Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кто виноват в том, что люди теряют деньги, вложенные в строительство жилья, – власти, застройщики или сами доверчивые граждане


Программу ведет Евгения Назарец. В программе принимают участие - Василий Ганьжин, лидер просветительской общественной организации «Право на жилище», Алексей Сергеев, заместитель председателя Комитета по градостроительству и землепользованию Томской городской Думы, генеральный директор Завода керамических материалов, и корреспондент Радио Свобода в Томске Мелани Бачина .



Евгения Назарец: В марте Екатеринбургская мэрия обнародовала «черный список» компаний - жилищных застройщиков. В Екатеринбурге имеют разрешение на жилищное строительство без малого 200 фирм. Но только четверть из них сдавали дома в 2005 году. Многие из остальных оказались в «черном списке». О том, чем вызвана необходимость существования такого списка, рассказывает екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Ирина Мурашова.



Ирина Мурашова: Власти Екатеринбурга увлеклись составлением «черных списков». В феврале появился перечень магазинов, которыми чаще всего не довольны покупатели, в марте свет увидел «черный список» компаний-застройщиков. В перечень вошли 11 нарушителей законодательства и договоров с клиентами. В городе после этой публикации начались скандалы – названия компаний-застройщиков екатеринбургская журналистка Нина теперь знает наизусть.



Нина: Ошиблась в написании буквально одной буквы в названии компании. Вот допустим, «Белогород» или «Белгород». То есть я букву пропустила - и попала совсем на другое название. В рамках «черного списка» обозначила ту компанию, которая относит себя к добросовестным застройщикам. Звонила женщина, очень сильно ругалась, естественно, и было за что, говорила, что мы им всех клиентов, типа, распугаем.

Ирина Мурашова: Перечень недобросовестных застройщиков - не окончательный. Выбраться из него вполне можно. Список решили предать гласности после того, как все остальные методы были исчерпаны, говорит вице-мэр города Владимир Крицкий.



Владимир Крицкий: То, что мы сегодня называем эти компании, не означает, что у нас не было рабочих встреч с ними, это не означает, что неоднократно мы не указывали на нарушения строительства. Это достаточно серьезный вопрос, который в комплекс ставит и судьбу граждан, которые вкладывают деньги, и надеются своевременно и за те деньги, которые они вложили, получить квартиру.


Ирина Мурашова: Авторы «черного списка» надеются, что он послужит благой цели: бизнесмены задумаются о своем поведении, а горожане не станут отдавать деньги тем, кто не заслуживает доверия.


Возглавляет список недобросовестных застройщиков бывшая Уральская инвестиционная строительная компания, ныне работающая под вывеской «Лазурный». Правда, ее директор Вячеслав Борисов отвергает все обвинения в свой адрес.



Вячеслав Борисов: Коррупция заключается в том, что местечковый произвол с использованием силовых структур, с использованием средств массовой информации пытается выдавить с рынка предприятия и компании, которые умеют строить, умеют работать, умеют зарабатывать деньги, умеют предоставлять рабочие места и помогать людям.



Ирина Мурашова: Городская администрация только выявляет нарушения. Пока суд примет решение, пройдет много времени - дом уже успеют построить и даже поселить туда людей. А то, что в здании нет света, воды, канализации и отопления, недобросовестного застройщика уже не волнует - он деньги получил. Поэтому, чтобы не оказаться в итоге обладателем четырех неблагоустроенных стен, да еще и в доме, построенном незаконно, а, значит, подлежащем сносу, надо тщательно выбирать застройщика, советует директор одной из компаний Екатеринбурга Юрий Сушко.



Юрий Сушко: Первое, на что следует обращать внимание, - это история компании: сколько времени она существует, что она построила, и то, что она построила, действительно ли введено, действительно ли люди заселились туда, получили ли свидетельство собственности на квартиру.



Ирина Мурашова: Согласно президентской программе «Доступное и комфортное жилье - гражданам России», к 2010 году объемы жилищного строительства в стране должны вырасти в два раза. Власти Екатеринбурга заявляют, что сумеют выполнить этот пункт программы досрочно - за четыре последних года объемы строительства жилья в городе удвоились. Но с начала года в Екатеринбурге уже выявили 41 объект незаконного строительства.



