Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Белграде прощаются со Слободаном Милошевичем


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свободы Данила Гальперович и Айя Куге.



Андрей Шарый: Организаторы траурной церемонии прощания с телом бывшего сербского президента с трудом смогли найти достойное помещение, в котором можно выставить гроб Слободана Милошевича. Одна из идей заключалась в том, чтобы прощание с покойным устроить в самом большом в мире православном храме Святого Савы на белградском холме Врачар, одном из духовных центров сербства. Однако патриархия Белграда проявила неуступчивость, и мероприятие пришлось проводить, также без согласия руководства, в Музее новейшей истории Сербии, он же - Музей революции. Этот музей прилегает к другому мемориальному комплексу - там, в районе Дединье, находится могила основателя социалистической Югославии Иосипа Броз Тито. Прежде в музее хранилась экспозиция подарков маршалу и различных предметов, связанных с его именем и делом, теперь там проходят сменные выставки, но фронтон музейного здания до сих пор украшен аппликациями на темы братства и единства югославских народов.


Из Белграда сообщает корреспондент Свободы Айя Куге.



Айя Куге: Гроб с телом Слободана Милошевича помещен в выставочном зале, в галерее белградского музея Революции. Там он останется до похорон в субботу. Директор музея Лильяна Цетинич выразила решительный протест против того, что объект культуры, по ее словам, превращён в морг. Директора многих выставочных залов и музеев в Белграде отказались принять тело Милошевича, но после вмешательства премьер-министра Сербии Коштуницы, вопреки позиции руководства Музея революции, там отменены выставки. И в четверг, с опозданием на полтора часа из-за протестов белградских деятелей культуры, началось публичное прощание с бывшим сербским лидером. Сторонников и почитателей Милошевича будут свозить со всей страны в организованном порядке. Однако пока у музея большого скопления народа нет - главным образом пожилые люди, небогатые пенсионеры.


Наблюдатели в Белграде отмечают, что для Социалистической партии похороны ее лидера превратились в полигон для сравнения сил с политическими противниками. Цель - собрать больше народа, чем три года назад на похоронах премьер-министра Сербии, реформатора Зорана Джинджича. Функционер Социалистической партии Райко Барлич отрицает такие намерения.



Райко Барлич: Нет, мы не размышляем таким способом. Не будем мы пересчитывать никого. Речь идет о сердечном порыве, а не о математике.



Айя Куге: Несмотря на неуместность такого сравнения, параллели между двумя похоронами в Сербии всё-таки проводят. Говорит историк Милан Протич.



Милан Протич: Самое массовое скопление людей в новейшей истории Сербии - похороны Зорана Джинджича. На траурную церемонию собралось полмиллиона человек, они пришли по своей воле, спонтанно, спокойно, тихо пришли оплакать гибель человека, в кого они верили, и идею, в которую они верили. Мы увидим, каким цирком, каким безбожным пиром могут стать похороны Милошевича. Это две Сербии, и эти две Сербии не примирить.



Айя Куге: Слободан Милошевич будет похоронен в своем родном городе Пожаревце, во дворе семейного дома. Организаторы траурных мероприятий сообщили сегодня, что в пятницу в Сербию из Москвы прибудет вдова Милошевича Мирьяна Маркович. Приезд остальных членов семьи - сына Марко из России и дочери Марии из Черногории - видимо, также под вопросом. Белградские журналисты, зная Мирьяну Маркович, Марию и Марко Милошевича, не удивляются, что даже похороны главы семьи не могут быть проведены без шума и скандалов. Сразу после смерти Слободана начались ссоры в семье - где его хоронить: Москве, Белграде, Пожаревце или в Черногории. Менялись данные о том, кто и почему приедет или не приедет на похороны. Единственным "голосом разума" по этим вопросом казался брат Слободана Милошевича Борислав, но он только что перенес операцию в кардиологическом центре в Москве, и в Сербию приехать не сможет. Теоретически остальные члены семьи могли бы появиться в Пожаревце. Однако есть подозрения, что, по крайней мере, Марко Милошевич в Сербию ехать боится. Летом прошлого года с него были сняты судебные обвинения в связи с избиением члена молодежного движения в Пожаревце, но с той поры он не возвращался на родину, не посещал и отца в Гааге. По-видимому, этот страх связан с всплывшими серьезными уголовными делами, в которых может быть замешан Марко, например - с контрабандой сигарет в 90-х годах. Он имеет основания опасаться и бывших партнеров по сомнительному бизнесу. Дочь Милошевича Мария ни разу не посещала отца в Гааге, хотя ранее считалась его любимицей. Говорят, Мария была в обиде на него. Когда Милошевич весной 2001 года был арестован, она кричала: "Почему ты, трус, не покончил с собой?" Потом Мария уехала в Черногорию.



Андрей Шарый: Государственная Дума России решила не посылать на похороны Милошевича официальную делегацию. А те депутаты, которые поедут на это мероприятие, будут представлять свои партии, а не российский парламент в целом. О том, каким образом российские политики собираются проводить Милошевича в последний путь, рассказывает корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович.



Данила Гальперович: На похороны Слободана Милошевича депутаты летят не официальной делегацией Государственной Думы, а каждый от своей партии. От "Единой России" летит Константин Затулин, который в интервью Радио Свобода размышлял над причинами отказа Госдумы от формирования группы с официальным статусом.



Константин Затулин: Причин может быть несколько. Первая из них - формальная причина. Формальная причина состоит в том, что Милошевич не был действующим главой государства уже в течение нескольких лет, и с этой точки зрения его смерть - это смерть частного лица. Согласитесь, что вряд ли Борису Вячеславовичу Грызлову, который является одним из руководителей государства просто по своему статусу председателя Государственной Думы, было бы удобно в этой ситуации лететь и создавать там как бы двусмысленность своим поведением.



Данила Гальперович: Сам Константин Затулин задолго до того, как вступил в "Единую Россию", был горячим сторонником Милошевича. Другой его сторонник, вице-спикер Госдумы Сергей Бабурин, уже находится в Белграде и сожалеет, что его коллеги не решились на официальные последние почести Милошевичу.



Сергей Бабурин: Считаю, что Дума могла бы направить делегацию, как она направляла делегации, правда позапрошлая, на все вопросы, возникавшие во время, до и после бомбардировок. Я здесь нахожусь прежде всего как председатель Международного Комитета за освобождение Слободана Милошевича, как руководитель "Народной воли" и парламентской фракции, в том числе, и как заместитель председателя Государственной Думы - как угодно, так и считайте.



Данила Гальперович: Позапрошлая Дума - это Дума, где большинство было у коммунистов. Кстати, лидер КПРФ Геннадий Зюганов сам возглавит делегацию от своей партии, которая полетит в Белград. Нынешняя Государственная Дума с первых известий о смерти Слободана Милошевича явно разделила две темы: жестко критикуя Международный трибунал по бывшей Югославии, нижняя палата не слишком скорбела о бывшем его подсудимом. Депутаты не встали для того, чтобы почтить память Милошевича минутой молчания, хотя председатель думского Комитета по международным делам Константин Косачев и описал личность бывшего югославского лидера примерно в тех же формулировках, как когда-то КПСС времен Леонида Брежнева описывала личность Сталина.



Константин Косачев: Милошевич действительно был политической фигурой исторического масштаба. История, связанная с личностью Милошевича - а это история Югославии и балканских войн 90-х годов - эта история еще не написана.



Данила Гальперович: Многих российских политиков притягивала в Милошевиче именно его жесткость: примерно в один и тот же исторический период Михаил Горбачев не стал спасать единство страны с помощью силы, а Слободан Милошевич попытался. Чем это кончилось, все хорошо знают.


XS
SM
MD
LG