Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Преступление и нравственность в новом фильме Клода Шаброля


59-й фильм Клода Шаброля посвящен скандальному делу государственной нефтяной компании ELF Aquitaine

59-й фильм Клода Шаброля посвящен скандальному делу государственной нефтяной компании ELF Aquitaine

Семидесятипятилетний кинорежиссер вернулся к одной из своих любимых тем, к судебному процессу. Но если раньше он обращался к давно забытым судебным процессам («Виолетта Нозьер», фильм 78-го года, или «Женское дело», 88-й), то на этот раз он обратился к теме, если не горячей, то еще не остывшей, — к скандальному делу государственной нефтяной компании «Эльф-Акитен» (ELF Aquitaine).


«На скамье подсудимых — 37 человек»


Вот что писала пресса три года назад, в день вынесения вердикта:


«В среду во Франции завершился один из самых громких и скандальных судебных процессов последних лет. В Париже оглашен вердикт по делу компании ELF . На скамье подсудимых — 37 человек. Они обвинялись в неуплате налогов, вывозе капиталов за границу, в коррупции, в подкупе политических деятелей и должностных лиц. Нарушение закона датируется 1993-1994 годами. За те несколько лет, что длится процесс, основные фигуранты по делу ELF успели, кто отсидеть в тюрьме, кто уже выйти, а кто скрыться за границей. Центральный персонаж истории — экс-президент компании ELF Лоик Флок-Прижан. Он уже отбывает наказание по другому делу компании подконтрольной ELF. В суд его привезли прямо из тюрьмы, где объявили новый приговор: пять лет и штраф в 380 тысяч евро. Альфред Сирвен, первый заместитель Лоика Прижана, так же уже давно в тюрьме. Он, как и бывший начальник, получил пять лет и штраф в 5 миллионов евро.
Единственный из основных фигурантов, который до сегодняшнего дня находился на свободе — Андре Тероло. Он отвечал за контакты фирмы ELF с африканскими странами, за что и получил в свое время прозвище «Мистер Африка». Входя в зал заседаний, он бросил на ходу журналистам, что покинет суд свободным, но ошибся. Четыре года тюрьмы, однако, без штрафа.
Итак, дело закрыто. Точки расставлены, а историю ELF уже успели назвать сагой. И действительно, в ней были не только грязные деньги, но и большая любовь.
Кристин Давье-Жанкур, любовница тогдашнего министра иностранных дел Франции Ролана Дюма: она пишет книгу "Первая шлюха республики", где расскажет о всех финансовых махинациях
ELF . И как она, за определенную плату, в постели убеждала Дюма аннулировать, например, сделку по продаже пяти фрегатов Тайваню, умоляя перезаключить контракт с корпораций ELF, аннулировав его с компанией Thompson . Кристин Давье-Жанкур уже отсидела в тюрьме, а сейчас готовит первый диск с собственными песнями, записанными в Саудовской Аравии.
Ролан Дюма получил в свое время условное наказание, сегодня он предпочитает о деле ELF не говорить. А французская пресса назвала всю историю нефтяной компании "последним делом семьи" — большой семьи Франсуа Миттерана. Делом, в которое были втянуты практически все политические деятели Франции той эпохи».


Книгу свою Давье-Жанкур давным-давно напечатала, появилась, как и Роллан Дюма, на всех телеканалах, получила приличный куш с тиража, а вот с песенками ничего не вышло. Дело компании ELF было расследовано частично, а дело о продаже эсминцев Тайваню и о многомиллионных ретро-взятках (при этом способе часть полученных денег возвращают) замяли, сославшись на ту самую «военную тайну». До обещанной «прозрачности» в темных делах республики далеко.


И вот здесь-то и появляется французский Хичкок, любитель именно темных историй, Клод Шаброль…


«Деньги на свой первый фильм режиссер конфисковал у жены»


Шаброль родился в Париже, в семье аптекаря. В раннем детстве увлекался историей и не по возрасту серьезной литературой: в семь лет Шекспиром и Корнелем… Он учился в Сорбонне на факультете литературы, затем на юридическом отделении; в течение нескольких месяцев посещал престижную высшую школу политических наук, Сьянс-По, и год проучился — на фармакологическом факультете.


В молодости он был бонвиваном, драчуном и забиякой, что не мешало ему стремительно накапливать знания и умения. Вот первые впечатления Шаброля от кинематографа — ему было всего 4 года:


«С кино произошло следующее: у моего дядюшки, брата отца, был свой кинотеатр на улице Вожирар. И когда родители мои отправлялись повидаться с дядей и его женой, они обычно заодно смотрели и фильм. Случалось это, обычно, по воскресеньем, когда аптека была закрыта. И, само собой, если им нужно было поговорить, что-то обсудить, меня они сплавляли в кинозал. Так что с кино я познакомился весьма рано.
Первым фильмом, по крайней мере, первым, который я запомнил, был «Антони Адверс». Что меня потрясло, так это то, что на экране происходили вещи противоположные всему тому, чему меня учили в жизни. Мне внушали, что нужно любить ближних, что добро всегда побеждает зло, что у добрых людей добрые лица, а у плохих — злые.
В фильме же была молодая женщина, замужем за ужасным старикашкой, и я сразу почувствовал, что это совершено ужасный дядька, Дон Люис! И вот эта молодая женщина влюбляется в красавчика, которым (я узнал позже), был сам Тирон Пауэр. И, само собой, парочка там забавлялась на лоне природы, а старикашка об этом проведал и состоялась дуэль. В разгар дуэли на балконе появляется наша красавица и, заламывая руки вскрикивает: «О, боже!». Тирон Пауэр поднимает на нее влюбленные глаза, мерзавец Дон Люис, пользуясь моментом, протыкает его насквозь!
Сцена была для четырехлетнего мальчишки просто потрясающей, потому что все жизненные ценности перевернулись!
Это очень полезная вещь, потерять моральные ценности в раннем возрасте. Я больше не верил в Деда Мороза. И я очень плохо отношусь к Деду Морозу…»


Деньги на свой первый фильм Шаброль конфисковал у жены, получившей наследство. Фильм назывался «Красавчик Серж» (58 год), и стал манифестом нового кинодвижения, «Новой волны». Как почти все отцы-основатели «Новой волны» (Жан-Люк Годар, Франсуа Трюффо, Жак Риветт, Эрик Ромер), Шаброль писал для ревю Cahiers du Cinema . Как и Трюффо, он использовал в фильмах сквозных героев, перемещавшихся из картины в картину. Хитчкок и Бонюэль, несомненно, оказали на него влияние. Шаброля называют «французским Хитчкоком» и Шаброль (как и Бюнюэль), из фильма в фильм бил по пресловутой буржуазной морали, чаще всего сюжетно используя ситуацию фильма, увиденного в 4 года: любовный треугольник, муж, жена и любовник — страсть, расчет и мораль…


Нужно добавить, что зачастую фильмы Шаброля смотрятся как заснятый театральный спектакль. В новом фильме «Опьянение Властью» Шаброль, отталкиваясь от дела ELF Aquitaine, пытается, по ему одному известным причинам, всячески отрицать любые параллели. Хотя он зачастую сохраняет даже внешнюю схожесть его персонажей и героев, или антигероев процесса ELF.


Нравственность вместо политической полярности


Клод Шаброль считает ловушкой превращение сюжета в обвинение, осуждение: «Эту ловушку я попытался избежать, отстранившись от политики и исходя из самой натуральной нравственности. Деление на левых и правых в фильме просто не существуют. Не они проблема, проблема — это власть и деньги.. В фильме, к примеру, слово «нефть» вообще не звучит ни разу и, наоборот, слово «деньги» звучит постоянно и со всеми возможными оттенками и жаргонными формами — "капуста", "бабки" и так далее…»


Изабель Юпер играет в фильме «Опьянение Властью» практически главную роль — следователя Эвы Жоли; это ее пятая лента с режиссером. В картине так же играют Франсуа Берлеан, Тома Шаброль, Жан-Франсуа Бальмер и Патрик Брюэль…


Шабролю, который до сих пор полон энергии и вполне боевого социального задора, стоит заняться остальными темными делишками власти — продажей эсминцев технологии Stealth Тайваню или мега-скандалом Лионского Кредита, разворованными миллиардами, которые государству возвращают не мошенники, а (за них) налогоплательщики. Если Клод Шаброль решит продолжить серию фильмов о «бабках и власти», сюжетов ему хватит до конца отпущенных дней.


XS
SM
MD
LG