Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Польше проходят публичные акции в защиту демократии в Белоруссии


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Андрей Шарый.



Андрей Шароградский : В воскресенье 19 марта в Белоруссии пройдут президентские выборы. В Польше движение в поддержку белорусской оппозиции имеет многолетнюю традицию и развивается не только на политическом уровне. В Варшаве и других польских городах проходят публичные акции в защиту демократии в Белоруссии. О причинах этого явления мой коллега Андрей Шарый говорил с независимым Варшавским журналистом и политологом, хорошо знающим ситуацию в Белоруссии и России, Зигмундом Дзеньчоловским.



Андрей Шарый: Почему полякам есть так много дела до того, что происходит в Белоруссии?



Зигмунд Дзеньчоловский: Мы одинаковую ситуацию наблюдали во время украинских событий, которые здесь тоже произвели очень большое впечатление, что тоже удивительно, особенно на молодом поколении. Поляки - романтики, по большому счету. Они имеют большой опыт борьбы с режимом, с оккупантом. Если мы можем кого-нибудь поддержать, мы это охотно всегда делаем, особенно сейчас, когда речь идет о наших соседях. Во-вторых, не надо забывать, что в Белоруссии (не помню точных данных сейчас) живет достаточно большое польское меньшинство. Связи через границу очень крепкие. Вообще, эти границы между Польшей, Белоруссией, Литвой и Россией в этом небольшом уголочке такие искусственные, потому что там народ привык жить столетиями вместе. Поэтому все происходит прямо у нашего соседа.



Андрей Шарый: Вы говорите о тех симпатиях, о романтике, которые присущи польскому народу, а русскому народу такая романтика не присуща? Почему большинство россиян совершенно апатично относится к тому, что происходит в Белоруссии, как вы считаете?



Зигмунд Дзеньчоловский: Во-первых, у россиян есть собственные проблемы, которые они тоже не решают. Они же понимают. Мне кажется, у россиян есть больше понимания о реальной политической обстановке - чего можно достигнуть, а чего нет. Мы понимаем, что чего-то достигнуть нельзя, потому что препятствия слишком большие. Нам надо выступать против очень крепкого противника, то, скорее всего, кроме как уже экстремальных ситуаций типа отечественной войны. Тогда мы этого делать не будем. Потому что это слишком рискованно. Мы ограничимся просто разговорами на кухне, у которых тоже очень крепкий потенциал. Потому что они формируют общественное сознание, но все равно это не тоже самое, что выйти на митинг, брать на себя все эти риски, которые связаны с борьбой с сильным государством. Поэтому, не решая собственных вопросов, они не берутся за решение вопросов Белоруссии.



Андрей Шарый: Многие обозреватели говорят о том, кто такой Лукашенко, политический профиль его известен. Однако даже если бы выборы были честными, все-таки, вероятнее всего, за Лукашенко бы проголосовали. Он пользуется некоей народной поддержкой. Путин тоже пользуется довольно заметной поддержкой в России. Такое впечатление, что и россияне, и белорусы выбирают стабильность, а не демократию, не личную свободу. Почему поляки выбирают свободу, а не стабильность?



Зигмунд Дзеньчоловский: Это как бы основано на нашей собственной политической традиции. У нас был отличный философ, историк, мыслитель XIX столетия, который эмигрировал из Польши после поражения Ноябрьского восстания 1831 года. Его звали Мауриций Мохнацкий. Он был одним из радикалов восстания, призывая мобилизацию народных масс и так далее. Он был левых взглядов. Когда он приехал в Париж, он описал отличную историю этого восстания, которая начинается с одной удивительной строчки, которая лучше всего характеризует поляков. Он написал, что поляку бунтуют, когда у них крепкое государство и крепкий режим, потому что они вынуждены это делать. Терпеть этого нельзя. Конечно, они бунтуют, когда слабое правительство и слабый режим, потому что они это могут сделать. Поляки, в какой-то степени, являются анархистами. Так сложилась история. За последние 200 лет нам приходилось все время бороться.


Неслучайно Уинстон Черчилль сказал о поляках, что бороться с ними против кого-то - это удивительно, а вот что-то строить вместе - это противно. Потому что в ситуации, когда надо что-то строить мирным путем, они начинают ругаться. Так сложилось исторически. В деле бунта мы превосходим других.



Андрей Шарый: Как вы считаете, такие настроения могут перекинуться на соседнюю вам Белоруссию, где заметное польское меньшинство, или все-таки тип белорусского народа совсем другой? Этот народ известен своим спокойствием, рассудительностью, как говорят, часто в России. Это означает, что им под Лукашенко и жить всегда.



Зигмунд Дзеньчоловский: Мое впечатление такое, что такой мобилизации народных масс, с которым мы столкнулись во время "оранжевой революции" в Киеве, конечно, этого не произойдет. Вряд ли мы увидим польские флаги на центральной площади Минска, так как мы их видели на Майдане. Но все равно мы знаем, потому что тут наша пресса, тут наши СМИ забиты информацией из Белоруссии (это, пожалуй, главная тема дня), я так понимаю, что поляки, на самом деле, способствовали некоторой мобилизации оппозиционного движения в Белоруссии. Конечно, это не та ситуация, которая была еще полгода назад. Явно мы наблюдаем признаки такой мобилизации. Возврата к ситуации до выборов, после выборов (даже если победит Лукашенко), мне кажется, уже не будет.




XS
SM
MD
LG