Евгения Назарец: Сегодня в Екатеринбургской студии Радио Свобода - лидер просветительской общественной организации «Право на жилище» Василий Ганьжин.


Доброе утро, Василий.



Василий Ганьжин: Здравствуйте.



Евгения Назарец: Ваша организация создана для того, чтобы уберечь население, граждан от контактов с недобросовестными застройщиками. Правильно ли я понимаю?



Василий Ганьжин: Не совсем. Мы защищаем интересы с тем, чтобы им были возвращены деньги, если жилье невозможно построить, или с тем, чтобы это жилье было достроено.



Евгения Назарец: Этот «черный список», о котором шла речь в репортаже Ирины Мурашовой, он поможет вам в вашей деятельности? Или, может быть, организации имеют какую-то причастность к его созданию?



Василий Ганьжин: Да как поможет... Мы знаем об этих организациях. Посмотрите, тут сказано, что застройщики, мол, бедные, страдают, что на них давят. Администрация города заключила договор с ЗАО «Новый град», там руководитель Репета. Организация должна была построить 10-этажный дом по улице Рощинская, и в 2003 году полностью были администрацией города перечислены 3 миллиона 867 тысяч рублей. Эти деньги распылены, дом не сдан. А ведь эти средства предназначались для ветеранов и участников войны.



Евгения Назарец: Василий, насколько много подобных прецедентов в Екатеринбурге, по вашим данным?



Василий Ганьжин: В принципе, самовольная застройка сейчас своего рода переживает бум. Потому что происходит переходный период от советского периода к рыночным отношениям. Рыночные отношения до сих пор еще были не введены в строгие рамки нормативно-законных требований. И с другой стороны, строители еще не привыкли к этим жестким условиям законных требований.



Евгения Назарец: То есть застройщикам лень ходить и собирать документы и делать все возможные сверки и согласования, и поэтому они просто строят без разрешения?



Василий Ганьжин: Это не то слово. Им не лень. Они собираются сократить расходы своего строительства за счет того, чтобы не оформлять никаких документов, не отселять граждан, строить некачественно. И в этом смысле даже лишать людей надежды на строительство. Потому что там идут сплошные обманы.



Евгения Назарец: Спасибо, Василий.


В связи с разговором о нарушениях прав частных инвесторов в жилищное строительство мы спрашиваем слушателей: на ваш взгляд, кто виноват в том, что люди теряют деньги, вложенные в строительство жилья – власти, застройщики или сами доверчивые граждане?


Этот час утренней информационной программы «Время Свободы» подготовлен Екатеринбургской студией совместно с нашими коллегами в Томске. И сейчас из Томска с нами на связи корреспондент Радио Свобода Мелани Бачина и ее гость - Алексей Сергеев, заместитель председателя Комитета по градостроительству и землепользованию Томской городской Думы, а также генеральный директор Завода керамических материалов.


Доброе утро. Хотелось бы знать ваше отношение к факту появления «черного списка» застройщиков в Екатеринбурге. Нужен ли такой список Томску? И возможен ли он там?



Мелани Бачина: Доброе утро. Алексей Леонидович, действительно, в мэрии города тоже говорили о том, что можно опубликовать в средствах массовой информации в Томске «черный список» застройщиков. Как вы к такой идее относитесь?



Алексей Сергеев: Я всегда стараюсь системно подходить ко всем проблемам, которые существуют, в том числе, и в городе. И считаю, что система «черного списка» позволяет злоупотреблять данным списком и может также являться и частью недобросовестной конкуренции, в том числе и влияние чиновников на процессы, происходящие в Томске, отдельных чиновников, скажем так. Когда серьезные экономические и строительные процессы будут зависеть от решения того или иного чиновника, я думаю, что это будет неправильно.


