Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Португалия, Испания и Франция приняли решение открыть свои рынки труда


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Ефим Фиштейн .



Андрей Шароградский : Еще три государства-члена Европейского Союза приняли решение открыть свои рынки труда для граждан 10 стран, вступивших в ЕС в ходе последней волны расширения организации. Начиная с 1 мая этого года, Португалия, Испания и Финляндия отменяют ограничения на прием на постоянную работу жителей этих центрально- и восточно-европейских государств, а также Кипра и Мальты. Тему продолжит мой коллега Ефим Фиштейн.



Ефим Фиштейн : Причина нынешнего тренда не столько высокая сознательность политиков, сколько познание того, что особого наплыва изголодавшихся и на все готовых "новых европейцев" ожидать не приходится. Судя по всему, этот тренд будет продолжен. Буквально на днях французское правительство объявило, что намерено приступить к "постепенной и регулируемой отмене ограничений" на своем рынке труда. Последними бастионами протекционистской политики в этой сфере остаются, таким образом, Германия и Австрия, выговорившие себе 7-летнюю отсрочку до полной отмены границ. Какими соображениями руководствовалась, скажем, такая страна как Финляндия, принимая историческое решение? Об этом я спросил нашего хельсинского корреспондента Николая Мейнерта.



Николай Мейнерт : 8 марта финское правительство представило парламенту свои выводы относительно дальнейших перспектив использования Финляндией иностранной рабочей силы и стран, которые два года назад присоединились к Европейскому Союзу. Тогда, как известно, высказывались всяческие опасения, что страшный наплыв дешевых рабочих приведет к катастрофическим последствиям во всем деле трудоустройства местного и, надо сказать, весьма дорогостоящего населения. Финны на тот момент оптимизмом тоже не отличались.


Прошло два года. И что же? На вопрос - надо ли сохранять ограничения после того, как истечет отведенный переходный период? - финское правительство отвечает однозначно - нет, не надо и объясняет почему. Во-первых, последствия во всей картине распределения трудовых ресурсов оказались по официальной статистике незначительными. За прошлый год Министерство труда оформило 2600 официальных разрешений. Никаких сдвигов общей ситуации это, разумеется, не вызвало.


Что касается неофициальной стороны вопроса, то есть неофициальных работников, то тут, разумеется, свои проблемы имеются. Но решать их, по мнению финского правительства, как раз проще было бы при унификации процесса трудоустройства, а не его ограничении. По мнению финских экспертов, подобные ограничения лишь стимулируют желание работодателей оформлять своих сотрудников по черному, и они уходят и от налогов, и от официальной статистики. А следить за всем и находить правонарушения у контролирующих органов просто не хватает сил. Проще снять ограничения вообще, а все внимание сосредоточить за соблюдением законности.


Большая часть приезжающих в Финляндию работников из Эстонии. Это преимущественно строители. Уже сложилось впечатление, что они работают лучше и качественнее финнов, по крайней мере, такое мнение бытует среди финского населения. Но и, конечно же, эстонские строители дешевле. Так вот, процесс выравнивания заработной платы может упроститься, если избавиться и без того недействующих ограничений.


Как правило, приехавшие незаконные по нынешним меркам работники не регистрируют свое проживание в стране, проследить за их передвижением практически невозможно. Поэтому гораздо эффективнее было бы отладить и доработать сам процесс регистрации, чем настаивать на сохранении квоты барьеров.



Ефим Фиштейн : Как уже было сказано, на противоположном конце умозрительной диагонали стоят Германия и Австрия. Они пока не собираются пересматривать свое решение не допускать на свою территорию в массе работников с Востока. Чего они опасаются? Об этом я говорил с австрийским экономистом, доктором Димитаром Димитровым. Болгарин по происхождению, он работает в Венском исследовательском институте Когниом Экономик.



Димитар Димитров : Первое, нужно учитывать совокупность нескольких факторов. С одной стороны, это более или менее сложившаяся традиция после вступления Австрии в Европейский Союз. Она пытается в любом отношении откладывать применение полностью всех элементов либерализации в отношении экономических процессов, так как то в принципе повлекло бы очень быструю адаптацию всех других элементов организации австрийской экономики. С другой стороны, Австрия долгое время проводила политику принятия не очень высококвалифицированной рабочей силы из-за рубежа. В этом отношении долгое время ее критиковали международные организации, которые рекомендовали более сильную либерализацию рынка рабочей силы. В-третьих, это и сугубо политическая обстановка, структура политического процесса в Австрии. Здесь существует механизм сутяжного партнерства. Он очень сильно подключен к процессу принятия решения. В этом смысле роль профсоюзов очень сильна в Австрии.



Ефим Фиштейн : Венский экономист Димитар Димитров изложил причины, по которым австрийское правительство не присоединилось пока к почину Португалии, Испании и Финляндии. А как отнеслись к сообщению об этом те, кого это непосредственно касается - страны Центральной и Восточной Европы, например, Польша? Я позвонил в Варшавский центр международных отношений и связался с его экспертом Войцехом Бородичем-Смолинским. Послушайте, чем он объясняет решение трех стран открыть свои рынки труда.



Войцех Бородич-Смолинский : Я думаю, что главной причиной, побудившей эти страны открыть свои рынки труда, был опыт Великобритании. Британия с первого дня нашего членства в Европейском Союзе приняла принципиальное решение о допуске людей на свой рынок. Это решение тысячу раз себя оправдало. Польские работники внесли свой вклад в рост британской экономики, в общий рост благосостояния общества. Так что, в основе решения лежат, прежде всего, экономические интересы. Те страны, которые как Португалия или Испания открывают теперь свои рынки труда, попросту нуждаются в квалифицированной рабочей силе. Восточноевропейцы заполнят, в первую очередь, те места, которые сейчас пустуют, будут выполнять те работы, которые португальцы или испанцы по каким-либо причинам делать не хотят. Иными словами, эти правительства думают, прежде всего, о себе, о том, чтобы обеспечить социальные потребности своих стран.



Ефим Фиштейн : Сегодня уже нельзя сомневаться в том, что страны Европейского Союза, не намеренные открывать пока свой рынок труда, уже в ближайшем будущем останутся в меньшинстве, что может, в конечном счете, нанести их экономике больше вреда, чем пользы.




XS
SM
MD
LG