Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Комитет по обороне Государственной Думы России рассматривает поправки к законопроекту "О порядке применения к военнослужащим дисциплинарного ареста"


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Марьяна Торочешникова и Анна Липина.



Кирилл Кобрин: Комитет по обороне Государственной Думы России сегодня рассматривает поправки, подготовленные ко второму чтению законопроекта "О порядке применения к военнослужащим дисциплинарного ареста". Помимо прочего, этот документ предполагает восстановление гауптвахт в российской армии.



Марьяна Торочешникова: Идея восстановить гауптвахты в российской армии принадлежит военному ведомству. Во всяком случае, именно замминистра обороны Николай Панков сообщил недавно о необходимости передать дисциплинарные батальоны в веденье Минюста. Но при этом вернуть армии гауптвахты. О том, каково сегодня положение дел с воинской дисциплиной и правопорядком в вооруженных силах и чем поможет возвращение гауптвахты, - рассказывает псковский корреспондент Радио Свобода Анна Липина.



Анна Липина: Процедура применения гауптвахты по решению командира как наказания за дисциплинарные проступки выпала из российской практики несколько лет назад. Сейчас гауптвахта применяется только для подозреваемых в преступлении. Говорит заместитель председателя региональной общественной правозащитной организации "Совет солдатских матерей" Наталья Гулевская.



Наталья Гулевская: Вот у нас есть одна из частей - мы работаем с психологом, и она жалуется: "Вы знаете, мы ничего не можем сделать. Вот ряд солдат, они вечером просто уходят, переодеваются и уходят. Ничего не можем сделать. Возили в прокуратуру, ну, что, их пожурили. Уголовного наказания никакого. Ну, ушли-пришли в самоволку. То есть гауптвахты нет, мы не можем их посадить, ничего не можем сделать. И они чувствуют, что ничего не могут сделать, и они наглеют еще больше и пользуются. И, тем более, смотрят остальные, вот если двое ушли - пошли пятеро, пошли 10 человек, переоделись и ушли - до утра их нет". То есть вот здесь какие-то пути надо искать естественно, нужна гауптвахта.



Анна Липина: Как отмечают в военной прокуратуре, самыми распространенными преступлениями среди военнослужащих являются самовольное оставление части и нарушение правил уставных взаимоотношений. Между тем, способ воздействия на нарушителей, чуть ли не единственный, - наряды вне очереди. Поэтому такая мера, как гауптвахта, просто необходима, - говорят военные прокуроры. Без нее поддерживать дисциплину на должном уровне чрезвычайно сложно. По словам офицера одной из псковских воинских частей, пожелавшего не называть свою фамилию, число грубых нарушений воинской дисциплины за последние годы возросло. И в армии все решается на кулаках.



Офицер: Ни для кого уже не секрет, что и срочники, и контрактники пьют, самовольно оставляют часть, дерзят командирам. А мы не можем их за это соответствующим образом наказать, нет возможности, поэтому применяются недозволенные методы. То есть, проще говоря, приходится учить иначе.



Анна Липина: Дисциплинарное бесправие командиров стало вынуждать их закрывать глаза на нарушения уставных взаимоотношений, "опираться" на старослужащих, наводить порядок с помощью рукоприкладства, утверждают правозащитники. Говорит заместитель председателя региональной общественной правозащитной организации "Совет солдатских матерей" Наталья Гулевская.



Наталья Гулевская: Достаточно таких случаев, когда, например, уголовного дела нет, и просто элементарного наказания для военнослужащих нет, поэтому, может быть, и чаще подвергаются избиениям. Действительно - это проблема. И если нарушил дисциплину, если он совершил какие-то противоправные действия, которые не должны быть уголовно наказуемы, то гауптвахта - это нормальный способ наказания.



Анна Липина: Впрочем, в неформальной беседе командиры скептически оценивают эффективность новых законодательных инициатив.



Марьяна Торочешникова: За восстановление дисциплинарного ареста военнослужащих - гауптвахты - выступал и уполномоченный по правам человека Владимир Лукин. Он оговорился, правда, что прежде чем вводить гауптвахту нужно создать условия, отвечающие международным стандартам содержания под арестом. Однако в Союзе комитетов солдатских матерей считают, что в случае принятия соответствующего закона у военного начальства появится больше возможностей прессинговать призывников. Говорит председатель Союза Валентина Мельникова.



Валентина Мельникова: Попытка сейчас опять отдать солдат под произвол командиров и в эти ужасные условия гауптвахт, потому что, по положению о гауптвахте, солдат по призыву (только он несет такое наказание) не имеет права ни сидеть, ни стелить там постельное белье, ни мыться, ни на горячую еду, как правило, это какие-то безобразные бетонные холодные полы - такого даже в тюрьмах у нас уже не осталось, как у нас были гауптвахты. Я считаю, что это совершенно несправедливо и нарушает права ребят, которые являются солдатами по призыву.



Марьяна Торочешникова: Проект закона "О порядке применения к военнослужащим дисциплинарного ареста" предусматривает, что решения о помещении солдат, совершивших грубый дисциплинарный поступок, будут принимать военные судьи. И в связи с этим возникла путаница. А все потому, что недавно замминистра обороны, генерал армии Николай Панков заявил, в одном из интервью, что руководство российского военного ведомства предполагает в ближайшее время перевести военные суды в государственную гражданскую службу. Многие расценили это, как сообщение о грядущем расформировании военных судов и передаче всех дел, связанных с военной службой и военнослужащими в ведение судов общей юрисдикции. На самом же деле, как рассказал советник военной коллегии Верховного суда Российской Федерации Анатолий Толкаченко, с военных судей снимут погоны, но специализированные военные суды останутся.



Анатолий Толкаченко: В настоящее время никаких реальных законопроектов пока еще не внесено, вносятся предложения о том, чтобы упразднить военную службу первоначально лишь в Военной коллегии Верховного суда и в Главном управлении обеспечения деятельности военных судов Судебного департамента при Верховном суде с 2007 года. Тем самым как бы повысить гражданский контроль за подчиненными военными судами. А в отношении судей окружных, флотских и гарнизонных военных судов этот вопрос отложить и решать его не ранее 2011 года, в связи с тем, что необходимо обеспечить доступность правосудия военнослужащим и в отдаленных регионах, и в отдаленных гарнизонах, и за пределами Российской Федерации, где функционируют на основе международных соглашений наши базы. Поэтому разработка и реализация этих предложений не должна отразиться на жизнедеятельности военных судов, которые выполняют правозащитные функции, военные организации государства, и на реальных возможностях доступа военнослужащих к правосудию.



Марьяна Торочешникова: Анатолий Анатольевич, в любом случае сейчас напрасны опасения, что дела, связанные с военнослужащими, буду рассматривать не специализированные судьи, которые хорошо знают тему, а судьи судов общей юрисдикции.



Анатолий Толкаченко: Военные суды в любом случае продолжают функционировать, они являются специализированными судами общей юрисдикции. А сейчас вносятся изменения в законы военного характера, о воинской обязанности и военной службе, что, конечно, повлечет изменения правового статуса военных судей, которые по-прежнему будут оставаться судьями военных судов как судов федеральных.



Марьяна Торочешникова: Впрочем, как в Министерстве обороны, так и в Военной коллегии верховного суда считают, что переход военных судей на гражданскую службу во многом поможет сделать их работу более прозрачной.


XS
SM
MD
LG