Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему одни самарские врачи теперь будут получать по 15 тысяч рублей, а другие – по 3? Будет ли переименована улица Ленина в Томске? Граждане Ижевска добиваются ремонта своего дома через суд. Кто виноват в том, что атомный комбинат под Челябинском губит природу? Нижний Новгород: Больные диабетом пытаются вернуть себе льготы. Орел: Для кого писан закон? Республика Мордовия: Наводнение начинается. Оренбург: Нужны или не нужны архивы? Благовещенск: Почему водители маршрутных такси вдруг стали покупать «Газели»? Серпухов: Где можно купить газету «Мы и город»?


В эфире Самара, Сергей Хазов:



В середине февраля врачи, работающие «узкими» специалистами в поликлиниках Самары, стали подавать заявления с просьбой перевести их на работу участковыми терапевтами. Некоторые вообще предпочли в знак протеста уволиться с работы, рассказал лор-врач Виктор Кравцов.



Виктор Кравцов : Врачи-терапевты или как их называют врачи общей практики – это, конечно, важные профессии. Но специалисты – хирурги, онкологи и другие – не менее важны. Надо повысить зарплату и тем и другим в равной степени. Хирургам – в чуть большей степени, чем терапевтам.



Сергей Хазов : Виктор Кравцов продолжает.



Виктор Кравцов : Правительство сделало все для того, чтобы поссорить работников медицинской службы разных рангов, разных специальностей. Повысив врачам-терапевтам (врачам общей практики), тем самым, ввели вражду между врачами других категорий, других специальностей. Я считаю это решение несправедливым, неправильным. Оно вызывает чувство гнева. Я даже думаю – почему до сих пор врачи хирурги, онкологи и другие не поднимут забастовку по этому вопросу? Потому что это очень несправедливо, очень больно и очень обидно.



Сергей Хазов: На повышение зарплаты врачам общей практики в Самарской области сегодня перечислено два с половиной миллиона рублей. По словам министра здравоохранения области Галины Гусаровой, в этом году средний оклад участковых терапевтов, педиатров и врачей общей практики составит 15,5 тысяч рублей. Однако у «узких» специалистов – лор-врачей, офтальмологов, гастроэнтерологов и других - зарплата осталась на прежнем уровне.


Сегодня в Самаре зарплата врача «узкой» специализации составляет от 3 до 4 тысяч рублей. К примеру, хирург, имеющий высшую квалификационную категорию, получает по тарифной сетке 4 тысячи рублей. Зарплата участкового терапевта в 3-4 раза больше – от 10 до 15 тысяч рублей. Простые самарцы говорят, что повышение зарплаты пока не повысило качество работы врачей-терапевтов и уровень обслуживания в районных поликлиниках. Рассказывает Михаил Егоров.



Михаил Егоров : Качество обслуживания сейчас стало гораздо хуже, хотя оно должно быть гораздо лучше. Если мы страна, которая берет курс на Европу, страна, которая хочет жить по европейским меркам, и сервис в поликлиниках должен быть лучше. Я уже не говорю о том, что закрыты гардеробы, закрыты туалеты. Больные не могут сходить в туалет, особенно пожилые люди, дети и так далее. Пальто лежат в коридорах. Могут пропасть вещи. В коридорах давка невозможная. Исключительно плохое обслуживание, несмотря на повышение зарплаты.


То, что повысили терапевтам, которые сейчас называются врачи общей практики, они от этого работать лучше не стали. Многие терапевты считают себя уже действительно врачами общей практики, дают советы, пытаются лечить все заболевания, но от этого лучше они не работают. Дело в том, что терапевты должны назначать больных к специалистам, а специалистов нет. К ним колоссальная очередь.



Сергей Хазов : Если к врачу-терапевту еще можно попасть в первый же день обращения, отсидев в очереди два-три часа, то на прием к «узкому» специалисту сегодня надо записываться за несколько дней вперед. Михаил Егоров продолжает.



Михаил Егоров : Чтобы попасть к ухо, горло, носу, к окулисту, люди записываются. Мало того, теперь и к терапевту стала запись. А если к хирургу, например, человеку надо срочно, если у него заболевание, требующее мгновенной помощи? Поэтому им надо было бы на равных поднять. Терапевтами становятся специалисты более узких специальностей, потому что терапевты много получают. Поэтому они и уходят на терапевтическую должность. Для того чтобы этого не было, надо «узким» специалистам платить больше.



Сергей Хазов : В областном профсоюзе медицинских работников заявляют, что повышение зарплаты должно стать для врачей-терапевтов стимулом хорошо работать и уделять больше внимания пациентам. Галина Гусарова, министр здравоохранения Самарской области, уточнила, что повышение зарплаты «узким» специалистам – это второй этап национальной программы «Здравоохранение». Однако пока ни один из документов для его реализации не подготовлен. Сегодня не редкость, что врачи «узкой» специализации говорят своим коллегам-терапевтам: «Вы много получаете, поэтому вы все и делайте». Поделилась кардиолог Ольга Максимова.



Ольга Максимова : Конечно, плохо. У нас очень квалифицированный врач. Я считаю, что она тысяч 6-7 должна получать, а она получает 3 тысячи. Конечно, недостаточно. Ей даже повышать свой профессиональный уровень нет смысла что или. Все равно эти 3 тысячи несчастные. Я считаю, что, судя по нынешней ситуации, которая есть особенно с экологией, как раз это очень актуальный вопрос. Его надо решать. Маленькая зарплата. Если я человек, скажем, была востребована в прошлом столетии, то у меня были снижены проценты по квартплате, какие-то доплаты были, какие-то льготы, путевки. А сейчас ничего нет. Поэтому, естественно, идут, может быть, не в силу своей приверженности, а просто идут в бизнес, чтобы зарабатывать себе на жизнь.


