Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Главные полномочия Иванова в том, что он близкий друг Путина»


Возможный сменщик президента России расширил свои полномочия

Возможный сменщик президента России расширил свои полномочия



Активисты Лиги за отмену призыва передали сегодня в администрацию президента России 9 тысяч подписей за отставку министра обороны России Сергея Иванова. Организаторы акции считают, что министр должен нести личную ответственность за дедовщину в российской армии, в частности, за случай с рядовым Андреем Сычевым.


Впрочем, об отставке министра речь пока явно не идет. Накануне Сергей Иванов получил новую должность. Президент Владимир Путин назначил его руководителем Военно-промышленной комиссии при правительстве России. Как говорят эксперты, новая структура, которая будет контролировать бюджет в 25 миллиардов долларов, будет подчиняться председателю кабинета министров лишь номинально.


Новое назначение Сергея Иванова ряд российских СМИ оценивает как повышение его аппаратного статуса в обостряющейся борьбе за звание преемника Путина. «В ответ на удачные ходы Дмитрия Медведева в ранге руководителя национальных проектов Сергей Иванов указом президента получил под свой контроль бюджет военно-промышленного комплекса, который оценивается в 25 миллиардов долларов», - пишет издание Newsru . com. «Создание новой структуры ослабляет позиции премьера Михаила Фрадкова и некоторых “ экономических ” министров», - считает газета «Коммерсант». Исходя из текста указа, глава Военной комиссии обладает правом принимать решения в обход правительства. О статусе нового органа издание «Время новостей» пишет так: «Фактически это еще одно правительство в правительстве, которое приближает аппаратные ресурсы Сергея Иванова к аппаратным ресурсам Дмитрия Медведева и делает еще более слабыми позиции премьера Михаила Фрадкова».


Независимый обозреватель Павел Фельгенгауэр сомневается в эффективности комиссии, имевшей аналог в советские времена: «Это было одно из важнейших и самых могущественных ведомств, которое определяло не только военно-техническую политику, но также во многом и внешнюю политику, и внутреннюю, и экономическую. В нашем ВПК до сих опор сохранились добрые воспоминания об этом времени.


Но советский ВПК развалился на части. Производить современную продукцию без западных комплектующих он не в состоянии. А тотальная секретность советского типа... Неизвестно, сколько стоит один новый танк, одна новая ракета. Есть сведения, что за последние три года закупочная цена ракеты "Тополь-М" возросла в четыре раза. Но это неофициальные сведения, все полностью засекречено, а это порождает совершенно чудовищное воровство и коррупцию. Поэтому создание комиссии советского типа ничего не изменит. Тем более что она будет что-то там координировать, а распределять вместе с еще кучей других ведомств».\


Эксперт отмечает, что системный кризис оборонных отраслей реально существует, современные образцы оружия Россия создавать не в состоянии, а выделенные на это средства уходят неизвестно куда.


Но решить эту проблему предложенным способом едва ли удастся: «Единственный способ - это открытость военных контрактов, открытые тендеры, открытость в том, сколько и на что уходит денег. А эта новая комиссия будет работать в том же самом режиме полной секретности».


Павел Фельгенгауэр полагает, что оценивать новое назначение Срегея Иванова в аппаратных критериях бессмысленно: «Его главные полномочия в том, что он близкий друг и доверенное лицо президента Путина».


«Завалы чрезвычайных структур когда-нибудь придется разгребать»


Руководитель аналитической службы Российского общественно-политического центра, социолог и политолог Святослав Каспэ (с ним побеседовал обозреватель Радио Свобода Кирилл Кобрин) приводит два возможных объяснения созданию новой структуры: «Один мотив - это такое простое, очень понятное на самом деле желание. Когда у вас есть старый, ржавый, прогнивший автомобиль, вы можете его до бесконечности латать (и даже некоторые находят в этом удовольствие), но самое естественное желание - это сдать его на металлолом и приобрести новый, который будет работать лучше, который будет бегать, ездить и так далее.


Проблема в том, что так, к сожалению, нельзя обращаться с государством. Может быть, очень бы хотелось выбросить это государство на помойку и с нуля сконструировать новое. Несколько раз, кстати говоря, в отечественной истории такие попытки предпринимались, в частности, Петром Великим, но к особым результатам это все-таки не приводило.


Второй мотив тоже логичен и даже рационален. Когда ставится чрезвычайная по своему характеру задача (это более понятно в случае национальных проектов и менее понятно в связи с этой военно-технической комиссией), то для решения чрезвычайных задач логично учредить специальную чрезвычайную структуру. Это довольно распространенная тактика. Скажем, можно вспомнить учреждение [ президентом США Франклином Делано ] Рузвельтом в 1933 году в целях преодоления последствий Великой депрессии чрезвычайной структуры под названием Национальная администрация восстановления».


Наш собеседник обозначает риски, связанные с созданием подобных «чрезвычайных» структур: «Во-первых, регулярная административная структура при этом продолжает существовать, но внимания ей уделяется меньше. Она продолжает функционировать в своем немодернизированном виде, крутиться вхолостую и окончательно превращается в черную дыру, которая пожирает колоссальные ресурсы безо всякого видимого результата. Во-вторых, велик соблазн сделать учреждение чрезвычайных структур стандартным ответом на любой вызов, этим самым довести аппарат управления до полной громоздкости и отсутствия всякой внутренней логики. Так, например, вели себя в первые годы советской власти большевики, которые на каждый чих что-нибудь учреждали. Когда-нибудь эти завалы все же придется разгребать. Завалы чрезвычайных структур».


Никакой чрезвычайной ситуации в военно-промышленным комплексе России не наблюдается. По крайней мере, нет никакой информации на сей счет. «Поскольку эта сфера чрезвычайно закрыта, остается только гадать о сумме рациональных обоснований для учреждения этой структуры. Там все-таки могут, конечно, присутствовать и некоторые стратегические соображения. Вдруг, например, действительно можно добиться новых прорывов в этой сфере в ближайшее время. С другой стороны, здесь, наверное, присутствуют и мотивы политические», - отмечает наш собеседник.


Сергей Иванов получил новую ответственную должность в разгар разворачивающейся в обществе кампании за его отставку. Сегодня в администрацию президента принесли тысячи подписей с таким требованием, собранных по всей стране.


Как говорит одна из организаторов акции студентка Мария Смирнова, за пять лет пребывания г-на Иванова на посту министра обороны «не было сделано ровным счетом ничего для улучшения положения в армии, не было принято никаких мер, не было проведено никаких мало-мальски серьезных реформ. Дедовщина как была, так и остается, причем с каждым разом случаи, которые становятся известны прессе, становятся все более и более жестокими, циничными. Всем известна поговорка, что рыба гниет с головы, а армия с главнокомандующего. Мы считаем, что только кардинальные меры могут улучшить ситуацию. Возможно, тот, кто станет министром обороны после Сергея Иванова, задумается немножко о своей ответственности перед населением России».


XS
SM
MD
LG