Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Визит Владимира Путина в Китай



Владимир Кара-Мурза: Завершился официальный визит российского президента в Китай. О взаимоотношениях двух великих соседних держав мы собираемся побеседовать с Борисом Резником, депутатом Государственной думы от Хабаровского края, заместителем председателя думского комитета по информационной политике. Бывший заместитель министра иностранных дел России Андрей Федоров - один из очевидцев недавних экономических успехов Китая.



Андрей Федоров: Мне в течение последних лет приходилось не раз бывать в Китае. Дружелюбие и заинтересованность, попытка понять, что такое Россия сегодня. Хотя, безусловно, кое в чем себя чувствует сильнее, чем Россия, прежде всего с учетом динамики своего экономического развития. Тот рост, который демонстрирует Китай в последнее время – это реальный рост. И в частности, по виду городов Китая, которые меняются каждый месяц, можно видеть, что происходит в стране. Хотя одновременно с этим остается несколько сот миллионов человек, которые не имеют работы, остается значительное количество, десятки миллионов неграмотных и так далее.



Владимир Кара-Мурза: Мы выслушали заявление бывшего министра иностранных дел России Андрея Федорова. Он отмечает успехи Китая, и это все на фоне сохранения прежнего политического строя в этой стране. Хотим поговорить на эту тему с радиослушателями, о симбиозе экономического роста и политического авторитаризма. Слушаем вопрос от москвича Николая.



Слушатель: Доброй ночи. Эти трубы, которые будут питать кровеносные сосуды Китая, напоминает молодую Германию, когда началась война, а туда шли эшелоны с русским хлебом, бензином и сталью, которые потом полетели сюда. Интересно было: сегодня в Америке вышла публикация о том, что Россию можно победить одним ударом в склад ядерных боеприпасов. И мне очень интересно, когда сейчас на столетие флота и 23 февраля все верховные главнокомандующие, все премьеры, все главы верхних и нижних палат сидели в первом ряду, где-то в коридоре кнопки красные, ядерные чемоданчики. И мы таким образом говорим: у нас прекраснейшее ПВО в Москве, мы ничего не боимся, а бедные американцы мечутся. Если выступает президент в одном месте, то вице-президент должен сидеть в другом месте, объединенные штабы в третьем месте. Почему же они нас так боятся, а мы их нет?




Владимир Кара-Мурза: Очевидно поэтому и создается новый центр силы на востоке между Москвой и Пекином, новая ось. Очевидно, это была одна из целей визита Владимира Путина в Китай.


Слушаем радиослушателя Георгия из Санкт-Петербурга.



Слушатель: Здравствуйте. Владимир, узнайте, пожалуйста, у своего гостя, как хорошо защищена наша граница дальневосточная от проникновения миллионов китайцев. Не заполнят ли они Дальний Восток?



Владимир Кара-Мурза: Не заполнят ли китайцы Дальний Восток, спрашивают радиослушатели.



Борис Резник: Не заполнят точно. По одной простой причине – в этом больше мифа, нежели правды в утверждениях, что заселяют интенсивно китайцы. Если брать мой родной, любимый край Хабаровский, у нас сегодня по данным нашей миграционной службы краевой где-то 5800 иностранных граждан, из них половина китайцы. К сожалению, такая ситуация не на всем Дальнем Востоке. В прошлом году, опять же по данным все той же миграционной службы, через пункты пропуска в Приморском крае прошло где-то 480 тысяч китайцев.



Владимир Кара-Мурза: Уже полмиллиона?



Борис Резник: Прошло - это не значит, что они не выехали. Они как пришли, так и ушли. Все поездки – это китайские челноки, которые, как и наши челноки, привозят товары и торгуют на рынках, это туристы и так далее. Если сопоставлять Хабаровский, Приморский край, Амурская область, у нас наиболее благополучная ситуация. Хотя этот миф, что заселяют китайцы российский Дальний Восток - это миф и есть. У нас за многие годы, за десятилетие практически с 96 года по прошлый год не убывших китайцев было всего 526 человек, которые приехали. Это не значит, что они остались на просторах родины нашей, может они прибыли через наши пункты пропуска, а убыли через другие. Небольшая цифра на самом деле.