Правильнее было бы, я считаю, сделать не «черный список», а опубликовать рейтинг лучших строительных предприятий города Томска. И этот рейтинг вести в соответствии с определенными показателями. Чтобы дольщики знали те организации, которым можно доверить деньги, чтобы дольщики знали те организации, с которыми можно работать. А остальные бы добивались права находиться в этом рейтинге. И тогда, я думаю, была бы достаточно сбалансированная ситуация, которая позволила бы, во-первых, вести здоровую конкуренцию, а во-вторых, это был бы больше эволюционный процесс, чем революционный. А к сожалению, «черный список» - это опять очередная революция, которая будет способствовать переделу рынка, конфликтам, судам, разборкам и так далее.



Мелани Бачина: Но есть сейчас в Томске попытка создать рейтинг именно строительных компаний, которые работают на рынке, для того, чтобы потребитель, собственно говоря, ориентировался. А как бы вы вообще охарактеризовали ситуацию, которая сегодня складывается на строительном рынке Томска? В общем, я думаю, что эта ситуация типична для очень многих российских городов сегодня.



Алексей Сергеев: Я не рассматриваю ситуацию в Томске с точки зрения обмана дольщиков как критическую. Идет опять-таки нормальный, эволюционный процесс. Какого-то серьезного, большого процента, связанного с тем, что дольщиков обманывают, у нас, к счастью, в Томске нет. И если есть какие-то, то это совершенно единичные процессы.



Мелани Бачина: Но есть нарушения, есть даже судебные дела, и сейчас они рассматриваются.



Алексей Сергеев: Разговор идет об обмане дольщиков. Давайте говорить сейчас о целенаправленном обмане дольщиков. В Томске ситуаций целенаправленного обмана дольщиков очень мало. По крайней мере, мне об этом ничего не известно. Поэтому тот процент, который существует, недоразумений между дольщиками и застройщиками, на сегодняшний день он настолько мал в Томске, что он как бы не требует каких-то революционных решений.


А что касается опять-таки этого списка, рейтинга лучших предприятий Томска, то на Союзе строителей было принято такое решение. И я думаю, что в ближайшее время мы начнем формировать такой список. Тем более что Союз строителей, рано или поздно, станет саморегулирующейся организацией, и она автоматически будет решать вот все те проблемы, о которых только что говорили.



Мелани Бачина: Но нарушения со стороны строителей, а не только по отношению к дольщикам, о чем мы сейчас говорим, а вообще нарушения со стороны строителей всевозможных норм, законов, в том числе и самовольные застройки, насколько эти факты распространены сегодня?



Алексей Сергеев: Давайте говорить так, что строители всегда работали в тех условиях, которые им создавали те структуры, с которыми они контактируют, - это власть, согласующие организации и так далее.



Мелани Бачина: Их там больше десятка.



Алексей Сергеев: Может быть, даже и больше. И поэтому меняя правила игры, а сейчас очень быстро и резко начинают меняться правила игры, в том числе и в пользу соблюдения существующего законодательства, естественно, происходят процессы, которые заставляют застройщиков, может быть, где-то не успевать, может быть, где-то что-то недосогласовывать и так далее. Но идет нормальный, эволюционный процесс, который ставит в свое русло данную ситуацию. И я думаю, что со временем все станет на свои места.



Евгения Назарец: Мелани, мне бы хотелось, чтобы мы обратили внимание на то, что, может быть, конечно, процессы развиваются и эволюционно, но из-за того, что не все законы соблюдены, ставятся под угрозу материальные средства граждан.



Алексей Сергеев: Я еще раз повторяю, у нас в Томске таких серьезных процессов нет.



Мелани Бачина: Но, тем не менее, когда такая ситуация возникает, и если она возникает в Томске или в любом другом российском городе, ведь, действительно, получается так, что сегодня тот человек, который вкладывает свои деньги, участвует в долевом строительстве, он никак не защищен. С одной стороны, понятно, что при любой инвестиции есть риск. Но все-таки должны быть какие-то гарантии защиты материальных средств граждан, которые отдают деньги строителям для того, чтобы получить потом жилье.



Алексей Сергеев: Гарантии всегда есть, гарантии всегда существуют. Потому что без этого никак не может существовать бизнес.



