Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Королева в московском Олимпийском: впечатления Елены Исинбаевой, Светланы Феофановой, Татьяны Лебедевой, Владимира и Ярослава Рыбаковых. Суперкубок открывает сезон – матч глазами Валерия Газзаева, Александра Старкова, Егора Титова и Ивицы Олича. Экономические проблемы «Формулы-1»




Елена Приходько: Главное легкоатлетическое событие нынешнего зимнего сезона, к которому организаторы готовились больше года, пролетело мгновенно, оставив легкое ощущение недосказанности. Три дня, пожалуй, слишком малое время, чтобы удовлетворить аппетиты изголодавшейся по большим легкоатлетическим событиям московской публики. Впрочем, таковой на чемпионате мира в Москве все же было меньшинство: аншлага спорткомплекс «Олимпийский» так и не увидел, а большинство зрителей можно было отнести к разряду любопытствующих. В общем, культуру легкоатлетического боления россиянам еще только предстоит изучить.


Если же говорить об организации чемпионата мира, то стоит отметить весьма высокий уровень таковой. Со стороны атлетов слышались только благодарственные слова, а чемпион мира Ярослав Рыбаков, выигравший турнир с результатом 2.37, даже вспомнил курьез, когда на чемпионате мира в Париже произошла накладка: трагедии тогда удалось избежать, только благодаря бдительности самого Ярослава:



Ярослав Рыбаков: Это было в Париже в 2003 году на чемпионате мира. Тоже тогда не клеились прыжки, были сложности. Моя попытка была, я уже побежал разбегаться и в одно время со мной побежал человек с другой ноги. Мы с ним чуть не встретились. Надо и в соревнованиях быть с головой, и по сторонам смотреть, чтобы случайно травму не получить или не нанести кому-то.



Елена Приходько: На нынешнем чемпионате мира конкурентов у россиянина оказалось не так уж и много. Рыбаков выиграл, что называется, чисто, а в конце даже пытался побить рекорд России. Правда, высота 2.41 Ярославу пока не покорилась. Оценивает его выступление отец и тренер Владимир Рыбаков, которому по ходу финала пришлось несколько раз даже прикрикнуть на сына:



Владимир Рыбаков: У нас постоянно немного меняется техника. Очень сложно выдержать в таком напряжении техническую модель. Иногда нужно просто жестко сказать, что нужно так и только так. На 2.41 вторая попытка была близко. Если бы он чуть-чуть не перебежал, был бы новый рекорд России. Но, понимаете, это соревнования не для рекордов. Рекорды устанавливаются все-таки на соревнованиях более мелкого масштаба.


Если прыжок идет… Он еще в 13 лет написал: «Если я попадаю, я улетаю в космос». Это действительно так. Человек просто улетает. А высота - это всего лишь измерение этого полета. Человек просто созрел, созрел мужчина. Он взял и закупил билеты всем своим друзьям, знакомым, родственникам. Они все приехали, все болели за него. Это была настоящая, нормальная, хорошая домашняя атмосфера. Так по-домашнему выступать может только зрелый мужчина. Слава Богу, что он вырос.



Елена Приходько: Многие говорят, что очень сложно приспособиться к дорожке.



Владимир Рыбаков: Да, к дорожке очень сложно приспособиться. Поэтому мы появились здесь в первый раз, еще когда сестра у него выступала (пять дней назад на матче Прибалтика-Россия), и начали опробовать эту дорожку. Каждый день мы приходили сюда и просто привыкали к ней. Все можно приручить – можно зверя, можно и дорожку. Мы приучили свои мышцы к тому, что на этой дорожке они должны работать в таком-то режиме, и они стали нам послушны, в конце концов.