Повышение заработной платы должно охватывать весь лечебный круг, а не только терапевтов. Тогда будет толк от нашей медицины. Я думаю, что правительство на это пойдет и когда-то оценит. Это самые ведущие специальности на планете, я считаю.



Сергей Хазов : Сегодня самарские врачи «узкой» специализации всерьез подумывают о создании альтернативного медицинского профсоюза. Врачи поясняют это желанием также получать достойную зарплату, работая в государственных медучреждениях. В противном случае, по словам врачей, им придется переходить на работу в частные клиники, где «узкие» специалисты более востребованы, и уже сейчас получают хорошую зарплату.



В эфире Томск, Мелани Бачина :



Митингующий : Беспредел с ростом тарифов в жилищно-коммунальных услуг загнал томичей в нищету еще дальше.



Мелани Бачина : На митинг против реформы ЖКХ в Томске собралось почти две тысячи человек. Организаторы – Томское отделение Коммунистической партии. Ровно год назад коммунисты вывели на улицы города почти 7 тысяч пенсионеров, протестовавших против отмены льгот.



Митингующая : А мы что, должны дома сидеть и умирать?!



Мелани Бачина : Что делать-то будете?



Митингующая : Выходить и требовать и бить. На баррикады уже надо выходить.



Митингующая : Сидеть руки в брюки?!



Мелани Бачина : Тогда лидеры Компартии не справились с толпой. Митинг перерос в несанкционированную акцию протеста. Старики пошли перекрывать центральные улицы и брать штурмом администрацию.


В этом году у томских коммунистов есть свой отряд, отвечающий за порядок на акциях протеста. После митинга против монетизации левые говорят, что научились работать и теперь могут вести за собой и другие томские партии. На митинге против реформы ЖКХ к коммунистам присоединились девять различных партий Томска, в том числе и правые.


Между тем, в рядах самих коммунистов раскол. Российско-германский саммит, который должен пройти в Томске в конце апреля, стал причиной публичного скандала. Один из членов партии передал журналистам информации о решении городского бюро Томского КПРФ инициировать в городском парламенте вопрос о нежелательности проведения саммита в Томске, а также разработать план протестных мероприятий. Эту информацию предал огласке Сергей Зайков, теперь уже бывший член партии КПРФ.



Сергей Зайков : Я поставил вопрос на пленуме горкома КПРФ о нежелательности саммита. Звоню потом Полеву в понедельник. Он начинает орать – да, вы хоть представляете, на кого вы замахнулись?!



Мелани Бачина : Как только новость о желании томских коммунистов вмешаться во внешнюю политику России появилась в федеральных средствах массовой информации, местные власти назвали томских коммунистов «политическими самоубийцами». Лидеры областной ячейки КПРФ были вынуждены реагировать. Они заявили, что решение о бойкотировании саммита было непродуманным и уже отменено, а Сергей Зайков, способствовавший утечке информации, исключен из партии. Обком посчитал, что городской комитет партии превысил свои полномочия и отменил постановление нижестоящего партийного органа, назвав его провокаций. Алексей Федоров, председатель Томского областного отделения КПРФ.



Алексей Федоров : Определенные люди, которые уже не члены партии тем самым спровоцировали принятие этого решения, подорвали авторитет партийной организации. Я не скрываю, что я подозреваю, что это деятельность спецслужб. Цели какие были? Перед областными выборами спровоцировать противостояние всех силовых органов против… Вы же знаете, какая охрана будет предпринята, раз двое глав встречаются. Естественно, наверное, и попытаться приостановить деятельность Компартии. Поэтому была сделана провокация. Поэтому мы правильную оценку событий сделали, вовремя сделали ответные шаги. Мы считаем, что областной комитет принял правильное решение.



Мелани Бачина : И все же томские коммунисты не одобряют инициативу местных властей переименовать к приезду высоких гостей центральный в городе проспект Ленина. Томский губернатор и мэр города уже высказывались за переименование улицы, потому что будет неудобно водить по ней канцлера Германии. Хотели даже убрать с площади памятник Ленину. Этого коммунисты никак не могли допустить и уже провели ряд акций протеста у памятника вождю.



Алексей Федоров: С проведением этого саммита многие не согласны по разным причинам. Кого-то не устраивает, что немцы приедут сюда – это связано с Отечественной войной; кто-то с тем, что под немцев пытаются… Особенно я не согласен с тем, что это было использовано как провокация против КПРФ, когда планировали переименовать проспект Ленина и ряд улиц революционеров, не имя на то оснований, перенести памятник Ленина. Говорили, что улицы Томска сильно милитаризированны.


Есть Федеральный Закон «О политических партиях», под который можно попасть, что мы не имеем права вмешиваться в деятельность государственных органов. Поэтому какие-то протестные акции будут проводить, я не исключаю. Может быть, кто-то будет недоволен приездом немцев на нашу территорию. Может быть, кто-то будет недоволен приездом Путина на нашу территорию. Трудно исключить. Но пока мы не планируем принимать решение о проведении протеста.



Мелани Бачина : Томские областные власти выделили на саммит около 300 миллионов рублей. Бывший коммунист Сергей Зайков заявляет, что эти деньги можно было потратить на нужды рядовых томичей. Но томские власти в свою очередь заявляют, что сумеют рассказать рядовым коммунистам все плюсы проведения в Томске российско-германской встречи на высшем уровне. Ведь саммит закончится, а благоустройство города останется. Останется, впрочем, и осадок от скандала местных властей с коммунистами и коммунистов друг с другом.



В эфире Ижевск, Надежда Гладыш:



В Ижевске создан любопытный прецедент – жильцы ветхого дома через суд добились от коммунальщиков проведения первого за всю 44-летнюю историю существования их дома текущего ремонта подъездов. О том, в каком состоянии вошла эта кирпичная четырехэтажка в эру действия нового Жилищного кодекса рассказывает старшая по дому Нэлли Рылова. Она-то и возглавляет многосложную борьбу соседей за выживание своего жилища.



