Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Завершилась всероссийская автогонка на вседорожниках "Экспедиция-Трофи-2006" от Мурманска до Дальнего Востока


Программу ведет Светлана Кулешова. В программе принимают участие Вячеслав Филиппенков, капитан команды Свердловского союза предпринимателей «Мульт и Ко» и Олеся Каримова, участник соревнований «Экспедиция-Трофи-2006» .



Светлана Кулешова: Каждую неделю в Свердловской области проходит несколько разных автомобильных соревнований. Найти трассу для себя могут молодые и пожилые, богатые и не очень, мужчины и женщины. О том, какие возможности есть для автомобилистов Урала, помимо городских дорог и официальных 60 километров в час, - екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Ирина Мурашова.



Ирина Мурашова: Сейчас на полтора миллиона жителей Екатеринбурга приходится 300 тысяч автомобилей. У их владельцев есть возможность периодически « встряхнуться » - поучаствовать в соревнованиях самим или поболеть за других. Еще сорок лет назад большинство уральцев лишь безнадёжно « болели » - вспоминает исполнительный директор федерации автоспорта Свердловской области Евгений Фомичев. В середине 60-х начали проводить первые автомобильные соревнования - на « Волгах ».



Евгений Фомичев: В округ таксопарков организовывалось, потому что личных автомобилей тогда было мало, да и кто бы поехал, а вот таксерики они организовались и начали ездить на чемпионаты России, в Прибалтику, и начали там показывать, как нужно уметь ездить.



Ирина Мурашова: Сейчас в Свердловской области есть практически все виды автомобильных соревнований. Популярны трофи-рейды, ретро-ралли, картинги, дрэг-рейсинги, ледовые гонки, некоторые из них даже освящают представители епархии. Негде разгуляться пока только фанатам кольцевых гонок « Формулы-1 ». Правда, при одной из турфирм Екатеринбурга для них есть отдельный клуб - возможность льготных поездок к месту проведения престижных заездов и обсуждения итогов. Есть что обсудить и участникам нелегальных интеллектуальных ночных гонок. Екатеринбуржец Дмитрий говорит, что победить здесь можно и на тихоходной машине.



Дмитрий: На каждом чек-пойнте ты получаешь листок с текстом, претендующим на определенную литературность. В этом тексте зашифровано место следующего чек-пойнта, то есть тут нужно еще и головой подумать.



Ирина Мурашова: В автомобильных соревнованиях всё чаще участвуют женщины - и в обычных и в специальных конкурсах, как « Автоледи ». Там чтобы победить в туре « Пол-литра для любимого », нужно с полным стаканом в одной руке вырулить фигуру автопилотажа « восьмерка ». Более многочисленная группа - жены и подруги тех, кто занимается гонками или просто азартные болельщицы, как первая красавица Екатеринбурга-2005 Анфиса Кульбакова. Такой образ жизни выдерживают только самые преданные мужчинам дамы. Ведь, скажем, девятикратный чемпион России по картингу Кирилл Ладыгин добирается домой только в 12 часов ночи.



Кирилл Ладыгин: Вот сегодня мне нужно заниматься именно спортивным автомобилем. Сейчас поеду в автомагазин, покупаю запчасти. Всё это надо привезти туда в гараж, где стоит автомобиль спортивный. Зашкурить, покрасить, бампера починить, чуть-чуть перед опустить у машины, зад чуть-чуть опустить.



Ирина Мурашова: Уральские власти от спорта финансируют автогонки даже хуже, чем по остаточному принципу. Но изобретательность автолихачей неуемна. Скоро в Екатеринбурге появится конный ипподром. Гонщики ждут его открытия, потому что там же можно будет проводить трековые гонки. А пока адреналина хватает и на узких, ухабистых екатеринбургских дорогах, где разогнаться негде, зато есть простор для рулевого виртуоза.



Светлана Кулешова: В Екатеринбург ской студии Радио Свобода победители гонки «Экспедиция-Трофи-2006»: капитан команды «Мульт и Ко» Вячеслав Филиппенков и член команды Олеся Каримова. Это еще не полный состав команды, я вижу.



Вячеслав Филиппенков: Да, один участник остался во Владивостоке, машину хочет приобрести.



Светлана Кулешова: По трое было в каждой команде. Сколько было вообще команд?



