Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Проблемы трудоустройства молодежи в России


Программу ведет Евгения Назарец. В программе принимают участие - Евгений Сильчук, председатель правления Ассоциации профсоюзных организаций студентов вузов Свердловской области, Сергей Зеленин, директор молодежной Биржи труда одного из районов Екатеринбурга, Сергей Труфанов, председатель профкома Уральского государственного университета и Игорь Тихоненко, директор кадрового агентства «Инфра», город Омск.



Евгения Назарец: Во Франции уже несколько дней продолжается акция протеста и молодежные выступления. Они вызваны изменениями в законодательстве, которые позволяют без объяснения причин увольнять молодых специалистов до 26 лет.


Возможно ли такое в России? Мы надеемся, что после нашего сегодняшнего разговора каждый, кто нас слушает, найдет для себя ответ на этот вопрос.


А газета «Уральский рабочий» пишет на первой полосе: «Нехватка кадров на свердловских предприятиях страшная, но даже в такой ситуации работодатели прямо-таки шарахаются от студентов».


Насколько это верно для Омска, рассказывают герои материала журналиста Омской телерадиокомпании «Антенна-7» Вячеслава Сурикова.



Вячеслав Суриков: Анастасия Форкуш в прошлом году получила специальность экономиста. В ее планы входило, и входит продолжение обучения в качестве соискателя ученой степени. О чем она сразу же заявляла на собеседовании у работодателей. По словам молодого экономиста, желание совместить работу с учебой резко снижало ее шансы получить рабочее место.



Анастасия Форкуш: Нужно было сдавать кандидатский экзамен. То есть не все на это шли, чтобы просто отпускать сотрудника с рабочего места, то есть, грубо говоря, раз в месяц.



Вячеслав Суриков: Другая моя собеседница Наталья Чернова после окончания университета обнаружила, что знания и навыки, полученные ею за годы обучения в высшем учебном заведении, не соответствуют требованиям рынка труда. Она получила специальность психолога, и сразу принципиально отказалась работать в бюджетных организациях. И ей пришлось начинать с чистого листа. Причем практически все предложения работодателей сопровождались жесткими условиями.


По мнению большинства молодых соискателей, у работодателей всегда были завышенные требования и заниженная заработная плата. Марина Воробьева окончила новосибирский вуз. Первые попытки устроиться на работу принесли ей разочарование.



Марина Воробьева: Сложность состоит в том, что это большие ожидания, наверное, после окончания вуза, и по оплате в том числе.



Вячеслав Суриков: Дарья Шихалева, экономист одной из омских крупных строительных организаций, - пример успешного трудоустройства. Еще на пятом курсе обучения в университете после прохождения практики она получила предложение работать на постоянной основе. Окончив университет в прошлом году, она даже успела продвинуться по служебной лестнице, и сейчас чувствует себя очень уверенно.



Дарья Шихалева: В принципе, меня все устраивает. Я чувствую себя вполне уверенно. Потому что у меня есть договор, у меня есть стабильная заработная плата, адекватный начальник.



Вячеслав Суриков: Анастасия один вуз уже закончила в прошлом году и продолжает свое обучение в другом. При этом она еще успевает работать менеджером по персоналу. Она утверждает, что главное – это правильная тактика поиска работы.



Анастасия: Умение себя преподнести, выработка тактики поиска работы. То есть нужно упорядоченно просматривать газеты, знать, куда разослать резюме, и умение преподнести себя непосредственно на собеседовании. Если ты будешь обращать внимание на те предложения, которые не соответствуют твоему опыту, и терять на это время... я считаю, что этого тоже делать не нужно. Нужно уже ориентироваться на то, что ты умеешь, на то, что ты знаешь, и смотреть на перспективу.



Вячеслав Суриков: Анастасия уверена, что многим ее ровесникам мешает неумение правильно представить себя работодателю, недостаток настойчивости и отсутствие позитивного настроя. Даже те, кто получает негативный опыт при первых попытках трудоустройства, при достаточной настойчивости могут его преодолеть. И если выпускник желает найти работу в Омске, у него сегодня для этого достаточно шансов.



Евгения Назарец: По неизвестным мне причинам, собеседницами Вячеслава Сурикова были исключительно девушки. Ну а вот наши сегодняшние гости эфира, исключительно все - и в Омске и в Екатеринбурге – мужчины.


В Екатеринбургской студии Радио Свобода - Евгений Сильчук, председатель правления Ассоциации профсоюзных организаций студентов вузов Свердловской области и председатель профкома Уральского технического университета, председатель профкома Уральского государственного университета Сергей Труфанов и Сергей Зеленин, директор молодежной Биржи труда одного из районов Екатеринбурга.


Итак, поиски работы не менее трудны, но все-таки могут быть результативными и для молодого россиянина, точно так же, как, например, для ровесника-европейца. Это мое предположение. Но последнее значительное выступление молодежи в Екатеринбурге, например, было связано с отменой льгот на проезд в связи с монетизацией. Челябинский митинг против скупости государственной молодежной политики, который пройдет сегодня, тоже не идет в сравнение с нынешними французскими событиями.


И у меня вопрос, конечно же, к представителям студенческой среды в первую очередь. Как вы думаете, с чем это связано? Российская молодежь никого не винит в своих проблемах, если они есть? Или, может быть, цена студенческого протеста – это всего лишь проездной билет?



Евгений Сильчук: Я думаю, что российское студенчество сейчас готово выполнять свою основную роль - учиться. Есть условия у нас для того, чтобы учиться. И будущие специалисты, и текущие специалисты выходят на работу, и могут себе ее найти. Поэтому как таковой большой проблемы у нас нет. Поэтому если есть проблемы, связанные с жизнедеятельностью студенчества, то, конечно, мы, так или иначе, пытаемся их решать. И когда нас не слышат, мы проявляем свою энергию и активность в виде забастовок и так далее. Но на текущий момент, я считаю, такой проблемы в России нет.



Евгения Назарец: Возможно, ваш опыт продиктован тем, что вы представляете технический вуз, а нынче в России техническим специалистам несколько легче устроиться. Я правильно предполагаю?



Евгений Сильчук: Возможно, да.



Евгения Назарец: Тогда обратимся к гуманитарию. Сергей, какова ваша точка зрения, почему российские студенты, и вообще молодежь, которая трудоустраивается, не может выйти (или может, возможно) на митинг? Ведь нарушение прав тоже вроде бы есть, и проблемы есть.



Сергей Труфанов: Я так скажу, митинг – это всегда крайняя точка, крайний механизм, который может быть использован студентами для того, чтобы привлечь внимание к своим проблемам. На мой взгляд, проблема трудоустройства молодых специалистов, она не настолько запущена в нашем государстве.


Если говорить о технических и гуманитарных вузах и о проблемах трудоустройства, возможно, я бы дал альтернативную позицию. Потому что, на мой взгляд, выпускник гуманитарного вуза, он, может быть, выходит без какого-то конкретного представления о том, куда ему пойти, но он обладает некой базой фундаментальной, которая позволит ему применить свои навыки, свой опыт, полученный за годы обучения, в самой широкой сфере. Более того, судя по опыту Екатеринбурга, где очень активно развивается социальная инфраструктура, найти себя, применить себя выпускнику гуманитарного вуза достаточно легко.



Евгения Назарец: Итак, представители студенчества считают, что кто ищет, тот всегда найдет. Но, вместе с тем, Сергей Труфанов сказал, что ситуация, может быть, не настолько назрела, хотя проблемы, может быть, где-то и есть, чтобы выступать по этому поводу.


Может быть, у Сергея Зеленина опыт другой, и может быть, есть версии, насколько же ситуация должна назреть, чтобы российское студенчество и молодежь начали бы выступать?



Сергей Зеленин: Я бы на эту проблему с другой стороны посмотрел. То есть на самом деле у молодежи не такая проблема, что выгоняют с работы после того, как они устроились, а на самом деле как найти работу. И найти такую работу, которая бы их устраивала. Потому что, как правило, требования, которые предъявляет к работе молодежь, ну, не соответствует тому, что предлагают. И наоборот, то, что готовы предложить сами молодые люди, не устраивает работодателей. И поэтому молодых специалистов, и вообще молодежь, которая без специальности, допустим, оканчивает школу и пытается найти рабочие места, они не согласны идти на низкооплачиваемую работу. А работодатель, наоборот, хочет посмотреть, что собой представляет молодой человек, и, естественно, предлагает ему начать с нижней ступеньки подниматься по карьерной лестнице. Вот из-за этого конфликт и может возникнуть. Это основное, скажем так.