Елена Приходько: Но не всем так повезло, как сыну Владимира Рыбакова. Татьяна Лебедева тоже очень хотела побить рекорд в тройном прыжке. Однако времени, чтобы привыкнуть к суперсовременной дорожке стоимостью около миллиона долларов у нее не оказалось. Как объясняли сами атлеты, дорожку укладывали на деревянное покрытие, которое давало непривычный отскок. Лебедева хоть и стала чемпионкой мира с результатом 14,95 и довольна своим выступлением, но все же уверена, что будь у нее пару дней тренировок, мировой рекорд не устоял бы:



Татьяна Лебедева: У меня была, конечно, неуверенность, потому что я сезон не очень уверенно проходила. У меня все старты были второе место. С одной стороны, я бодрилась, говорила себе, что еще все покажу, а с другой стороны, была внутренняя неуверенность, страх. Это даже не свойственно мне, но у меня была эта неуверенность оттого, что я проигрывала соперницам. Хорошо, что все закончилось хэппи-эндом, и на летний сезон я уже буду более уверена. Дорожка такая коварная, я ее, если честно, боюсь. Поэтому я зимой не люблю выступать. Такая дорожка, она какая-то фартовая, что ли, - на нее кто попадет, тот и прыгнет. Я ее боялась, и у меня была такая неуверенность, что я сама не в самой лучшей форме нахожусь, и еще эта дорожка… На ней нужно тренироваться хотя бы неделю, полностью делать техническую тренировку, чтобы привыкнуть. Я поняла: эту дорожку нужно агрессивно встречать. Кажется, что она толкает, толкнешься, и летишь, кайфуешь. Но это обманчиво, на самом деле. Нужно, как только ты оттолкнулся, уже готовиться ее активно встречать.



Елена Приходько: Всего два сантиметра уступила Татьяне Лебедевой вторая российская прыгунья – Анна Пятых. В последней попытке Анна улетела на 14.93, обескуражив тем самым многих более именитых соперниц. Даже Лебедева призналась, что заметно нервничала, пока судьи замеряли результат Пятых.


Еще один женский дубль оформили российские шестовички. Однако и здесь высшее мировое достижение устояло. Елена Исинбаева, после того как 12 февраля установила очередной мировой рекорд в прыжках с шестом для залов на традиционном турнире Сергея Бубки "Звезды шеста" (4.91), еще трижды пыталась превзойти это достижение, но каждый раз безуспешно. А ведь болельщики россиянки привыкли, что для нее на сегодняшний день нет непреодолимых высот, тем более зимой! Когда лучший результат для залов на 10 см. ниже, чем, показанные Леной прыжки на открытом воздухе. Но как оказалось, в данном случае, причины неудач не связаны с неудобным покрытием или недостаточным временем для тренировок. Исинбаева, напомню, ушла от своего многолетнего наставника Евгения Трофимова к Виталию Петрову, который в свое время привел Сергея Бубку к 35 мировым рекордам. Новый наставник внес определенные коррективы в технику прыжка. Из-за этого, как призналась сама спортсменка, пока еще не все получается идеально. Впрочем, отвечая на вопрос о том, не жалеет ли она о случившихся в ее жизни переменах, Елена Исинбаева, которая стала в Москве чемпионкой мира с результатом 4.80, уверенно отвечает, что идет по правильному пути:



Елена Исинбаева: Могу сказать, что я нисколько не жалею. Потому что я вышла на абсолютно новый уровень. Я безумно рада всему, что со мной происходит всегда и во всем. В этом чемпионате мира мною двигала именно победа, именно то, чтобы наши российские зрители лично, своими глазами смогли увидеть все чудеса легкой атлетики. И от себя, конечно же, старалась установить новый мировой рекорд. Но, к сожалению, не получилось. Зато я выиграла. Могу признаться честно, что для меня сегодня, со всеми моими переменами, и психологически, и физически сложными, в первую очередь, нужно было выиграть. А мировой рекорд, это бы был подарок для всех, кто хотел его увидеть. Думаю, что в следующий раз обязательно получится. Я сделала все сто процентов того, на что я была готова. Я благодарна зрителям за мощную поддержку. В родных стенах всегда прыгать легче, чувствуется энергетика. Они мне сегодня помогали преодолевать все попытки с первой высоты.



