Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему режим Лукашенко так панически боится любых проявлений несогласия


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Минске Игорь Карней.



Кирилл Кобрин: Власти Белоруссии продолжают преследовать деятелей оппозиции. Вчера в Минске, недалеко от офиса Объединенной гражданской партии арестован председатель Национального исполнительного комитета демократических сил Анатолий Лебедько. Поздно вечером он был отпущен домой, причем, власти сообщили, что у него конфисковано 50 тысяч листовок "антигосударственного содержания". Неделей раньше политик уже был оштрафован Могилевским городским судом за встречу с избирателями - Лебедько является доверенным лицом кандидата в президенты Александра Милинкевича.



Игорь Карней: Председатель Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько был задержан 15 марта за … нарушение правил парковки автомобиля. П осле задержания политика отвезли в управление внутренних дел Советского района Минска, где в отношении него был составл ен протокол по трем статьям Административного кодекса. Лидер ОГП обвиняется в нарушении правил парковки автомобиля, хулиганстве, а также в распространении нелегальной продукции. В конце рабочего дня в среду председателя ОГП доставили в суд Советского района. Пока сотрудники правоохранительных органов искали судью, который бы согласился рассмотреть административный протокол, последний находился в милицейской машине. Спустя некоторое время председатель ОГП был доставлен в Управление внутренних дел. Параллельно в гараже политика милиция проводила обыск, однако по итогам проверки не было найдено ничего криминального. Тем не менее, официальные источники сообщают, что у Лебедько конфисковано 50 тысяч листовок "антигосударственного содержания". Ближе к полуночи Анатоли я Лебедько отпустили , вручив повестку в суд Советского района на 21 марта .


По мнению наблюдателей, лидеру ОГП грозит арест сроком на 15 суток. Хотя, как считают соратники политика, председатель Национального Комитета демократических сил может встретиться с представителями официальных структур 19 марта - в этот день после закрытия избирательных участков оппозиция призывает выйти своих сторонников на Октябрьскую площадь столицы.


Совсем недавно Анатолий Лебедько уже был наказан судом за организацию встречи с избирателями в Могилеве: 7 марта он был оштрафован в эквиваленте на 900 долларов. Спустя день, 8 марта, еще одно доверенное лицо кандидата в президенты Александра Милинкевича - лидер п артии "Б елорусский народный фронт" Винцук Вячорка - был задержан после встречи с избирателями возле кинотеатра "Берестье" в Минске, и в отношении н его был составлен административный протокол. Вячорка задержан на 15 суток. За последние дни по подобным обвинениям за решеткой оказалось почти 50 человек.



Кирилл Кобрин: Уже сегодня глава КГБ Белоруссии Степан Сухоренко обвинил оппозицию в подготовке силового захвата власти. Выступая на пресс-конференции в Минске, Сухоренко заявил, что в подготовке к беспорядкам после президентских выборов, намеченных на 19 марта, принимают, как он сказал, участие сотрудники посольств Грузии, Украины и Литвы. Возбуждено уголовное дело по статье "Угроза террористического акта". Я попросил обозревателя белорусской службы Радио Свобода Марата Дымова ответить на такой вопрос: если, как считают обозреватели, режим Лукашенко сделал все, чтобы обеспечить себе победу на выборах, почему он так панически боится любых проявлений несогласия?



Марат Дымов: Я думаю, один ответ о причинах, который лежит на поверхности, - это "оранжевая революция". Она произошла, она показала, что она возможна. И сколько бы белорусские правители ни говорили "нет-нет, у нас такого быть не может", все-таки это, как дамоклов меч, висит над ними. И это порождает ощущение, что все должно быть схвачено на 120 процентов, что все дырки надо законопатить. Тем более что тут нужно учитывать их психологию, их восприятие мира. Они воспринимают это как заговор, как некую технологию. И для того чтобы это предотвратить, нужно поломать все возможные технологии. Надо превентивно устранить всех, кто хотя бы в принципе мог бы сделать что-то подобное.


На мой взгляд, тут есть еще такое в известном смысле более глубокий слой. Действительно, тот вопрос, который задали вы, очень часто задают и западные обозреватели. Они говорят: "А почему? Этот человек выиграет и так выборы". По крайней мере те опросы, которые были опубликованы до того времени, пока их можно было публиковать, показывают, что на стороне Лукашенко такой перевес, что очень трудно переломить в чисто демократической игре. Так зачем тогда брать силой то, что ты можешь взять без силы? Я думаю, что в таком недоумении есть недоучет особенностей психологии авторитаризма. Если очень коротко отвечать, в чем она, она заключается в том, что таким правителям демократической легитимности мало. И вот я для иллюстрации хочу напомнить один знаменитый ответ Лукашенко, который в Белоруссии все знают. Это было несколько лет назад на селекторном совещании, когда один из глав областей жаловался, что уборка идет, трудно, дожди зарядили, и Лукашенко ему на всю страну говорит: "Что ты мне жалуешься на дождь? Ты мне все лето просил дождь, я послал тебе дождь - что ты теперь на дождь ссылаешься?"


Правители такого рода - это не просто демократически избранные слуги народа, которые в демократической игре оказались просто сильнее своих оппонентов, а в следующий раз, может быть, слабее. Это владыки неба и земли, и поэтому они должны показать не просто свое превосходство в рамках демократической процедуры, а они должны показать, что альтернатива вообще просто отсутствует, ее нет. И сам по себе факт выборов в известном смысле, которые приходится проводить с оглядкой на Запад, - это оскорбление той роли, которую они играют в государстве.



Кирилл Кобрин: Но, объективно говоря, если Лукашенко выигрывает на выборах, на которых особенного давления на оппозицию нет, где присутствует оппозиция, где она набирает энное количество процентов, это легитимизирует, прагматически говоря, и политически власть и дает серьезный шанс Лукашенко в игре с теми же самым Западом, с тем же самым Европейским союзом и так далее. Почему он отказывается от этого шанса? Это что-то мистическое, нерациональное.



Марат Дымов: Я бы сказал, что это рациональное в силу того, о чем я говорил уже выше. Да, вы правы, в этом случае уже чистая демократическая легитимность дает возможность наладить отношения с Западом. Но тогда внутри страны лидер обладает именно демократической легитимностью, а не какой-то другой, в то время как, проведя выборы так, как он их проводит, он действительно теряет возможность приобрести легитимность, скажем, в глазах Запада, но в глазах своего собственно народа он приобретает легитимность единственного и безальтернативного властителя, как я сказал, владыки неба и земли.


XS
SM
MD
LG