Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

США: процесс по делу Муссауи вышел из тупика


Закариас Муссауи уже признал себя виновным в причастности к теракту, и жюри присяжных решает вопрос о смертной казни

Закариас Муссауи уже признал себя виновным в причастности к теракту, и жюри присяжных решает вопрос о смертной казни

Двум последним свидетелям на процессе Закариаса Муссауи в США удалось, судя по всему, вывести обвинение из тупика, в котором оно оказалось в последние дни из-за процессуальных нарушений. В настоящий момент суд решает вопрос о том, приговорить Муссауи к смертной казни или к пожизненному заключению.


Муссауи, единственный обвиняемый по делу о терактах 11 сентября, уже признал себя виновным в причастности к террористическому заговору, и оставшаяся часть судебного процесса сводится к выбору между смертной казнью или пожизненным заключением – этот вопрос решает специально созванное для этой цели федеральное жюри присяжных на суде в Александрии, предместье Вашингтона. На прошлой неделе обвинение оказалось в кризисе, когда выяснилось, что один из юристов пытался повлиять на показания свидетелей.


Представитель Администрации транспортной безопасности (входящей в недавно образованное Министерство внутренней безопасности) Роберт Каммарото сообщил суду, что правительство уже долгое время практикует рассылку предупреждений авиакомпаниям в случае опасности угона самолета. По словам Каммарото, если бы нужные инстанции были осведомлены, что Муссауи обучался в авиашколе, а до этого – в лагере «Аль-Каиды», это привело бы к усилению бдительности при проверке багажа. Каммарото считает, что ножи для разрезания ящиков, главное оружие угонщиков 11 сентября, вполне могли быть обнаружены.


После Каммарото на скамью свидетелей был вызван Аарон Зибли, который осенью 2001 года был агентом ФБР. Он в целом подтвердил показания Каммарото.


Процесс мог быть сорван


На прошлой неделе судья Лиони Бринкема запретила обвиняющей стороне использовать целую группу свидетелей после того, как адвокат Администрации транспортной безопасности Карла Мартин пыталась повлиять на этих свидетелей и инструктировать их по поводу дачи показаний.


В результате весь процесс оказался под угрозой аннуляции. Согласно федеральному кодексу, оказание влияния на свидетеля, осведомителя или жертву является преступлением. Не исключено, что теперь самой Мартин и, возможно, другим юристам обвиняющей стороны грозит уголовное дело.


Тем не менее, судья пошла на уступку и дала обвинению шанс представить других свидетелей, не замешанных в этом скандале. Каммарото, который в 2001 году возглавлял отдел Федеральной авиационной администрации, ведавший рассылкой предупреждений об опасности, описал на суде, каким образом авиакомпании могли быть быстро обо всем оповещены, если бы вовремя поступили необходимые разведданные.


«Наша компания содействовала этому»


В среду же на суде выступила бывший директор аризонской летной школы Маргарет Шевретт. В ходе своих весьма эмоциональных показаний она рассказала о том, как предупреждала администрацию об одном из своих подозрительных курсантов, Хани Ханджуре, и как она была потрясена, когда поняла, что именно Ханджури пилотировал самолет, врезавшийся в Пентагон.


«Я уже поняла, что Хани принимал в этом участие, - сказала Шевретт присяжным. - Я помню, что плакала по пути на работу, сознавая, что наша компания содействовала этому».


По словам Шевретт, она сообщила о своих сомнениях Федеральной авиационной администрации, когда Ханджур еще проходил курс обучения, однако никакой реакции не последовало.


В ходе перекрестного допроса свидетелей защитник Муссауи Джералд Зеркин усомнился в том, что меры безопасности могли быть приняты достаточно быстро и оперативно даже при наличии всех необходимых данных. Однако, по словам Каммарото, многие из необходимых мер могли быть приняты в считанные часы. В качестве примера предотвращения теракта он сослался на эпизод на Филлипинах в 1995 году, когда властям удалось помешать угону самолетов.


Как считают представители обвинения, Муссауи, который во время совершения терактов находился в тюрьме, тем не менее несет ответственность за атаки, потому что не донес на своих соучастников. Защитники Муссауи возражают, отмечая, что в этом случае обвинение строилось бы исключительно на гипотезе, что кто-то мог предотвратить преступление, а не на факте.


Федеральный кодекс США и англосаксонское обычное право, на котором во многом основана американская юриспруденция, не считают «недоносительство» составом преступления, и прецедентов осуждения за такое поведение нет.
XS
SM
MD
LG