Евгения Назарец: И у нас есть уже телефонный звонок. Напомню, мы просили наших слушателей отвечать на вопрос: кто же виноват в том, что люди платят деньги, но не получают квартиры – власти, сами наивные граждане либо застройщики? Здравствуйте. У вас есть ответ на этот вопрос?



Слушатель: Да у меня есть ответ на этот вопрос. Виноваты сами инвесторы, а не застройщики, и по следующим двум главным причинам. Первая причина – в договорах у инвесторов с застройщиками отсутствуют условия об обеспечении исполнения обязательств застройщиками в виде договора поручительства руководителями и собственниками застройщика, поскольку застройщик – это юридическое лицо, в виде поручительства или залога.


Вторая причина – это отсутствие контроля со стороны застройщика над целевым расходованием денег. Деньги нельзя отдавать все сразу, а надо отдавать частями. Ну, допустим, сначала одну пятую. Израсходовали по целевому назначению – затем еще одну пятую, и так далее. И здесь застройщики вообще не при чем. Их естественное желание получить чужие деньги просто так, оно, собственно, присуще всем структурам. Поэтому обвинять застройщика совершенно неправильно.


У просветительской организации, которая уводит от вопроса о том, что именно в этом суть, и говорит о том, что имеет какое-то значение «черный список» и могут существовать добросовестные застройщики, это совершенно неправильный путь мышления, уводящий инвестора от сути вопроса. Если будут заключены договоры об исполнении обязательств с руководителями и собственниками юридического лица – застройщика, уверяю вас, никто не рискнет обманывать инвестора. Вот в чем вопрос.



Евгения Назарец: А из какого города вы звоните?



Слушатель: Из Москвы.



Евгения Назарец: Спасибо. Видимо, вы очень хорошо подкованы в этом вопросе. Но вот наш собеседник в Екатеринбургской студии, лидер вот той самой общественной организации Василий Ганьжин тоже хочет высказаться на эту тему.



Василий Ганьжин: Послушайте, пожалуйста, вот есть у нас такая Уральская инвестиционная строительная корпорация. Она гражданам дает типовой договор, и в этом договоре не указана не только ответственность застройщика в случае, если гражданин вышел из договора, если он расторгнул договор, но даже указывается, что в случае споров могут обращаться в Третейский суд общественные организации общества «Знание».



Евгения Назарец: Василий, так ведь у инвестора есть право не подписывать тот договор, который предлагает ему такие условия. Но все-таки люди подписывают, значит, доля правды в том, что сказал радиослушатель, все-таки есть. Читать договоры не умеют, верно?



Василий Ганьжин: Не только в этом дело. Конечно, то, что они идут на подписание этого договора, они сами виноваты. Но, тем не менее, люди привлечены теми льготными условиями, которые были провозглашены. А именно, 5 процентов годовых, 30 лет оплаты за этот кредит, за вложение средств в это строительство, а также другие условия. И уже в силу того, что они хотят вступить вот в это жилищное строительство, им просто выворачивают руки.



Евгения Назарец: Понятна ваша точка зрения.


Вернемся к ситуации в Томске. 12 застройщиков в Томске привлечены к ответственности за незаконное строительство. И томские городские власти заявляют о намерении навести порядок на строительном рынке Томска, и готовятся к первому аукциону по продаже земельных участков под строительство. Он пройдет в апреле. Но, по мнению независимых экспертов, уже через год-два строительных площадок в городе просто не останется. Эту тему развивает наш корреспондент в Томске Мелани Бачина.



Мелани Бачина: «Открытый строитель» - такой проект начали совместно томские журналисты с экономистом Евгением Гавриленко. Цель – проанализировать строительный рынок Томска, понять перспективы и каким строительным компаниям, которые привлекают деньги застройщиков, сегодня можно доверять. В ситуации, когда люди участвуют в долевом строительстве, с одной стороны, понятно, всегда есть риски. Но с другой – должны быть гарантии прозрачности деятельности компании. Говорит Евгений Гавриленко, независимый эксперт.