Елена Прихлодько: Конечно, от Елены Исинбаевой в первую очередь ждали победы, и лучше даже с мировым рекордом, но было в ее приезде в Москву и еще одно интригующее обстоятельство. Речь, естественно, идет о многолетней дуэли Исинбаевой и Феофановой. Светлана, вернувшаяся в сектор после годичного перерыва, пока еще не может показывать рекордные результаты, но ведь дело не только в спортивной составляющей. Ни для кого не секрет, что Исинбаева и Феофанова на дух друг друга не переносят. Однако, похоже, за год Света пересмотрела не только свои жизненные устои, но и взгляды на спортивные результаты. Она по-прежнему немногословна, но, отвечая на вопросы, уже чувствует себя намного раскованней и искренней, кажется, даже получает от этого удовольствие. А московская публика ее, кстати, немного испугала:



Светлана Феофанова: Это, конечно, дико, с одной стороны, слышать русскую речь на соревнованиях, но, с другой стороны, приятно. Я могу сказать, что терять мне было нечего, так как чемпионаты мира я уже выиграла, призером я уже была и серебряным, и бронзовым. Я просто выходила и прыгала в свое удовольствие. Удовольствие получила. Хотелось бы занять второе место, но третье тоже… Первое было бы еще лучше, конечно. Но, реально – второе. Это были лучшие прыжки за этот сезон.



Елена Приходько: Что ж, летний сезон в секторе для прыжков с шестов обещает вновь обрести спортивную интригу. Феофанова вернулась, Исинбаева находится на перепутье.


Сомнений в том, что турнир пройдет на весьма высоком уровне в общем-то не было. Но общее впечатление складывается из многочисленных нюансов. Таких, как, к примеру, пустые зрительские места или работа пресс-центра. Общаться со спортсменами, кстати, было весьма непросто. Старательные волонтеры бережно оберегали призеров, проводя их мимо так называемой "микс зоны", где они должны были сразу после окончания соревнований общаться с журналистами. При том касалось это, естественно, россиян. А Исинбаеву и вовсе прямо со стадиона увели в пресс-центр, почему-то забыв об этом сообщить сотне российских журналистов, терпеливо ожидавших Елену в традиционном месте встреч. Феофанову, кстати, на ту пресс-конференцию не позвали, она сама пришла… позже… Но вопросов к ней почти не нашлось – она же, следуя правилам ИААФ, после окончания соревнований вышла к журналистам в "микс зону".


Когда чемпионат мира по легкой атлетике проходил в Греции, в первые дни соревнований трибуны были пусты. ИААФ вынесла Афинам предупреждение: "если ситуация не изменится, вы не получите ни крупных международных турниров, ни Олимпиады". Греки ситуацию исправили – с обращением к жителям выступила премьер-министр, и трибуны заполнились до отказа.


В России слов было много, а дела нет. Разве что Юрий Лужков пытался в последний момент усилить рекламную компанию, но результатов в нужном объеме это не дало, трибуны оставались полупустыми.





Олег Винокуров: Матчем ЦСКА – «Спартак» за Суперкубок, по сути, начался футбольный сезон России. Понятно, так сказать, внутренний сезон, ведь международный открыли «Зенит» и сборная страны. Итак, в «Лужниках», на матче за Суперкубок, работал наш коллега Игорь Швейцер.