Вячеслав Филиппенков: Если не ошибаюсь, по-моему, 27 или 28.



Светлана Кулешова: Стартовало?



Вячеслав Филиппенков: Да.



Светлана Кулешова: А финишировало?



Вячеслав Филиппенков: На последний финишный этап, где золото экспедиции разыгрывалось, спецучасток даже, на него допустили четыре команды, которые разделили уже на отдельные экипажи, это восемь машин.



Светлана Кулешова: Расскажите, вообще, как проходила эта гонка, и в чем ее суть? Сколько километров, какие участки, в чем сложность?



Вячеслав Филиппенков: Гонка называется «Экспедиция-Трофи», потому что это не просто гонка, это еще и экспедиция, в которой скорость в принципе имела не самое важное значение. Часто надо было головой подумать. Были раскиданы точки по всей стране. Вот участок вы проезжаете какой-нибудь типа Питер-Москва. По федеральным дорогам мы вообще практически не ехали, не задевали их, не мешали участникам движения. И нужно было собирать точки культурной навигации, то есть какие-то исторические памятники архитектуры.



Светлана Кулешова: Собирать – это просто ехать, посмотреть, сфотографироваться и уехать?



Вячеслав Филиппенков: На самом деле, в таком быстром режиме именно так все и происходило. То есть приехать, посмотреть, быстро сфотографироваться и уехать. Протяженность гонки составила примерно 16-17 тысяч километров.



Светлана Кулешова: Вам, уважаемые слушатели, мы задаем такой вопрос: каким для вас было самое запомнившееся автомобильное путешествие?


Так, 16 тысяч километром за две недели, больше тысячи километров в день, да, получается?



Вячеслав Филиппенков: Получается.



Светлана Кулешова: Хватало времени на то, чтобы поесть, поспать, на какие-то гигиенические процедуры, в конце концов?



Олеся Каримова: Как ни удивительно, хватало.



Светлана Кулешова: На поесть и поспать или на гигиенические процедуры?



Олеся Каримова: На гигиенические процедуры. Потому что без этого было бы очень сложно ехать.



Светлана Кулешова: А я слышала страшные истории, что трое суток последние вообще не было ни сна, ни отдыха.



Вячеслав Филиппенков: Ну, с моей стороны именно так и было.



Олеся Каримова: Было психологически больше – то, что не уснуть, ни расслабиться, постоянно приходилось держать себя в тонусе, готовясь к последнему этапу. А так время на поспать было.



Светлана Кулешова: У Олеси. Она, наверное, на заднем сиденье ехала с подушечкой мягкой…



Олеся Каримова: Готовилась к последнему участку, отсыпалась.



Светлана Кулешова: Как вообще, Олеся, вы попали в эту команду?



Олеся Каримова: Меня пригласили ребята поучаствовать сначала в отборах, потом поехать в команде.



Светлана Кулешова: Расскажите о своем гоночном опыте.



Олеся Каримова: Это мой первый гоночный опыт.



Светлана Кулешова: А вообще права со скольки лет у вас?



Олеся Каримова: У меня права категории В нет, у меня есть права только категории А, то есть я не рулила, я ехала штурманом, помощником штурмана. За руль я не садилась.



Светлана Кулешова: Слава, расскажите, как собиралась команда? И самое главное, как было принято решение об участии в гонке? Полгода обдумывали или быстро?



Вячеслав Филиппенков: Решение пришло через рекламу просто. У меня, наверное, все-таки в душе сидело участие в гонке, но наружу не выходило. Просто наружная реклама показала чуть ли не прямым текстом: проходят предпоследние отборы в экспедицию, попробуй себя, поучаствуй. Тут же я, не долго раздумывая, знал, у кого в глубине точно такая же мысль живет, но не выходит наружу, позвонил Андрею Трухану, говорю: «Андрей, экспедиция». Он: «Я тебя понял, готов».



Светлана Кулешова: Сколько дней оставалось до отборочных?



Вячеслав Филиппенков: Чуть ли не через два дня надо было выезжать. Причем у нас денег было вообще в обрез. Из всего транспорта, как добраться до Москвы, выбрали не то что самый дешевый – машину, но еще и машину самую экономичную, у нас «восьмерка» оказалась, у которой карбюратор был так переделан, что она практически не кушала бензин. Копейка в копейку поехали. А Олеся – это девушка нашего механика, который непосредственно машиной занимался.



