Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Марина Литвинович: «Я связываю нападение с расследованием событий в Беслане»


Пострадавшая связывает нападение со своей общественной деятельностью. Лидер Объединенного гражданского фронта Гарри Каспаров

Пострадавшая связывает нападение со своей общественной деятельностью. Лидер Объединенного гражданского фронта Гарри Каспаров

В Москве совершено нападение на Марину Литвинович, главного редактора сайта «Правда Беслана», помощника лидера Объединенного гражданского фронта Гарри Каспарова. Литвинович уверена, что это не уличное хулиганство и не попытка ограбления, ей уже приходилось слышать угрозы в свой адрес. Вот о подробностях произошедшего в интервью Радио Свобода рассказала сама Литвинович.


- Марина, как это случилось?


- Вчера, примерно в 9.15 вечера я вышла из офиса на улице Макаренко, чтобы ехать домой, пошла к своей машине, она была припаркована на соседней улице. Не доходя метров 30 до машины, был удар и он был настолько сильный, что я сразу потеряла сознание, поэтому, слава богу, все остальные удары я не помню, скажем так, не чувствовала. Где-то примерно через 40 минут я очнулась. Я лежала рядом с тем местом, где это произошло, на небольшом бордюре, рядом со мной стояло два молодых человека, они мне что-то говорили. Поскольку я не сразу пришла в сознание, я не очень понимала, но потом поняла, что они меня называют по имени. Меня это немножко смутило, потому что люди незнакомые. Я спросила: "Откуда вы знаете мое имя?" Они сказали, что я им его назвала, чего я, конечно, не помню, но может быть и назвала. Потом я спросила, что случилось со мной. Они сказали, что я лежала на дороге, они меня просто подобрали и положили за бордюр. Потом я спросила, может, они мне дадут телефоны, раз они видели что-то, но они быстро ушли, сказав, что не могут. После этого я еще какое-то время приходила в себя, потихоньку дошла до ближайшего офиса, соседнего с нашим, там охрана всегда есть, они завели меня к себе, вызвали "скорую", оказали первую помощь. "Скорая" отвезла в Склифосовского, где были сделаны процедуры. Где-то посередине ночи меня отпустили домой.


- Как вы сейчас себя чувствуете?


- Пока не очень хорошо, потому что поднялась температура, немножко болят ребра побитые, нога распухла так, что ходить не могу. Лицо, конечно, все разбитое, и жалко зубы, выбили зубы мне.


- Вы, конечно, не помните тех людей, которые на вас напали?


- Удар был сзади, поэтому я не видела. Впереди меня никого не было, а это было сзади, поэтому никаких лиц я не помню.


- Поступали раньше угрозы в ваш адрес?


- Они периодически случаются. Но, понимаете, очень сложно их оценивать, это чья-то шутка или это серьезно. Бывают, но степень их серьезности очень сложно определить.


- То есть вам звонят или подходят на улице?


- Письма были по почте, звонков не было. Это раньше, когда я на избирательной кампании Ирины Хакамады работала, там были звонки с угрозами по телефону.


- Какова ваша версия случившегося? Связано ли это нападение с вашей профессиональной деятельностью?


- Я думаю, что это напрямую связано, потому что это точно не ограбление и не хулиганство, потому что у меня была с собой сумка с ноутбуком, у меня были деньги с собой, не очень много, но были, был телефон, ничего не взяли, все не тронуто, ничего не пропало. Поэтому я думаю, что это, скорее, такого рода предупреждение. Я это в большей степени, конечно, связываю с моей деятельностью по независимому расследованию, которым я занимаюсь, по событиям в Беслане и «Норд-Осте».


XS
SM
MD
LG