Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Конфликт в Комиссии ООН по правам человека


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Алексей Цветков .



Кирилл Кобрин: Комиссия ООН по правам человека приостановила свою работу на неделю из-за разногласий по поводу её реформы. Однако предлагаемая реформа не удовлетворила США, которые выступают за более строгие стандарты, не позволяющие странам, в которых злостно нарушаются права человека, занимать места в новом Совете. О сути противоречий по поводу реформы комиссии ООН по правам человека и о других реформах этой международной организации я побеседовал с обозревателем Радио Свобода Алексеем Цветковым.


В чем особость позиций США? Почему эта позиция вызвала такой конфликт?



Алексей Цветков: Если говорить конкретно - это требования, то есть эти требования к Уставу, к резолюции, по которым будет образован новый Совет по правам человека при ООН. Одно из этих требований, чтобы члены этого Совета избирались двумя третями голосов Генеральной Ассамблеи, а не простым большинством, как сейчас. Второе требование, чтобы государства, которые в настоящий момент находятся под санкциями ООН, не могли входить в этот Совет. В настоящий момент просто рекомендуется обращать внимание на это, но не является обязательным препятствием. Требования имеют в виду, чтобы затруднить доступ в этот Совет странам, которые грубо нарушают права человека, таким как Судан, например, или Ливия, которые были весьма близки к председательству в Комиссии до недавнего времени.


Почему есть препятствия этому? Ян Элиассон, председатель Генеральной Ассамблеи, решил вообще закрыть переговоры и голосовать, возможно, по текущей резолюции. Почему? Потому что у множества других стран, таких как Куба, например, есть свои поправки. Он считает, что его вариант компромиссный. Ему удалось как-то закрыть этот документ и добиться какого-то более или менее консенсуса.


Но США, в лице Джона Болтона, постоянного представителя США в ООН, заявили, что эти требования обязательны, что они без них не проголосуют. В итоге резолюция может провалиться. ООН может остаться без органа по мониторингу прав человека.



Кирилл Кобрин: Что же тогда будет? Получается, что ООН откажется от правозащитной деятельности.



Алексей Цветков: У ООН есть другие организации, которая и не прямо наблюдают. Но, в общем, - да. С точки зрения, скажем, если мне позволено проанализировать позицию Джона Болтона, что лучше никакого вообще органа, по крайней мере, на протяжении какого-то времени у ООН не будет, чем будет Комиссия в том виде, в каком она существовала в последние годы, когда туда входила Куба, когда туда входил Судан, входила Ливия, что это посмешище.



Кирилл Кобрин: Мы все помним очень яростное обсуждение кандидатуры Джона Болтона перед тем, как он был назначен на эту должность - представитель США в Организации Объединенных Наций. Является ли эта его позиция продолжением того курса, который был у США раньше, или здесь сказываются его персональные политические взгляды?



Алексей Цветков: Я думаю, что в данном случае нельзя говорить о его персональных политических взглядах. Скорее всего, он именно такой человек, который нужен США на данных переговорах. Но совершенно ясно, что, хотя он и был назначен вопреки воле Конгресса президентом Бушем (он использовал там какую-то прореху в Конституции), но Кондолиза Райс с самого начала заявила, что никаких независимых действий со стороны подобного рода функционеров Госдепартамента не будет, что внешней политикой управляет она. Это совершенно очевидно по тому стилю управления Госдепартаментом, который Кондолиза Райс осуществляет. Я думаю, что в данном случае стратегия это или тактика Болтона, но совершенно ясно, что это исходит от Госдепартамента.



Кирилл Кобрин: Реформа Комиссии по правам человека является ли она составной частью общей реформы ООН, о которой говорят уже очень давно?



Алексей Цветков: Она является не только составной частью. Она является одной из центральных частей. Если мы помним, то главным инициатором реформ были США. Об этом было договорено на саммите осенью Генеральной Ассамблеи минувшего года. Но тогда, конечно, никаких подробностей лидеры не решали. Они предоставили это членским государствам. В результате получился такой документ. Кофи Аннан призывает принять такой документ. Он, кстати, устраивает многие известные правозащитные организации просто потому, что, хотя это и центральный элемент реформ, но есть еще и масса других, к которым надо переходить, а об это все реформы спотыкаются.





XS
SM
MD
LG