Светлана Кулешова: Механик доверил свою девушку вам на 16 тысяч километров?



Вячеслав Филиппенков: Ну да, механик доверил нам свою девушку. А гонка слабинки с моей стороны как капитана никак не терпит, и любые для меня средства хороши. В том числе так получилось, что механик должен был более тщательно подойти к подготовке машины, потому что я ему расписывал, что будут морозы, не дай Бог, что случится с машиной, встанет.



Светлана Кулешова: Вы взяли заложника – это называется.



Вячеслав Филиппенков: Пусть будет так. В борьбе все средства хороши.



Олеся Каримова: (смеется)



Светлана Кулешова: У нас есть телефонный звонок. Здравствуйте, вы в эфире.



Слушатель: Доброе утро, Москва, Владимир. У меня первый вопрос об общем состоянии дорог, что вы думаете о дорогах? Второй вопрос чисто русский, классический: как себя люди, которые обслуживают непосредственно движение, я имею в виду гаишников?



Светлана Кулешова: Отвечаем Владимиру, как вам состояние дорог, как вам гаишники?



Вячеслав Филиппенков: Нашей машине особо на дороге не мешали. А вот что касается тряски, я, наверное, не чувствовал, потому что был сосредоточен. Олеся скажет, трясло ее сильно?



Олеся Каримова: Нет, не трясло, я даже удивлена. В принципе зимнее состояние дорог. Дороги более-менее выглажены снегом. Даже когда мы ездили по внедорожью, хотя этого было не очень много, то сильно не трясло и не шатало. В западной части России дороги гораздо лучше, чем в восточной. Это, конечно, все знают, и тут еще раз этому подтверждение.



Светлана Кулешова: А сотрудники ГИБДД в западной части доброжелательнее, чем в восточной?



Вячеслав Филиппенков: Вы знаете, нам так повезло, что мы даже с ними не столкнулись. Конечно, нас останавливали за всякие нарушения и просто так для проверки. Просто из органов получился из второго экипажа капитан команды, который с нами ехал. Так что за что бы нас ни останавливали, мы ехали дальше.



Светлана Кулешова: Он показывал корочки.



Вячеслав Филиппенков: Да, он показывал корочки. И, к сожалению, я сейчас про гаишников, насколько они добрые или злые по отношению к нам в этой гонке, ничего не могу сказать.



Олеся Каримова: К нам они были добры.



Светлана Кулешова: Понятно. Что было самое трудное в гонке?



Вячеслав Филиппенков: Самое трудное – наверное, все-таки психологическая обстановка, потому что и по прошлому году, и по этому году известно, что мало кто это наружу сейчас будет вытаскивать, но многие соды с соревнований именно по причине этого, а не техники. Даже вот эти результаты, они сошли, и техника не подвела, и ничего такого страшного у них не случилось, но именно эта внутренняя обстановка напрямую ложится на результаты.



Светлана Кулешова: А внутренняя обстановка между разными экипажами, конкуренция жесткая, недоброжелательность внутри самого экипажа, собственное психологическое состояние человека, который за рулем?



Вячеслав Филиппенков: Три человека внутри четырех стен автомобильных…



Олеся Каримова: Три команды еще. Мало того, что внутри экипажа взаимоотношения свои, микромир, а еще есть взаимоотношения внутри команды, когда уже два экипажа, которые разделены на два автомобиля, но все равно между собой общаются. И еще более макросреда – это уже взаимоотношения между командами и организаторами соревнований.



Светлана Кулешова: А у вас такая команда была собранная вообще в минуту практически. Вы не ссорились? Ни съезженности, ни слаженности по идее нет.



Вячеслав Филиппенков: Я был на самом деле очень требовательным, и Олеся не всегда выдерживала мою требовательность.



Светлана Кулешова: Борьбы за власть не было?



Олеся Каримова: Борьбы за власть не было. (Смеется).



Светлана Кулешова: Что с девушки то требовть?



Вячеслав Филиппенков: Она была не девушкой, она была членом команды.



Светлана Кулешова: Отлично. Вопросов больше на этот счет нет.


Неделю назад завершилась всероссийская гонка на внедорожниках «Экспедиция-Трофи-2006» от Мурманска до Дальнего Востока. Победу и 10 килограммов золота завоевала команда Свердловского областного союза малого и среднего бизнеса «Мульт и Ко».


Слава, машина, как она выглядела, сколько она стоила? Говорят, что машина должна быть очень серьезно экипирована к такой гонке.



Вячеслав Филиппенков: Как ни странно, у нас машина изначально очень сильно выделялась из общей массы.



Светлана Кулешова: Наворотами или наоборот?



Вячеслав Филиппенков: Для кого-то это казалось просто глупостью. Большинство говорило: «Лучше бы взял нормальную машину типа «Тойоты» джипика какого-нибудь». А еще организаторы сами предлагали взять абсолютно бесплатно новенький «Мицубиси»-джип. Но я пошел на такой шаг, что, просто отказавшись от него, взял другую абсолютно машину «Тойоту» 1986 года выпуска, ей уже 20 лет, и просто посчитал, что я могу лучше сделать, и знаю, что для наших дорог больше годится. Тем самым начали подготовку вот этой машины, она стоила меньше 100 тысяч рублей, и пошла тяжелая подготовка, то есть каждую деталь этой машины, делалось все отдельно. Еще после нового года даже стоял отдельно просто кузов первой комплектации. Мы практически круглосуточно работали вшестером. Съели кучу быстрорастворимой лапши, и практически жили в таких условиях.



Светлана Кулешова: Видимо, как раз для того, чтобы привести в должную форму машину с 20-летним стажем, и пришлось брать в заложники девушку механика.



Вячеслав Филиппенков: Ну да, тяжело из старой женщины сделать молоденькую. Именно этим мы и занимались.



Светлана Кулешова: А что к ней добавили?



Вячеслав Филиппенков: Ой, мы взяли, у меня изначально такое мнение, оно правильное, как показала гонка, что для меня гонка – это не только выигрыш мой, это выигрыш еще конструкторский. Я в кубке конструкторов сам с собой участвую постоянно. Так как машина, я считаю, не идеальная, то я просто взял от разных машин те детали, которые производитель делал как «фишки» в каждой из этих машин. Это, например, в третьей «Селике» это ее коронный двигатель – 2 литра турбо, очень мощный, который тянет на разных оборотах, который способен тянуть и джип в том числе. Затем подвеску взяли от «Тойоты-лэндкрузера прада». Это тоже выдающаяся подвеска, очень надежная. А кузов и рамы взяли от «Тойты-халик сурфо» 1986 года выпуска, потому что у нее крыша съемная, и летом можно без нее кататься.



Светлана Кулешова: Для зимней гонки это очень актуально вам показалось.



Вячеслав Филиппенков: Мне показалось, что я машину не буду менять зимой и летом, универсальная все-таки должна быть машина. На самом деле, она просто легкая.



Светлана Кулешова: И она не одноразовая получилась машина, вы ее и дальше будете эксплуатировать.



Вячеслав Филиппенков: К счастью, сейчас есть немножко денежек, можно выделить на текущий ремонт после соревнований. Все-таки тяжело было жалеть машину, гнали мы немного.



Светлана Кулешова: Какая-то электроника в ней особенная была?



Вячеслав Филиппенков: Стандартная навигация была, без электроники. Да, были у нас там и блокировки фирменные, с кнопочками включались все блокировки. Но в целом от самолетов ничего не было.



Светлана Кулешова: Гонка существует уже несколько лет. А через два года она станет кругосветной экспедицией. Собираетесь принимать участие?



Вячеслав Филиппенков: Меня, во-первых, уже радует, что только через два года, а не каждый год. То есть мы все-таки два года будем победителями, как минимум. А про кругосветную гонку тяжело что-то говорить. Слово «кругосветная» - от которого голова кружится.



Светлана Кулешова: Сколько вам потребовалось времени на восстановление сил? Неделя прошла, уже восстановились или еще нет?



Вячеслав Филиппенков: Все еще спим не по графику. По крайней мере, я посреди дня вдруг могу захотеть спать. Через несколько часов опять перехочу.



Светлана Кулешова: Олеся, у вас как?



Олеся Каримова: Я уже восстановилась. Я во Владивостоке, по-моему, уже восстановилась. С этим просто все.



Светлана Кулешова: Как было у вас с питанием? Есть ли какое-то специальное спортивное питание у гонщиков?



Олеся Каримова: Шоколадки и сок.



Вячеслав Филиппенков: Я добавлю, что так как у нас не было ни минуты на подготовку, непосредственно что брать с собой в автомобиль, то у нас практически ничего и не было. И с питанием вопрос решался:



Олеся Каримова: :в оперативном режиме.



Светлана Кулешова: В придорожных харчевнях?



Вячеслав Филиппенков: Если бы в харчевнях.



Олеся Каримова: Некогда было.



Вячеслав Филиппенков: Вот, например, заправляем сто литров. Пока сто литров заправляем, успеваем что-нибудь купить в киоске. Абсолютно неправильную пищу ели.



Светлана Кулешова: Как готовились к гонке? Как лыжники готовятся к своим соревнованиям – понятно. Как бегуны – тоже понятно. А можно ли тренироваться перед автомобильными гонками?



Вячеслав Филиппенков: У нас Олеся расскажет, как она готовила навигацию.



Олеся Каримова: Там какая подготовка? Надо собрать карты, зарядить компьютер, проверить, чтобы все работало. С моей стороны вся подготовка была. В принципе, для меня это был первый опыт участия в такой гонке. И как готовиться к такой гонке, я даже не представляла, потому что я даже не представляла себе, что представляет собой гонка. После участия в ней я, конечно, к следующей гонке бы готовилась. Уже понятно, что нужно делать, как тренироваться. То есть тренироваться в принципе можно и понятно, как тренироваться.



Светлана Кулешова: А как?



Олеся Каримова: То есть надо потренироваться, поездить по координатам, просто брать точки и искать, ориентироваться на местности. И не просто по пересеченной местности, когда едешь, куда хочешь. А вот именно по дорогам.



Светлана Кулешова: А тренировка выносливости? Физическая форма, зарядка?



Олеся Каримова: Так как мы от спорта не совсем отреченные люди, отстраненные, тут было проще.



Вячеслав Филиппенков: Выносливости хватило.



Олеся Каримова: Выносливости хватает, мы же спортом занимаемся.



Вячеслав Филиппенков: Это обычная спортивная выносливость. Какой-то особой выносливости в автомобиле нет. Любой, кто в тонусе, просто сможет эту гонку проехать, если опять же правильно распределять время на сон, на вождение, на отдых. У меня было два состояния обычно: или я веду машину, или сплю. Просто халявы, сидеть в окошко смотреть – такого не было.



Светлана Кулешова: Страну и не увидели в результате.



Вячеслав Филиппенков: Нет, не увидел. Я или еду, просто в дорогу пялюсь, максимально, не дай Бог, подведу в этой гонке я, как капитан. Это принципиально, такого нет понятия: подвел капитан. Поэтому я его отстаивал, как мог.



Светлана Кулешова: А какие-нибудь способы удалось изобрести для взбодрения собственного, когда за рулем и очень хочется спать?



Вячеслав Филиппенков: Лучше поспать. У меня, конечно, были средства, но эти средства на крайний случай. То есть я мог день-два, а две недели – это никто не выдержит, лучше поспать.



Светлана Кулешова: У нас есть телефонный звонок. Здравствуйте, вы в эфире.



Слушатель: Меня интересует, насколько участникам гонки помогала женская интуиция Олеси? И насколько она влияла на микроклимат? Наверное, у нее хороший веселый характер. Мужчинам с ней было приятно.



Светлана Кулешова: Олеся улыбается. Слава отвечать будет?



Вячеслав Филиппенков: К кому вопрос – интересно. Организаторы, конечно, не ошиблись, что в команде оказалась девушка. Во-первых, мы при девушке особую слабинку друг другу не давали, какие-то слабости свои не пытались подчеркнуть, перед девушкой все равно храбримся, и тем самым держим марку.



Светлана Кулешова: Опять же лексика в рамках приличия всегда остается в любых ситуациях.



Вячеслав Филиппенков: Ну да, и лексику, конечно, соответственно сдерживаем. Все-таки пытаемся сдерживать себя как-никак. Как бы там отсчет времени ни шел.



Светлана Кулешова: А интуиция?



Вячеслав Филиппенков: А вот что касается женской интуиции, так как Олеся была первый раз в гонке, конечно, интуиции там было выше крыши.



Олеся Каримова: Сплошная интуиция.



Вячеслав Филиппенков: Сплошная интуиция, которая изначально шла не в то русло. Я прямо полгонки боролся. Чувствую, что в девушке энергетики много, мыслит, конечно, абсолютно нелогично, по нашему мнению. У меня простые математические расчеты в голове идут относительно, как точки собирать, они хаотично же раскиданы.