Игорь Швейцер: Матч за «Парламент-Суперкубок» России становится традиционным. Это уже четвертый розыгрыш трофея, учрежденного Премьер-лигой, и нынешний матч за Суперкубок, пожалуй, получился интереснее предыдущих. Ведь в России нет более интригующего противостояния, нежели между ЦСКА и «Спартаком», и именно на встречи этих команд и приходит наибольшее число зрителей. Так было и на сей раз: несмотря на снег, холод и искусственное поле «Лужников», за игрой принципиальных соперников наблюдали около 50 000 человек. Скорее всего, болельщики не разочаровались, ибо качество футбола для этого времени года по российским меркам было очень высоким, и соперники отдались борьбе полностью. Поначалу казалось, что на сей раз трофей, впервые за свою недолгую историю, достанется «Спартаку». После многолетнего перерыва он, наконец-то, стал похож на команду, где есть достаточно квалифицированные футболисты, которые понимают друг друга. Даже в отсутствие нескольких игроков основного состава спартаковцы на протяжении первой половины встречи очень остро атаковали, не позволяя при этом соперникам у своих ворот практически ничего. Однако из двух забитых в ворота Акинфеева эффектных голов судья засчитал лишь один, а под занавес первого тайма подопечные Газзаева счет сравняли. И хотя в самом начале тайма второго красно-белые вновь вышли вперед, этого оказалось недостаточно для победы, в итоге доставшейся объективно лучше проведшим вторую половину встречи футболистам ЦСКА. Ну а закончилось все грандиозной потасовкой между игроками обеих команд, ставшей кульминацией нервного матча. Вот как оценил его тренер теперь уже двукратных обладателей трофея Валерий Газзаев.



Валерий Газзаев: Действительно, очень интересная игра, настоящий кубковый матч, где никто не хотел уступать. Даже удаления, наоборот, украсили этот матч своим азартом, своим отношением, динамикой и страстью. Я думаю, что ни одного безразличного человека ни на стадионе, ни на футбольном поле не было. Поэтому, мне кажется, что получился очень красивый матч. Во всяком случае, для начала чемпионата – блестяще.



Игорь Швейцер: Понять радость Газзаева можно, хотя его оценка удалений, явившихся итогом драки, весьма спорна. А вот какой увидел встречу его коллега-спартаковец Александр Старков.



Александр Старков: Игра была очень хорошая, интересная, достойная такого кубка и достойная аудитории, которая была на стадионе. Вообще, футбольная атмосфера, фантастическое впечатление… Счет не оспаривается, я хочу поздравить армейцев с победой. Но хотел бы отметить, что не на игру, а на результат часто влияют обстоятельства, и вот этот не засчитанный гол при счете 1:0… Я сам посмотрел запись, мы гол забили по правилам, насколько я это понимаю. При счете 2:0 это была бы совершенно другая игра. У нас были и хорошие моменты в игре, были и минусы, которыми воспользовались армейцы. Конечно, это сильная команда. Мы проиграли, но проиграли при достойной игре. В целом, я доволен своими футболистами, они сегодня выглядели на хорошем уровне. Все договоренности, все установки они выполнили и проиграли в равной борьбе.



Игорь Швейцер: Так считает тренер «Спартака» Александр Старков. И хотя логика в его словах относительно «другой игры при счете 2:0», конечно же, есть, нельзя не отметить и то, что его команде не хватило тактической гибкости, дабы успешно противостоять немилостивой фортуне и целеустремленным соперникам. Почему? Во многом ответ на этот вопрос можно услышать из уст вернувшегося на поле после долгого отсутствия форварда ЦСКА и сборной Хорватии Ивицы Олича.



Ивица Олич: Конечно, мне очень приятно, что мы сегодня выиграли. Мы первый тайм и начало второго проигрывали, но до конца успели выиграть. Это показало еще раз, что мы сильные. Конечно, меня радует, что я уже потихонечку набрал форму и больше не боюсь играть. Сегодня было 2-3 удара по ногам, и ничего я не чувствовал. Это меня еще больше радует. Это первая игра в этом году, которую можно назвать серьезной. Мы после сбора еще не набрали нужную форму. Но я опять скажу, мы показали, что нам и 20-ти минут достаточно, чтобы выиграть. Самое главное сегодня, что мы выиграли. Первый тайм нужно как можно раньше забыть, но во втором, последние 30 минут мы играли хорошо.



Игорь Швейцер: Когда вы почувствовали, что команда выигрывает? Ведь изначально игра складывалась не в пользу ЦСКА.



Ивица Олич: Сначала, перед игрой, я думал, что мы сильнее, что мы выиграем. Но «Спартак» сегодня показал хорошую игру, у него был результат, он просто боялся, по-моему, выигрывать. Они, по-моему, пошли назад и не играли, как надо.



