Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обзор рынка труда и зарплат в Петербурге


Программу ведет Татьяна Валович. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская. Гость студии – генеральный директор компании по подбору кадров «Бизнес Линк Персонал» Елена Добромыслова.



Татьяна Валович: В 2005 году на учете в Государственной службе занятости народонаселения по Петербургу состояло 57 тысяч человек, из которых нашли работу чуть больше 20 тысяч. Вместе с тем, в Петербурге наблюдается и острый дефицит трудовых ресурсов. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская.



Татьяна Вольтская : Тех, кому трудно найти работу, с каждым годом становится все больше. В 2005 году в Петербурге 36 тысяч работников оказались уволенными с предприятий по сокращению штатов в результате ликвидации или банкротства. Многих из этих людей устроить на работу сложно, потому что их трудовые возможности ограничены, некоторым требуется просто сменить профессию. В то же время, дефицит кадров в Петербурге растет из-за ускоренного создания новых рабочих мест и сокращения трудовых ресурсов. Иногда требования рабочего места не соответствуют возможностям нанимающегося, в других случаях предлагается слишком низкая зарплата. Сегодня самая дефицитная профессия в Петербурге – это охранник, говорит руководитель Управления федеральной государственной службы занятости населения Павел Панкратов. Кто же следует за охранником?



Павел Панкратов : Электромонтер, слесарь-сантехник, электрогазосварщик, каменщик, грузчик. По должностям служащих – это медицинская сестра, бухгалтер, инженер-конструктор, инженер-проектировщик. Кстати, зарплаты предлагаются, например, по позиции «инженер-конструктор» максимальная 35 тысяч. Эта вакансия заявлена работодателем.



Татьяна Вольтская : Откуда же такие ножницы: с одной стороны, безработица, с другой, дефицит рабочей силы? Говорит директор по экономике Союза промышленников и предпринимателей Анатолий Кирсанов.



Анатолий Кирсанов : Ребята, которые сегодня имеют возможность поступить в высшее учебное заведение, не всегда оказываются хорошими инженерами, хорошими программистами в будущем, из которых, наверное, могли бы быть подготовленные хорошие рабочие. Не секрет, что работодатели сегодня за хорошего, современного рабочего, способного работать на сложнейших станках с программным управлением, готовы платить 40 и 50 тысяч рублей. Но это такой токарь, такой фрезеровщик или такой специалист, который будет лицо фирмы определять.



Татьяна Вольтская : Анатолий Кирсанов считает, что в целом система профессионально-технических училищ, созданная в советские годы, в городе сохранена. Но практически все ПТУ – теперь это лицеи – сегодня имеют безнадежно устаревшую материальную базу, на которой невозможно подготовить квалифицированные кадры.



Татьяна Валович: Сегодня у нас в гостях Елена Добромыслова, генеральный директор компании «Бизнес Линк Персонал», компания, которая занимается подбором персонала.


Елена, доброе утро.



Елена Добромыслова: Здравствуйте, Татьяна.



Татьяна Валович: Елена, скажите, пожалуйста, в чем разница работы вот такого рекрутингового агентства, как ваше, и биржи по трудоустройству, скажем, Государственной службы занятости?



Елена Добромыслова: Основная разница, безусловно, в том, что биржа по трудоустройству берет деньги с тех, кто ищет работу, мы берем деньги с тех с тех, кому нужен персонал. При этом биржа, которая берет деньги буквально за все, начиная с составления резюме и заканчивая фиксированной платой за предоставление информации о каждой вакансии, далеко не всегда обеспечивает работой тех, кто к ним обращается. Мы не гарантируем трудоустройство. Но при этом, поскольку наши услуги для работодателей достаточно дороги, только солидные компании могут позволить себе подбирать персонал через такое агентство как наше и через другие рекрутинговые агентства в Петербурге, уровень компаний достаточно высокий, соответственно, специалисты могут найти через нашу компанию достаточно хорошую работу.



Татьяна Валович: Как раз ваша компания и принесла, можно сказать, в Петербург понятие «профессиональный рекрутинг». Я знаю, что очень многие наши слушатели не любят иностранные слова. Но «рекрут» достаточно часто используемое слово в российской истории, и всем понятное. Поэтому будем пользоваться этой терминологией. Если кому не нравится, то – компания по подбору персонала.


Вы сказали о том, что для работодателя ваша услуга достаточно дорогая. Насколько же сейчас, по сравнению, скажем, с тем временем, когда только начинался ваш бизнес, сейчас компании идут на то, чтобы платить деньги. Ведь сначала вообще не понимали – почему я должен платить за то, что мне найдут работника?



Елена Добромыслова: Компании идут и достаточно много. В день мы получаем в среднем 3-5 заявок, просто входящих по телефону, на подбор сотрудников. Конечно, по сравнению с 1991 годом этот рынок очень вырос. Потому что, когда мы создавались в 1991 году, единственными нашими клиентами были иностранные компании. Как раз в это время они открывали свои представительства.



Татьяна Валович: Где бизнес рекруторский был развит.



Елена Добромыслова: Естественно, Coca - Cola , Procter&Gamble , Gillette открывали свои офисы в Петербурге. По всему миру эти компании пользуются только услугами профессиональных агентств. Они не ищут персонал среди знакомых.



Татьяна Валович: У вас есть какая-то специализация по подбору персонала, или вы подбираете всех – от грузчиков до высшего менеджмента?



Елена Добромыслова: Грузчиков мы не подбираем на сегодняшний момент. Мы подбираем средний и высший менеджмент и профессионалов по всем специализациям. Если нашему клиенту нужен профессиональный токарь, то мы готовы его подобрать.



Татьяна Валович: Что нужно делать в этом случае соискателям работы?



Елена Добромыслова: Соискателям нужно присылать в наше агентство резюме, следить за вакансиями на нашем сайте, а также смотреть за объявлениями, которые мы достаточно часто даем в средствах массовой информации. Все, что требуется – это заявить о себе, прислать резюме, пройти собеседование с нашим специалистом и, если у человека хороший профессиональный опыт, главное – желание работать, то шансы получить от нас предложение достаточно высоки.



Татьяна Валович: Мы слышали, какая характеристика рынка труда давалась Государственной службой занятости. На ваш взгляд, вы достаточно далеко работаете, каковы сейчас особенности современного рынка труда в Петербурге? Вы могли бы дать какую-то характеристику?



Елена Добромыслова: Особенность в том, что на самом деле востребованы абсолютно все специалисты. Рост спроса на работников ощущается во всех сферах. На первом месте я бы, наверное, выделила IT сферу, высокие технологии. Ни для кого не секрет, что у нас сейчас строятся технопарки в особых свободных экономических зонах. Поэтому рост спроса на этих специалистов будет тоже только расти. IT телекоммуникации, наверное, на первом месте. Безусловно, технические специалисты.


В ближайшие несколько лет мы будем очень остро ощущать результат вот этого демографического спада конца 80-х – начала 90-х, когда не шли наши молодые люди в технические вузы. Быть инженером было не модно, не престижно. Все понимали, что никаких денег за этим не будет. Поэтому все шли в торговлю. А сейчас спрос на инженеров и технических специалистов очень большой. Потому что строятся заводы, строятся иностранные заводы, автомобильный завод «Тайота», финский завод по производству электронных компонентов. Везде нужны, прежде всего, грамотные технические специалисты, а их нет.



Татьяна Валович: Насколько сложно устроиться молодым специалистам, особенно если это студенты, которые не имеют опыта работы? Любое предложение посмотри – нужно не меньше хотя бы двух лет опыт работы. Работаете ли вы с этим сегментом?



Елена Добромыслова: Мы работаем. Я бы с вами не совсем согласилась. Молодые специалисты нужны. Опять же, если мы говорим об IT -специалистах, то среди рекрутеров вплоть до шутки… Ходит такая шутка, что если любой IT -специалист с хорошим знанием английского языка вывесит свое резюме в Интернете, ему достаточно досчитать до 10, и сразу на почте он увидит несколько сообщений с предложениями работы. На самом деле это так. Естественно, студентам нужно пытаться получать…



Татьяна Валович: Отметили хорошее знание английского языка.



Елена Добромыслова: Без хорошего знания английского языка никак. Это, наверное, один из основных советов, которые бы я хотела дать студентам. Английский нужно учить, учить как можно раньше. Потому что, безусловно, это…



Татьяна Валович: Это один из залогов, можно сказать, да?



Елена Добромыслова: Это один из залогов. Это не гарантирует трудоустройство, но это сразу повышает шансы, главное – повышает стоимость. Не секрет, что иностранные компании, безусловно, предлагают гораздо лучшие условия, чем, к сожалению, пока наши российские.



Татьяна Валович: Как мы слышали, действительно, многие заводы банкротятся. Специалисты высвобождаются, которым, скажем, 45 лет сейчас, но они хорошие специалисты. Насколько этому контингенту сложно подобрать какие-то вакансии?



Елена Добромыслова: Это большая проблема. Я не буду здесь кривить душой и говорить, что человек в 45 лет имеет такие же шансы, как и молодой специалист, это не так. А, учитывая, что у нас, к сожалению, пока очень плохо развита пенсионная программа, люди, которые оказываются без работы, не могут прожить на пенсию, то это проблема. Хотя открыто компании не могут заявлять о том, что у них есть возрастной ценз, который иногда ниже, чем пенсионный, действительно, после 40 лет уже мало кто может рассчитывать на хорошее предложение.



Татьяна Валович: У нас есть вопрос от нашего слушателя. Пожалуйста, вы в эфире.



Слушатель: Здравствуйте, Георгий из Санкт-Петербурга. Несколько лет назад я в парке разговорился с одним фрезеровщиком, который мне подробно рассказал о том, что он только через 18 лет плюс еще он имел изобретения постиг все секреты этой работы. Он имел массу учеников, но сейчас, говорит, хочу выйти на пенсию. Стало быть, вам нужно искать кадры среди не менее 30-летних людей, как я понял, если это не гениальные самородки.



Татьяна Валович: Это как раз к вопросу о возрастном цензе, который предъявляет работодатель. Иногда ведь только к 40-45 годам набираешься того опыта, особенно если это руководящий состав.



Елена Добромыслова: Вопрос очень хороший. На самом деле - да. Если говорить о профессиональных, высококвалифицированных рабочих (токарях, фрезеровщиках), то, наверное, здесь возрастной ценз, конечно, сдвигается. Моложе 30-35 лет здесь работодатель не готов рассматривать таких кандидатов. Тоже самое относится и к строителям. Высокопрофессиональный строитель особенно на руководящих должностях - это 40-45 лет. Конечно, это правило едино не для всех, но если говорить об офисных работниках, то здесь, к сожалению, возрастной ценз присутствует. Но отчаиваться не нужно. Безусловно, многие компании ценят своих работников. Есть возможность проработать там до пенсии, а иногда и дальше.



Татьяна Валович: У нас есть еще вопрос от слушателя. Пожалуйста, вы в эфире.



Слушатель: Рязань, Сергей Николаевич. Я излагаю свой метод по уменьшению безработицы. Каким способом? Высшие учебные заведения должны принимать на учебу только тех лиц, которые финансируются от предприятий. Предприятие заказывает специалиста, избирает, назначает прямо персонально.



Татьяна Валович: Понятно. Вы говорите о целевом наборе. Это практиковалось некоторое время в России, будучи, когда Советский Союз был. Насколько сейчас это есть? Знаете ли вы о таких программах?



Елена Добромыслова: Да, такие программы существуют. Это практикуется в основном западными компаниями. Но я знаю два пример - это финский завод "Элкатэк" по производству электронных компонентов. Я знаю, что у них есть программа со средними заведениями, техникумы, которые выпускают электронщиков, техников-электронщиков. Поскольку им требуются специалисты с совершенно конкретным набором знаний, по совершенно конкретной специальности, то они спонсируют группы, где готовят готовых специалистов именно для их компании. Естественно, эти специалисты обязаны какое-то время проработать именно в компании "Элкатэк". Такая же ситуация с компанией "Моторола", которая готовит для себя IT специалистов.



Татьяна Валович: Мы говорили о возрастном цензе. Как вы наблюдаете, есть ли какая-то другая дискриминация, скажем, по половому признаку? Кому устроиться труднее - женщине или мужчине? Есть ли такие исследования или ваши замечания.



Елена Добромыслова: Ни для кого не секрет, думаю, что эта ситуация не только для России, а, наверное, по миру везде присутствует, другое дело, что у нас гораздо более терпимы наши и мужчины, и женщины к такой дискриминации. Они редко обращаются в суд или в какие-то инстанции. Конечно, очень часто компания говорит прямо, что на этой позиции мы хотим видеть мужчину. Я не говорю здесь о таких традиционно мужских профессиях. Понятно, что редко можно встретить женщину - главное инженера или директора производства. Но если говорить о руководящем составе, позиции коммерческого директора, генерального директора, тоже говорят о том, что хотят видеть мужчину, хотя женщина может иметь далеко не худшую квалификацию.



Татьяна Валович: "Женская доля - это низкие зарплаты и не престижные профессии". Я ни в коем случае не говорю, что это относится к России. Это просто цитата из доклада Великобритании. В Британии, где женщины давно борются за равноправие, они зарабатывают на 17 процентов меньше мужчин. Это официальные данные. Совсем недавно был опубликован этот доклад. Можете ли вы дать какой-то анализ рынка заработных плат в Петербурге? Кто же считается самым высокооплачиваемым?



Елена Добромыслова: Могу сказать, что последние 2-3 года рынок зарплат по Петербурге растет в среднем на 10-15 процентов по всем категориям специалистов, по некоторым - это 20-25 процентов. Но здесь я бы опять сказала о специалистах в области высоких технологий. Очень востребованы, на самом деле, специалисты по управлению персоналом. С каждым годом они востребованы все больше и больше. Банковские специалисты, финансовые специалисты, потому что банковская сфера растет. Очень растет розница. Приходят новые сетевые гипермаркеты в Петербург и иностранные, и российские. Конечно, специалисты в области розницы будут востребованы еще ближайшие 3-4 года.



Татьяна Валович: У нас есть еще вопрос от слушателя. Пожалуйста, вы в эфире.



Слушатель: Владимир Иванович, Москва. Решать вопросы занятости узколобо, частично, в Петербурге - нельзя. Сама проблема более широкая, нежели вам так кажется. Во-первых, надо начинать с таможни. Учет завоза потребительских товаров, которые уменьшают тарифную систему у нас на внутреннем рынке. С этого тоже нужно начинать. Следующий момент, когда сама тарифная система никакая, полнейшее отсутствие прозрачной системы платежа, как в сторону государства, так и со стороны государства. Именно это и является бичом - отсутствие нормальных кадров на внутреннем рынке. Я вижу такую перспективу, что при колоссальных внутренних резервах денежных резервов, вместо того, чтобы вкладывать на развитие производства, нужно вкладывать на развитие непосредственно кадров в стране. Это повысит и зарплату и занятость населения как такового по форме.



Татьяна Валович: Спасибо Владимир Иванович. Очень хорошо и грамотно. Я думаю, что вашу ремарку нужно адресовать в Министерство экономики и развития. Кстати, отмечу, что теперь нет в России Министерства труда отдельно, как было раньше, которое и занималось всеми этими проблемами. Мы сегодня обсуждаем конкретные проблемы Петербурга, потому что мы находимся в Петербурге. Елена, но я знаю, что вы работаете еще и в Новгороде.



Елена Добромыслова: Да, у нас есть еще офис в Великом Новгороде. Офис уже 6 лет существует.



Татьяна Валович: Это уже Центральная Россия, скажем так, можно сказать, глубинка. Какова ситуация с рынком труда там?



Елена Добромыслова: На самом деле, открывались мы в Новгороде опять же под запрос иностранной компании. Это завод "Дирол", который тогда строил в Новгороде свое производство. Но сейчас, как в Петербурге, так и в Новгороде у нас достаточно большое количество и российских компаний. На самом деле, российские компании тоже готовы платить деньги за подбор персонала, за подбор профессионального персонала. Хочу сказать, что многие российские компании предлагают условия не хуже, чем иностранные; более того, то, что называется с "белыми зарплаты", со всеми отчислениями.



Татьяна Валович: Что немаловажно потом для пенсии.



Елена Добромыслова: Что немаловажно для работников и для пенсии, и для кредитов, и для всех социальных аспектов.



Татьяна Валович: Можно сказать, что и в российской глубинке с приходом туда каких-то новых технологий, изменяется ситуация?



Елена Добромыслова: Я бы не называла, на самом деле, Великий Новгород глубинкой. Там достаточно много и иностранных компаний, и целых четыре агентства существует в Новгороде, из них два - это наше агентство. Спрос на наши услуги в Новгороде есть, что показатель достаточно высокой развитости региона.



Татьяна Валович: У нас есть еще вопрос от слушателя. Здравствуйте, слушаем вас.



Слушатель: Правильно было сказано и о приеме в институт молодых людей. Моя дочь, когда поступала, то на собеседовании сразу спросили - а почему вы выбрали инженерно-строительный институт? Они сразу сказали, что хотя видеть молодых людей - не девушек, а парней. Когда уже прошли экзамены, то девочки все на пятерки сдавали, а мальчишек просто вытягивали, и старались их принять.



Татьяна Валович: Понятно, вы говорите о том, что в определенных профессиях уже предпочтительны преференции по половому признаку.


Елена, вы сказали, что в области подбора персонала достаточно много работает компаний сейчас с развитием этого направления. Сколько их в Петербурге насчитывается?



Елена Добромыслова: По последним данным я видела цифры что-то порядка 150. Но я не уверена только ли это компании по подбору персонала, то есть рекрутинговые агентства или биржи по трудоустройству тоже в это число входят, но порядок такой.



Татьяна Валович: А как вы работаете между собой? Это чистая конкуренция? Переманиваете ли вы клиентов друг у друга или предоставляете открыто свои базы данных?



Елена Добромыслова: Хороший вопрос. Я недавно встречалась со своей коллегой-конкурентом. Мы обсуждали с ней такой момент, что рынок подбора персонала изначально не монополизируемый, поскольку по негласному этическому кодексу работы с нашими клиентами, мы не можем переманивать специалистов у компании, для которой мы подбираем персонал. Одна компания, или две, или три по подбору персонала не могут охватить весь рынок Петербурга. Поэтому у нас разные клиенты. Да, есть клиенты, с которыми мы пересекаемся, но по большей части у профессиональных игроков этого рынка есть ключевые компании, в которые они подбирают персонал, соответственно, не переманивают персонал у этих компаний.



Татьяна Валович: Есть ли разница в требованиях, предъявляемых к работнику чисто российских компаний, совместных, иностранных компаний, работающих в Петербурге?



Елена Добромыслова: На самом деле, такая разница была где-то лет 5-10 назад. Сейчас требования сглаживаются. Опять же это очень зависит от принадлежности компании. Американские компании, японские компании предъявляют очень разные требования. Интересно, что есть такие универсальные книги, посвященные тому, как проходить интервью, как искать работу. Они не могут быть универсальными, потому что то, что годится для американской компании, совершенно не подходит для японской компании, где совершенно другая корпоративная культура, где далеко не приветствуется такое открытое общение, рукопожатие.



Татьяна Валович: У нас есть еще вопрос от слушателя. Пожалуйста, вы в эфире.



Слушатель: Маленький вопрос. Я отец молодого юноши, который закончил Московский институт сплавов по промышленной электронике. Он проработал 1 год и 8 месяцев. В силу обстоятельств он переезжает в Санкт-Петербург. Как узнать о посреднической фирме?



Татьяна Валович: Куда обращаться?



Елена Добромыслова: Мы с удовольствием побеседуем и дадим все рекомендации вашему сыну. Обращаться можно в нашу компанию "Бизнес Линк Персол" по телефону в Петербурге 812-327-89-96. Также всю информацию можно посмотреть о наших вакансиях на нашем сайте www . blp . ru .



Татьяна Валович: Чтобы вы порекомендовали молодым ребятам, студентам, которые сейчас уже заканчивают старшие курсы, как искать работу?



Елена Добромыслова: Я бы посоветовала студентам уже старших курсов (4-5 курсов) пытаться найти возможность пройти практику, профильную практику на любом предприятии Петербурга. Потому что многие предприятия с готовностью берут студентов на практику, преддипломную практику, профессиональную практику.



Татьяна Валович: И там уже пытаться как-то зацепиться, да?



Елена Добромыслова: Можно и там пытаться зацепиться. Но, на самом деле, все-таки имея в резюме строчку о том, что человек где-то работал, пусть это была практика, а не работа в чистом виде, работодатель обращает на это внимание. Если студент совсем с чистого листа (только учился, никогда в офисе не был, вообще, не понимает, что такое работа, трудовой распорядок), конечно, ему сложнее.



Татьяна Валович: Ваша компания, кроме подбора персонала, еще предоставляет какие-то услуги? Человек может прийти к вам проконсультироваться или какой-то тренинг пройти для себя?



Елена Добромыслова: Консультация по вопросу поиска работы (как составить резюме, как проходить собеседование) входит в процесс собеседования. Если человек к нам приходит, если мы его приглашаем, то мы даем все консультации. Для человека это бесплатно. Если говорить о других услугах, коммерческих услугах, которые предоставляет наше агентство, то мы предоставляем также услугу по проведению тренингов, корпоративных бизнес-тренингов разной направленности.



Татьяна Валович: Но это уже для компаний?



Елена Добромыслова: Это для компаний.



Татьяна Валович: Оплачивают работодатели?



Елена Добромыслова: Оплачивают работодатели, совершенно верно.



Татьяна Валович: Заинтересованные в усовершенствовании своего персонала.


Елена, вы уже немножко коснулись рынка литературы, который представлен на сегодняшний день вообще о том, как проходить собеседование, как себя вести. Сказали, что не всегда адекватен материал. Что же вы посоветуете? Читать все - невозможно. Как выбрать золотую середину, если человеку необходимо сейчас срочно менять работу?



Елена Добромыслова: На самом деле, очень много информации в Интернете и информации неплохой.



Татьяна Валович: Вы представляете, какое количество может сейчас воспользоваться Интернетом?



Елена Добромыслова: Тоже верно. Литературы много. По большей части она вся грамотная и дает общее представление о том, как искать работу, как проходить собеседование. Я в основном говорила о том, что нужно, безусловно, помимо того, что прочитать какие-то общие сведения, узнать, как можно больше информации о компании, куда человек идет проходить собеседование. Если это агентство, то это проще. Потому что здесь могут предложить совершенно разную работу в разных компаниях. Если человек идет на собеседование в компанию, то, прежде всего, ему нужно точно узнать, что за компания, кто нужен, какие требования у этой компании.



Татьяна Валович: Как вы считаете, в ближайшее время как будут меняться требования работодателей с тем же изменением рынка труда, с приходом новых сетевых супермаркетов, строительства совместных заводов?



Елена Добромыслова: Требования, боюсь, что они будут в какой-то мере снижаться. Потому что западные компании имеют достаточно высокие требования к своим работникам. При этом количество таких работников, обладающих всеми необходимыми качествами, ограничено. Мы сталкиваемся с тем, что достаточно большой приток специалистов из других регионов. Поскольку у нас есть офис в Новгороде, то очень часто мы привлекаем наши новгородские ресурсы именно соискателей под предложения в Петербурге. Не хватает питерских специалистов.



Татьяна Валович: Несмотря на то, что существует безработица, да? Переквалифицироваться очень сложно.



Елена Добромыслова: Переквалифицироваться очень сложно, а специалистов, которые требуются, их часто не хватает. Здесь есть некое соответствие тех специалистов, которые без работы, которые не могут найти для себя вакансии, и вакансии, под которые нет готовых специалистов.



Татьяна Валович: Это как раз к вопросу о формировании рынка труда, о политике в этой сфере всего Российского государства.


Елена, а как вы взаимодействуете на своем рынке, когда обмениваетесь или решаете проблему с другими рекрутинговыми компаниями?



Елена Добромыслова: У нас есть налаженное взаимодействие, которое очень эффективно, поскольку мы обмениваемся, так называемыми, "черными" списками работодателей, компании которые некорректно себя ведут по отношению к агентствам, часто не оплачивают наши услуги, поскольку нашу услуги оплачиваются только в момент, когда компания решает, что она берет человека на работу. Вся предварительная работа по показу резюме, по подбору бесплатная. Часто компании ведут себя так некорректно.



Татьяна Валович: А по отношению к тем, кто получает работу, бывает, что компании ведут себя некорректно? Скажем, возьмут на два месяца на испытательный срок, где, естественно, зарплата ниже, а потом говорят, что человек не подошел, хотя человек выполняет работу.



Елена Добромыслова: К сожалению, бывает. Я помню, что лет 5-7 назад такие случаи были очень часты. Но опять же все-таки наши клиенты - это компании достаточно стабильные, успешные, которым нет необходимости заниматься тем, о чем вы говорите. Сейчас все-таки у нас и работники достаточно умные стали. На самом деле, все читают Трудовой кодекс и знают, куда обращаться, вплоть до судебных инстанций. Часто такое бывает. Никому не хочется судиться. Поэтому проще выплатить компенсацию работнику.


XS
SM
MD
LG