Светлана Кулешова: А у Олеси одна сплошная интуиция.



Вячеслав Филиппенков: А у Олеси, можно сказать, просто прямая линия между ними проходит. И когда она немножечко поняла, вообще, о чем речь идет, о наших соревнованиях, за чем мы гонимся, и как выиграть на этапе, то интуиция пошла в нужном русле, то есть помогла. Я сейчас не могу описать это словами, как интуиция ее работала, но вот наша тройка, когда мужчины и женщина вместе решают, куда и как ехать, она сработала очень правильно. То есть всесторонне рассматривали наш маршрут. Потому что главное в соревнованиях – рассчитать, разработать и по времени успеть рассчитанный маршрут. То есть пройти минимальное расстояние, собрав максимальное количество точек.



Светлана Кулешова: Как-то вы интересно сказали, когда она поняла, куда мы гонимся, зачем мы гонимся. Итак же понятно – за 10 килограммами золота. Или эта цель забывалась в процессе гонки?



Олеся Каримова: Кстати, да. Перед нами 10 килограммов золота не маячили все время. Маячила победа, то есть желание победить. Выиграть, показать, что мы лучшие, что мы что-то можем. А 10 килограммов золота уже стали такими, когда выиграли, когда подбежали корреспонденты, начали задавать вопросы, и вопросы все пошли про золото. Были вопросы, как победили, как вам так удалось? Но в основном: вы понимаете, что вы выиграли 10 килограммов золота? Мы говорим: «Да? Ой, тоже неплохо».



Вячеслав Филиппенков: Мы, видимо, ехали быстрее, чем алчность за нами спешила. Когда мы финишировали, мы о победе думали. Алчность, конечно, догнала нас вместе с корреспондентами, которые сказали: «Так вы же деньги выиграли». Мы: «Ага, точно. Класс! Радуемся еще больше».



Олеся Каримова: Еще больше радуемся, да.



Светлана Кулешова: Ну, уже придумали, что с этими деньгами делать?



Вячеслав Филиппенков: Мы, конечно, разделим их. И я в бизнес планирую, конечно, вложить. Хотя, конечно, уже и в автосалон заходил, машинку посмотрел, так посмотрел, что деньги в принципе можно истратить и за два дня любую сумму. Поэтому я чувствую, что буду сейчас стороной обходить все магазины и салоны.



Светлана Кулешова: А бизнес автомобильный будет?



Вячеслав Филиппенков: Нет. Автомобильный бизнес все-таки намного больших затрат требует. Сейчас постараемся раскачаться где-то еще. А потом, может быть, в перспективе залезем.



Светлана Кулешова: Олеся, а у вас какие планы на это золото?



Олеся Каримова: Пока не знаю. Или на жилье потратить, или еще на что-нибудь значительное, пока еще думаю.



Светлана Кулешова: Я прочитала, что вас уже звали в Америку патентовать изобретение.



Вячеслав Филиппенков: Это уже есть кое-кто из родственников, кто это успел преувеличить. На самом деле, просто подружились с американцем, в течение всей гонки общались с ним очень хорошо. Он – бывший мотокроссмен, интересная личность. И на последнем финальном заезде, на последнем участке, на который, конечно, стоило посмотреть, потому что когда позади 16 тысяч километров, две недели, а впереди только 500 метров бездорожья, и каждый хочет стать победителем, уже машины никому абсолютно не жалко, все волю в кулак сжали, просто дикая энергетика в этом старте стояла. И собственно, этот американец единственный, кто поставил на наш экипаж и выиграл соответственно, причем крупную сумму. Единственный получается, кто выиграл, тем самым стал нам еще ближе. Но он обрадовался, естественно, не из-за того, что выиграл крупную сумму, и пригласил нас тут же в Америку по этому поводу, а просто пригласил, обещал на внедорожной местности на соревнования свозить.



Светлана Кулешова: Поедете?



Вячеслав Филиппенков: Обязательно поеду, потому что возможность съездить в Америку по вызову с его стороны. Плюс еще сказал, что живет в Калифорнии, в собственном доме, на берегу океана, и зимой там +25, то знаете, не знаю, кто откажется.


XS
SM
MD
LG