потому что команда черлидинга – это все-таки, как минимум, человек 10-12.



Олег Вахрушев: Поговорим о столичных черлидинг-группах, о столичных профессиональных командах. В баскетбольных, в волейбольных клубах, как правило, в тех клубах, которые выходят уже на мировой, на европейский уровень, существует, естественно, при каждом клубе своя черлидинг-команда. Но при каждом таком клубе в составе этой черлидинг-команды, я боюсь, вряд ли существует кто-то ниже рангом кандидата в мастера спорта по художественной гимнастике, по спортивной акробатике. То есть там люди, которые очень профессионально подготовлены ко всем этим вещам. А вы говорите, что в Уральскую Федерацию черлидинга и в Уральскую школу черлидинга может прийти любой желающий. Вот если в дальнейшем будут проводиться Чемпионаты России по черлидингу, Европы, мира, как потом соревноваться?



Наталия Тимбурская: Вы же сами сказали, Олег, что они приходят в Школу черлидинга, где с самого начала...



Олег Вахрушев: То есть будут мастера спорта по черлидингу?



Наталия Тимбурская: Вот на этом нельзя, наверное, концентрироваться, что мастера спорта. У нас ведь идет отбор и в профессиональные черлидинг-группы. Да, туда приходят и мастера спорта, и люди, которые имеют профессиональную хореографическую подготовку. Но, как я уже сказала, это командный вид спорта. И, в принципе, антураж вот этим девочкам, как вы говорите, которые имеют какие-то регалии спортивные, им создают фон вот эти девочки, которые стоят по краю площадки, как вы замечали, с помпонами и выкрикивают какие-то красивые «кричалки» в поддержку своей команды. Надо же сказать, что это тоже есть, они должны быть. И скажем так, что мастер спорта не встанет по краю площадки и не будет этого делать. Поэтому скажем так, что это первая, маленькая ступенька для того, чтобы попасть уже потом на площадку, где ты танцуешь, показываешь какие-то вещи, которые, в общем-то, являются основным направлением в черлидинге.



Олег Вахрушев: И даже в том случае, если человек, скажем, не очень правильно выполняет какие-то движения, но обладает уникальным, светлым, жизнерадостным лицом, излучающим теплую и добрую энергетику, и если во время выступления его кто-то сфотографирует, и потом это обойдет все журналы, то есть возможность того, что из черлидинг-команды человек, девушка, в частнсоти, может пойти куда-то дальше? Таких примеров, насколько я знаю, в Америке просто тьма.



Наталия Тимбурская: Да, надо отдать должное, что в Америке в черлидинг-группы входили и президенты Америки, и известные актеры, и известные певцы. В принципе, черлидинг в первую очередь воспитывает характер.



Олег Вахрушев: Давайте поговорим о воспитании характера. Как это происходит?



Наталия Тимбурская: Как вы сами сказали, Олег, во-первых, все-таки нужно иметь внутренний стержень, внутреннее желание выйти на площадку и завести вот эту толпу. Вот ваша команда проигрывает, например. Вы выходите на площадку, и вы ощущаете энергетику отрицательную, которая идет с трибун. И задача черлидера – эту энергетику перенаправить в положительное русло. Да, команда ваша проиграла, но это еще не конец света, и ваша команда лучше всех, а в дальнейшем ее ждет успех.



Олег Вахрушев: Такое ощущение, что когда играет сборная России по футболу, в частности, нужно весь стадион просто засадить черлидерами – и тогда, наверное, все хорошо у нас будет.



Наталия Тимбурская: Я вот в полглаза смотрю футбол, меня нельзя назвать фанаткой футбола, там трибуны выполняют функцию черлидеров очень хорошо в плане «кричалок», транспарантов, чего-то еще.



Олег Вахрушев: А кто тексты пишет?



Наталия Тимбурская: Тексты пишут сами девочки. По большому счету, «кричалки» должны сочинять сами команды. Именно они должны чувствовать свою команду, за которую они болеют, они должны знать, что на момент их выступления нужно их команде, и они должны уметь очень быстро перестраиваться. Потому что иногда «кричалки» нужно буквально сочинять по ходу пьесы, грубо говоря. В принципе, у наших девочек это очень хорошо получается. Потому что нас приглашали в библиотеку главы города на презентацию нашей Федерации, и у нас там были гости из педагогического университета, и девочки, скажем, буквально в течение трех-четырех минут выдают «кричалки». Мы проводили конкурс «кричалок». То есть у них это очень хорошо получается.



Олег Вахрушев: Скажите, пожалуйста, вот в простой российской школе, кроме того, что это будет красиво и эффектно, что это может дать школе обычной?



Наталия Тимбурская: Ну, в первую очередь это спорт, это занятия физкультурой, это поддержка каких-то школьных спортивных команд. Потому что сейчас при школах это тоже очень развито – волейбольная, футбольная команды. Это, наверное, в первую очередь т то, что у нас подростки в свободное от школы время знают, куда направить свою энергию. И учитывая то, что сейчас уже становится модным здоровый образ жизни, дети просто найдут достойное занятие в свое свободное время.



Олег Вахрушев: Наталия, я попрошу вас сделать некоторый срез средней, отдельно взятой черлидинг-команды, одной из пяти, которые существуют в вашей Федерации. Что это за люди? Сколько им лет? Чем они занимаются в жизни, увлечения и так далее?



Наталия Тимбурская: Это, в основном, конечно, девочки-студентки, которые, в принципе, имеют профессиональную подготовку. Они пришли в университет, уже имея какие-то спортивные регалии – кандидат в мастера спорта, мастера спорта. Они учатся и этим занимаются. Потому что, в общем-то, профессиональные черлидинг-группы, они уже работают на коммерческой основе. То есть поддерживая какой-то профессиональный спортивный клуб, они получают зарплату. И получается, что это они делают для души, им, в принципе, нравится заниматься этим, и плюс прибавка к стипендии, что всегда положительно.



Олег Вахрушев: Сколько из пяти команд на коммерческой основе работают?



Наталия Тимбурская: Скажем так, спортивные команды, которые поддерживают профессиональные клубы, такие как УГМК «Уралочка», они, в общем-то, имеют...



Олег Вахрушев: То есть отдельная статья в бюджете команды – «черлидинг-группа»?



Наталия Тимбурская: Да-да.



Олег Вахрушев: Кроме «Уралочки» еще что-то есть?



Наталия Тимбурская: Ну, у нас был мини-футбольный клуб «Синара», мужской баскетбол «Евраз».



Олег Вахрушев: Которого уже нет на сегодняшний день.



Наталия Тимбурская: Ну, все течет, все меняется. Я думаю, что у нас обязательно будет мужской баскетбол в Свердловской области.



Олег Вахрушев: И какие-то, наверняка, выездные соревнования?



Наталия Тимбурская: Да, выездные соревнования.



Олег Вахрушев: Вы говорили о том, что и юноши могут в этом поучаствовать.



Наталия Тимбурская: У нас юноши, в принципе, должны обязательно участвовать в черлидинге.



Олег Вахрушев: Тоже с помпонами?



Наталия Тимбурская: Юноши у нас участвуют без помпонов.



Олег Вахрушев: А у них тогда что является главным атрибутом черлидерства?



Наталия Тимбурская: Главный атрибут чрелидерства у них... когда работают юноши в « cheer »-направлении, как бы то ни было, девушка себя чувствует более уверенно, когда ее на каких-то прыжках, поддержках в пирамидах ловят мужские руки. И когда ты стоишь на мужских плечах, все равно ты себя чувствуешь более уверенно, чем на плечах женских.



Олег Вахрушев: Приходят к вам юноши?



Наталия Тимбурская: Нет, в Школу черлидинга юноши не приходят. Но вот у нас есть при университете УГТУ УПИ черлидинг-группа «Феномен», то там у них есть юноши. Потому что при УПИ, в общем-то, достаточно сильный спортивный факультет.



Олег Вахрушев: Понятно. Скажите, пожалуйста, о ближайших планах и целях Федерации.



Наталия Тимбурская: Ну, ближайшие планы Федерации – это работа в Школе Федерации, создание профессиональных групп поддержки.



Олег Вахрушев: А набор в Школу черлидинга у вас идет постоянно?



Наталия Тимбурская: Да, набор в школу идет постоянно. Когда приходят новые люди, в принципе, это могут быть новые группы, или новая программа, или есть возможность влиться в ту группу, которая уже есть. Просто дополнительно нужно позаниматься.



Олег Вахрушев: А ограничения по возрасту существуют?



Наталия Тимбурская: Это где-то от 8 лет и до 21 года. А дальше, в общем-то, это чисто твое желание заниматься на том уровне, на котором ты хочешь.



Олег Вахрушев: На стадионе женщина с детьми увидела, как весело девчонки пляшут, она может подойти к вам и сказать: «Я хочу, чтобы мои дети с вами выступали на следующих соревнованиях»?



Наталия Тимбурская: Да, пожалуйста. Нам звонят мамочки и говорят: «Ребенку даже еще не исполнилось 6 лет, а он уже хочет записаться». Ну, это еще слишком маленькие детки. А когда им исполнится уже 8 лет, то, пожалуйста, мы будем им рады.



Олег Вахрушев: Спасибо за участие в нашей программе.


XS
SM
MD
LG