Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Белый дом опубликовал обновленный вариант стратегии национальной безопасности США


Программу ведет Дмитрий Морозов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Аллан Давыдов.



Дмитрий Морозов : Соединенные Штаты оставляют за собой право в случае необходимости принимать упреждающие меры военного характера. Это положение сохранилось в новой стратегии национальной безопасности Соединенных Штатов, которую администрация Белого дома опубликовала в четверг. При этом главной потенциальной угрозой в документе назван Иран. Продолжит тему наш корреспондент в Вашингтоне Аллан Давыдов.



Аллан Давыдов: Предыдущая концепция стратегии национальной безопасности Соединенных Штатов увидела свет в сентябре 2002 года. Она возникла в условиях перехода от доктрины сдерживания времен «холодной войны» к концепции учета реальности, в которой обезоруживать врага надо превентивно, то есть до того, как он напал. В минувший четверг Белый дом опубликовал обновленный вариант стратегии. Общественную презентацию документа провел советник президента по национальной безопасности Стивен Хэдли. Он дал понять, что Джордж Буш не собирается пересматривать свою доктрину упреждающей войны.



Стивен Хэдли : Президент считает, что мы должны помнить наглядный урок 11 сентября 2001 года, состоящий в том, что нам следует реагировать на угрозы до того, как они полностью материализуются. Доктрина упреждения остается актуальной и должна быть органичной частью нашей стратегии национальной безопасности.



Аллан Давыдов: Как утверждал Хэдли, вышесказанное вовсе не значит, что доктрина упреждения, продемонстрированная на Ираке, снова может быть реализована - на этот раз в виде акции против Ирана. Но критики, в числе которых сенатор-демократ Расс Файнголд, полагают, что весь мир именно так и понимает намерения Соединенных Штатов.



Расс Файнголд : Президент Тэдди Рузвельт сто лет назад сказал: «Говори тихо, но носи с собой большую дубинку». Нынешняя администрация сопровождает ношение большой дубинки риторикой в повышенных тонах. Но если мы хотим заставить Иран отказаться от ядерного оружия, то нам бы следовало делать это путем негромкой дипломатии.



Аллан Давыдов: Насколько изменилась стратегия национальной безопасности Соединенных Штатов по сравнению с базовым документом 2002 года, Об это я спросил вице-президента вашингтонского института Катона Тэда Карпентера.



Тэд Карпентер: Внесено относительно немного изменений. По сравнению с 2002 годом более приоритетной задачей стало продвижение демократии. Чуть в меньшей степени администрация уповает на упреждающие акции, но не отказывается от них. Более жесткий язык применяется в отношении Китая и России. И, наконец, Иран поднят на уровень наиболее серьезной угрозы национальной безопасности, в то время как в докладе 2002 года он был представлен лишь в виде одной из проблем, стоящих перед США.



Аллан Давыдов: В какой же степени описанная в документе озабоченность ядерными устремлениями Ирана означает готовность Соединенных Штатов нанести по нему удар?



Тэд Карпентер: Совершенно ясно, что американская администрация предпочла бы решить эту проблему либо дипломатическим путем, либо применением экономических санкций Совета Безопасности ООН. Тем не менее, президент Буш и его ближайшее окружение не раз заявляли, что обладание Ираном ядерным оружием будет абсолютно нетерпимо. Исходя из этого, можно предположить, что Соединенные Штаты готовы в случае необходимости использовать военную силу, чтобы не дать Ирану превратиться в страну с ядерным оружием, если это даже и повлечет тяжелые последствия для всего региона.



Аллан Давыдов: В обновленной стратегии национальной безопасности особняком стоят Россия и Китай. В упоминании об обеих странах звучат нотки не только надежды, но и неопределенности. В частности, говорится о недостатке в обеих странах гражданских свобод. Доктор Карпентер, может ли это означать, что Белый дом ставит путинскую Россию и коммунистический Китай на одну доску?



Тэд Карпентер: Документ определенно содержит назидательный тон в отношении как России и Китая. Огромный акцент сделан на том, что США ожидают благоприятных перемен во внутренней политике обеих стран. Чувствуется, что в отношении России администрация Буша настроена скептичнее, чем в 2002 году. И в этом смысле показательно, что Россия и Китай отнесены к сходным категориям, несмотря на различия в режимах.



Аллан Давыдов: Сказал заместитель директора вашингтонского института Катона Тэд Карпентер.


В новом варианте американской стратегии национальной безопасности говорится о том, что Соединенные Штаты готовы тесно сотрудничать с Россией по стратегическим вопросам, представляющим общий интерес, а также решать проблемы, содержащие расхождение интересов. Вместе с тем, как указывается в документе, желательно, чтобы Россия уважала ценности свободы и демократии у себя дома и не мешала их реализации в тех регионах мира, которые имеют жизненно важное значение для Соединенных Штатов.


В новой стратегии администрация Буша особо выделяет борьбу с воинствующим исламизмом, называя ее великим идеологическим противостоянием XXI столетия. Вместе с тем, в документе есть сигналы о готовности Белого дома активнее применять дипломатические средства при решении конфликтов. Однако сохраняется резко отрицательное отношение к деспотическим режимам. В числе таких режимов в документе Белого дома названы Беларусь, Бирма, Зимбабве, Иран, Куба, Северная Корея и Сирия.



XS
SM
MD
LG