Евгений Гавриленко: Предложили это порядка трех десятков фирм предоставить редакции последние балансы, то есть за девять месяцев 2005 года, 1-ую и 2-ую форму для анализа. Эти балансы, они коммерческой тайной не являются. Я придерживаюсь простого принципа: если мне кто-то не представляет информацию, то я не пытаюсь ее добыть неким окольным путем, а с такой организацией или человеком не имею дела.


Любое инвестирование – это риск. Даже если сам, допустим, дом строишь, то мало ли что... Но есть риски оправданные и не оправданные, есть риски, которые хеджируют, а есть риски, которые не хеджируют. Вот мне известно, что в Томской области, допустим, есть не очень большие строительные компании, которые как-то получили строительные площадки и развернули масштабное строительство. Риски в любых инвестициях есть. Но вопрос в том, насколько финансово устойчиво предприятие, которое привлекает деньги застройщика.



Мелани Бачина: Недоработки законодательства и большие злоупотребления чиновников тоже становятся причинами нарушений при строительстве в Томске. Нужны четко прописанные правила игры, тогда не будет складываться ситуация, о которой говорят томские власти – самовольная застройка. Ряд фирм в городе начинают возводить дома, не имея никаких разрешений на строительство, говорит Евгений Гавриленко.



Евгений Гавриленко: Для чиновников нужны четкие правила игры. До сих пор, несмотря на то, что Томск лидирует, наверное, в России... ну, не знаю, первое или не первое место по числу, допустим, чиновников и депутатов разных уровней на душу населения, те правила игры в строительстве, которые нужно было бы прописать еще три года, а лучше бы пять лет тому назад, чтобы не жгли вот эти дома, с одной стороны, с другой стороны, чтобы не было разных вымогательств с жильцов сносимого жилья и так далее, ничего не сделано пока. Вот только сейчас, как я слышал, к этому подходят. То есть, как мне представляется, впереди Томск ждут серьезные скандалы, ну, они могут начаться где-то через год-два.



Мелани Бачина: Томск, как и многие другие российские города, сталкивается с множеством проблем на строительном рынке – отсутствие нового генплана, уплотненная застройка, несоблюдение санитарного законодательства, нарушения прав дольщиков. Решать все это нужно не только на региональном, но и на федеральном уровне. Пока не будет соответствующих законов, проблема на рынке жилья будет надуваться как пузырь, говорит экономист Евгений Гавриленко. А пузырь имеет обыкновение лопаться. Кто, в таком случае, будет платить, и кто возьмет на себя ответственность? – вопросы открытые.



Евгения Назарец: Хотела бы привлечь к разговору наших собеседников в Томске. Но прежде процитирую заключение Свердловского регионального управления Роспотребнадзора. Они проверяли исполнение законодательства о защите прав потребителей в сфере жилищного строительства и о долевом строительстве. И пришли к такому выводу: «Договоров об участии в долевом строительстве многоквартирных домов не было зарегистрировано ни одного, но для привлечения денежных средств начали заключаться инвестиционные договоры, договоры инвестирования средств в совместное строительство жилья. По своему содержанию данные документы копируют ранее заключаемые договоры долевого участия, но по сути своей являются гражданско-правовыми договорами строительного подряда, на которые федеральный закон «О защите прав потребителей» или «О долевом строительстве» не распространяется». Это к вопросу о том, что гарантии есть, сказал наш томский собеседник, гарантии денег, вложений. Но эти гарантии предусмотрены в тех законах, которые застройщики обходят. Вот по этому поводу что можно сказать?



Алексей Сергеев: О долевом участии?



Евгения Назарец: Да, о долевом участии. По нему просто не работают застройщики. Я думаю, что такая ситуация может сложиться в любом городе, даже если в Томске пока она еще не сложилась.



Алексей Сергеев: Давайте исходить из простой вещи. Помните, в «Маленьком принце», когда король давал распоряжения, то он всегда давал такие распоряжения, которые возможны к исполнению его народом. На сегодняшний день закон о долевом участии – это, я считаю, чисто заказной закон, который просто призван разрушить взаимоотношения между дольщиками и застройщиками, и перевести застройщиков на систему кредитования строительства объектов, а потом и продажу этих квартир. Этот закон, в принципе, работать не будет, если не будут внесены определенные изменения.


Представьте простую финансовую ситуацию. Существуют некие взаимоотношения между застройщиком и дольщиками по конкретному объекту. По этому закону один-единственный дольщик может разрушить всю вот эту структуру взаимоотношений, имея те права, которые прописаны для него в законе о долевом участии. Естественно, застройщики не могут себе позволить такую роскошь, чтобы, допустим, в 150-квартирном доме один дольщик разрушил всю финансовую структуру вот этих взаимоотношений.



Евгения Назарец: Итак, по мнению Алексея Сергеева, закон «О долевом строительстве» не работает, и работать не будет, потому что написан таким образом, что работать просто не может. Василий, я знаю, что у вас есть своя точка зрения по этому поводу. Пожалуйста, познакомьте нас с ней.



Василий Ганьжин: Вот этот закон об участии в долевом строительстве на самом деле ставит на благоразумное место и дольщика, и застройщика. Раньше дольщик находился в подчиненном положении, в неравноправном, несмотря на то, что как раз он является экономически заказчиком, плательщиком товара. А застройщик был своего рода распорядителем судеб. Он человека ставил перед фактом и фактически выкручивал ему руки. Сейчас вот этот закон устанавливает совершенно четкие гарантии, прежде всего, права собственности тех людей, которые вкладывают деньги.



Евгения Назарец: Так почему же по нему не работают? Почему удается его обходить? Почему его так боятся дольщики?



Василий Ганьжин: Неправильно. Вот я могу согласиться с Алексеем Леонидовичем в том, что нельзя всех застройщиков чохом обвинять в недобросовестности. У нас есть такие организации, как «Атомстройкомплекс», УКС Екатеринбурга, которые заключают договоры с приходящими гражданами, и по этим договорам строится жилье.


Но я вот что еще хочу сказать. Эта система все еще экономически неправильная. Капитал, чтобы стать строительным капиталом, он должен пройти три фазы. Во-первых, взять кредит в банке, затем построить жилье, а потом его продать. Сейчас до сих пор происходит собирание денег с граждан или использование своих средств. Но это еще не капиталистическое производство. Практически застройщики занимают деньги у граждан, понимаете, занимают. И вот этот закон об участии в долевом строительстве специально оговаривает то, что и объект строительства, и земельный участок, и построенная квартира должны быть заложены в интересах инвестора, в интересах человека, который вкладывает деньги.



Евгения Назарец: И вопрос собеседникам в Томске. Что нужно тогда сделать, чтобы работал закон о долевом строительстве?



Василий Ганьжин: Прежде всего, уровнять права застройщика и дольщика в этом договоре. Я не буду о конкретных пунктах говорить. Дело в том, что взаимоотношения дольщика и застройщика – это единый инвестиционный конгломерат. И риски, которые этот конгломерат может испытывать, он может испытывать не только со стороны недобросовестного застройщика, но и недобросовестных дольщиков. И вот чтобы недобросовестные дольщики по этому закону не могли влиять на структуру вот этого сообщества или сотрудничества по строительству дома, не могли ни коим образом нарушить вот эту структуру, вот таким образом нужно изменить этот закон. Если закон позволит сохраниться этому конгломерату независимо от того, что те или иные дольщики или отдельно взятый дольщик попытается разрушить эту структуру в каких-то частных своих интересах, тогда, я думаю, этот закон будет работать.



Мелани Бачина: Алексей Леонидович, но ведь есть треугольник – взаимоотношения властей с застройщиками. То есть у застройщика ведь не только с дольщиками взаимоотношения, а есть еще и власть, которая, так или иначе, участвует в этом процессе.



Алексей Сергеев: Я думаю, что в данной ситуации нужно сделать очень просто. Надо взять все риски, которые связаны со строительством жилого дома, где один из основных рисков – это взаимоотношения с властью и контролирующими организациями. Это отдельная тема. И, честно говоря, мне смешно, когда власть начинает рисовать «черные списки», когда власть начинает говорить о том, что строят без разрешения. А что, она до этого не видела, что люди строят без разрешения? Что, раньше у нее не было власти для того, чтобы остановить строительство без разрешения? Дело в том, что власть начинает менять правила игры, приводя свои действия в соответствие с действующим законодательством, и, естественно, появляются те или иные нарушения. А раньше-то они где были?



Евгения Назарец: Василий Ганьжин в Екатеринбургской студии хочет присоединиться.



Василий Ганьжин: Алексей Леонидович, у власти, например, у городской, действительно, нет полномочий. Например, у них забрали функцию государственного надзора. Они могут только выявлять нарушения и обращаться в суд. В это время застройщик ведет строительство, и людей, и власть ставит перед фактом. И это не единичный случай, а таких случаев множество. Когда мы говорим о «черном списке» или о нарушении законодательства, то это еще не отражает сути проблемы.


А суть вот в чем. Застройщики, прежде всего, не отселяют ветхий фонд, который должны были бы освободить под стройплощадку.



Евгения Назарец: У нас есть телефонный звонок. Здравствуйте. Каково ваше мнение по поводу обсуждаемой темы?



Слушатель: Доброе утро. Вы знаете, было сказано, что целенаправленных обманов в данных отношениях нет. Во-первых, нецеленаправленные обманы есть, как товарищ сказал. А во-вторых, я бы хотел сказать так, что лоббируют свои интересы при принятии законов, и даже вот этого последнего закона, конечно, строительные компании. Там сидят очень грамотные юристы, которые специально оставляют «дырки» для этого воровства. Вы посмотрите, ведь они очень хотят работать не с банками, в которых сидят очень грамотные люди, и просто так деньги не отдадут, и свои деньги назад получат, а именно с людьми, которых обмануть легче. И это именно целенаправленный обман, как в законе, так и в исполнении законов. Вам так не кажется, господа? Спасибо.



Василий Ганьжин: Я согласен.



Евгения Назарец: А что думает Алексей Сергеев в Томской студии?



Алексей Сергеев: Я думаю, что эволюционный процесс, рано или поздно, приведет застройщика к взаимоотношениям с банками. Но, к сожалению, на сегодняшний день у нас в России нет «длинных» денег. Наша компания провела переговоры как минимум с десятью банками в городе Томске, и не один из них не имеет «длинных» денег с тем процессом, который был бы экономически на сегодняшний день эффективен. То есть разрушается система взаимоотношений, которая была десятилетиями, между дольщиками и застройщиками. Но власть, к сожалению, не предоставила нам другой возможности для того, чтобы начать строить при помощи денежных кредитов. Но сейчас они об этом думают. Об этом думает и наша областная власть, об этом задумались банки. И я думаю, что этот процесс запустится где-нибудь через год-полтора, и все встанет на свои места.


Вот сейчас опять идет очередная революция. И взаимоотношения с дольщиками и с застройщиками целенаправленно разрушаются, ничего не предоставляя взамен. А в результате произойдет просто очередное повышение цен, что и происходит регулярно при принятии тех или иных политических или государственных решений.



Евгения Назарец: И в завершение нашей сегодняшней беседы всем участникам предлагаю ответить на вопрос: кто виноват в том, что люди теряют деньги, вкладывая их в жилье – власти, сами наивные граждане либо застройщики?



Василий Ганьжин: Я считаю, что застройщики. И более того, они используют мошеннические технологии.



Евгения Назарец: Спасибо. Алексей Сергеев, какова ваша точка зрения?



Алексей Сергеев: Я думаю, что это отражение существующей ситуации между властью, застройщиками и дольщиками. И каких-то конкретных виноватых, я думаю, здесь искать бесполезно. А нужно менять систему.



Евгения Назарец: Спасибо.


Общими усилиями мы пытались найти ответ на вопрос – кто виноват в том, что люди теряют деньги, вложенные в строительство жилья – власти, застройщики или сами доверчивые граждане? Но ответа не нашли.


XS
SM
MD
LG