Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Американская общественность активно обсуждает "дело о принудительном отцовстве"


Программу ведет Никита Татарский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Вашингтоне Аллан Давыдов.



Никита Татарский: Американская общественность в эти дни активно обсуждает так называемое "дело о принудительном отцовстве". Истец в штате Мичиган требует обеспечить ему законное право самому принимать решение о том, брать или не брать на себя финансовую ответственность за содержание своего ребенка. Многие зовут этот случай мужской версией дела, на основании которого в 1973 году Федеральный суд легализовал аборты в Соединенных Штатах.



Аллан Давыдов: Одни зовут его защитником прав мужчин, другие - отцом-подлецом. Но, так или иначе, дело 25-летнего компьютерного программиста Мэтта Дюбэя из городка Сагино, штат Мичиган, привлекло в эти дни внимание всей страны. Через своего адвоката Дюбэй подал иск в федеральный суд. Претензия состоит в том, что, согласно закону, он обязан платить алименты на содержание своего ребенка, а это, по мнению истца, нарушает его конституционные права. На алименты подала его бывшая подружка, 20-летняя продавщица сотовых телефонов Лорен Уэллс. Все три месяца их интимных отношений она уверяла Мэтта, что не способна забеременеть по медицинским причинам. К тому же она принимала противозачаточные пилюли. Молодой человек утверждает, что при этом его девушка твердо знала, что он не хочет становиться отцом. Однако после того, как непродолжительный роман закончился, Лорен проинформировала своего бойфренда, что ждет от него ребенка. Он пытался убедить ее отдать новорожденную дочку на воспитание в другую семью. Благо, желающих усыновить или удочерить ребенка в США - десятки тысяч. Однако молодая мать от ребенка не отказалась и подала на алименты. Судебная повестка требует добровольного согласия Мэтта Дюбэя отчислять ежемесячно 500 долларов матери его 8-месячной дочери, не считая участия в медицинских расходах, в противном случае деньги будут сниматься с его счетов принудительно.


Однако Мэтт Дюбэй говорит, что хочет добиться изменения законодательства в отношении мужчин. Он считает, что они лишены каких-либо прав, когда дело доходит до нежелательной или непреднамеренной беременности партнерши.



Мэтт Дюбэй: Я ищу равную защиту. Когда Лорен забеременела, она не посчиталась ни с одним моим аргументом. Она единолично воспользовалась возможностью решения, а у меня такой возможности не было. А сейчас меня принуждают действовать так, как хочет она. И я просто отстаивают такое же право, которое было у нее.



Аллан Давыдов: Одним из вариантов, как считает Мэтт, мог бы стать аборт Лорен. С 1973 года аборты в Соединенных Штатах легализованы. Но в стране не утихает общественное движение за возврат запрета на аборты. Оно подогревается недавним обновлением состава Верховного суда страны, в результате которого, как считают, в высшем органе законодательной власти стал преобладать консерваторы.


Однако в случае с Мэттом Дюбэем акценты смещаются. Против него ополчилась Национальная организация женщин, которая является крупнейшей либеральной феминистской правозащитной группой организация. Вот что говорит ее президент Ким Гэнди.



Ким Гэнди: Чего они добиваются - это права не брать на себя ответственность ни при каких обстоятельствах. Это значит, что, узнав о беременности любимой женщины, мужчина ей заявляет: либо делай аборт, либо я не отвечаю за ребенка. В сущности, в обоих случаях он ни за что не будет отвечать. Но как он может не отвечать за ребенка, который вошел в этот мир, и это - его ребенок! Эта ответственность не может быть возложена только на женщину ни при каких обстоятельствах.



Аллан Давыдов: Оппонентом феминисток и убежденным сторонником Мэтта Дюбэя и других американских "отцов по принуждению" является Национальная организация мужчин. У ее президента Мэла Файта - свои аргументы.



Мэл Файт: Я хочу, чтобы женщина контролировала свой организм и пользовалась возможностью принимать окончательное решение - рожать или не рожать. И мужчина не может ей в этом препятствовать. Однако хотел бы напомнить о законе, применимом к любой женщине, независимо от ее моральных ценностей. Он гласит, что в случае несрабатывания используемого противозачаточного средства никто не вправе принудить женщину к решению, которое может изменить ее жизнь. И поскольку такое право существует для женщин, аналогичное право должно быть предоставлено и мужчинам.



Аллан Давыдов: Феминистка Ким Гэнди считает мичиганское дело об отцовстве проявлением мужского шовинизма и одновременно - попыткой реванша со стороны консерваторов.



Ким Гэнди: Я рассматриваю это как еще одну атаку на репродуктивные права женщин со стороны мужчин. Мужчины хотят диктовать женщине - делать ей аборт вопреки ее желанию родить ребенка или, наоборот, сохранить ребенка, даже если она не хочет рожать. Все это соответствует мировоззрению людей с правыми взглядами, которые попросту не признают за женщиной права принимать собственные решения.



Аллан Давыдов: Лидер Национальной организации мужчин Мэл Файт говорит, что, обязывая мужчин отвечать за своих детей, не надо забывать и об их праве голоса в принятии решений в вопросах обзаведения потомством.



Мэл Файт: Я рассматриваю это дело как нашу попытку укрепить право выбора. Мне жаль, что президент Национальной организации женщин считает это стремлением к антивыбору. Я бы хотел, чтобы мужчины и женщины имели как можно более общий взгляд на данную проблему. Буду рад, если судья в штате Мичиган провозгласит, что отныне мужчины в равной степени с женщинами будут пользоваться правом выбора.



Аллан Давыдов: Сам же герой дня - молодой отец Мэтт Дюбэй - почти убежден, что в суде все аргументы будут рассмотрены не в его пользу. Однако его утешает уже то, что это дело заставило страну обсуждать право мужчины на то, чтобы не становиться отцом по принуждению.


XS
SM
MD
LG