Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Рыжков: государство не заменит собой «Открытую Россию»


С закрытием «Открытой России» благотворительная деятельность в сфере образования может быть заморожена

С закрытием «Открытой России» благотворительная деятельность в сфере образования может быть заморожена

На счетах «Открытой России», заблокированных по решению Басманного суда 16 марта на основании ходатайства Генпрокуратуры «в рамках уголовного дела в отношении нефтяной компании ЮКОС», находятся средства для финансирования образовательно-просветительских, социальных и правозащитных программ в 48 регионах России. Член правления организации депутат Государственной Думы Владимир Рыжков считает, что арест счетов – еще один пример давления власти на независимые институты гражданского общества.


- На сегодняшний день, - говорит Владимир Рыжков, - «Открытая Россия» является самой крупной в России благотворительной и просветительской организацией. Общее число сотрудников, работающих в «Открытой России» - около тысячи человек. Число людей, которые вовлечены в различные программы «Открытой России» измеряется десятками тысяч. Фонд оказывает огромную благотворительную помощь школам, детским садам, организациям инвалидов. На это тратятся десятки миллионов рублей ежегодно. Арест счетов такой крупной благотворительно-просветительской организации - это один из самых тяжелых ударов, нанесенных российской властью по гражданскому обществу с момента закрытия фонда Сороса в России.


По мнению Владимира Рыжкова, закрытие «Открытой России» станет безвозвратной потерей для благотворительного и просветительского движения в России, которое еще недостаточно развито.


- Ни одна государственная структура не может делать того, что делает «Открытая Россия». Речь идет о семинарах, просветительских проектах, работе волонтеров. Такую работу могут выполнять только общественные организации.


Общественно-просветительский фонд «Открытый Томск», партнер «Открытой России», занимался в Томске двумя проектами: организацией деятельности школы публичной политики и центра «Помоги советом». Возможность открыто спорить об экономических и политических проблемах страны, о внешней политике и судебной системе России привлекала на эту площадку многих представителей томской элиты, в том числе чиновников и активистов «Единой России». Однако у партнеров «Открытой России» в Томске всегда были проблемы с проведениями этих семинаров. Мария Кречетова, директор общественного фонда "Открытый Томск".


- Власти считают, - говорит директор общественного фонда «Открытый Томск» Мария Кречетова, - что на мероприятиях Школы публичной политики допускается критика президента и партии «Единая Россия». А этого, по их мнению быть не должно. Более того, нас упрекают в политической ангажированности. Но какая может быть ангажированность, если среди слушателей школы – представители всех без исключения политических партий и даже государственные чиновники. Что касается критики, которая звучит на наших семинарах, я считаю, что это признак здорового, цивилизованного общества.


Известный томский бизнесмен и активный участник проекта «"Открытая Россия" в Томске» Юрий Лирмак признается что извлек немало пользы из семинаров школы публичной политики.


- Я, например, ничего не знал о механизме обращения в Европейский суд. И вообще - когда слушаешь людей, которые не боятся говорить, самому не так страшно. В этих случаях убеждаешься: надежда у России есть.


Штатные сотрудники томского отделения «Открытая Россия» по привычке приходят на работу, но что их ждет - никто не знает. На апрель намечены новые семинары и «круглые столы», но прокурорские работники не дают никаких внятных объяснений. Официальных бумаг об аресте банковских счетов в фонд также не поступало.


- Мы существовали исключительно на деньги «Открытой России», - говорит Мария Кречетова. - Местный бизнес боится нас финансировать по понятным причинам. Про власть я вообще молчу.


Томские партнеры «Открытой России», как и десятки других региональных отделений, в ближайшее время могут прекратить свое существование. По мнению руководителя Института проблем глобализации Михаила Делягина, участника программ в рамках школы публичной политики, претензии к «Открытой России» со стороны правоохранительных органов объясняются очень просто:


- Не секрет, что «Открытая Россия» - это благотворительный проект Ходорковского, который продолжался и после его ареста и осуждения. Проверки «Открытой России» были достаточно тщательными и, насколько я могу судить, в ходе этих проверок никаких существенных нарушений выявлено не было. Я думаю, что проблема не в деле ЮКОСа и не в источниках финансирования, а в том, что поставлена задача - искоренить всякое присутствие всего, что связано с Ходорковским, в общественной жизни страны.


Директор Института политических исследований Сергей Марков согласен с тем, что государству не удастся в полной мере компенсировать закрытие программ и проектов фонда «Открытая Россия».


- Арест счетов фонда «Открытая Россия» нужно понимать как очередной этап противостояния российской власти и олигархов, ушедших в жесткую оппозицию этой власти - Ходорковского, Невзлина и Березовского, - говорит политолог. - Они продолжают вести масштабную работу по дестабилизации существующего российского политического режима. Соответственно, режим отвечает им ударом на удар. Жертвой этой войны и стала «Открытая Россия». Это очень жаль. Если фонд свернет свою деятельность в России, это будет достаточно сильным ударом по развитию гражданского общества. Кремль просто обязан компенсировать эти резко выпадающие доходы из российского неправительственного сектора другими программами. Однако это будет трудно сделать. Деньги есть, но российский правящий класс предпочитает их разворовывать, а не пускать на развитие гражданского общества. Владимиру Путину еще не удалось создать нормальную модель поддержки развития гражданского общества.
XS
SM
MD
LG