Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Проблемы дошкольного воспитания в Уральском регионе


Программу ведет Светлана Кулешова. В программе принимает участие Елена Уральская, заведующая частным детским садом «Дошколенок».



Светлана Кулешова: По официальной информации, в Свердловской области в очереди на место в садик стоят 35 тысяч детей. Из них 15 тысяч - в Екатеринбурге. Каждый второй дошкольник Свердловской области в прошлом году не посещал детский сад. Эта типичная для России картина. О том, как живет в условиях нехватки детсадов Екатеринбург, рассказывает корреспондент Радио Свобода Ирина Мурашова.



Ирина Мурашова: 14 лет назад в Екатеринбурге было 115 муниципальных и более 400 ведомственных детских садов. Экономика и демография сделали свое дело - в зданиях дошкольных учреждений расположились центры соцзащиты, школы, негосударственные вузы, рок-центр и мебельный салон. Сейчас в Екатеринбурге около 300 детских садов, но в дело снова вступила демография - детей стало больше, и помещения понадобились. Однако вернуть их не так-то просто: те же школьники и родители тратили собственные силы и деньги на переоборудование детсадовских помещений в учебные классы. Тем не менее, муниципальных детских садов становится больше - к концу этого года в Екатеринбурге их будет уже 261, обещает мэр Аркадий Чернецкий.



Аркадий Чернецкий: Мы часть зданий возвратили обратно, и пытаемся их реконструировать для того, чтобы с минимальными затратами получить нужный результат.



Ирина Мурашова: Мэрией движет не только забота о горожанах, но и нежелание получать тумаки в политической борьбе - тема детских садов уже была козырем на выборах в Городскую Думу, вплоть до родительских пикетов. Главный специалист Управления образования Екатеринбурга Наталья Кускова этому удивляется и обращается к беспристрастной статистике: обеспеченность детей местами в детских садах в городе - даже выше, чем в среднем по России, мест стало меньше процентов на 8, чем лет 20 назад. Зато сами садики теперь популярнее.



Наталья Кускова: Здесь, наверное, несколько причин. Прежде всего, это доверие к общественному дошкольному воспитанию, и вторая причина - это, наверное, все-таки очень низкий уровень безработицы.



Ирина Мурашова: Условно детские сады Екатеринбурга можно разделить на четыре категории - муниципальные, ведомственные, негосударственные и мини-садики. Выбор только кажется богатым. Родители, которые смогли отдать ребенка в недорогой муниципальный детский сад, считают это удачей. Татьяна смогла «пристроить» своего сына только по знакомству.



Татьяна: Устроить ребенка в детский сад очень тяжело. Я обзвонила в своем районе все детские сады, какие только могла, в том числе и мини-садики. Но это для меня совершенно неприемлемый вариант. Потому что я считаю, что их совершенно никто не контролирует. И не известно, откуда берется персонал.



Ирина Мурашова: По статистике, почти 30 процентов детей в России рождаются вне брака, и матерям-одиночкам нынешнюю оплату детсада «потянуть» сложно. Городские власти считают негосударственные детские сады - сейчас в Екатеринбурге их 6 - перспективным направлением.


А вот к мини-садам отношение сложное. Они не могут заниматься педагогической деятельностью, не все в их работе прописано в законах. Правда, ЧП случаются и в официальных дошкольных учреждениях Екатеринбурга - то вдруг выясняется, что воспитательница болеет открытой формой туберкулеза, то на снегу детской площадки хулиганы разбивают ампулы с серной кислотой.



Светлана Кулешова: В Екатеринбургской студии Радио Свобода – Елена Уральская, заведующая одного из шести частных детских садов Екатеринбурга - детского сада «Дошколенок».


Доброе утро, Елена Михайловна.



Елена Уральская: Доброе утро.



Светлана Кулешова: Осталось очень мало частных детских садов, хотя в конце 90-х годов их было значительно больше. С чем это связано, на ваш взгляд?



Елена Уральская: На мой взгляд, это связано с тем, что город при планировании образовательных учреждений, при их переходе в частные руки поднимает арендную плату. А арендная плата назначается всем учреждениям города. И назначена эта арендная плата в соответствии с типами тех учреждений, которые есть. Есть определенная арендная плата. И ее не снижают, не уменьшают в связи с тем, что там находится дошкольное образовательное учреждение, что это дети-дошкольники, и за них полностью оплату вносят родители. Все перекладывается на плечи родителей. И просто детским садам становится невыгодно содержать здание, где нужно платить и коммунальные платежи, где нужно... Вообще дошкольная сфера – это очень затратная сфера. Ведь детям нужно очень много и различных пособий, и игрушек, и так далее.



Светлана Кулешова: Частным детским садам очень тяжело выживать. Мини-детсадам, если они пройдут все процедуры лицензирования и оформления документации, выжить, скорее всего, будет вообще невозможно. Мы пригласили сегодня вас в студию для того, чтобы обсудить ситуацию, сложившуюся с одним из мини-детских садов Екатеринбурга. Его владелицу оштрафовали, привлекли к административной ответственности за незаконное предпринимательство. Как вы относитесь к этой ситуации?



Елена Уральская: Дело в том, что мини-детские сады не могут вообще получить лицензию на право ведения образовательной деятельности. Они не соответствуют нормативным правилам – тем правилам, которые существуют. При лицензировании нужно пройти соответствие санитарным правилам, соответствие пожарным правилам. Они этим правилам не соответствуют изначально, потому что находятся в здании жилых помещений, в здании жилых домов и так далее.



Светлана Кулешова: Это значит, что нужно менять правила, или это значит, что нужно закрывать мини-детские сады?



Елена Уральская: Это значит, что нужно закрывать мини-детские сады и делать их так, как положено – в отдельно строящемся здании. Потому что первое санитарное требование – это отдельно стоящее здание, в котором не должно быть никаких посторонних лиц. В соответствии с этим положением даже в нашем образовательном учреждении мы проводим курсы повышения квалификации и так далее. И мы сейчас открываем новые группы для того, чтобы снова переориентировать все здание под детский сад, чтобы были только детские группы.



Светлана Кулешова: Мы предлагаем слушателям Радио Свобода присоединиться к нашей беседе. Если бы у вас была возможность выбора, что бы вы выбрали – муниципальный детский сад, частный или вообще мини-садик, и почему?


Елена Михайловна, неужели это так важно, чтобы здание стояло отдельно?



Елена Уральская: Дело в том, что по требованию санитарных правил должны быть собственные коммуникации у данного здания, чтобы не было заноса какой-либо инфекции. И плюс лица, которые находятся в жилом помещении, - это люди не санированные, так скажем, это люди, просто живущие в этом доме. И когда дети спускаются на улицу... они же должны гулять, они не должны постоянно находиться в закрытом помещении, и, соответственно, они будут встречаться с разными людьми. И в связи с этим есть такое положение, что должно здание стоять отдельно. Потому что там проводятся санитарные обработки в соответствии со всеми правилами санитарной безопасности.



Светлана Кулешова: И все-таки нельзя закрывать глаза на ситуацию в городе. Даже по данным одного из екатеринбургских сайтов, больше 60 детских мини-садиков. На очереди стоят 15 тысяч дошколят на получение путевки в муниципальные детские сады. Как эта ситуация может разрешиться в ближайшие годы?



Елена Уральская: Я думаю, что в ближайшие годы ситуация не изменится. Будут открываться все равно частные детские сады, потому что есть в них потребность. И если бы администрация пошла на уступки, и действительно строились бы новые дошкольные образовательные учреждения, то они смогли бы эту проблему снять. Есть люди, есть предприниматели, которые хотели бы организовать частный детский сад. Даже есть бросовые здания, которые когда-то были детскими садами, в свое время. Но сейчас они находятся в аварийном состоянии, и их никто не берет, потому что туда нужны очень большие капитальные вложения, очень серьезные капитальные вложения. И городу, администрации легче, может быть, построить новое здание, чем восстанавливать вот эти брошенные здания. И тот, кто хотел бы их взять, их сразу облагают арендной платой. Это очень тяжело.



Светлана Кулешова: А частный детский сад – это вообще выгодный бизнес?



Елена Уральская: Наверное, нет, все-таки это не совсем выгодный бизнес. Потому что дошкольники – это такой народ, в который очень много нужно вкладывать для того, чтобы было качество образования. Потому что мы работаем для качества образования. И мы не просто частный детский сад, а мы научная организация. И мы работаем не только для того, чтобы обеспечить родителей местами, а для того, чтобы поднять уровень качества дошкольного образования, помочь дошкольным учреждениям.



Светлана Кулешова: Елена Михайловна, давайте все-таки попробуем сосчитать, сколько стоит у вас месяц посещения ребенком детского садика?



Елена Уральская: Вот аренда, которая входит...



Светлана Кулешова: Сколько стоит путевка на месяц? Сколько платят родители в месяц?



Елена Уральская: В месяц родители платят сейчас, вместе с питанием, где-то 9 с лишним тысяч.



Светлана Кулешова: Сколько детей в садике?



Елена Уральская: В садике у нас где-то около 100 детей.



Светлана Кулешова: Вы получаете почти 900 тысяч в месяц платы с родителей. Это же очень серьезная сумма. Получается, что это очень выгодный бизнес. На что идут эти деньги?



Елена Уральская: Деньги в основном идут... я вам скажу, что, наверное, больше половины уходит на арендную плату. Арендная плата очень дорогая. Из оставшейся суммы... довольно-таки дорого стоят коммунальные услуги, потому что это большое здание, это здание с большими коммуникациями, и стоимость довольно серьезная. И оставшейся части только-только хватает нам на зарплату, на налоги на зарплату. И вот оставшимися деньгами мы должны еще как-то распоряжаться, чтобы нам жить, покупать обеспечение для детей, игровое обеспечение, дидактическое обеспечение и так далее.



Светлана Кулешова: То есть получается, что возможности выкупить это здание и не платить арендную плату, а иметь его в собственности, ее нет?



Елена Уральская: Такой возможности нет.



Светлана Кулешова: Как часто повышается плата в детском саду «Дошколенок»?



Елена Уральская: Плата в детском саду «Дошколенок» повышается в связи с тем, что поднимается арендная плата. Все зависит от города.



Светлана Кулешова: Как часто повышается арендная плата в Екатеринбурге?



Елена Уральская: А арендную плату повышают, ну, наверное, каждый год, практически каждый год повышают. И растут же коммунальные платежи, цены на продукты тоже растут.



Светлана Кулешова: А есть ли какие-нибудь льготы?



Елена Уральская: Практически нет.



Светлана Кулешова: Практически или нет?



Елена Уральская: Нет.



Светлана Кулешова: Нет вообще никаких льгот для детского сада?



Елена Уральская: Нет вообще, потому что если бы детскому саду помогали, то мы могли бы сделать эти льготы. Мы неоднократно выходили на взаимное сотрудничество с городом, что мы могли бы взять такие группы, если бы было финансирование. Но у нас же нет финансирования. Мы полностью существуем только на собственные средства.



Светлана Кулешова: Если вернуться к проблеме мини-детских садов и частных детских садов, сравнить частный детский садик и мини-детский садик. В мини-детсадике все равно плата получается не 9 тысяч, а значительно меньше.



Елена Уральская: Да, конечно. Потому что они не платят такую арендную плату, во-первых. Они оплатили коммунальные платежи, заплатили за эту квартиру, которую они снимают, плюс зарплата сотрудников не такая большая на такое количество детей. А оставшейся суммой они распоряжаются.



Светлана Кулешова: Елена Михайловна, родители зачастую думают: лишь бы ребенок не плакал, ему было бы хорошо и комфортно в детском садике. И мини-детсад – это, в принципе, идеальный вариант.



Елена Уральская: Да, присмотр, уход.



Светлана Кулешова: Там мало детей и нет таких стрессов, как в большом детском учреждении. Вы наверняка сталкивались с ситуацией, когда ребенок из мини-детсада приходит к вам. Есть ли какая-то разница между ребенком из мини-детсада и ребенком из большого детского сада?



Елена Уральская: Разница есть. Дело в том, что мини-детский сад, да, там небольшое количество детей, и это все-таки еще не социум, это не большая группа, где находится ребенок. И зачастую эти дети спокойные, иногда бывает, что и закомплексованные, и так далее. В большой группе, в обычной группе детского сада дети встречаются, как и в большом социуме, с разными детьми. Да, родители боятся стрессовых ситуаций, когда ребенок попадает в большую группу. Да, идет адаптационный период к этой большой группе. Но именно в социуме, именно в большой группе развивается ребенок как личность. Он становится личностью. Он пробует себя, он пробует себя в общении с детьми, в общении со взрослыми, находит свою нишу определенную. И зачастую потом уже идет корректировка этой личности в школе, где он встречается опять же с большим коллективом детей.



Светлана Кулешова: Лучше сразу ребенка в большой детский сад отдавать или на адаптацию можно последние два-три года перед школой оставить?



Елена Уральская: Лучше идти сразу в большой детский сад. Дело в том, что в большом детском саду есть специалисты. Сейчас и в муниципальных детских садах есть специалисты. У нас, допустим, каждое направление ведет отдельный педагог, отдельный специалист. И дети ходят в отдельные кабинеты. И это тоже преемственность в дальнейшем со школой.



Светлана Кулешова: Елена Михайловна, еще одна важная составляющая детского образовательного учреждения, детского дошкольного учреждения – это медицина. Иногда важнее медицинский надзор, нежели образовательные программы, по крайней мере, жизненная необходимость как раз в этом. Кто отслеживает график прививок в мини-детских садиках, в частных детских садиках, в муниципальных?



Елена Уральская: Отслеживает поликлиника, где находится данное образовательное учреждение, по территориальному району. И наше образовательное учреждение также отслеживает поликлиника там, где мы находимся, в Октябрьском районе.



Светлана Кулешова: То есть если мини-детсад не зарегистрирован вовсе или существует как ИП, то поликлиника не имеет возможности следить за графиком прививок?



Елена Уральская: Поликлиника не имеет возможности следить и отслеживать. Там составляется определенный график на каждого ребенка индивидуально. Причем мы получаем вакцину от поликлиники. И по этому направлению работает и медсестра, и врач контролирует. И все прививки ставятся только под присмотром врача.



Светлана Кулешова: Сколько ребят должно быть в группе для того, чтобы было максимально комфортно, с одной стороны, а с другой стороны, чтобы шла вот эта социальная адаптация, упомянутая сегодня?



Елена Уральская: Не меньше чем 12-15 человек.



Светлана Кулешова: То есть все-таки 5-6 – это очень мало, а 20 – это многовато?



Елена Уральская: Ну, я бы не сказала так, что 20 – это слишком много. У нас в группах так и есть: 15 – до 3-х лет, и 20 – начиная с 3-х лет. Это санитарные нормы, так, как положено во всех образовательных учреждениях. Но надо смотреть, находятся ли дети в одном помещении в течение всего дня. Потому что в обычном детском саду дети по 20-25 человек... сейчас очень много человек в группах в муниципальных детских садах, так как мест не хватает, и группы переполнены. Но они находятся в этом помещении практически постоянно, уходя только в музыкальные залы и на физкультурные занятия.


У нас дети не находятся постоянно в одной группе. У них есть еще семь кабинетов, где отдельные специалисты с ними занимаются по подгруппам. И вот эта социальная адаптация идет в связи с тем, что ребенок еще находится... он ходит, гуляет по помещению, уходит в другие кабинеты. И идет общение не с одним-двумя воспитателями, а у нас восемь педагогов, которые с ними общаются.



Светлана Кулешова: «Дошколенок» – это образовательный центр, по большому счету.



Елена Уральская: Да, конечно.



Светлана Кулешова: Это не только детский садик.



Елена Уральская: Это образовательно-развивающий центр, это научная организация, потому что мы ведем и разработки программ, и разработки дидактических пособий, игр и пособий, которые нужны для развития ребенка.



Светлана Кулешова: Тогда сравните, пожалуйста, образовательные программы, которые действуют в муниципальных детских садиках, и которые, на ваш взгляд, должны бы быть, и, видимо, которые существуют в «Дошколенке».



Елена Уральская: Мы работаем также по государственной программе. Мы в соответствии со всеми государственными нормами работаем. Но есть и свои авторские наработки, которые как раз и направлены на развитие личностных качеств ребенка. Программа идет одна – программа государственная. А вот технология, которая реализует эту программу, вот она у нас авторская, которую мы предлагаем другим образовательным учреждениям и повышением их квалификацию.



Светлана Кулешова: Многие родители считают, что этой программы государственной не достаточно для того, чтобы ребенок потом нормально вошел в школьную программу и, тем более, добился какого-то успеха в жизни. В 3 года детей еще учат различать цвета, немножечко считать предметы, а многие дети уже в этом возрасте готовы учиться читать и знают буквы.



Елена Уральская: Вообще возраст ребенка, когда ребенку нужно давать буквы, когда его обучать... Когда у ребенка возникает интерес, тогда этим и нужно заниматься. Мы работаем по своей технологии так, чтобы ребенок знакомился со звуками, с буквами, начиная уже с 1,5 лет. А для этого есть своя технология и свои пособия.



Светлана Кулешова: Каждый ребенок готов к обучению чтению, ну, или к чему-то другому в разное время. Когда в группе 20-25 человек или даже всего 15, индивидуальный подход обеспечить очень сложно. Так что или социальная адаптация, или хорошие развивающие программы. Получается, что выбор таков?



Елена Уральская: Я бы так не сказала. В связи с тем, что, да, дети разные, и программа идет, когда дети занимаются по подгруппам. Но здесь еще есть такой момент: ребенок берет то, что ему необходимо по уровню развития. Интерес у ребенка возникает к тому или иному материалу. Дети находятся на занятии все вместе, но вот подгруппы комплектуются по уровню развития ребенка – так, чтобы ребенок чувствовал успех в своей деятельности. Если ребенок идет вперед по своему развитию, он и занимается с более старшими детьми, и наоборот.



Светлана Кулешова: Но это если говорить об образовательном центре «Дошколенок». А если говорить о муниципальном детсаде, конечно...



Елена Уральская: А в муниципальных детских садах, там работают... Многие родители хотели бы, чтобы с ребенком обращались именно по уровню развития его, а не передавали только в группу по возрасту конкретно. Но все-таки в муниципальных детских садах формируются группы по возрасту.



Светлана Кулешова: Вот и получается, что если родители хотят, чтобы были развивающие программы, чтобы к ребенку относились с индивидуальным подходом, им стоит выбирать какие-то мини-садики, у которых образовательные программы.



Елена Уральская: Ну, в мини-садиках мы не можем контролировать ту образовательную программу, которая там реализуется. Ведь в мини-детских садах в основном работают один-два специалиста. И они ведут полностью образовательный процесс.



Светлана Кулешова: Мы подошли к очень серьезной проблеме – как сделать так, чтобы можно было осуществлять и медицинский контроль, и образовательный контроль над мини-детскими садами. Итак, мы пришли к такому выводу, что если родители хотят развивать своего ребенка, то лучше думать о мини-садике. С другой стороны, мини-детсады редко заключают договоры с родителями, плохо там обстоят дела с медицинским наблюдением, и программы зачастую никаким образом не лицензированы, и контроля над образовательными программами также нет. Какой есть выход?



Елена Уральская: Выход – идти в образовательное учреждение, в котором есть все нормативные требования, то есть которое соответствует всем нормативным требованиям.



Светлана Кулешова: Частные детские сады – это выход?



Елена Уральская: Получается, либо частный детский сад, либо муниципальный детский сад и плюс развивающие программы, если родители считают, что эти программы не реализуются в достаточной степени в муниципальном учреждении.



Светлана Кулешова: Проблема частного детсада в том, что повышается бесконечно арендная плата, и детсад для того, чтобы выживать, вынужден повышать плату, которую вносят родители. То есть минусы в этом выходе тоже очень серьезные.



Елена Уральская: Серьезные выходы потому, что ложится оплата на родителей. Но качественное образование, оно и должно быть дорогим. Если мы вкладываем в ребенка, то мы вкладываем в его будущее. А будущее образование поможет ему в дальнейшем и в школе, и в вузе, где будет он обучаться. Потому что в дошкольном возрасте ребенок развивается с позиции активного, творческого деятеля. И если мы разовьем эту позицию у будущей личности, то ему будет гораздо проще потом самостоятельно и обучаться в школе, с ним не надо будет сидеть постоянно над домашними заданиями, потому что этот ребенок будет самостоятельно в поиске знаний, и потом, естественно, будет легче в вузе, и ориентироваться в жизни в целом. Потому что мы стараемся не только дать определенные знания, и родителям, которые приходят к нам, мы не говорим о том, что мы обучаем чтению, письму и так далее, а мы развиваем личность ребенка, а это гораздо больше...



Светлана Кулешова: А какие есть параметры, по которым на выходе из детсада оценивается уровень развития личности?



Елена Уральская: Сложно сказать. Ребенок, который коммуникабельный, активный, с творческой позицией, то есть умеет преобразовать то окружающее пространство, которое вокруг него находится. Этот ребенок легко входит в контакты со взрослыми и с детьми. Будучи в школе, у него нет стрессовых ситуаций, когда он приходит в новый коллектив. Он находит свое место в этом коллективе.



Светлана Кулешова: Вот с одной стороны, для родителя очень привлекательно звучат слова: авторская программа, творческий подход, новые методики. С другой стороны, в конце 90-х годов мы столкнулись с ситуацией, когда этих авторских программ было очень много. И дети, которые по ним воспитывались, уже подросли. И не всегда мы видим хорошие результаты. Как авторская программа, когда она создана, оценивается, принесет ли она человеку пользу потом, на выходе, или это рискованный эксперимент?



Елена Уральская: Дело в том, что здесь нужно очень четко вести работу по диагностике уровня развития ребенка. И не только уровня развития речевых навыков и так далее, но и уровень развития психических процессов, уровень развития личностных качеств ребенка.



Светлана Кулешова: А как можно вести диагностику самой образовательной программы? Вы сказали, что «Дошколенок» - это как бы лаборатория педагогическая, где пробуются новые педагогические подходы. С одной стороны, это хорошо, а с другой стороны, звучит так, будто на детях эксперименты образовательные ставятся.



Елена Уральская: Это, может быть, звучит так, действительно. Но, во всяком случае, все подходы, реализующиеся в научной организации, в нашем образовательном учреждении, направлены на развитие самостоятельной, активной, творческой личности. И не с тем, чтобы дать определенный набор знаний, умений и навыков, а для того, чтобы дать ребенку возможность самому попробовать себя в той или иной деятельности, и найти то, что ему наиболее близко.



Светлана Кулешова: А когда были советские образовательные программы, они на что были нацелены? Сейчас почему-то принято говорить, что в советское время воспитывали человека послушного, способного выполнять какие-то команды, и к творческой деятельности вроде как и не склонного.



Елена Уральская: Дело в том, что если вспомнить программы, то там были такие позиции: что в каждом возрасте должен освоить ребенок. Так вот, позиция такая, что должен освоить ребенок в 2 года – то-то, в 3 года – то-то, знать определенный набор геометрических фигур, цветов и так далее. А мы стоим на позиции, что ребенок нам ничего не должен. Ребенок развивается так, как он развивается. И мы должны ему создать условия для его развития. Это у нас как бы должностных обязанностей побольше перед ребенком.



Светлана Кулешова: Вы – как детсад «Дошколенок», или вы – как образовательная дошкольная система в целом? Хочу просто уточнить, в муниципальных детских садах такой же подход, что «ребенок должен, а мы ему должны»?



Елена Уральская: Сейчас в связи с выходом новых программ... а сейчас довольно много программ, которые рекомендованы государственной системой образования, которые как раз реализуют именно личностно ориентированный подход к ребенку. А личностно ориентированный подход как раз и предполагает... Но педагоги наши, которые воспитывались еще в той системе, в основном в муниципальных детских садах, которые получают не очень большую заработную плату, и остались специалисты, которые отработали много лет в этой системе, так вот им перейти на личностно ориентированный подход очень сложно. И для этого нужна новая технология.



Светлана Кулешова: Елена Михайловна, большое спасибо за участие в программе.


XS
SM
MD
LG