Нэлли Рылова : Жильцы жаловались по одиночке, обращались в местные органы, а пишут о том, что кровля протекает, трубы лопаются, слабый напор воды. Мы были вынуждены обратиться в жилищную инспекцию с заявлением о том, чтобы произвели техническое обследование нашего дома. Акт составили. В результате установлено – отопление было не очень хорошо сделано. У нас новые заливы произошли. На 4-х этажах прорвало трубы, когда производились гидравлические испытания труб. Неисправность кровельных покрытий. Необходим капитальный ремонт. Неисправность системы наружного водоотвода. Из 10 водосточных труб ни одна не работает. Наличие протечек в квартирах верхних этажей в связи с неисправностью кровельных покрытий. Внутриквартирная разводка жилого дома требует проведения капитального ремонта.



Надежда Гладыш : Но акт жилищной комиссии не сподвиг управляющую компанию и обслуживающее предприятие Ижкомцентр внести выполнение ремонта в титульный список. Тогда жильцы пошли в суд и доказали там, что даже новый кодекс не снимает с коммунальщиков обязанности выполнить прежние обязательства. Правда, от самого суда у участников осталось очень тягостное впечатление.


По словам Рыловой, судья Индустриального суда города Ижевска Сергей Самоволькин так вел процесс, что трое из участников оказались после процесса на больничном. А жалоба на Самоволькина в квалификационную коллегию судей привела, по мнению жильцов, к тому, что на следующем процессе по тому же дому (он происходил в октябре 2005 года) судья практически открыто взял сторону коммунальщиков и принял такое решение, что стоимость капитального ремонта кровли следует разложить на собственников квартир. Причем даже не истребовал при этом дефектной ведомости, сметы необходимых работ, удовлетворившись тремя вариантами баснословных сумм, которые якобы требуются для восстановления прогнившей крыши.


Сейчас Нэлли Рылова через Департамент домохозяйства Горжилуправления хочет произвести комиссионное обследование системы теплоснабжения.



Нэлли Рылова : Заливы продолжаются, так как у нас очень плохое состояние стояков горячего и холодного водоснабжения. Это может произойти в любое время. Поэтому наши права на безопасное проживание жилья нарушены, так как протечки проходят по кабелю.



Надежда Гладыш : Надо сказать, что августовское решение суда о проведении ремонта подъездов до сих пор не выполнено, хотя срок его исполнения истек еще в декабре прошлого года. Штраф в пять тысяч за это коммунальщики пытались оспорить. Но все-таки на днях первые рабочие в подъездах появились, хотя снова жильцы не видели ни перечня работ, ни их сметной стоимости.


Моральную и юридическую поддержку жильцам дома номер 25 по улице Репина оказывают члены Рабочей группы по вопросам ЖКХ Координационного совета гражданских действий, которые помогают им составлять бумаги, вместе ходят по судам и в коммунальные конторы. Говорит Зоя Чиркова, член Рабочей группы по вопросам ЖКХ.



Зоя Чиркова : Естественно, мы участвуем. Во-первых, Валерий Евгеньевич написал первый раз кассационную жалобу, помогает сейчас в судебных делах, составляет все судебные заявки. Я думаю, что мы сумеем отстоять этот капитальный ремонт. Дом в очень плачевном состоянии. Надо посмотреть. Мы сейчас с вами были на встрече, что там нам объяснили, что это дело наших рук, извините, придется бороться. Я думаю, что мы сумеем это отстоять. Будет прецедент. Сумеем этого Самоволькина убрать с этого судебного разбирательства. Если брать Гражданско-Процессуальный кодекс, если ты не доверяешь судье, то от него вполне можно отказаться. Призвать другого судью, который нормально расследует дело, все документы затребует.



Надежда Гладыш : Таких развалюх, как этот дом на Репина, в Ижевске очень много. Техническое состояние их коммунальщики сознательно скрывают, чтобы уйти от ответственности за непринятие своевременных мер по поддержанию их в надлежащем состоянии. По пути Нэлли Рыловой и ее соседей теперь придется пройти и многим другим жителям ижевских хрущоб.



В эфире Челябинск, Александр Валиев:



В Челябинской области не знают, откуда и куда переселять проживающих в зоне влияния производственного объединения "Маяк" в поселке Муслюмово. Как передает информационное агентство "Новый Регион", хотя администрация области уже строит планы по переселению двух улиц с берегов реки Течи, расстояние, на котором река представляет опасность для людей, пока не определено. Министр радиационной и экологической безопасности Челябинской области Геннадий Подтесов, рассказывая журналистам о своей поездке в Муслюмово, проговорился, что еще не известно, с какого расстояния от реки будут отселять жителей.


Между тем, обстановка вокруг «Маяка» продолжает оставаться весьма напряженной. На днях руководитель Росатома Сергей Кириенко уволил директора производственного объединения «Маяк» Виталия Садовникова, который сейчас является фигурантом уголовного дела. Дело, напомню, возбуждено Генеральной прокуратурой. Садовникову инкриминируют сброс в реку Теча радиоактивных отходов и нецелевое использование финансов. Говорит Дмитрий Серебряников, руководитель пресс-службы Генпрокуратуры в Уральском федеральном округе.



Дмитрий Серебряников : Как показали экспертизы, проведенные в рамках дела, в указанные годы предприятие в виде чистой прибыли получило свыше миллиарда рублей, также свыше 1 миллиарда рублей было получено от внешней экономической деятельности и свыше 2 миллиардов – от продажи валютной выручки. Вместо решения проблем экологии, часть этих средств была направлена на содержание представительства предприятия в Москве, часть – на оказание безвозмездной помощи сторонним организациям и иные, не связанные с производством нужды. Только на премирование генерального директора предприятием было израсходовано свыше 1 миллиона 730 тысяч рублей.



Александр Валиев : Между тем, на самом предприятии «Маяк» считают, что Садовникова обвинили несправедливо. Говорит Евгений Рыжков, еще 2 месяца назад работавший на «Маяке» помощником руководителя по связям с общественностью.



Евгений Рыжков : Я считаю, что принять надлежащие меры, то есть сократить объем фильтрационного поступления в Течу, «Маяк» был не в состоянии. Это поступление зависело не от действий или бездействия «Маяка», а от сложившихся метеоусловий. Ситуация на Тече сложилась так за многие-многие годы. От того действовал или бездействовал директор, она не зависела. Виновата не только природа. Виноваты те, кто на протяжении долгих и долгих лет не финансировал государственную программу реабилитации Уральского региона.



Александр Валиев : Независимые экологи не согласны с такой точкой зрения, и напротив считают, что сотрудники Генпрокуратуры проявляют личное мужество, проводя независимое расследование на предприятии, давно нарушающем федеральное законодательство при попустительстве некоторых высокопоставленных чиновников. Говорит Наталья Миронова, лидер движения «За ядерную безопасность».



Наталья Миронова : Если вы считаете себя представителями высоких технологий, то, извините, что же вы продолжаете настаивать на том, чтобы эксплуатировать экологически грязную технологию, или заваливать бетонными блоками и строить сверху еще, или действовать по принципу – тут и так грязно, что никто не заметит, если мы еще раз плюнем?! Произошли большие изменения в представлении людей о безопасности, связанной с окружающей средой. Окружающая среда является важным фактором национальной безопасности.



Александр Валиев : Как только стало известно о том, что в результате проверки генпрокуратурой предприятия «Маяк» выявлены многочисленные нарушения, средства массовой информации стали подробно освещать ход следствия. В ответ некоторые из поддерживающих Садовникова депутатов челябинского областного парламента попытались запретить публикации на данную тему, ссылаясь на то, что журналисты нагнетают обстановку. Недавно, в частности, депутат Борис Мурашкин на встрече своих коллег по областному парламенту с полномочным представителем президента в Уральском округе обвинил журналистов в раздувании скандала в связи с уголовным делом Садовникова, а федеральные власти - в том, что недостаточно финансируются работы на «Маяке».


Надо сказать, что эта точка зрения еще минувшей осенью была весьма популярна среди челябинских депутатов и чиновников. Ее придерживался и губернатор Петр Сумин. Однако с развитием уголовного дела голоса в поддержку Садовникова поутихли. После визита Сергея Кириенко на производственное объединение «Маяк», Росатом объявил конкурс с рабочим названием "Теча-2006" . Представленные проекты должны способствовать правильному пониманию населением ситуации вокруг «Маяка», вопросов радиационной безопасности, юридических прав лиц, проживающих на загрязненных территориях. Говорит руководитель рабочей группы, разрабатывавшей положения конкурса Юрий Мокров.



Юрий Мокров : Общественные организации, которые выступают и говорят, что Росатом или «Маяк» делают все неправильно, теперь каждая общественная организация может делать так, как она считает нужным – подготовить свои предложения, что они хотят сделать, в как сроки, сколько им потребуется денег. По состоянию на сегодняшний день, ни одной заявки пока что на участие в конкурсе не подано.



Александр Валиев : Между тем, в самом Озерске, городе, вблизи которого расположено производственное объединение «Маяк», население настроено весьма скептически. Говорит одна из жительниц Озерска.



Жительница Озерска : У нас местная газета проводила опрос по поводу судебного разбирательства, которое касается комбината «Маяк». Так как «Мая» является градообразующим предприятием нашим, очень много семей завязано на нем в плане работы. Люди не могут радостно относиться к перспективе его закрытия.


С другой стороны, люди понимают, что, действительно, они сами здесь живут в этой экологии. Рождаются нездоровые дети. Все равно какие-то заболевания в городе есть, которые связаны именно с получением каких-то доз облучения на комбинате. У многих людей, у которых брали интервью, сквозит то, что все равно ничего не изменится. Если даже будут введены какие-то очистные сооружения, то это займет очень много времени.



Александр Валиев : Информационные агентства сообщают, что Виталий Садовников собирается в суде оспорить свое увольнение. До этого он в судебном порядке безуспешно пытался обжаловать судебное же решение, вынесенное по представлению прокуратуры о своем отстранении от должности на время следствия.



В эфире Нижний Новгород, Олег Родин:



Нижегородские больные диабетом оказались буквально перед выбором "жизнь или кошелек". Случилось это с теми, кто отказался от так называемого льготного соцпакета, который по 122-му Федеральному Закону можно было заменить на 450 рублей ежемесячной доплаты к более чем скромной пенсии. Оказалось, что жизненно необходимый ежедневно таким больным инсулин тоже включен в список льготных лекарств, которые теперь нужно покупать за свой счет, о чем больных льготников никто не удосужился предупредить, когда они писали заявления об отказе от соцпакета, а вернуть льготы по закону можно только спустя год. Об этом рассказала Лариса Симакова.



Лариса Симакова : Я совершила ошибку – отказалась от соцпакета, потому что информации полной никогда не было. Я думала, что инсулин всегда будет нам бесплатно. А я уже написала не оттого, что мне нужны были деньги, просто я считала, что транспорт мне не нужен, лекарств никогда не бывает в аптеке. Мы потом обратились с мужем в Пенсионное управление, чтобы исправить эту ошибку – написать заявление, нам сказали, что они не имеют никакой установки, чтобы разрешить исправить заявление.



Олег Родин: Теперь на получаемые ежемесячно 450 рублей невозможно обеспечить больного диабетом лекарствами, на это нужно несколько тысяч. В Нижегородской области таких больных оказалось несколько сотен, и им пытается как-то помочь общественная организация Нижегородская диабетическая лига, руководитель которой Владимир Сентялов подтверждает, что разъяснений по этому поводу от чиновников действительно не было.



Владимир Сентялов : История такова, что точных разъяснений о том, что человек будет получать какие лекарственные средства, никто не знал. Самое главное, за что мы боремся – это те, кто не может жить без жизнеспасающего средства абсолютно: больные диабетом первого типа.



Олег Родин: Беда еще и в том, что некоторые могли обходиться без инсулина, когда писали свое заявление об отказе от соцпакета, но с течением времени их состояние ухудшилось, и на лечение уже нужен дорогой инсулин. Однако вернуть себе льготный соцпакет уже оказалось невозможным до истечения года. Об этом поведала Нина Потупейко, врач-эндокринолог.



Нина Потупейко : Часть больных отказалась от соцпакета - это те больные, которые до сего момента получали сахароснижающие таблетированные препараты. Им было выгоднее приобретать эти препараты за наличные, чем иметь льготы по соцпакету. А когда теперь встал вопрос о том, что они на этих препаратах не достаточно хорошо компенсируются, есть необходимость подсоединять к лечению инсулин, у них встал вопрос о том, как быстрее отказаться от своего прежнего решения.



Олег Родин: Есть пока два варианта решения проблемы: либо собирать по родственникам и знакомым деньги на дорогой инсулин, либо попытаться устроиться на лечение в стационарную клинику, где инсулин диабетикам вводят бесплатно. Однако желающих госпитализации много, а возможностей мало. К тому же после выписки домой проблема получения инсулина остается. Лариса Симакова не знает, как жить после выхода из больницы.



Лариса Симакова : Выйдя из больницы, я не знаю, как я буду жить.



Олег Родин: Даже если есть рецепт на льготное получение инсулина, не всегда его можно получить в аптеке, рассказала Анна Семина.



Анна Семина : Выпишут рецепт. Прихожу в аптеку, а его там нет. У меня аллергия. Заменить мне больше ничем нельзя.



Олег Родин: Заместитель губернатора по социальной политике Геннадий Суворов сообщил, что правительство Нижегородской области уже обратилось в федеральный центр с запросом о коррекции 122-го Закона.



Геннадий Суворов : Сейчас федеральное правительство рассматривает варианты, которые позволят откорректировать 122-й Федеральный Закон в том смысле, чтобы у людей появилось право вернуть себе этот социальный пакет с натуральными льготами.



Олег Родин: Председатель Нижегородской диабетической лиги Владимир Сентялов считает, что инсулины вообще не должны входить ни в какие льготные пакеты, но поставляться больным бесплатно в любом случае как жизненно важные препараты.



Владимир Сентялов : Из разных источников вплоть до высших, я имею в виду из Москвы, были такие сведения, что уж инсулин-то больные сахарным диабетом будут получать бесплатно, как всегда это было, как требует международное право. Есть основание, вполне определенное в постановлении номер 840 1994 года правительства России, где говорится, что больной сахарным диабетом обеспечится всеми лекарственными средствами и средствами диагностики бесплатно. Оно остается в силе и по сию пору за счет субъекта Федерации.



Олег Родин: Заместитель губернатора Геннадий Суворов сообщил, что пока в центре еще не откорректировали 122-й Закон, в областном бюджете изыскиваются средства для возобновления бесплатного снабжения инсулином нижегородских больных диабетом.



Геннадий Суворов : Пытаемся сейчас найти дополнительные средства для того, чтобы этих людей поддержать при помощи наших областных законов. Требуется некоторая корректировка. Мы постараемся эти корректировки сделать.



Олег Родин: А сами нижегородцы, по итогам интерактивного опроса на местном телеканале, в случившейся чрезвычайной ситуации обвиняют в основном чиновников, как местных, так и федеральных.



В эфире Орел, Екатерины Рычкина:



Девять лет житель города Орла Сергей Балакин безуспешно пытался получить положенную квартиру, но местные чиновники не спешили.


В 1997 году, когда дочери Сергея Балакина Насте было 9 лет, девочка заболела сахарным диабетом и стала инсулинозависимой. В том же году Балакины узнали, что имеют право на внеочередное получение квартиры, так как согласно Закону «О социальной защите инвалидов» девочка должна жить в отдельной комнате. Встав в очередь по мету работы и оказавшись первыми, Балакины ожидали скорого новоселья. Каждый год им приходили письма за подписью разных мэров города Орла с обещаниями скорого решения жилищной проблемы.


В апреле этого года Насте исполнится восемнадцать, и она потеряет статус ребенка-инвалида, вставать в очередь на получение квартиры придется уже не семье, а ей самой. Значит, номер в списках будет уже далеко не первый, и получить долгожданную отдельную комнату станет, скорее всего, невозможно. За последние пять лет 26-тысячная общегородская очередь на жилье продвинулась лишь на 100 человек. Поэтому Сергей Балакин подал заявление в суд Советского района города Орла на бездействие чиновников городской администрации.


Однако федеральный судья Елена Гудкова, рассматривавшая заявление, бездействия не увидела и указала Балакину, что тот должен подать иск к городской администрации о предоставлении ему жилплощади.


В суде чиновники городской администрации отказались нести ответственность за непредоставление жилья, сославшись на то, что с 2005 года этим должна заниматься областная администрация. Юрист Алексей Пузанков, представлявший интересы правового управления областной администрации, услышав о такой обязанности, удивился и ответил, что работа по распределению жилья инвалидам в области… не ведется, потому что руководство Орловщины решило подождать с исполнением Федерального Закона. Лишь 10 января 2006 года, после поданного иска, такая обязанность была возложена на одно из подразделений обладминистрации. Как пояснил на суде Алексей Пузанков, «закон обязал передать этот вопрос в область, но не указал, в какие сроки, а значит, чиновники ничего не нарушили» (конец цитаты). Комментирует Марина Мельник.



Марина Мельник : Администрация города Орла сказала, что с декабря 2004 года она не имеет этих полномочий, хотя весь 2005 год она отвечала и в глаза Балакину, и в глаза ребенку-инвалиду, что они изыщут эту возможность. На деле получается, что обещали предоставить. Весь 2005 год этим делом никто не занимался. Это правомерно оказывается.



Екатерины Рычкина: Вопрос, зачем мэр города Орла Василий Уваров весь прошедший год подписывал письма с обещанием семье Балакиных дать квартиру, так и остался открытым.



Марина Мельник : Вот они и по накатанной временем линии и делают отписки, хотя я считаю, что это незаконно. Более того, считаю, что возможность возбуждения уголовного дела существует по статье 140 Уголовного кодекса – «Неверное предоставление информации».



Екатерины Рычкина: Позицию исполнительной власти поддержала и власть судебная. Судья Елена Гудкова, порекомендовавшая Сергею Балакину написать иск о предоставлении жилья, прекратила дело, сославшись на то, что раз закон не устанавливает сроки получения квартир, то такой иск не подлежит рассмотрению в суде. А раз нет сроков, то и заставить исполнительную власть исполнять закон невозможно. Выходя из зала суда, Сергей Балакин сказал: «У них просто нет детей-инвалидов».



Сергей Балакин : Складывается впечатление, что дети-инвалиды не нужны. Они существуют только, как говорится, благодаря родителям, родственникам. Молодое поколение, тем более ущемленное в физическом смысле, государству получается не нужно. В данной ситуации получается, что дети не живут, а выживают.



Екатерины Рычкина: Он решил: если не получится добиться правды в России он намерен дойти до Страсбургского суда.



Сергей Балакин : Я намерен обжаловать. Я намерен в Страсбург обращаться по правам моего ребенка, по его защите, еще есть ООН. Если у нас система такая складывается, что ничего не помогает, не решают, будет выходить на международный уровень. После таких писем, которые писали, что уже все, делаем, обнадеживающих писем два года назад, год назад, судья нашел закон, что мы ни на что не имеем право. Это даже бесчеловечно.



Екатерины Рычкина: Около месяца назад нескольким орловским инвалидам, стоящим в льготной очереди по сорок лет, выдали сертификаты на получение денег для покупки положенного жилья. И хотя никто из больных еще не получил ни копейки и неизвестны сроки реализации сертификатов, у Балакиных появилась надежда, что и они смогут, наконец, зажить по-человечески, не обращаясь в международный суд.



В эфире Мордовия, Игорь Телин:



Относительно теплая погода стала устанавливаться в Мордовии только на этой неделе. Но уже сбываются самые мрачные прогнозы об обильном паводке, который ожидается в этом году, – подтопление жилых домов уже началось.



Гюльджихан Билялова : Только немножко хоть пожить на сухом. Ничего не надо.



Игорь Телин: Гюльджихан Билялова из села Татарская Пишля Рузаевского района тщетно пытается вычерпать воду из своего дома. Уровень – примерно 10 сантиметров - от пола не понижается, вода только прибывает. Зять с друзьями помогли переставить на небольшую тумбочку холодильник, а вот часть мебели уже испорчена водой.


Дома Гюльджихан Умяровны и ее соседей, наверное, первые в Мордовии, что пострадали от воды в этом году. Расположены они в низине, рядом бьют родники, и первая же талая вода поднимает уровень протекающего мимо ручья. Хотя, ситуация у соседей чуть-чуть получше - пока затоплены только погреба. Соседи и пускают пожилую женщину переночевать. Вообще-то у нее есть дочь, и можно было бы на время паводка переехать к ней, но Билялова опасается оставить надолго и дом, и имеющуюся у нее в хозяйстве живность.



Гюльджихан Билялова : У дочери была. Семья у нее. А у меня душа-то болит. У меня дом, а потом куда я пойду?



Игорь Телин: Причина всех бед местных жителей – отсутствие дренажной системы. Ручей от родников должен протекать по трубе.



Житель : Обещали сделать дренаж. Но к этой трубе они и не приступали. Просто за домом вырыли канавку и все.



Игорь Телин: Вообще-то, труба здесь есть, но небольшого диаметра. И если ее хватает для лета и зимы, то весной, в период таяния снегов, она с потоками воды уже не справляется.



Альмира Рахмукова : Чуть малейший какой-то засор, все течет. Мы в самой низине. У нас все это выплывает наружу. Вы представляете, чем дети дышат у нас здесь?!



Игорь Телин: Рассказала жительница села Альмира Рахмукова. А дышать в домах сельчан действительно трудно – повышенная влажность.



Альмира Рахмукова : Стены мокрые. Как бы мы ремонт не старались производить, все равно стены влажные. Результатов никаких. Люди занимаются сами ремонтом, но это не улучшает проблемы нашей. Поэтому надо какие-то меры принимать.



Игорь Телин: Глава администрации села Татарская Пишля Ильдар Овчинников согласен – меры предпринимать надо.



Ильдар Овчинников : Делать дренаж в речку напрямую – единственный выход. Больше другого здесь варианта просто по местности нет. Либо делать кустарно, как раньше, то это будет обслуживание ежегодное. Эти канавы надо будет просто вычищать и прочее. Я просто знаю, что сейчас никто не будет этого делать.



Игорь Телин: Никто - то есть, местная администрация, власть, выбранная самими местными жителями, тот же сельский глава Ильдар Овчинников – не организуют работы, чтобы помочь жителям нескольких домов избавиться от воды.


Село Татарская Пишля Рузаевского района – первое в Мордовии, где проявились признаки приближающегося паводка. Снега этой зимой выпало много, на реках толстый лед и уже сейчас прогнозируется, что в республике будут затоплены более 130 населенных пунктов.



В эфире Оренбург, Елена Стрельникова:



Принято считать, что в архив приходят работать только те, кто увлекается историей. Так, да не так. Антонина Горшкова 25 лет назад попала на работу в архив случайно.



Антонина Горшкова : Я искала работу. Меня знакомый хороший привел сюда, в архив. Я как зашла, мне понравилось. Тишина такая. Так осталась, так и работаю. Документов очень много, много интересного. Люди разные приходят, просят помощи, помогаю им потихоньку. Привыкла, мне здесь нравится. Знаю, что здесь когда-то был архив духовной консистории. Потому что у меня наверху на четвертом этаже под самым потолком есть бордюрчики. На них написано – хранились метрические книги. Приходила уборщица, топила печку там наверху, чтобы люди, когда пришли на работу, чтобы там было тепло, можно было как-то согреться и работать нормально.



Елена Стрельникова: Сегодня в отделении номер 1 оренбургского госархива, расположенного на переулке Фабричный, печку Антонина Горшкова с утра не растапливает. Печки нет. Нет здесь и какой-либо другой системы отопления, чуть тепло лишь в двух маленьких комнатках, где посетители работают непосредственно с документами. Этой зимой, когда температура на улице достигала 38 градусов мороза, Антонина Горшкова, в ходе постоянных обходов по хранилищу, не раз отмечала температуру минус 10. В таких условиях ни документы, ни тем более люди не должны находиться. Продолжает разговор исполняющая обязанности директора госархива оренбургской области Валентина Ильина.



Валентина Ильина : Единственное, что нас успокаивает – это крепкие стены. Это здание дореволюционной постройки. У нас там нет самых элементарных условий. У нас там нет воды, у нас там нет тепла. Я сейчас говорю, и мурашки по коже бегут. Это недопустимо, конечно. У нас составлена смета. Но, к сожалению, те деньги, которые мы просили, не профинансировали. Из той суммы, которую нам выделила администрация, 75 процентов идет на оплату труда и лишь 25 процентов (где-то около 3 миллионов) – на содержание всех государственных архивов, а у нас их пять.



Елена Стрельникова: Недопустимо, конечно. Эти бумаги очень важны. С каждым годом архивы становятся все востребованее у оренбуржцев. При чем посетители здесь от мала до велика. Сергей Любоченковский сейчас проводит историческое исследование.



Сергей Любоченковский : Я занимаюсь историей местного управления Российской империи конца XIX – начала ХХ веков. Сейчас я смотрю списки служащих Министерства внутренних дел. В целом большинство дел в удовлетворительном состоянии. Работать с ними можно. Бывают, например, проекты реформ. Это просто уникальный материал, которого и в центральных архивах нет.



Елена Стрельникова: Только в трех архивах России - оренбургском, московском и санкт-петербургском - можно увидеть такой уникальный документ, как «Привилегия Анны Иоанновны». Оренбургу она была выдана в 1734 году. Но и за этот уникальный документ оренбургские архивисты не спокойны. Говорит председатель Комитета по делам архивов оренбургской области Светлана Муромцева.



Светлана Муромцева : Я не спокойна, потому что этому документу необходима квалифицированная реставрация. Поскольку этот документ изготовлен на пергаменте, то пергамент имеет свойство изменяться в худшую сторону с момента его изготовления. А все-таки этому документу ни много – ни мало 262 года. Конечно, пора его реставрировать. Потом есть такая мысль изготовить муляж документа, чтобы показывать на выставках.



Елена Стрельникова: Нужно новое оборудование, новая техника, нужно решать вопрос с помещением в Бугуруслане. Всех проблем не перечислишь. Радуют две вещи - регулярное повышение зарплаты архивистам области (сегодня средняя составляет 7 тысяч рублей) и принятие нового областного Закона «Об архивном деле».



В эфире Благовещенск, Антон Лузгин:



С маршрутных линий Благовещенска городские власти решили убрать японские и корейские «микрики». Даже формулировку для этого придумали, что у иностранных машин нет сертификата одобрения типа транспортного средства, что и закрепили соответствующим законом уже на областном уровне. До 24 марта, когда пройдет очередной конкурс на право пассажирских перевозок, иностранные микроавтобусы, по замыслу властей, должны покинуть улицы Благовещенска. Частные перевозчики, разумеется, с этим не согласны. Жалуются во все инстанции. Ведь многие предприниматели взяли большие кредиты на покупку иностранных машин, и сейчас оказались практически в тупиковой ситуации.


Микроавтобусы «Газель» стали в Благовещенске дефицитом. Эту продукцию Горьковского автозавода невозможно купить у дилера. «Газель» предлагают перекупщики на 20 процентов дороже. О сложившихся на российском рынке ценах говорит президент Ассоциации пассажирских автоперевозчиков Благовещенска Виктор Куценко.



Виктор Куценко : «Газели» выгоняют с тех фирм, которыми торгуют, выгоняют колоннами. «Газели» растут в цене, и раскупаются перевозчиками в момент. Почему? Потому что под давлением администрации, люди боятся потерять работу. Поэтому вынуждены закладывать квартиры, брать огромные кредиты и покупать «Газели».



Антон Лузгин : По мнению автоперевозчиков, чиновники решили убить сразу двух зайцев – поделить в очередной раз доходный рынок маршруток и заработать на неликвидных машинах. Ведь просто по доброй воле «Газель» на Дальнем Востоке никто бы покупать не стал.



Виктор Куценко : Что проходит лоббирование продажи «Газелей», я не сомневаюсь в этом. Почему? Потому что сегодня «Газели» дают даже в лизинг, но она стоит 600 тысяч. Как «Газель» была сырая, так она сырая и есть. Этот сундук с болтами, если бы не было нажима администрации, его бы никто не покупал. Тот же «кореец» автобус или «японец» они на порядок лучше «Газели». Никакого сравнения. Почему, когда к нам в город приезжают из Москвы правительственные делегации, почему они не берут «Газели»? В колонне ни одной «Газели» нет.



Антон Лузгин : Автоперевозчики Благовещенска направили жалобу в Конституционный суд на предмет проверки соответствия Закону Амурской области «О пассажирских перевозках» Федеральному законодательству.


Как заявляют предприниматели, только в Приамурье додумались ввести так называемые сертификаты одобрения типа транспортного средства. В соседних регионах об этом почему-то никто не слышал. В приморском автосалоне, который успешно торгует иностранными автобусами, продавцы говорят, что только покупатели из Амурской области требуют непонятный и ненужный сертификат.



В эфире Серпухов, Вера Володина:



Константин Иванов : Господи, Боже мой, что у нас не произойдет, все могут своротить.



Вера Володина: Константин Ефимович Иванов боится, что останется без газеты. Он вместе с супругой Елизаветой Сергеевной выписывает «Красный миг». Выбрал его из всех серпуховских газет, а тут с 1 марта Союзпечать почему-то отказалась распространять эту газету через свои киоски.



Константин Иванов : Вот так читаем. Приходим, соседям даем почитать.



Вера Володина: Пенсионер не считает свои опасения излишними. Его семье уже приходилось защищать «Красный миг», издание считается оппозиционным.



Константин Иванов : Когда их сожгли, эту редакцию, потом их хотели прикрыть, мы даже писали письмо губернатору Громову в поддержку этой газеты. Прислали нам ответ, что это дело послано в областную. Как у нас всегда бывало: подальше отошлешь – поближе окажутся. Газета существует, думаем. А здесь вот те - пожалуйста.



Вера Володина: В Серпухове, так уж сложилось, две газеты «Миг», в названии и аббревиатура – «Моя информационная газета», и вот тот «Миг», который в городе называют кто красным, кто либеральным - недавно сменил учредителей и расшифровывается теперь отлично от второй газеты «Мы и город», рассказывает ее редактор Фаина Папкова.



Фаина Папкова : Я пять лет редактор, и пять лет я, что называется, в борьбе. Перед новым годом мы перерегистрировали газету. Мы теперь называемся «Мы и город». Почему? Потому что один из наших учредителей Романов, он же осужден. Во всех газетах нас старались этим подначить, что, мол, конечно, у них же учредитель авторитет, граф и так далее. Теперь уже мы ушли от всех прежних учредителей. И все равно постоянно нас шпыняют.



Вера Володина: Через киоски Союзпечати распространялась половина тиража, но 28 февраля в редакцию пришло письмо.



Фаина Папкова : Что в связи с приказом генерального директора ОАО МОП «Союзпечать» с 1.02.2006 заключение новых договоров с издателями до особого распоряжения приостановлено. Естественно, что ничего в городе не делается без ведома администрации, это все понятно. Но у меня на руках никаких фактов против администрации или лично против господина Жданова нет. Поэтому я могу только догадываться. Буквально совсем недавно он выступал по телевидению и тоже говорил, что одна единственная газета осталась в городе, которая порочит трудовые коллективы, людей и так далее. Мы пишем о ЖКХ, где текущие дома, замерзающие квартиры – оппозиционная газета со всеми вытекающими отсюда последствиями.



Вера Володина: В прошлую пятницу редактор нанесла визит столичному руководству Союзпечати.



Фаина Папкова : Ни да, ни нет. Милые улыбки, реверансы – запаситесь терпением, у нас внутренняя реорганизация. Я говорю: «Объясните, каким образом ваша внутренняя реорганизация распространяется на одну единственную газету в Серпухове?» Коммерческая тайна и так далее.



Вера Володина: Несколько лет назад нечто похожее на то, что происходит с «Красным мигом», испытывала другая серпуховская газета «Совет». Ее редактор Виталий Помазов, хотя и характеризует коллег как излишне резких и, по его мнению, порой неточных в публикациях, но в этой ситуации коллег-конкурентов поддерживает.



Виталий Помазов : Городские власти – да, действительно, одно время нас сильно прижимали. Сейчас нас меньше прижимают, сейчас больше прижимают «Красный миг». А с администрацией они не ладят, потому что было несколько у них резких выпадов. Поэтому наша администрация, конечно, нажимает на все рычаги. Мы коллеги, как коллег поддерживаем. Позиция администрации, разумеется, как всегда нас разочаровывает. Газета имеет право на существование. Там работают интересные журналисты, там появляются интересные материалы.



Вера Володина: Сергей Харчиков, один из учредителей газеты «Миг», председатель ассоциации малого и среднего бизнеса в Серпуховской Торгово-промышленной палате, считает важным, кроме всей прочей поддержки газеты, и такой способ.



Сергей Харчиков : Информационные поводы какие-то где-то у нас случаются, мы с газетой в контакте, чтобы журналисты туда проникали или как-то присутствовали на этих поводах. Как это случилось, уже факт произошел, мы опубликовали открытое письмо от общественного комитета как бы «Цензуре – нет». Подписались общественным комитетом, где мы просим власть вмешаться в это. Пока молчание.



Вера Володина: Власти города Серпухова, несмотря на трудности распространения газеты «Миг», конечно же, прочли направленные к ним обращения и письма. Газета, кстати, от очередного скандала испытывает повышенный к себе сегодня интерес, да и Константин Ефимович, как и другие постоянные подписчики, дает свой экземпляр почитать соседям.



Константин Иванов : Как начинаем читать, так почти все публикации нравятся. Про ЖКХ пишут, и про цены пишут, и про состояние города пишут. Они ничего не очерняют. Они пишут все, действительно, как есть у нас в городе. В «Миге» уже если напишут, действительно, читаешь, действительно, что у нас творится в городе.



Вера Володина: И чуть ли не главным, что сегодня творится в Серпухове, стало отсутствие газеты «Миг» в киосках. Может быть, власти, вовсе и не давили на Союзпечати, но убедить в обратном серпуховчан теперь трудно.



Константин Иванов : Считают людей всех дураками, а они все умники.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG