Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Польские СМИ опасаются новой цензуры


Польских наблюдателей не удивляет то, что вчерашние борцы с коммунизмом переключились на свободную прессу. Историческая забастовка на Гданьской судоверфи

Польских наблюдателей не удивляет то, что вчерашние борцы с коммунизмом переключились на свободную прессу. Историческая забастовка на Гданьской судоверфи

После того, как лидер правящей в Польше партии «Право и справедливость» Ярослав Качинский заявил, что «в стране нет свободных СМИ», в польском обществе разгорелся спор – действительно ли после 16 лет реформ в давно вступившей в НАТО и Европейский Союз стране все еще притесняется свобода слова?


Первый серьезный конфликт между правящей в Польше партией «Право и справедливость» (ПиС) и средствами массовой информации разгорелся во время подписания так называемого «стабилизационного пакта» - соглашения между ПиС и двумя другими партиями о том, что те будут поддерживать в парламенте правительство меньшинства, а взамен их предложения будут внесены в план работы правительства.


Церемония подписания этого очень важного для польской политической сцены документа прошла перед камерами католического телевидения «Трвам» и в присутствии католического же радио «Мария», имеющих общего владельца. Представителей других средств информации туда просто не пригласили. Узнав об этом, остальные журналисты в знак протеста с криками «Да здравствует свобода слова!» покинули зал, где уже после подписания пакта была организована пресс-конференция, посвященная этому событию.


Такое поведение журналистов заметно разозлило лидера «Права и справедливости» Ярослава Качинского, брата президента Польши и человека, которого считают самым влиятельным политиком в стране. Через некоторое время он неожиданно для всех заявил, что «в Польше на самом деле нет свободных СМИ. Есть определенная система, в которой позиция журналиста в редакции очень слаба». Поэтому, по мнению Качинского, следовало бы создать национальный центр мониторинга СМИ, который, среди прочего, защищал бы журналиста от «диктата редакции».


«Ярослав Качинский становится похожим на Лукашенко»…


Ответ не заставил себя ждать. Возмутились не только сами журналисты, но и политики, обвинившие правящую партию в намерении ввести цензуру. «Заявление о том, что в Польше нет свободных СМИ, я выдвинул бы на соискание титула “глупости года”, хотя год только начался», - отметил один из лидеров крупнейшей оппозиционной партии «Гражданская платформа» Ян Рокита. Лидер Союза левых демократов Войцех Олейничак пошел еще дальше, сравнив Качинского с белорусским лидером Александром Лукашенко: «Ярослав Качинский становится похожим на Лукашенко, и я говорю об этом с сожалением. Ведь Лукашенко под такими же лозунгами, как теперь Качинский, начинал ограничивать демократию».


Через некоторое время Ярослав поправился, пояснив, что имел в виду прежде всего то, что права журналистов в редакциях ограничены. При этом он не отказался от своего основного тезиса, что со СМИ в Польше «не все в порядке». «Когда я говорил об отсутствии свободы в польских СМИ, то имел в виду прежде всего положение журналистов, которые зачастую вынуждены писать не то, что думают, или, по крайней мере, не до конца то, что думают и что хотели бы написать. Я лично не раз оказывался в ситуации, когда после публикаций мне звонили люди и извинялись за эти публикации. Имен называть не буду», - отметил политик.


Эксперты признают, что польские СМИ никогда особенно не любили братьев Качинских, однако именно благодаря массмедиа Лех Качинский стал одним из самых популярных министров в Польше. Но имеют ли основания утверждения Ярослава о том, что в Польше нет свободной прессы? Заместитель главного редактора журнала Newsweek Polska Войцех Мазярский отметает это утверждение как абсурдное, хотя именно его издание опубликовало материал о том, что предыдущее польское правительство (в котором министром юстиции служил как раз Лех Качинский) поручило спецслужбам «разработать» нескольких журналистов, которые якобы получили задание «скомпрометировать и уничтожить при помощи разоблачительных публикаций» некоторых политиков.


«Правые уже разругались с врачами, адвокатами, издателями учебников - сил не хватит воевать сразу со всеми»


О наступлении на свободу слова в Польше заговорили еще 4 года назад, когда к власти пришли наследники партии ПОРП, правившей во времен коммунистического режима. Тогда считалось, что люди, привыкли заниматься цензурой и увольнять «неправильных» журналистов, представляют для СМИ наибольшую опасность. Но сегодня выборы снова выигрывают политики, которые сами боролись за свободу слова в самые тяжелые годы реакции.


Войцех Мазярский не видит здесь парадокса: «В “Солидарности” также были разные люди. Некоторые из них теперь у власти, а часть - в оппозиции. Разделение на лагерь “постсолидарности” и всех остальных постепенно теряет смысл. Дело в другом. Так сложилось, что правые силы с религиозным, национальным, консервативным уклоном, которые теперь у власти, слабее представлены в масс-медиа – у них меньше влияние в университетских кругах, интеллигенции, в газетах и на телевидении. Отсюда их уверенность в том, что все эти группы – либералы, ученые, студенчество – являются их политическими противниками». Наш собеседник сравнивает Польшу с Италией, где правый премьер-министр Сильвио Берлускони называет либеральные СМИ «коммунистическими».


Польская пресса раскрыла ряд крупнейших афер Третьей республики – после газетных публикаций и телерепортажей уходили в отставку министры, а фигуры из высших эшелонов власти оказались за решеткой. Посткоммунистическое правительство Лешка Миллера, чья партия в 2001 году нанесла правым сокрушительное поражение, потеряло популярность именно в результате журналистского расследования, а сам Миллер вынужден был уйти в отставку.


Стоит ли польским СМИ опасаться намерений нынешнего правительства усилить контроль за ними? например, через создание центра мониторинга средств информации, как того хочет «Право и справедливость»? Редактор Мазярский полагает, что польская пресса так сильна, что ее сопротивление парализовало бы работу любого контролирующего органа: «Власти вряд ли на это пойдут – скорее просто спустят все на тормозах. Они уже разругались с врачами, адвокатами, издателями учебников, СМИ – сил не хватит воевать сразу со всеми!»


Общепринятая аксиома «с газетами лучше дружить, а то они могут поставить конец на карьере политика» нашла в Польше очередное подтверждение с неожиданной стороны. По данным последних опросов общественного мнения, более половины поляков считают, что СМИ дают объективную информацию о том, что происходит; лишь каждый четвертый опрошенный придерживается противоположного мнения. Как оказалось, журналистам доверяют 52% поляков, а политикам всего 8%, причем независимо от уровня образования и уровня доходов.


Тем не менее, конфликт между свободными средствами информации и политиками в Польше, как считает руководитель отдела новостей польского телевидения Роберт Козак, неизбежен хотя бы потому, что пресса в демократической стране в принципе имеют либеральный характер, а правящая в Польше партия пришла к власти под лозунгами борьбы с либерализмом.


XS
SM
MD
LG