Владимир Кара-Мурза: Не то, что это какие-то беженцы, люди бегут от нищеты, от зажима демократических свобод? Просто ищут работу?



Борис Резник: Как правило, им здесь довольно комфортно, делают бизнес, торгуют на рынках довольно успешно. Раньше китайский ширпотреб пользовался большим спросом, теперь избирательная публика, они смотрят, что получше, а китайцы совершенствуются, они товары неплохие делают. Как бы это процессы неопасные, на мой взгляд, и вполне объяснимые с точки зрения мировой практики. Городки небольшие китайские есть, во многих столицах мира и так далее.



Владимир Кара-Мурза: Эколог, правозащитник Григорий Пасько, капитан второго ранга, военный журналист уверен в необходимости дружбы с Китаем.



Григорий Пасько: Вопрос о том, стоит ли дружить с Китаем или не стоит, ответа на него нет. Потому что дружить стоит только потому, что это наш сосед, граница с которым протяженностью четыре с половиной тысячи километров. Тут вопроса нет дружить или не дружить. Конечно же, дружить в силу геополитического положения этих двух стран. Другое дело, в каких областях дружить. Если в подавлении прав человека, в подавлении гражданских институтов, в попытках обуздать Интернет и развитие демократических принципов страны, то, конечно же, в этом отношении достаточно дружбы нам с Белоруссией. Меня как бывшего военного человека слега может беспокоить то, что техническая сложность приобретаемых Китаем вооружений с каждым годом повышается, в то же время новое вооружение на вооружение российской армии не поступает.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Николая, радиослушателя из Тулы.



Слушатель: Добрый вечер, Владимир, и вашему гостю. Я помню, как в 60 годы из каждого советского репродуктора лилась песня «Москва – Пекин, Москва – Пекин, вперед идут народы». За этим последовал Даманский остров, резня была русских солдат. После этого началась грандиозная стройка века - БАМа - для укрепления китайской границы. У меня там служили знакомые офицеры, рассказывали, сколько денег, людских ресурсов туда было вбухано. И все эти игры с Китаем, правильно сказал звонивший из Москвы, это такое же, как заигрывание с Гитлером и закончится точно тем же.



Борис Резник: Я совершенно не могу с этим уважаемым товарищем согласиться. Во-первых, мой первый визит на Дальний Восток был из Москвы, я на самом деле москвич, и поехал на Даманские события в первую командировку. И на моих глазах происходил второй бой. Я видел, как после первого боя ребят, пограничников с Новомихайловской заставы убитых доставили в госпиталь, и мы их хоронили. И я участвовал во время второго боя. На моих глазах погиб демократ Владимир Леонов, старший лейтенант с ним вместе был пограничник. Было очень тяжело и, казалось, никогда мы с Китаем дружить не будем, и казалось, что этот монстр огромный дикий всегда будет противостоять. Прошло время и как бы сегодня я вижу, как человек, живущий на Дальнем Востоке, а после Даманских событий я попросил, чтобы меня направили собственным корреспондентом газеты на Дальний Восток на два года, дал честное слово, что я не сбегу. И 35 лет я там живу на самом деле. Меня, например, радует то, что мы сегодня строим отношения с могучей державой с Китаем, меня радует то, что визит нашего президента прошел успешно. Мы заключили много соглашений. Хотя само по себе, что тысяча человек поехало – это, на мой взгляд, непродуктивно. Потому что работать в течение нескольких дней тысяче крупных бизнесменов и администраторов, просто протокольные встречи.



Владимир Кара-Мурза: Вас не приглашали в делегацию?



Борис Резник: Приглашали, но я просто не мог, у меня были в Москве дела. Но то, что заключили соглашение по топливно-энергетическому комплексу очень долгосрочное, и мечта китайцев сбылась. 8 лет они мечтали о том, чтобы прямую трубу мы туда проложим. Сегодня не одна труба, а две трубы пойдут. И то, что мой друг Григорий Пасько, мы с ним давно знакомы и хорошо, так уж очень настроен по поводу нашего военно-технического сотрудничества скептически. Я тоже не разделяю. Мы во всяком случае в ближайшие 30 лет точно с Китаем воевать не будем. И то, что у них есть СУ-27 и у нас есть СУ-27, у них есть наши танки Т-80 и так далее. Если пойдет какая-то война, то у нас будет другое оружие, наверное, будет применяться. Но уверен, что не будет никаких военных действий, мы обречены просто как соседи на долговременное сотрудничество.