Но специалисты Службы занятости заявляют, и это правильно, что у нас на самом деле нет безработицы. То есть у нас рабочих мест достаточно в стране, чтобы каждый, кто желает найти работу по душе, всегда смог ее найти. Главное, научить студента, молодого человека именно правильно искать работу, правильно себя подать работодателю.



Евгения Назарец: И напомню, что этот час утренней информационной программы «Время Свободы» подготовлен Екатеринбургской студией Радио Свобода совместно с Омской телерадиокомпанией «Антенна-7». А оттуда с нами на связи директор кадрового агентства «Инфра» Игорь Тихоненко. Игорь, вам, наверное, легче, чем всем, кто начинал уже говорить, потому что вы все мнения послушали, а теперь осталось только подвести итог своим мнением тому, что сказано. Слушаем вас.



Игорь Тихоненко: Я должен уточнить, во-первых, что я одновременно еще являюсь директором Центра занятости Омского государственного университета и директором кадрового агентства «Инфра», и занимаюсь обучением студентов эффективному трудоустройству, веду специальный спецкурс.


Основной вопрос, который задавался, как я понял, - возможны ли у нас митинги?



Евгения Назарец: Да, повторение французских событий.



Игорь Тихоненко: Я думаю, что это маловероятно. И прежде всего потому, что митинг на самом деле ничего не решает. Студенты нацелены на решение в индивидуальном порядке своих проблем.



Евгения Назарец: Спасибо.


И есть еще одно мнение, которое нам бы хотелось привести. Но сначала к параллелям с французскими событиями. Тамошние власти захотели снизить уровень безработицы среди молодежи за счет формальной статистики, поэтому решили разрешить увольнять молодого специалиста до 26 лет без объяснения причин. Так считают недовольные французы.


Что говорит официальная статистика о молодежной безработице в России, об этом можно судить и по данным отдельно взятой Екатеринбургской службы занятости. Кстати, ее директору Анатолию Кудряшову мы тоже задавали вопрос о том, возможны ли митинги в России по этому поводу.



Анатолий Кудряшов: Если бы у нас молодежь и народ были бы менее терпимыми, более активными политически, то, наверное, не во Франции, а у нас бы начались такие волнения. Но учитывая то, что наш народ очень долго может терпеть, волнений наши руководители пока не ждут.


У молодых людей, поскольку они не имеют опыта работы, есть трудности в поиске работы. С другой стороны, должен сказать, что не все выпускники испытывают трудности. В частности, выпускники вузов имеют большую востребованность со стороны работодателей. Если даже окончивший вуз и имеющий специальность молодой человек, отличающуюся от той, которую просит работодатель, то, в принципе, он имеет больше шансов, нежели, допустим, тот молодой человек, не имеющий ни высшего, ни среднего образования.


Другое дело, что наши выпускники, а это более 36 процентов, идут работать не по своей специальности. Это, наверное, не их вина, а просто наша беда, когда на вакансиях учителей, врачей после долгих лет учебы предлагают заработную плату чуть больше прожиточного минимума. Естественно, люди на это не идут, а идут менеджерами, торговыми представителями - по тем вакансиям, которые сейчас востребованы и на которых им предлагают более достойную зарплату.


За весь год к нам обратилось более 170 тысяч, а молодежи – более 30 тысяч человек. В прошлом году к нам обратились 2180 выпускников. Из вузов обратились к нам 547 человек. Из них сразу были трудоустроены 435 человек. На сегодняшний момент выпускников, которые стоят у нас на учете, 43 человека, из них 34 – это девушки. Это тоже одна из проблем – женщины у нас в количестве безработных превалируют, в отличие от юношей.



Евгения Назарец: Итак, молодежь нужно учить искать работу. Как ищут работу сегодня, Евгений?



Евгений Сильчук: Нужно сказать, что молодежь вообще начинает уже более активно подключаться к самому понятию, что работу нужно искать. И стереотип, что «я заканчиваю вуз – и попадаю на рабочее место» уже немножко уходит в прошлое. Конечно, и вуз помогает, и считает своей обязанностью на сегодняшний день устраивать определенные мероприятия – это и Дни карьеры, и создавать биржи труда, которые помогают и во время учебы, и, естественно, после окончания вуза молодому специалисту найти работу.



Евгения Назарец: Представители Уральского государственного университета, пожалуйста, подключайтесь.



Сергей Труфанов: Я соглашусь с Евгением в том, что позиция молодежи в отношении поиска работы сейчас достаточно активна. Более того, многие студенты в момент обучения в вузе понимают, что, возможно, базового образования будет не всегда достаточно. И если у них уже определена сфера интересов, то во время обучения они проходят какие-то дополнительные курсы, получают дополнительное образование, которое впоследствии им помогает трудоустроиться.



Евгения Назарец: Итак, что понимают, а что не понимают студенты при поиске работы? Взгляд представителя молодежной Биржи труда Сергея Зеленина.



Сергей Зеленин: Я бы хотел сказать, что, в принципе, на самом деле для специалиста, для студента, который очень хорошо учится, допустим, владеет своей специальностью, у него не будет проблем с поиском работы. Потому что работодатели сами его найдут. Потому что специалисты очень требуются сейчас. И хороший работодатель, он всегда отслеживает того специалиста, который ему нужен. Они беседуют с заведующими кафедрами, с ректорами, то есть ищут именно хороших специалистов. И у таких ребят нет проблем найти работу. Есть проблемы на самом деле у ребят средних, которые, допустим...



Евгения Назарец: ...если и выйдут на улицу, то недоучками. Я правильно вас понимаю?



Сергей Зеленин: Да. Либо они будут искать на самом деле, как было сказано раньше, работу не по специальности, а то, что сейчас требуется, и ту работу, которая сейчас хорошо оплачивается, а потом можно и переквалифицироваться.


Но я бы хотел добавить, что вообще высшее образование, допустим, университетское образование, его задача даже не совсем, мне кажется, в том, чтобы дать специальность, а научить человека учиться этой специальности уже по мере того, когда он работает.



Евгения Назарец: И у нас есть телефонный звонок. Доброе утро.



Слушатель: Доброе утро. Я из Омска. И меня поднятая вами проблема очень задела. Потому что два выпускника с красным дипломом педагогического университета, филолог, преподаватель иностранных языков и юрист, выпускник государственного университета, они не могли трудоустроиться в Омске. Единственно, за те дни и за те месяцы, которые обвивали пороги, им дали возможность уехать в Москву и там трудоустроиться. Вот вам и показатель трудоустройства наших специалистов. И это не недоучки, а это труженики. И поэтому то, что говорят наши уважаемые гости, это блеф. И не надо тень на плетень наводить. А я знаю, что когда человек учится, он желает трудоустроиться, даже обучаясь на втором курсе, он искал работу. И резюме отправляли, и ходили на собеседования, и на тренинги. Мы все это прошли. Но Омск – это та дыра, которая не думает о молодежи. Благодарю вас.



Евгения Назарец: Спасибо. Мы вам тоже благодарны.


Вместе с тем, замечу, что трудоустройство в Москве мало кто счел бы большой неудачей. Вы согласны со мной?



Евгений Сильчук: Согласны абсолютно.



Евгения Назарец: Итак, может быть, какой-то «диагноз» поставим той ситуации, которая сложилась: образование есть, а блестящей работы нет. Ну, не знаю, уж насколько Омск можно называть «дырой». Я там была, и мне так не показалось. Но вот что вы можете сказать по Екатеринбургу, из-за чего может сложиться такая ситуация?



Евгений Сильчук: Я считаю, что у специалистов, которые выходят на рынок труда, может быть, из вуза, есть несколько стереотипов, что они сейчас имеют высшее образование, и работодатель должен предъявить к ним абсолютно трепетное отношение – сразу же большая заработная плата, большое доверие в работе и так далее. А работодатель, наоборот, хочет взять человека, который только что окончил вуз и готов начать работать с каких-то низших звеньев, готов прийти на, может быть, определенный срок работать на меньшую заработную плату и так далее. Вот это противоречие, может быть, здесь и было причиной того, что возникла такая ситуация.



Сергей Труфанов: К сожалению, у нас наблюдается некоторая тенденция в студенческой среде – тенденция потребительского отношения. Она начинает очень остро проявляться еще во время обучения. Многие молодые люди, к сожалению, считают, что государство, вуз обязаны предоставлять им всевозможные льготы и бонусы.


Проблема в том, что мы сейчас живем в государстве, которое считает, что каждый человек за свое счастье должен бороться сам. Многие выпускники вузов, действительно, выходят с завышенными представлениями о своих способностях и с завышенным требованием к работодателям. И я думаю, что если студент готов первые несколько месяцев своей работы поработать, может быть, не за такие большие деньги или не на такой статусной специальности, то впоследствии он может выстроить хорошую карьеру.



Евгения Назарец: И у нас есть еще один телефонный звонок. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Владимир Иванович, Москва. Вот я слушаю вашу передачу, и я, конечно, считаю, что брать только ситуацию в Омске или в Екатеринбурге и обсуждать эту проблему, это неправильно. Нужно поднимать проблему трудоустройства молодежи на порядок выше, скажем, на государственном уровне. Потому что вообще та система трудоустройства на работу граждан, которая существует сейчас, она порождает именно вот эти изощренные формы, так сказать, невозможности устроиться на работу. Потому что человек, когда он устраивается на работу, он надеется на то, что он воплотит свои знания, приобретенные, скажем, в вузе, на последующей работе. Но сама эта система русского жлобизма, начиная от руководства и заканчивая каким-то клерком... я беру, в частности, по Москве.


И хочу обратить особое внимание на то, что пока не будет общегосударственной системы контроля над ввозимыми товарами на внутренний рынок, будет создаваться система...



Евгения Назарец: Понятно. То есть государственная политика не способствует качественной работе системы трудоустройства. Думаю, что этот вопрос к представителям служб, которые помогают найти работодателям работников.


Игорь, вот вы сейчас вместе с нами выслушали мнение нашего слушателя о том, что система законодательная и государственная не способствует тому, чтобы все нормально было в этой сфере. Что вы по этому поводу думаете?



Игорь Тихоненко: Мне кажется, что основная проблема в трудоустройстве – это отсутствие системы учета трудоустройства выпускников, и нет даже методики трудоустройства, единой федеральной системы учета, поэтому нет достоверных данных. Есть отдельные какие-то мнения отдельных граждан. Вот кто-то считает, что очень плохо, кто-то считает, что очень хорошо. А так как нет достоверных статистических данных, то верить этим мнениям совершенно невозможно.


И дальше отсутствие таких данных приводит к тому, о чем говорила так страстно и взволнованно радиослушательница. Она говорила о том, что молодежь не может устроиться на работу. Но когда абитуриенты поступают в вуз, родители очень редко интересуются востребованностью вот этой специальности. Я говорю это по собственному опыту работы в вузе. А если бы были достоверные статистические данные, то можно было бы сказать, что по этой специальности не смогут устроиться люди на работу.



Евгения Назарец: Спасибо.


Сергей Зеленин, у вас есть претензии к российскому законодательству в той части, в которой оно регулирует работу, трудоустройство и занятость молодежи?



Сергей Зеленин: Закон наш до такой степени защищает незащищенные слои населения, что работодатель просто боится брать таких людей на работу. Это касается в основном молодых ребят, даже до 18 лет, матерей-одиночек и инвалидов. Потому что если такую категорию людей примешь на работу, то потом уволить их будет практически невозможно, даже если не будет человек работать. То есть у нас повышенная защита на самом деле.


Другое дело, что мне кажется, что должна быть государственная политика именно не только в плане трудоустройства, но и в привитии навыков труда с раннего возраста. Потому что человек с детства должен учиться работать и за это получать деньги.



Евгения Назарец: И у нас есть еще один телефонный звонок. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Я хочу сказать, что я как-то слушала Явлинского по вашему радио. И он сказал, что второй его сын окончил физфак МГУ, но по специальности не работает. То есть это как раз говорит о тревожном положении в государстве относительно трудоустройства.


А если взять Париж и то, что там сейчас происходит, то меня удивляет, когда ваши гости говорят о том, что у нас иждивенческое отношение к правительству, к государству. А молодые люди не задумываются о том, за что правительство деньги-то получает? Правительство как раз и должно заботиться. Я помню, когда рассказывали о Буше, о Рейгане, говорили о том, что главное их достоинство – это то, что они дали новые рабочие места. Когда в Германии приходит новый канцлер, обязательно с него требуют новые рабочие места. Так что это прямая обязанность правительства давать рабочие места. А у нас с этим очень плохо.



Евгения Назарец: Спасибо большое.


Евгений, отвечайте.



Евгений Сильчук: Очень хороший вопрос. Абсолютно согласен с позицией в том плане, что правительство должно заботиться, во-первых, о том, чтобы те рабочие места, которые обеспечиваются бюджетом, были действительно им обеспечены, и люди шли туда работать. Потому что ведь не секрет, то, что люди, которые должны нас учить, должны нас лечить и так далее, они порой не идут работать по специальности из-за того, что маленькая заработная плата. В этом я абсолютно согласен с радиослушательницей.


И вторая позиция – это то, что, возможно, именно роль государства заключается в том, чтобы планировать на 7-10 лет, какие области в образовании нужно развивать, каких специалистов готовить. И в этом я тоже абсолютно согласен.


Ну а то, что нет рабочих мест, то я думаю, что здесь можно привести какую-то статистику. На мой взгляд, и по тем сведениям, которыми я обладаю, я считаю, что на данный момент любой человек, получивший высшее образование, может устроиться на работу. Поэтому у нас нет проблемы с отсутствием рабочих мест.



Евгения Назарец: Пожалуйста, Сергей Труфанов.



Сергей Труфанов: Начну, наверное, с факта, который является более показательным, из выступления радиослушательницы. Сын Явлинского не устроился работать по специальности... Ну, во-первых, я лично не знаком ни с Явлинским, ни с его сыном. Но у меня почему-то такое предположение, что не устроился он именно потому, что его не устроила та заработная плата, которую он как специалист мог получить после окончания вуза.


Что же касается проблемы системной, то, да, безусловно, ответственность с правительства никто не снимает. Опять же соглашусь с Евгением в том вопросе, что правительство должно учебные планы вузов, наверное, коррелировать и в соответствии с изменением рыночной конъюнктуры тоже несколько менять для того, чтобы специалист получал ту специальность, по которой он мог бы трудоустроиться, не получая дополнительного образования. Но в моем понимании, ответственность всегда должна быть обоюдной, поэтому возлагая некоторые надежды на правительство, нельзя забывать о том, что твоя жизнь – это, прежде всего, твоя жизнь. Пословица недаром у нас гласит: на Бога надейся, а сам не плошай. То же самое должно быть в голове у молодых людей, когда они планируют свою будущую жизнь.



Евгения Назарец: Игорь, по вашему опыту, что молодежь ищет на рынке труда – удовлетворения собственных амбиций или всего лишь шанс, возможность начать самостоятельную жизнь?



Игорь Тихоненко: На рынке труда ищут, естественно, работу...



Евгения Назарец: Ну да, работа – это средство...



Игорь Тихоненко: ...и молодежь, и люди старшего поколения – все люди ищут работу.


А насчет правительства небольшой такой факт. У нас разработана программа содействия трудоустройству. И в соответствии с этой программой созданы Центры занятости во всех вузах России. Но эта программа – первый факт – не обеспечена финансированием, к сожалению. И вот какие ситуации возникают при этом. Есть Web -сервис, на котором размещаются резюме студентов и вакансии студентов. И вот за последний месяц размещено 20 резюме на центральном Web -сервисе распределенной информационной системы. Затрачены, как мне кажется, достаточно большие деньги. А эффективность размещения 20-ти резюме... ну, это не работающий просто Web -сервис. Поэтому действия, которые предпринимаются в настоящее время нашим правительством, оказываются безрезультатными, я бы так сказал.



Евгения Назарец: Сергей Зеленин, ведь еще три года назад система молодежных Бирж труда была централизована, были они во всех районах, а сейчас у меня сложилось впечатление, что эта система несколько пострадала, несколько разрушена. Какая еще система разрушена из-за ненадобности или по какой-то другой причине?



Сергей Зеленин: Вообще, не только проблема молодежного трудоустройства, но и проблема молодежной политики нашего государства... я ее не видел, честно говоря. То есть основные проблемы, которые интересуют молодежь, - это трудоустройство, это жилье и это досуг. По этим трем направлениям должна существовать планомерная, целенаправленная государственная политика. А у нас, извините, даже такого органа в государстве сейчас нет. Я являюсь председателем Российского Союза молодежи, поэтому я немножко в курсе событий. И поэтому то, что было раньше департаментом, сейчас это отдел при Министерстве образования. То есть какой-то отдел Министерства образования занимается молодежной политикой в государстве. То есть какое может быть трудоустройство, если это относится к образованию вообще? То есть основные-то проблемы молодежи не рассматриваются на государственном уровне, получается так.


А в городе Екатеринбурге просто уже третий год отсутствует программа трудоустройства подростков и молодежи, отсутствует просто как строка в бюджете, как строка в программе. Ну, это вопрос, наверное, к нашим депутатам.



Евгения Назарец: Для депутатов в студии стульев сегодня не осталось. Как-нибудь в другой раз.


Вот наш собеседник в Омске не ответил все-таки на мой вопрос. Ну, наверное, все-таки этот вопрос больше к вам. Что ищет молодежь, когда ищет работу, выразимся так, - все-таки удовлетворения собственных амбиций или достаточно найти работу для того, чтобы просто жить нормально, самостоятельно, в первую очередь, когда выходят на рынок труда?



Евгений Сильчук: Я думаю, что в первую очередь – удовлетворение своих собственных амбиций.



Евгения Назарец: Но почему же тогда ни дворники, ни... Это же позволяет самостоятельно жить.



Евгений Сильчук: Понимаете, как раз амбиции, они несколько выше, чем работа дворником и так далее. А когда приходит уже опыт, когда человек понимает, что вроде как бы путь уже пройден, то сверху можно уже говорить: «Да, действительно, можно было бы и по-другому свою карьеру построить». Действительно, если у нас будет закладываться изначально в сознание молодых людей то, что карьерный рост – это не прыжок, а это определенная лесенка, по которой нужно подниматься твердо и уверенно, то тогда, я думаю, все будет нормально, и места рабочие будут заняты.


Ну и с правительством надо все-таки вопрос решать, конечно, да.



Евгения Назарец: Но пока не путем акций протеста, насколько я поняла.



Евгений Сильчук: Нет-нет.



Евгения Назарец: Сергей Труфанов, что вы думаете? Что бы вы лично искали, например, на рынке труда?



Сергей Труфанов: Я вот здесь, наверное, немножко не соглашусь с Евгением, потому что опыт нашего общения с нашими студентами, которым мы помогали где-то трудоустроиться, начиная, может быть, с первых курсов обучения, показывает, что многие идут для того, чтобы изначально обрести некоторую самостоятельность. Хотят доказать себе, родителям, друзьям и родственникам, что они могут просто самостоятельно жить, получать деньги. Поэтому пока они учатся, их устраивают на работу промоутерами, интервьюерами и так далее. Другое дело, что потом, уже к моменту выпуска из университета, у них начинает складываться определенное осознание того, что «вот теперь я не просто студент, я уже почти дипломированный специалист, у меня есть определенные амбиции, и меня, наверное, не устраивает бегать по городу с предложениями для тех или иных рекламодателей или выполнять подобную работу, а мне хочется закрепиться на определенном статусе». Но вот те ребята, которые начинают еще с момента учебы изучать бизнес-среду, изучать востребованные на рынке вакансии, они это понимают и определенный опыт накапливают.



Евгения Назарец: Что ж, спасибо всем за участие в программе.


Я напомню, что сегодня мы говорили о проблемах трудоустройства молодежи, пытаясь всем дать шанс найти ответ на вопрос – возможны ли в России такие волнения, подобные тем, которые сейчас проходят во Франции?


XS
SM
MD
LG