Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Досье Митрохина" и покушение на Папу




Владимир Тольц: Мы коснемся сегодня истории современного шпионажа. Собственно такой истории еще и нет. Поскольку предметом этим до сих пор занимаются по преимуществу отставные шпионы и люди так или иначе с ними повязанные, контингент, трепетно, как монашки девственность, хранящий свою верность если не родинам и ведомствам, в которых они служили и продолжают прислуживать, (этих они, в соответствии с профессиональным обычаем, часто бывает, и предают), то уж непременно - шпионской корпорации в целом. Такая «история» (в кавычках, разумеется), для которой факты и документы, как корм для рыбок в аквариуме, дозируется начальством разведывательных ведомств, никогда не сможет постичь биомеханику изучаемого ею предмета, сколь бы умны не были эти аквариумные рыбки. – «Премудрым пескарям» не суждено стать ихтиологами! Также как не суждено быть историками и бойким журналистам, специализирующимся на скандальных «разоблачениях», авторам фильмов а ля Джеймс Бонд, и сочинителям детективной шпионистики. – У них и квалификация, и задачи, и «клиентура» совершенно иные…


А между тем шпионаж и связанные с ним не менее грязные явления и ремесла – важная, неотъемлемая часть современной жизни, без которой ее истории не понять. Что же нам в этой ситуации остается? – Пока, пожалуй, лишь коллекционировать становящимися известными «случаи» и эпизоды, недоверчиво вслушиваясь в то, что толкуют нам профессионально лгущие жрецы разведсообщества. Вот одним таким «эпизодом» мы сегодня и займемся.


На прошлой неделе итальянский сенатор Паоло Гуццанти, возглавляющий парламентскую комиссию по «бумагам Митрохина», о которых мы не раз говорили в наших передачах, сделал заявление о том, что покушение на убийство Папы Иоанна Павла II в 1981 году явилось результатом выполнения конкретных директив, исходивших из Советского Союза. И теперь в мире напряженно ожидают публикации отчета о расследовании, проведенном руководимой Гуццанти комиссии.


История нынешних сенсационных заявлений берет свое начало в 1992 году, когда 70-летний пенсионер, майор КГБ Василий Митрохин, работавший ранее в архиве 1-го (шпионского) главка этой конторы, вместе с женой и сыном оказался в Англии. (Пока это даже не история еще, а скорее материалы к детективному роману.) После этого британская разведка тайно вывезла из России 6 контейнеров секретных чекистских документов (с 1918-го и кончая началом 80-х годов), которые Митрохин на протяжении 12 лет тайно копировал, а копии прятал в пакетах из-под молока под полом своей дачи. Англичане в свою очередь после обработки стали передавать митрохинский материал о советской агентуре в той или иной стране своим союзникам по НАТО. По миру прокатилась волна разоблачений советских агентов. В Италии для анализа полученных «бумаг Митрохина», была создана парламентская комиссия, возглавляемая ныне сенатором Гуццанти, которая работает не первый год и не в первом составе. Об этом институте мне рассказывает из Рима Алексей Букалов.



Алексей Букалов: Постановлением итальянского парламента была создана специальная межпалатная комиссия, то есть комиссия, которая состоит из 20 сенаторов и 20 депутатов, по расследованию документа, известного под названием «досье Митрохина». Указ об этой комиссии был подписан 7 мая 2002 года, подписан президентом Чампи по представлению премьер-министра Сильвио Берлускони. Сначала срок деятельности этой комиссии был положен один год, для того, чтобы разобраться в итальянских документах этого большого досье, опубликованного к тому времени в Великобритании. Затем специальным постановлением, законом в августе 2003 года срок деятельности комиссии был продлен до конца легислатуры, то есть до окончания деятельности парламента, и официально он заканчивается 15 марта 2006 года. Формально парламент уже распущен, но комиссия еще работает, и последним днем этой комиссии считается середина


Специальным декретом была установлена внутренняя программа работы этой комиссии, порядок ее формирования. Сначала вся деятельность комиссии была поставлена под гриф секретности, затем было разрешено разглашение особо важных с точки зрения общественного внимания материалов, и гриф секретности постепенно был утерян. Кроме тех документов, естественно, которые поступали в эту комиссию из соответствующих спецслужб и подразделений.


Комиссия работала и продолжает пока работать под председательством известного итальянского журналиста Паоло Гуццанти, который свыше 30 работает в печати, такое «лихое перо», занимается обычно криминальной хроникой. Тут он нашел себя и вызвал на заслушание в эту комиссию довольно большое число разных высокопоставленных в том числе чиновников и свидетелей. Свидетели самые разные, в том числе руководители итальянских спецслужб разного времени, бывшие члены итальянского правительства, в том числе, между прочим, такие как Ломберто Дини или даже Романо Проди, которых спрашивали на предмет того, как они реагировали на появление тех или иных документов касательно Италии в своей практической деятельности. Ну и разного рода свидетели, среди которых была такая экзотическая фигура, как полковник Леонид Колосов – это бывший корреспондент «Известий» в Риме, который прославился тем, что написал несколько книг. Знаете, одно время было не принято признаваться в своей шпионской деятельности в той или иной стране, сейчас это считается хорошим тоном. И Леонид Колосов опубликовал очень любопытный путеводитель КГБ по столицам мира. Он был заслушан 10-17 июня 2003 года в этой «комиссии Митрохина» (будем ее тоже называть, как итальянская печать – «комиссия Митрохина»).


Владимир Тольц: Ожидавшаяся на этой неделе публикация отчета комиссии Гуццанти отложена. Тем не менее, заявление итальянского сенатора о причастности к покушению на Папу Советского Союза, о замешанности в это дело Главного разведуправления (ГРУ), КГБ и болгарской разведки уже вызвали в мире широкий резонанс. В России немедля высказались и руководитель пресс-бюро российской Службы внешней разведки Борис Лабусов, и бывший глава КГБ и гекачепист Владимир Крючков. Они, разумеется, все отрицали. Отрицает это и их коллега, бывший генерал КГБ Олег Калугин, работающий ныне профессором Центра по изучению контрразведки и безопасности в Вашингтоне, с которым по моей просьбе беседовал мой американский коллега Аллан Давыдов



Олег Калугин: Я должен сказать для начала, что года два-три назад комиссия итальянского парламента пригласила меня для того, чтобы давать показания по поводу покушения на Папу Римского. Я тогда отказался, потому что, во-первых, Советский Союз не имел к этому никакого отношения, к покушению. И сегодня я могу еще раз повторить, что это абсолютная ерунда. Я могу сказать, что при Андропове, который пришел к руководству КГБ в 1967 году, ни одного политического убийства Советский Союз не организовывал. Это было принципиально против политики Андропова, и он об этом говорил в узком кругу старших сотрудников КГБ: «Я против политических убийств». И единственное дело, которое всплыло и имело общественный резонанс – это убийство известного корреспондента Маркова в Лондоне, который стал жертвой организованного болгарскими спецслужбами покушения. Но тогда советские службы сыграли некоторую роль в том смысле, что они предоставили болгарам средства для проведения этого террористического акта. Сам Андропов именно тогда при осуждении этого дела категорически выступал против оказания помощи болгарским друзьям. Тогдашний руководитель советской разведки Крючков настаивал именно на помощи болгарам, потому что, он считал, иначе могут болгары нас неправильно понять и почувствовать какое-то охлаждение. Это единственный случай, который я могу в данном случае иллюстрировать в качестве материала к нынешнему итальянскому расследованию.




Владимир Тольц: В том, что говорит сегодня Олег Калугин, благодаря которому мир в свое время и узнал о технологии убийства Георгия Маркова, обращает на себя внимание подчеркивание «благородства» Андропова, при котором Олег Данилович занял свое высокое место в кагебешной иерархии, и негативная оценка Крючкова, подозревавшего Калугина в работе на американцев. Однако, вероятно бывший генерал КГБ запамятовал, что незадолго до убийства Маркова секретная лаборатория КГБ №12 была переименована в Центральный Научно-Исследовательский Институт Специальных Технологий при Оперативно-Техническом Управлении КГБ и поставлена в непосредственное подчинение Председателю КГБ Андропову – под его контролем и готовили там смертоносный рицин для Маркова. И начальник 1-го главка Крючков принял решение снабдить болгарскую "Дыржавну сигурност" убийственным зонтиком тоже не в одиночку, а с санкции все того же человеколюба Андропова. Однако, послушаем дальше.



Олег Калугин: Могу вам сказать с полной ответственностью, что я в руководстве тогдашнего КГБ был в курсе всякого рода операций по разным делам и могу вас еще раз заверить, что таких политических убийств не было.


Кстати, итальянские законодатели утверждают, что не КГБ совершило покушение на Папу Римского, а военная разведка ГРУ. Но начнем с того, что военная разведка никогда не имела полномочий такого рода, по крайней мере, после смерти Сталина. И все действия Главного разведывательного управления Министерства обороны находились под контролем органов госбезопасности, так называемого Третьего главного управления. Так что это само утверждение о причастности военной разведки абсолютно вымышлено и не соответствует действительности. Этого они не могли делать, потому что не делали никогда, по крайней мере, после смерти Сталина.


Наконец, утверждается в этом заявлении итальянских законодателей, что якобы приказ убить Папу отдал сам Брежнев. Это довольно смехотворно, потому что Брежнев к тому времени вообще не отдавал никаких указаний, он был просто недееспособен физически, интеллектуально. И вообще Брежнев никогда не отличался кровожадностью. Короче, на мой взгляд, итальянские деятели вышли с такой якобы сенсацией для того, чтобы отвлечь внимание итальянской общественности в первую очередь от того факта, что многие итальянские политические деятели и журналисты сотрудничали с органами советской разведки в то время.



Владимир Тольц: В последнем утверждении Олег Калугин явно противоречит общепринятому мнению. Пафос «комиссии Митрохина» изначально был и остается антикоммунистическим, близким настроениям Берлускони, про которого британская «Индепендент» написала недавно: «Берлускони имеет обыкновение порочить своих оппонентов, политических и юридических, называя их "коммунистами"». Из Рима Алексей Букалов:



Алексей Букалов: Премьер-министр Берлускони был одним из инициаторов создания этой комиссии. Потому что основной политический конек Берлускони, от которого он никогда не отказывается и который он постоянно с настойчивостью демонстрирует – это антикоммунизм. И вот показать, что бывшие коммунисты, бывшие руководители компартии находились на службе у советской разведки, продемонстрировать еще раз факт материального вспомоществования ЦК КПСС компартии Италии, а также показать, что левые правительства были не заинтересованы в разоблачении этих фактов и поэтому всячески тормозили следственную работу – вот одна из задач.


И мне кажется, что и сейчас волна нового интереса, подогреваемого тем фактом, что Гуццанти обещает дать разоблачение о реальной роли КГБ в покушении на Папу Римского Иоанна Павла Второго 13 мая 1981 года – это может быть тоже, наверняка, имеет свою политическую подоплеку. Потому что сейчас в разгаре в Италии предвыборная кампания, 9-10 апреля пройдут парламентские выборы. И конечно, такая большая доза антикоммунистических настроений, которую может породить публикация этих документов, она совсем не повредит в довольно сложном раскладе накануне этих выборов.


Владимир Тольц: Вернемся, однако, к сенсационному заявлению Паоло Гуццанти. Живущий в Англии Олег Гордиевский склонен расценивать его иначе, нежели его бывшие коллеги из КГБ.



Олег Гордиевский: Я лично никогда не сомневался, что Советский Союз, Кремль стояли за покушением на Папу Римского. Но всегда люди говорили – КГБ это сделало, заговор КГБ. Но у меня не было впечатления, что КГБ это сделало. Потому что не было в КГБ ни слухов, ни сплетен, ни каких-то донесений, ни каких-то разговоров, все просто спрашивали друг друга – как, кто это сделал? Если это мы, почему никто ничего не знает? И постепенно, когда я читал материалы этого разбирательства в Риме, мне стало совершенно ясно, что все это было подстроено военной разведкой Болгарии.


Военная разведка Болгарии действовала так: по согласованию с военной разведкой Советского Союза (вот почему КГБ ничего не знал, из военной разведки ничего не доходит до КГБ, они очень конспиративны), и они, видимо, в очень узком кругу договорились с военной разведкой Болгарии и условились убить Папу. А почему Болгария именно? Потому что у Болгарии был самый лучший набор агентов-боевиков. У них прекрасная была агентура в Турции. Многие оперработники болгарские были турками этническими. И вот они выбрали такого человека, который был известен, уже такой испытанный боевик, видимо, был другой запасной, и провели это мероприятие.



Владимир Тольц: Так считает бывший советский и британский разведчик Олег Гордиевский. Всем нам стоит, конечно, дождаться публикации отчета «митрохинской комиссии». Но предварительное заявление сенатора Гуццанти уже вызвало заметный резонанс. О реакции на это заявление рассказывает Алексей Букалов.



Алексей Букалов: За границей, насколько мне известно, в той же Великобритании и в Соединенных Штатах, она была более заинтересованной и более активной, чем здесь в Италии. Здесь это как-то сумели спустить на тормозах. Ватикан никаких официальных реакций не делал, тем более, что документов еще не существует, а слухи они не комментируют. Католический сайт в Интернете, который публикует все официальные материалы Святого престола, они очень активно в течение нескольких дней раскручивали эту историю. Потому что, в принципе, внимание к этому покушению было привлечено некоторое время тому назад, когда вдруг неожиданно на свободе оказался Али Агджа. Сразу по этому поводу был целый поток публикаций, все вспомнили этот трагический день. И я думаю, что именно из-за того, что шел такой большой поток материалов, может быть и Али Агджу так быстро обратно упрятали, потому что непонятно было совершенно, как это будет развиваться, неконтролируемо.


В чем главная новость? Главная новость, она небольшая, но она ставит под сомнение все предшествующее расследование преступления Али Агджи. Итальянские власти, когда вели это расследование, они всегда исходили из того, что человека, которого подозревали, он был болгарским агентом. Сергей Антонов, сотрудник болгарской авиакомпании в Риме, он утверждал, что во время покушения он находился в помещении «Балкар Эйр» в международном аэропорту «Фьюмичино» имени Леонардо да Винчи. Они сделали независимую экспертизу. Фотографии уже были, появлялись уже в печати, но они не были проанализированы криминологами. А теперь они проанализированы и там человек, который похож на Сергея Антонова. Сначала провели экспертизу представители правых партий, которые заседают в комиссии (потому что там тоже внутри идет какая-то борьба), а потом представители левых партий. И те, и другие, разные эксперты, криминологи идентифицировали Сергея Антонова, находящегося на площади Святого Петра 13 мая. Значит все это построено с самого начала на лжи, значит он там был. А раз он был, значит болгарский след, а раз болгарский след, то кому это нужно? Болгары несамостоятельны, они как штази, работали в паре с КГБ и так далее. Дальше вам все понятно.



Владимир Тольц: Из итальянской столицы Алексей Букалов. Там тем временем страсти вокруг данных из «досье Митрохина» не стихают. А меня вот уже много лет занимает мысль, что думал покойный Митрохин, когда день за днем в течение 12 лет выписывал в свои тайные «святцы» «фамилии, адреса и явки» всех этих оказавшихся сейчас на виду «героев невидимого фронта»? Как были мотивированы его поступки? И что происходило с ним после того, как он, наконец, оказался за пределами своей страны? Об этом мне немного рассказал Олег Гордиевский.



Олег Гордиевский: Мотивация, даже никаких сомнений нет, мотивация такая же, какая была у Олега Пеньковского, у Владимира Ветрова, работавшего на французскую разведку: они хотели показать Западу, на что способно российское тоталитарное руководство. И они передали тысячи и тысячи страниц информации. И Ветров передал тысячи страниц информации, и, конечно, Пеньковский. То есть таким же образом, но на свой лад, так же работал и Митрохин. Что же касается его пребывания в Великобритании, то тут никакого секрета тоже нет. Первые годы он работал с сотрудниками английской разведки и контрразведки, особенно разведки, которые просто его опрашивали, читали документы, под его диктовку все переписывали, переводили, делали на основе этого сообщения, которые куда-то читались или подшивались и так далее. Потом, когда это было закончено, разрешили встречаться ему с писателями. И вот Кристофер Эндрю все это прочитал, что можно было прочитать, потому что ему, наверное, тоже не все показали, и написал две блестящие книги. Но это слава, разделенная с Митрохиным. Митрохин был очень ревнив, он ревнив и к славе доктора Эндрю. Ну что поделаешь, такая жизнь.



Владимир Тольц: Чем он занимался потом в последние годы жизни?



Олег Гордиевский: Когда он проделал свою работу и закончил, собственно говоря, он занимался тем, что он ездил по Англии, он был большой путешественник, очень любознательный человек, он ездил по Великобритании от города до города, от замка до замка, от собора до собора и все изучал, смотрел, потому что знал – это в первый и последний раз в его жизни.



Владимир Тольц: Умер Василий Митрохин в 2004 году. Уде изданные 2 тома его «досье» - впечатляющий памятник этому, остающемуся для многих загадкой пенсионеру КГБ.


  • 16x9 Image

    Владимир Тольц

    На РС с 1983 года, с 1995 года редактировал и вел программы «Разница во времени» и «Документы прошлого». С 2014 - постоянный автор РС в Праге. 

XS
SM
MD
LG