Владимир Кара-Мурза: Бывший первый заместитель министра иностранных дел России Федор Шелов-Коведяев считает, что именно авторитарный строй способствовал китайскому экономическому чуду.



Федор Шелов-Коведяев: То, что происходит с Китаем – это экономическое чудо, потому что они сумели и успели обеспечить очень быстро такие мощные точки роста. Авторитарность, присущая Путину, она вполне совпадает с теми тенденциями власти, которые мы сейчас наблюдаем в Китае. Поэтому здесь, я думаю, есть такая взаимная симпатия и понимание того, что те действия, которые были в свое время предприняты китайским партийным руководством против студентов, не являются чем-то из ряда вон выходящим в авторитарных режимах.



Борис Резник: Ну уж нет, с этим я никак согласиться не могу, что дружит авторитарный режим с авторитарным режимом. Меня, например, никоим образом не радует, что мы скатываемся на путь авторитаризма. Мне бы было гораздо симпатичнее, если мы шли по стезе демократического развития. Но то, что китайцы во многом сумели грамотно использовать ситуацию, чудом это не назову, просто грамотная экономическая работа. И во многом, например, развитию Китая, как ни странно, способствовали мы при нашей нищете. Я просто утверждаю это как очевидец и свидетель тех ситуаций, когда мы везли в Китай, скажем, из того же Благовещенска в Хайхэ, соседний город, шли сплошным потоком без зазора грузовики. Что везли – металл везли, цемент везли, стройматериалы, лес наш, машины. Обратно машины шли пустые, либо везли в небольшом количестве ширпотреб китайский. И вот мы свезли туда огромное количество наших ресурсов. И на наших изумленных глазах на сопредельных берегах китайских поднимались города огромные из деревушек, вдруг небоскребы появлялись, развивались инфраструктура. Сегодня Китай использовал возможности. Но я не вижу, что авторитарный режим был как бы главенствующим в том, что они сумели добиться в своем экономическом развитии.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвича Владимира Ивановича.



Слушатель: Здравствуйте. Я давно не был вас в эфире, мне приятно, что вы существуете дальше. Я служил на Дальнем Востоке и неоднократно бывал в Китае по роду своей деятельности. И хотел бы обратить ваше внимание на то, глазами военного человека, что мне первый раз в глаза бросилось, когда первый раз был в Китае – это цивилизация. То есть именно дух истории. Я был в провинциальных деревнях, я изучал их быт, фольклор. И вот этот дух, но в нем больше мира, нежели агрессии, как передо мной выступал бывший замминистра и такая русская агрессия силы, что обязательно кто-то против нас должен воевать. Мы сами против себя воюем.



Владимир Кара-Мурза: Президент посетил Шао-Линь монастырь, где учат боевым искусствам. Вы давно были в Китае? Действительно там дух истории витает?



Борис Резник: Это правда. Они очень берегут свою историю, свои традиции, национальные свою особенности какие-то, традиционное воспитание национальное. Это очень хорошо, что они это берегут и развивают и передают из поколения в поколение.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Игоря из Подмосковья.



Слушатель: Здравствуйте. Скажите, а вы в курсе, что по статистике всего 4% в России жилого фонда газифицировано? В принципе мы дровами топим. Чего же мы себя не газифицируем? Захотел один человек поторговать газом. Извините, в Китае ничего не подписано, одни протоколы о намерениях. А сейчас про авторитарный режим я еще одно слово скажу. Вы член фракции «Единая России», благодаря такой фракции как ваша, как вы лично, как ваш президент Путин, мы были, есть и будем пугалом для всего мира.



Владимир Кара-Мурза: Давайте остановимся на проблеме газа. Хабаровский край весь газифицирован?



Борис Резник: Нет, конечно. Начет 4% - это неправда, просто неправда. Я не могу цифру назвать, какой процент газифицирован страны. Но мы сегодня прокладываем в Хабаровский край газопровод, нитку автономную с Сахалина. Осталось нам всего ничего, и придет газ до Хабаровска. Затем дальше пойдет по южным районам Хабаровского края и дальше в Приморский край. И дальше еще ответвление пойдет на Еврейскую автономную область. Там по этой трубе где-то 5,7 миллиарда кубометров газа. Мы полностью газифицируем Хабаровский край. Сегодня у нас завозной газ, сжиженный газ, то есть в деревнях, как правило, редкие поселки, деревни, в основном таежные, где топят дровами.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвича Николая.



Слушатель: Добрый вечер. Володя, я рад всегда приветствовать вашу передачу и первое, что я хотел сказать - я поражен благодушием вашего собеседника. Давно мудрые говорили: никогда не говори никогда. Тем более с Китаем не так много прошло времени - это «никогда» мы проверили на себе. Говоря о так называемых успехах, я поражаюсь. Единственное, насколько я заметил, чего реально добились, так это вопрос исключение ЮКОСа, переводят стрелки на другую компанию, та, которая под контролем Кремля. Вот это реально видно, что добились. А в отношении остальных отношений надо сказать по-другому: Китай сегодня опасен тем, что мы забываем, что это могущественная держава. До 2010 года возможно эта держава станет, если не первой, то будет наряду с первой державой в мире. И таким образом мы забыли главное: полтора миллиарда человек, наверное, недовольны тем, что они живут в той скорлупе, в которой они находятся сегодня. Наша пустыня сибирская их прельщала прежде всего территорией. И вот так сегодня говорить о том, что все это возможно, боюсь, что очередной раз напоремся на неприятности.



Владимир Кара-Мурза: Вас не тревожит, что в конституцию внесли пункт о возможности вооруженного присоединения Тайваня?



Борис Резник: Вы знаете, в этом мире все возможно и возможно, быть может, и вооруженное присоединение Тайваня. Но поскольку сегодня Китаю приходится считаться с мировым общественным мнением и с мнением России, с мнением Соединенных Штатов Америки, пойти на прямую оккупацию – это очень рискованный шаг, на мой взгляд. И все-таки я очень надеюсь, что и китайское руководство нынешнее и будущее, они должны вести мудрую политику. Тайвань они хотели бы, наверное, присоединить, но как Брехт писал в своей «Трехгрошовой опере»: «Мы рады ближнего прижать к устам, но обстоятельства мешают нам». Там много есть обстоятельств, и они не рискнут, на мой взгляд, вооруженную какую-то акцию проводить для того, чтобы Тайвань присоединить. На Тайване серьезная армия, серьезные вооруженные силы. Это война.



Владимир Кара-Мурза: Мировая может быть. Потому что американцы сказали, что переговоры позволяют вступиться за Тайвань.



Владимир Кара-Мурза: Сергей Ознобищев, директор Института стратегических оценок, не преувеличивает экономических успехов Китая.



Сергей Ознобищев: Подавляющее большинство китайского народа живет ниже уровня бедности, а уже только это одно не позволяет говорить об экономическом чуде. Можно говорить об отдельных зонах, где что-то происходит. Но любая экономическая зона, любой технопарк – это годы очень серьезных усилий. Официальная пропаганда старается исключить упоминание об авторитарном характере режима и о трагедии Тяньаньмэнь, как будто этого ничего не было в китайской истории. Но следует быть откровенным и сказать, что и Запад, который сейчас активно сотрудничает с Китаем, власти ведущих западных стран тоже избегают неприятных упоминаний о том, что было.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Владимира из Подмосковья.



Слушатель: Добрый вечер. Прошедший визит показывает то, что смещается в азиатскую сторону политика. Мы удаляемся от Европы и Америки, которые год назад, в предыдущий момент были более для нас понятны. Такой аспект: когда продаем природные ресурсы, газ, нефть – это понятно, это наша сила. А когда предложили машиностроение продукцию покупать, было резко сказано: только на конкурсной основе, если она будет конкурентоспособна.



Владимир Кара-Мурза: Президент Путин был встревожен структурой нашего экспорта в Китай.



Борис Резник: На самом деле сегодня, к сожалению, мало что можем предложить Китаю, кроме оружия. Оружие, кстати, тоже, на мой взгляд, неплохо, поскольку не много стран готовы покупать оружие в готовом виде, ни технологии, ни что другое. По моим данным, они могут быть не совсем правильными, но мы должны продать где-то еще 60 самолетов Су-27, самолеты палубной авиации Су-33 и Су-30. Я думаю это нормально, поскольку это позволяет работать Комсомольскому авиационному объединению имени Гагарина, где многие тысяч людей - это градообразующее предприятие. И то, что оно будет иметь работу - это неплохо.


Китайцы сегодня очень бурно развиваются, конечно, они еще не очень конкурентоспособную продукцию выпускают, если брать ширпотреб, если сравнивать японский ширпотреб и китайский, то, конечно, предпочтение отдают люди японскому.


Вот тут есть одна деталь очень серьезная, о которой мы сегодня не вспоминаем. Мы объявили год России в Китае. Совсем мало кто помнит о том, что уже объявлен год России в Японии. Здесь мы как бы не очень, на мой взгляд, корректно поступаем по отношению к Японии. Я как замкоординатора группы, парламентской группы по взаимодействию с парламентом Японии понимаю обеспокоенность японцев. Что вы, ребята, объявили один год сразу в двух странах? Вы отдайте какое-то предпочтение. Тут есть нюансы такие.


Что касается развития торговли. Да, мы неинтересны сегодня, потому что у нас плохо развиты высокие научные технологии Японии и вполне интересны Китаю, потому что Китай заинтересован в наших энергоносителях в большей степени, и он готов брать другую кое-какую продукцию сегодня.



Владимир Кара-Мурза: Лев Пономарев, исполнительный директор движения «За права человека», считает, что Китай подает России отрицательный пример.



Лев Пономарев: Конечно, дружба с Китаем будет приводить к тому что все больше и больше будет внутри страны людей, которые будут влиять на политическое руководство для того, чтобы двигаться именно в том направлении. Будет развиваться антиамериканизм и двигаться в тоталитарном направлении. Потому что Китай остался коммунистическим тоталитарным государством. Тоталитарным может не то слово, но государством, в котором грубо нарушаются права человека, где тысячи людей являются политическими заключенными. И конечно, этот путь будет для нас трагическим.



Борис Резник: Я не могу с этим не согласиться. Действительно, пример подчас дурной подает Китай, но это совсем не означает, что мы должны этому примеру следовать. Мы можем идти своим курсом, сотрудничать в других сферах и не брать дурные примеры.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Виктора из Подмосковья.



Слушатель: Добрый вечер, Владимир и Борис Резник. Я хотел сказать, что те, кто знает китайскую цивилизацию, знаком с Китаем и читал «Книгу перемен», знает, что вектор движения китайцев никак не направлен на север, он направлен на юг. И эта Великая китайская стена - такая символическая граница китайской цивилизации. Осваиваются и колонизуются все страны юго-восточной Азии. Сейчас говорят, что Китай положил глаз на Австралию и туда сотни тысяч китайцев уже устремились. Так что это их программа на ближайшие 50 лет. Так что я думаю, в ближайшие 50 лет России китайская колонизация во всяком случае не грозит. У меня такой вопрос: я слушаю - Лев Пономарев и другие люди, которые критикуют постоянно Лукашенко, вот это слово «тоталитарный». Как вам кажется, правильно ли поступает Россия, когда она во внешней политике не следует этой теории деления стран на тоталитарные, демократические и на избранные, страны-изгои, даже такой термин появился?



Борис Резник: Я не знаю таких стран, чтобы они были страны-изгои. Но предпочтения, если мы избрали вектор развития демократический, то мы должны четко совершенно свою позицию высказывать в отношении тех стран, которые идут не по демократическому пути. По-моему, это нормально.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Вячеслава Федоровича из Тихорецка.



Слушатель: Добрый вечер. Китай большая страна по населению - это 11 миллиардов человек, по-моему. Но в то же время я меньше всего опасаюсь Китая, чем Ирана. Может суть в религии, не знаю. Но насколько наслышан, в Китае процветает в основном центр и юг, а север и запад сплошная бедность. Но меня удивляет инвестиционная политика правительства Китая, особенно в области автомобилестроения. Наша власть кидается на помощь непризнанным режимам – Абхазии, Приднестровья или Южной Осетии, то есть, простите меня, красным режимам, чем по сути вмешивается в суверенные дела государств.



Владимир Кара-Мурза: Эту тему старались президенты обходить, тибетскую, то, что Далай-Ламу не пускают.



Борис Резник: Проблемы внутренние, к сожалению, есть во всех странах и Россия не исключение. Это многосложные вопросы, это тема для отдельного обсуждения. Но я думаю, что нам сегодня все-таки надо строить отношения с Китаем, где-то по большому счету оставляя за скобками проблемы, которые есть и у нас в стране, и в Китае, в таком стратегическом глобальном плане, потому что мы можем увязнуть в деталях. Детали, их можно обсуждать, но они сегодня не главенствуют в отношениях между нашими странами, как мне кажется.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем Людмилу Ивановну из Смоленска.



Слушательница: Добрый вечер. Григорий Явлинский перед последними выборами президента был в Смоленске, выступал перед активом, была там и я. Он рассказывал, что был в составе комиссии, которая ездила в Китай, по экономическим вопросам советники им нужны были. Так вот его слова о том, я им верю, что шикарная жизнь хорошая, приличная там, где проходят трассы с иностранцами, маршруты с иностранцами.



Владимир Кара-Мурза: Считается, что только в свободных экономических зонах в Китае хорошо.



Борис Резник: Вы знаете, я не очень хорошо знаю Китай, к сожалению, бывал далеко не на всех территориях. И там действительно по свидетельству людей, которые чаще меня там бывали, неровная жизнь на самом деле. Если говорить об уровне жизни, то китайцы недалеко ушли от нас, у них тоже много населения, которое за чертой бедности сегодня пребывает и огромные провинции. Но а то, что они экономику строят бурно, то, что они осваивают грамотные инвестиции огромные, то, что сегодня Китай вышел в лидеры по потреблению, грамотному потреблению очень больших финансовых средств. Выделяет весь мир Китаю деньги. И уж если говорить, сравнивать с Россией, то там на несколько порядков больше выделяется иностранных вложений в развитие Китая. То есть надежда, что будет выравниваться эта линия между очень бедными районами и процветающими.



Владимир Кара-Мурза: Генеральный директор русского ПЕН-Центра Александр Ткаченко считает, что изменения в Китае обманчивы.



Александр Ткаченко: Я был в Китае три года назад, я видел, что очень многое меняется в положительную сторону, особенно в экономике, особенно в общественной жизни вообще, за исключением того, что до сих пор коммунистическая партия Китая держит идеологически выдержанный коммунистический строй. Конечно, там нарушаются права человека. Я смотрел бы на это абсолютно нормально, если бы Россия как большая держава, мы могли бы влиять на то, чтобы изменилась ситуация в Китае. Я отношусь к отношениям с Китаем положительно, потому что России нужен огромный партнер на Востоке, но за одним исключением, что и там, и у нас обстоят плохо дела с правами человека.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвички Инны Вячеславовны.



Слушательница: Добрый вечер. Дело в том, что я (это мое мнение_ - это еще, как говорится, результаты как на воде вилами писаны. У меня вопрос к депутат. И президент говорил, и журналисты говорили – тысяча человек туда полетела. А Христенко, я слышала сегодня, давал пресс-конференцию или разговаривал просто с журналистами: нас, говорит, здесь 1600 человек. Уважаемый депутат, вы контролируете, на какие деньги они так легко летают все такой огромной командой?



Борис Резник: Я вам могу сообщить, что на самом деле людей, которые за счет бюджета полетели туда, совсем немного. Это официальная делегация, она насчитывает быть может два-три десятка человек вместе с консультантами, советниками и так далее. Все остальные люди отнюдь не бедные - это бизнесмены очень крупные, это владельцы огромных корпораций. И бизнес ринулся наш туда для того, чтобы наладить контакты. Потому что на самом деле Китай очень перспективный партнер, и мы еще по-настоящему эту территорию в плане бизнес-контактов не освоили, а это очень хороший повод, когда присутствуют главы государств, навести мосты. Поэтому ничего худого я не вижу. Меня просто смущает количество действительно, когда такое столпотворение, можно в первом приближении обменяться визитками и сказать - давай встретимся. Договориться на будущие какие-то встречи. То, что толпятся сегодня в этих массовках, я думаю, толку большого нет. Но это их право, их деньги, их возможности.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Санкт-Петербурга от Сергея Юркевича.



Слушатель: Здравствуйте. У меня два вопроса. Первый вопрос господину парламентарию: ваше мнение о предыдущем визите Владимира Путина в Алжир? Как известно, втихаря было прощено четыре с половиной миллиарда долларов, советских народных денег, скажем так. И что самое главное: контрактов там, насколько я знаю, было заключено на 7 миллионов. То есть смотрите: широким жестом Владимир Путин достает из кармана 4 с половиной миллиарда долларов, а на 7 миллионов заключили каких-то неизвестно контрактов. Не слишком расточительно, на ваш взгляд, как парламентарий? И нельзя назвать просто простым преступлением, как, например, Владимир путин отдал два острова площадью Санкт-Петербурга Китаю просто так, без референдума, без одобрения парламентом, просто так подарил. Представляете, что это такое - человек стал добровольно к стенке.



Владимир Кара-Мурза: Во-первых, дума утверждала договор о границах.



Борис Резник: Ратифицирован. На самом деле была демаркация, были спорные острова. Отдали частично кусок острова Тарабаров и Большого Уссурийского острова. Это территория, заросшая кустарником, болотистая, необитаемая, никаких нет населенных пунктов. Но с другой стороны, я был противником того, чтобы эту территорию отдавать, хотя бы по одной просто причине - очень опасно создавать прецеденты. Но решение такое было принято во имя дальнейших наших добрых отношений с Китаем, высшие наши руководители государственные решение приняли, и дума ратифицировала, хотя, еще раз повторяю, я голосовал против ратификации вот этого соглашения.



Владимир Кара-Мурза: Ликвидировали последствия загрязнения Амура?



Борис Резник: Нет. Вот эта беда. Ничего в этой жизни просто так в природе не исчезает. Было выброшено более ста тонн бензола. И когда говорят - сегодня пробы не показывают, как в баллистике делают поправку на ветер, надо делать поправку на то, что этот бензол ушел на дно, врос в лед и сейчас, когда начнется весенний паводок, вода поднимет все, что есть, тогда надо смотреть, замерять все эти примеси, которые есть в амурской воде. Это может быть беда на долгие годы.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвича Владимира.



Слушатель: Здравствуйте. Меня очень беспокоит ситуация с Китаем. Сегодня китайский президент или кто там, он по сути дела сделал звонкую пощечину Путину. Когда путин говорил о промышленности, что давайте расширятся, вы у нас мало закупаете. Он сказал: мы готовы закупать современную наукоемкую. В России сейчас этого пока нет. Но при этом Китай гонит сюда негодную продукцию. Дрель, допустим, китайского производства, сделаны пластмассовые шестеренки, два раза и выбрасывай. Отвертки: болт стоит на месте, винт стоит на месте, отвертка, жало скручивается.



Владимир Кара-Мурза: Это частные фирмы завозят, вряд ли президент на таком уровне подписывал.



Борис Резник: Потом я никакой пощечины не усматриваю. Как бы действительно мы сегодня нано-технологии развиваем наукоемкие. В Зеленограде у нас целый ряд предприятий, которые выпускают продукцию мирового уровня. И нам есть что предложить Китаю. Китай рвется в космос, у нас космическая индустрия все-таки не совсем худая. Я думаю, что мы просто должны прислушаться и продавать Китаю наукоемкие технологии и продукцию современную, она у нас в отечестве есть, хоть не в том количестве, как хотелось бы, но все равно есть.



Владимир Кара-Мурза: Член Московской Хельсинкской группы отец Глеб Якунин встревожен историческими аналогиями.



Глеб Якунин: Вот этот победоносный визит Путина в Китай мне, уже пожилому человеку, очень напоминает пионерский возраст, когда нас заставляли петь гимн советско-китайскому братанию. Напоминает страшную ошибку Сталина, который в середине 30 годов помогал Гитлеру восстанавливать и совершенствовать этот вермахт чудовищный, от которого пострадал весь мир, а мы потеряли сорок миллионов человек. Можно говорить о том, что еще раз на этом страшном примере отношений Китая и России, что история, как говорится, впрок не идет. Амбициозные руководители государств забывают эти страшные уроки истории.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвича Петра.



Слушатель: Добрый вечер, уважаемые господа. Но Китай нас и спас где-то в 92-93 году, когда всех одел в пуховики и так далее, а наша промышленность стремительно обнулялась. Вопрос такой: уважаемый депутат, скажите, пожалуйста, почему же все-таки в Китай инвестиции иностранные и собственного капитала идут широким потоком, а в Россию тоненьким ручейком? Еще такая реплика короткая: нам не надо обольщаться на тему, что мы можем кому-то указывать на нарушения прав человека. Тот режим, который у нас существует, называется мнимый конституционализм.



Владимир Кара-Мурза: Как насчет того, что Китай нас спаси в начале 90 годов пуховиками?



Борис Резник: Пуховики – дело хорошее. Не только пуховики китайцы поставляли России, они нас одели, обули в то время, когда у нас мало что было. А сегодня они приносят огромную пользу российскому Дальнему Востоку. Потому что если посмотреть, доля китайского продовольствия, ширпотреба весьма значительная в том, что потребляют сегодня в Сибири, на Дальнем Востоке и в Москве в том числе. Я не согласен с такими крайними воззрениями, как у отца Глеба Якунина. В конце концов надо отношения строить, а не декларировать. Мы можем никак не общаться с Китаем. Это огромная соседняя страна. И, кстати говоря, сравнивать Китай с гитлеровской Германией я бы не стал - это разные совершенно идеологии и разные пути. И Китай, как мне кажется, я в этом убежден, не несет сегодня реальной угрозы для России. И мы можем долгие годы строить отношения с Китаем на основе дружбы и взаимосотрудничества.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем Владимира из Нижегородской области.



Слушатель: Два вопроса у меня. Господин депутат, чем не угодил вам Конституционный суд?



Владимир Кара-Мурза: Сегодня решили перенести Конституционный суд в Ленинград.



Борис Резник: Знаете, я считаю, это причуда власти. Но хотят они иметь Конституционный суд в Питере, пусть имеет. Это не принципиально, это не повод, чтобы страна становилась на дыбы. Как бы мне непонятно это решение. Говорят, что будет меньше коррупционность. Разве зависит коррупционность от того, что человек за 700 километров, его и туда приедут купят, если он продается в Москве, продастся и в Питере. Поэтому это очень неубедительный довод.



Владимир Кара-Мурза: И оскорбительный для судей.



Борис Резник: Я только хотел сказать, предположения такие оскорбительные, тем более для судей Конституционного суда. Они должны как Римский Папа быть вне подозрений.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Григория.



Слушатель: Здравствуйте. Товарищ координатор, как вы думаете, может быть нам лучше с Японией задружиться, дать японцам на Востоке поработать? Шуганут они китайцев вниз к Австралии.



Борис Резник: Мне напоминает, у нас на военной кафедре был преподаватель, он обучал нас стрелковому оружию. Его спрашивают: скажите, что лучше цельник или мушка? Он обалдело посмотрел и сказал: и то, и другое лучше. Поэтому, я думаю, и то, и другое лучше, надо строить отношения и с Японией, и с Китаем, и со всеми жить в мире странами, строить отношения и не забывать свою пользу.



Владимир Кара-Мурза: Какие перспективы для ваших избирателей открывает завершившийся визит?



Борис Резник: Я бы назвал этот визит успешным. Потому что те соглашения, которые подписаны, они прежде всего дают перспективу развития российского Дальнего Востока. Если будет две трубы прокладываться, и газовая, и нефтяная по нашим территориям, во-первых, загрузят Байкало-амурскую магистраль, которая сегодня находится в тяжелом состоянии, возится по ней не бог весть сколько грузов, она не заполнена и на половину. Это позволит и попутно газифицировать и наши территории.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG