Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Выставочный зал. "Памятники русского театрального авангарда. 1910-е - 1930-е годы"


Лиля Пальвелева: В небольшой зал галереи «Элизиум», которая располагается в Центральном доме художника, надо приходить надолго. Здесь открылась выставка «Памятники русского театрального авангарда. 1910-е - 1930-е годы». Мало того, что на стенах эскизы декораций развешаны плотно, рамка к рамке и до самого пола, а посередине установлены манекены в театральных костюмах Татлина, так здесь еще в соответствии с новой музейной модой работает монитор. Показывают реконструкцию футуристического спектакля «Победа над солнцем» по пьесе Крученых. Сценография самого Малевича. Рассказывает директор галереи «Элизиум» Марина Молчанова



Марина Молчанова : Реконструкция была сделана в Америке. Это реконструкция 1986 года. Делалась она под кураторством Музея Гугенхайма, Шарлоттой Дуглас - это известный человек, специалист по русскому авангарду. У них, к счастью, нашлись возможности представить этот спектакль. Они взяли опубликованные эскизы Малевича, и по ним сделали костюмы, и разыграли и сняли этот фильм. Фактически они попытались представить тот реальный спектакль, который был в те далекие годы, так как вы знаете, что повторов было, к сожалению, всего лишь несколько. Фактически этот спектакль не запечатлен никаким образом. Мы можем только представлять и видеть то, что сделали коллеги на Западе, восстановив этот спектакль.


Поэтому, безусловно, интересно посмотреть его, интересно послушать музыку, постольку - поскольку к этому спектаклю ведь музыку написал выдающийся человек - Матюшин. Музыка Матюшина, текст Крученых и художник Малевич. Это уникальная вещь. Это фактически первый опыт футуризма на сцене, то есть попытка представить совершенно другое искусство. Это эксперимент.


Что значит "Победа над солнцем"? Это победа над закостенелыми старыми взглядами в слове, в живописи и в музыке. Интересная деталь: у нас есть книжка Крученых "Победа над солнцем". Там есть ноты. Мы попросили эти ноты переложить, чтобы сделать музыку. Примечательно, что молодые люди, которым по 20 лет, когда послушали, сказали: «Современная музыка!».



Лиля Пальвелева: Актеры в фильме-реконструкции движутся как автоматы. Это было знаком эпохи авангарда с его влюбленностью во всякого рода полезные механизмы.


Художественный руководитель галереи «Элизиум» Юрий Лоев особенно выделяет два конструктивистских эскиза незаслуженно забытого автора Александра Быховского, который в 20-х годах в Новосибирске основал театр кукол.



Юрий Лоев : Это композиция «Движение». Также назывался и спектакль, который показывали на Парижской выставке 1925 года, где он получил даже какой-то диплом. Это очень характерная для того времени тенденция - идти навстречу общей политике в стране. Промышленность, индустриализация, некое такое более внимательное обращение к механике. В данном случае, здесь изображены такие куклы будущего. Один из эскизов изображает радиста. Это кукла, которая набрана из деталей, относящихся к радиолюбительству. У нее уши-рупоры большие, руки-антенны скрученые.



Лиля Пальвелева: А вот второй эскиз куклы Александра Быховского.



Юрий Лоев : Это кондуктор, вагоновожатый напоминает паровоз, фасад паровоза - живот круглый, а голова - это семафор с поднятой рукой. Вот такая машинерия.



Лиля Пальвелева: Казалось бы, одно из самых благодатных и дерзких направлений в русском искусстве, которое принято называть «первый авангард», изучено очень хорошо. И выставки, посвященные раннему авангарду, уже давно не редкость, и целые тома о нем написаны. Однако, подчеркивает Юрий Лоев, большинство, представленных сейчас в галерее «Элизиум» вещей, экспонируется крайне редко .



Юрий Лоев : Основа коллекции - частное собрание московское, и дополнительно мы взяли работы в Театральном музее имени Бахрушина, Музее Маяковского и Музее Большого театра. Работы, которые находятся в музеях даже, не все существуют как предмет такой инициативы зрительской. Например, те работы, которые у нас сейчас находятся, никогда не показывались в постоянной экспозиции. У них просто свои принципы, свои какие-то законы существуют. У нас тут есть несколько работ даже из Бахрушинского музея, которые впервые показываются широкой публике. Например, экспонат из Большого театра - это известный такой театральный художник, бывший главный художник Большого театра Федоровский. Этот эскиз главной героини к "Лебединому озеру" был сделан им в 1921 году, и впервые показывается у нас.



Лиля Пальвелева: У Федоровского балетная пачка Одиллии (она же - Черный Лебедь) кажется составленной из крупных кристаллов, острые грани которых переливаются контрастными цветами. Название «кубизм» красноречиво. В эскизе этого костюма нет ни одной плавной линии. Здесь царит геометрия, точно также, как в костюмах одного из создателей течения «конструктивизм» Владимира Татлина, недаром он еще и архитектором был.


При этом вот что удивительно: приверженность к линиям, выведенным будто бы с помощью циркуля и линейки, нисколько не ограничивала буйной фантазии.


Вот на манекене поверх одежды закреплена странная конструкция, какой-то полукруглый каркас. «Что это?», - спрашиваем Юрия Лоева.



Юрий Лоев : Условная конструкция - это живот, это пузо у него такое. Место действия - не Земля, а некая страна неизвестно где. Это по поэме Крученых сделано "Зангези". Та дальняя фигура - Горе или Смерть, а это Смех, наоборот, Жизнь, Радость. Эта девушка в маске с гробовой доской, и в руке у нее молния, то есть она изображает Смерть. А это Смех. У него такой большой живот. Он доволен жизнью, хорошо питается. Он улыбается, смеется все время. Третья кукла - это сам герой Зангези. Его изображал в спектакле сам художник Татлин. Здесь тоже довольно любопытно. Это такой полупроизводственный костюм того времени. Но для того, чтобы объяснить тогдашнему зрителю, чем отличается этот человек, он ведь живет по идее не на Земле, а в другом каком-то мире, поэтому в одежде Татлин придумал, что исподнее (нижняя рубаха, нательная) надето сверху, на рубашку внешнюю, то есть все наоборот. Таким образом, он хотел сказать, что это как бы нереально для Земли, а вот там живут такие люди, у которых все наоборот. А вот этот военный ранен, на самом деле. Он называется у Крученых "солдат-эпилептик". Он ранен в голову. Он эпилептик. Но бинты у не белые, а черные, потому что в этой стране черные бинты. Он потерял кусок ноги на войне, но все же при шашке. Он как бы продолжает стоять на страже.



Лиля Пальвелева: Век первого авангарда был недолгим, но экспериментаторское по своей природе художественное течение породило необычайно много новых идей, свежесть которых и до сих пор не утрачена.


XS
SM
MD
LG