Игорь Швейцер: Вот видите, по мнению Ивицы Олича, именно чересчур осторожная игра спартаковцев ближе к концу встречи не позволила им отпраздновать успех. Между прочим, это тем более обидно для спартаковцев, что они уже с 20 октября 2003 года не могут с ЦСКА даже вничью сыграть, не говоря о том, чтобы выиграть. Впрочем, в третьем туре стартующего в ближайшую пятницу чемпионата России им вновь предстоит встречаться с командой Газзаева. Может, 1 апреля, в день шутников, удача, наконец, улыбнется «Спартаку»? Вот что думает по этому поводу его капитан Егор Титов:



Егор Титов: Сейчас у нас будет матч 1 апреля, можно будет отмазаться, но если мы опять не выиграем, я не знаю, что будет. Сходить в церковь, может. Мы им отдали инициативу, потому что, ведя 2:1, мы знаем, что там есть, вероятно, контратака очень удачная. Поэтому им отдали территорию специально. В принципе, моментов у нас не было, если бы не этот гол (можно сказать, что мы его забили сами себе), я думаю, что мы бы, наверное, не тянули время.



Игорь Швейцер: Возможно, Егор Титов и не имел в виду, что «Спартак» в последние полчаса игры откровенно тянул время, однако очевидно, что избранная красно-белыми осторожная тактика против ЦСКА в очередной раз не сработала. Что ж, это лишь пролог к сезону, и время для работы над ошибками у серебряного призера и претендента на участие в Лиге чемпионов имеется, хотя, как мы знаем, его не так уж и много осталось.




Олег Винокуров: Новый сезон «Формулы-1» стартовал, но проблемы у этого вида спорта остались старые. Проблемы прежде всего экономические, а раз так, то, конечно же, карт-бланш получает наш эксперт в области экономики спорта, профессор Роберт Воскеричян.



Роберт Воскеричян: Да, вы совершенно точно заметили, что в новый сезон «Формула-1» вошла со старыми проблемами. Причем проблемы эти не только сохранились, но еще и усугубляются. Прежде всего усугублению этих проблем способствовал запрет на рекламу табачных изделий, который уже с августа 2005 года действует на территории Европейского Союза и который очень больно задел экономическую сферу соревнований «Формулы-1». На этом фоне все внутренние противоречия, которые имели место и накапливались годами, начали выходить наружу. Прежде всего, это принципиальный, базовый вопрос о распределении средств, заработанных «Формулой-1». Сакраментальный вопрос, почти как у Высоцкого: «Где деньги, Зин?»


Ситуация такова. Совокупный годовой доход за последние 2-3 года примерно 1 миллиард долларов, из которых сами команды получают примерно 22%. Причем, как хитро устроена схема распределения средств! Команды получают половину средств от продажи телевизионных прав. Там есть еще два источника доходов – продажа билетов на автодром и средства от размещения рекламы. Так вот, эти два источника целиком находятся в распоряжении «Формулы-1» (читай: Берни Экклстоуна).


Естественно, такое положение дел не устраивает конюшни. Основную финансовую тяжесть несут они. Они вкладывают примерно по 95-100 миллионов долларов в год на техническое перевооружение, обслуживание, разрабатывают новые машины, новые моторы. За последние 3 года только на разработку новых технических решений было потрачено 350 миллионов долларов. А почти вся отдача идет в карман устроителям «Формулы-1». Конечно же, такое положение вещей не может устроить никого.



Олег Винокуров: То есть получается, что затраты самих команд не окупаются тем, что они получают от «Формулы-1», и вот эту разницу и доплачивали табачные спонсоры?



Роберт Воскеричян: В данном случае речь даже не идет о табачных спонсорах. Речь идет о том, что выручка приходит в «Формулу-1» и распределяется крайне неравномерным образом, который не устраивает команды. Это не связано с тем, что денег стало меньше. Речь идет о том миллиарде, в среднем, который всегда получался с учетом табачных денег. Но сейчас, когда не будет табачных денег, и общие доходы снизятся, проблема обострится.


Но проблема гнездится не в самом запрете рекламы табака, а в том, что Берни Экклстоун так устроил финансовые потоки в своем детище, что ему достается 78% от всех доходов. Причем за последние 10 лет структура участников конюшен тоже серьезно изменилась. Если в 1995 году только одна команда была чисто заводская – «Феррари», – то сегодня их гораздо больше. Кроме «Феррари», еще «Рено», «Тойота», БМВ и «Хонда». Естественно, те фокусы, которые у Экклстоуна проходили в отношениях с маленькими, разрозненными и слабыми конюшнями не проходят в отношениях с гигантами. А гиганты говорят: «Нас не устраивает распределение средств, нас не устраивают многие другие вещи и мы, будучи законопослушными структурами и организациями, до 2007 года как-нибудь уж дотерпим (я вольно пересказываю содержание официальных заявлений, там, естественно, более строгие формулировки), а уж будьте уверены, что после 2007 года все будет по-другому».


Их обвинили в «мюнхенском сговоре-2», потому что они собрались в Мюнхене и обо всем этом сказали – о несправедливом распределении средств, о своих планах создать новую «Формулу». Они настаивают на следующем. Что должно быть не 22 на 78, а, как минимум, 44 на 56. По прежнему, они готовы оставить «Формуле» большую часть денег, но все-таки приблизиться к пропорции 50 на 50. Это первое их предложение. Второе: должны быть упорядочены отношения между участниками гонок и организаторами, на что не идет руководство «Формулы-1», потому что принцип «разделяй и властвуй» очень успешно Экклстоуном используется уже долгие годы. В данном случае, он понимает, что создать с нуля в 2008 году аналог «Формулы-1», новую серию – это очень затратное дело даже для таких гигантов, как «Тойота», БМВ и все эти бренды, которые мы только что перечисляли. И он начинает маневрировать. В частности, он сумел отколоть «Феррари». Отдал им 100 миллионов долларов, плюс еще определенные бонусы. Остальным пообещал в течение трех лет выплатить пятисотмиллионный бонус. То есть ситуация, как выражался один недавний персонаж российской политической сцены, «динамическая», и, в общем, непонятно, что тут предпримет та или иная сторона.


Ясно одно: если устроители гонок, прежде всего, сам Берни Экклстоун, не смогут договориться с мировыми автомобильными гигантами, то будущее «Формулы-1» находится в довольно густом тумане. И все это происходит на фоне довольно серьезного кризиса, связанного с переменой состава акционеров самой «Формулы». Там все достаточно запутано и мутно, как многое из того, что делает основатель и бессменный президент «Формулы-1». Нынешняя ситуация с акционерным капиталом сложилась еще в 2002 году, когда обанкротилась империя Лео Кирха и контрольный пакет перешел к банкам кредиторам. Потом еще часть акций перешла к тем же банкам. В результате пакет акций стоимостью 1 миллиард 600 миллионов долларов контролировали три банка. Об этом мы неоднократно говорили в выпусках «Прессинга» в прошлом году.


В итоге Экклстоун опять сумел выйти сухим из воды. Он сумел организовать выкуп акций так, что банки продали свои акции компании, которая может контролировать ситуацию через так называемые акции категории Б, дающие право на введение в совет директоров двух дополнительных кандидатур от менеджмента (читай: от Берни Экклстоуна). И опять, фактически чужими деньгами он преодолел этот кризис.


Но ситуация опять подвешена. Поэтому в противостоянии между «мюнхенской пятерки» и «Формулы-1» вопрос структуры акционерного капитала может быть поставлен очень серьезно. И я думаю, в конце концов, если сравнить экономический финансовый вес этой пятерки и уважаемого Берни Экклстоуна, то, конечно, в среднесрочной перспективе, за 2-3 года, они его дожмут. Хотя добивать не будут, потому что без него тоже, видимо, не получатся полноценные соревнования в этом виде спорта. Но, тем не менее, они ему продиктуют условия, на которых они согласны с ним играть.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG