Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма. 25.03.06




«Мы с Аллой (женой, демократкой-ультра-си в первом поколении) любим слушать ваши передачи, - пишет Станислав Абрамов из Санкт-Петербурга. - И письма бывают хороши, и комментарии – просто перлы по выдержанности и остроумию. Как будто вы проходили практику в английском клубе».

Спасибо, Станислав. Рад, что Бог дал вам такую замечательную женщину в спутницы жизни – другие моих передач не слушают или слушают, да не хвалят. Только такие. Станислав Абрамов – отставной моряк, кандидат технических наук, у него 60 научных трудов, 17 изобретений. Он играет в теннис, тренирует любителей. Однажды ему приснился страшный сон: будто бы он выступает с речью на политическом форуме и пытается вразумить тех деятелей первых лет российской демократии, которые сегодня отошли от борьбы. В связи с этим он даже написал стихи под названием «Отказные отцы демократии».


Пора за дело взяться не шутя,


Без слёз нельзя смотреть на Демократию –


Такое беспризорное дитя!


Своею опасаетесь признать её, –


Пришлось бы обустроить колыбель?..


Ещё одно стихотворение господину Абрамову навеял наш слушатель-сталинист, высказавшийся дословно так: « У меня оба родителя были репрессированы, но всё равно он вождь и счастье». Абрамов просит Господа вернуть таким людям их «любимого злодея».


Коль просят, прояви любезность,
А заодно и учреди
От мира занавес железный.



Письму господина Абрамова вторит письмо из Москвы от Леонида Андреевича Кириченко. Он пишет о том, что даже российские демократы не обращают внимания на крайне ущербное российское выборное законодательство. «Похоже, российские законы победили выборы окончательно: составлены так, что позволяют осуществлять безнаказанно самые вопиющие фальсификации. Но даже в выступлениях наших известных демократических деятелей, даже, например, в программных тезисах Объединенного гражданского форума не говорится об этом».


Здесь сразу можно сказать, что автор попадает в точку. Давно установлено, что уж чего-чего, а законов в России не читает никто – ни фашисты с коммунистами, ни демократы с либералами.


«Выступление нашего официального идеолога Суркова, о котором шла речь в вашей последней передаче, - пишет Кириченко, – это вообще инструктаж операции прикрытия. Разъяснение, что надо приговаривать, отвлекая внимание от того, что делаешь, и от того, что делается. А сделано немало. Своими законами нынешней власти удалось не только построить гражданское общество, но и этапировать его по оси времени примерно в 1935 год. Из 108 миллионов избирателей только один человек (вы его знаете) сохранил право выдвигать кандидатов в губернаторы. Выдвигать кандидатов в депутаты Государственной думы 108 миллионов избирателей теперь тоже не могут. А раньше эти права у народа были. Теперь это право принадлежит исключительно делегатам партсъездов, и только тех партий, что разрешены министерством юстиции. Эту узурпацию права на выдвижение кандидатов горячо поддерживают все партии, простодушно объясняя, что иначе они не окрепнут. Умоляю огласить весь список того, - иронизирует автор, - что еще партии собираются отобрать у народа, дабы они могли укрепляться и дальше. Вообще-то изъятие каких-либо ценностей у мертвых или лиц, не способных их отстоять, называется мародерством. Но наши политические мародеры предпочитают называть себя демократическими партиями. Монопольное право выдвигать кандидата – это одно из избирательных прав, которое гораздо важнее, чем право быть избранным и право проголосовать. Осенью 2004 года президент Путин это понял».


Дальше в письме описываются настоящие чудеса. В канун последних московских выборов москвичи были лишены права голосовать «против всех» незаконно. Соответствующий законопроект тогда еще не дошел до Совета Федерации - был рассмотрен только Госдумой. «По закону, - говорится в письме, - член избирательной комиссии, передавший кому-либо пачку бюллетеней для вброса, может быть лишь оштрафован, да и то только с согласия прокурора субъекта Федерации. Но если он сам на глазах наблюдателей вбросит пачку бюллетеней, никакой ответственности закон не предусматривает. Да и сам вброс бюллетеней закон не считает нарушением. Не случайно Центральная избирательная комиссия трижды голосовала, пока не постановила таки, что щель в избирательном ящике может быть как угодно велика, главное - чтобы больше одного сантиметра. В новых пластмассовых ящиках она составляет полтора сантиметра. В такую щель одним махом войдёт пачка из двухсот бюллетеней. Никакой ответственности за печатание открепительных удостоверений и за многократное голосование по ним закон не предусматривает». Наконец, из письма Леонида Кириченко я узнал, что норма о расформировании ЦИКа написана так лукаво, что никогда не может быть исполнена – не указано, кто же имеет право обратиться в Верховный суд по этому поводу.


Многие по-другому стали слушать радио «Свобода». Всё нелестное, что они слышали о своей стране раньше, они относили на счёт советской власти. Это им нравилось, этому они, так сказать, подпевали. А теперь, когда советской власти нет, им кажется, что их страну чернят. Им неприятно, что она изображается не такой благообразной, как Америка. «Советской власти больше нет. Что вам ещё надо? Почему продолжаете поливать нас грязью?» - говорят они как зарубежным, так и отечественным «критиканам». Теперь они не критики, а «критиканы». Очень интересно! Появилось желание тягаться с Америкой. Когда это делала советская власть, они плевались, а теперь захотелось самим. И вот уже в передачах радио «Свобода» они ищут не новостей и мнений, а «справедливого судейства» - я бы так это назвал. Сообщая, что у нас, в России, кого-то пристрелили, расскажите, для равновесия, что и в Америке кого-то удавили. Вот пишет давний-давний слушатель, лет тридцать был нашим "лепшим" другом, а теперь… Потрясающе интересно пишет: «Ради справедливости я в продолжение всех этих лет хотел услышать не только о том, что плохо у нас в России, но и о том, что не так в Америке – о необходимости ядерной атаки на Японию, о разрушении экономической инфраструктуры Югославии, о законности всеамериканского голосования о золотых медалях в фигурном катании... Этот список я могу продолжать всю ночь, и электронов хватит - (письмо пришло по электронной почте) - но мне говорили только о том, какие мы все плохие, начиная с семнадцатого года. Я согласен, что после геноцида, устроенного большевиками, чекистами, сталинистами, фашистами, гебистами - список опять можно продолжать всю ночь - появление людей, обладающих умом, совестью и честью Сахарова, маловероятно, но нельзя же всех нас считать быдлом и кормить информационными помоями. Люди, живущие на территории вещания радио «Свобода», вынесли столько, что не выдержит ни один "священный камень Европы". Они не заслуживают такого к себе отношения, тем более не пристало прикрывать идеей демократии и свободы обыкновенную отработку заказа». Грустно мне было читать это письмо, бесконечно грустно. Этот человек желает справедливости. Но его желание справедливости, как он её понимает, входит в противоречие с природой свободной печати. Свободная печать всегда и везде не ласкает народный слух, а терзает его - говорит больше о плохом, о недостатках и упущениях, обнажает и раздирает общественные язвы. Радио «Свобода» с её корреспондентами тут не исключение. Ну, подумайте сами. Разве для того человек испокон веков просит слова, чтобы похвалиться собой, погодой и родиной? Когда кто-нибудь пишет нам, что мы, такие-сякие, хотим отучить его любить и ценить его родину, я спрашиваю: «Но вы ведь её любите и цените? Вас мы не отучили? Почему же вы считаете, что другие не такие стойкие, как вы?» Сто раз пишут, и сто раз я так отвечаю. Я думаю в связи с этим о будущем российской печати. Вернётся свобода (обязательно ведь вернётся!) – и опять станут вещать всё больше о плохом, остром, о язвах, как уже было. И сколько нареканий опять услышит наш брат в России от тех людей, которые рождены быть цензорами и воспитателями юношества, что одно и то же, а по чистой случайности стали кто инженером, кто счетоводом! В сущности, как раз этим людям идя навстречу, путинизм и спеленал телевидение, и затоптал печать. Будут и на московское телевидение писать: почему вы говорите только о том, какая плохая наша Россия – говорите, что и в Америке не рай. Не рай, друзья, не рай, только что, скажите, делать с вашей мнительностью? Это как если бы муж говорил жене: «Ну, что ты меня пилишь? В Америке, думаешь, пьяниц нет?» Умная жена знает, что ответить. «Я, - скажет, - живу пока не с американцем, а с тобой, если это можно назвать жизнью». А я могу дать только один совет. Включая радио или просто думая о жизни, не настраивайтесь на борьбу с Америкой, не надо! С вами никто не борется, ей-Богу! У вас замечательная страна, и вы без греха, каждый – без пятнышка, но соловей должен петь, а пёс – лаять, мы же - не соловьи, а псы, уж извините. Так и называемся: сторожевые псы демократии. Такими будут и те ребята, которые станут вещать и писать, когда у вас в России опять потеплеет. «О себе особенно расписывать нечего, - говорится в следующем письме. - Как и любой советский в прошлом человек, имею стандартную судьбу винтика. Учился где смог, женился когда смог, отслужил куда послали, работал где принимали». Завидую этому человеку литературной, так сказать, завистью. Михаил Петров из Питера. Я бы так не смог описать целую жизнь и целую эпоху. Даже захотелось к нему в напарники – добавить пяток заключительных слов: похоронят где будет место. Учился где смог, женился когда смог, отслужил куда послали, работал где принимали, похоронят где будет место. Отложу это письмо в число лучших за десять лет. «Демократия и диктатура, - говорится в следующем письме, - это не как плюс и минус, это - как тепло и отсутствие тепла, свет и отсутствие света, любовь и отсутствие любви. Диктатура не станет демократией, если просто поменять знаки – разрешить то, что было запрещено, отпустить то, что было зажато. Это проходили люди много раз. Диктаторы, как упыри при дневном свете, приобретают вполне благообразный вид и даже обладают некоей магической силой, так что забываются преступления, которые совершаются в темноте. Вот посмотрите на Лукашенка! Красав е ц! Покатый лоб и бычья шея свидетельствуют о природе той основательности, с которой он уселся во главе Белорусской державы. Уселся, кажись, навсегда. Такие уходят только вперёд ногами под стенания народа, который чувствует себя осиротелым. Да, народ очарован Лукашенком, но не на 82,6 процента. Иначе зачем было устраивать фокус с досрочным голосованием, охватившем пятую часть избирателей? С учётом всего вполне можно говорить о фальсификации половины голосов. Но половина-то – его законные. Прозрение многострадального белорусского народа есть дело самого народа. Только упыри, они, как известно, имеют свойство множиться. До рассвета, братский белорусский народ! Ваш слушатель из Украины». По всем данным, белорусы всё-таки не более многострадальны, чем русские или украинцы. Живут они сегодня, в общем, так же, если не лучше. И определённо спокойнее. Другое дело, что похмелье может быть горьким. Кто страдает уже сегодня, так это люди с запросами выше средних. Им тоскливо и стыдно, и то, что от упыря можно уехать, не всем помогает. Среди наших слушателей есть десяток-другой проповедников. Вообще, их, как мы знаем, намного больше. Я говорю только о тех, что слушают «Свободу» и присылают нам свои сочинения. Обижаются, что я не читаю их перед микрофоном. Объясняют это тем, что « прозападная «Свобода» для внутреннего замирения мирового раздора не годится», как выразился один из них. Все проповеди - о высших силах и о смысле жизни. Один из них предупреждает, что обращается только к тем, кто «согласен с бесполезностью слов для выражения Вездесущего». Это не мешает ему прибегать всё-таки к словам. Я попросил его написать что-то не о высоких материях, а о том, что происходит вокруг него – о людях, их обычных делах и заботах, какие-то картинки, подробности жизни. Он ответил, что не занимается «порнографией». Жалко. Меня-то «порнография» интересует больше всего.

«Многоуважаемый Анатолий Иванович! – пишет господин Сирота. - В прошлой передаче вы обратили внимание на письмо, в котором началом русской демократии был указан год 1993-й. А ведь верно! Я все удивляюсь, почему никто даже во время последнего юбилея Ельцина не упомянул о его величайшей заслуге - о спасении России от нового восточного деспота. Я имею в виду Хасбулатова. Он ведь полностью подмял под себя Верховный Совет и кричал с трибуны: "Мэрия захвачена, теперь надо взять Кремль!" И бурные аплодисменты! А ведь началось все, как рассказывали охранники, в парной. Хасбулат удалой спьяну стал доказывать, что он Ельцина главнее».


Хотелось бы надеяться, что автору этого письма слова «восточный деспот» навеяла не фамилия тогдашнего председателя парламента, там более, что там были лица, которые могли бы вполне на равных побороться за это звание с Русланом Хасбулатовым – тот же генерал Макашов, например.



Из Луцка пишет (по электронной почте) наш слушатель Анатолий. Он заводской рабочий, свою фамилию не указывает. «Здравствуйте, уважаемый господин Стреляный! Почему на радио «Свобода" так уверены, что нам, простым людям, нужна демократия по-американски? Я живу на Украине. Год назад на выборах президента я тоже поддерживал Ющенко. Но теперь на выборах в парламент буду голосовать за кого угодно - только не за "оранжевых" или, как у нас говорят, "помаранчевих". Почему? Ответ простой: жить стало хуже. Подорожало буквально все. Но Запад их поддерживает, потому что их политика против России. Если бы сейчас был референдум насчет вступления в Европейское сообщество, я бы голосовал против. Там царит бесчеловечность в сфере труда. Человек становится винтиком в системе. Кооперация заменяется индивидуализмом. Я и мои коллеги почувствовали капитализм в чистом виде, когда у нас на предприятии стали руководить иностранцы-европейцы. Они ведут себя, как колонизаторы. Общение с другими фирмами, где руководят европейцы, показывает, что это правило. И никто мне не сказал, что он этим доволен. Спрашивается: Зачем нам Евросоюз? Заем нам европейские порядки в сфере работы? Вы можете сказать, что там развиты принципы демократии, свободы слова, сильны профсоюзы... Зачем свобода слова, когда пустой желудок?? А развитых профсоюзов в Европе не было бы, если бы не революция 1917 года, когда в Европе испугались капиталисты. Чем вам не угодил Лукашенко? Тем, что при нем людям нормально платят? Тем, что в Белоруссии реальна бесплатная медицина (я это знаю по себе)? Белорусы боятся демократии, потому что на просторах бывшего СССР демократия и хаос - понятия идентичные. Думаю, что Лукашенко подавит у себя «цветную революцию» и правильно сделает. Жаль, что СССР не пошел по пути Китая, который своим "демократам" устроил площадь Тяньаньмэнь. Если бы китайцы этого не сделали, то сейчас по уровню развития они были бы где-то как Россия сейчас. Поэтому у нас ненавидят Горбачева, который уничтожил великую страну. И поэтому потихоньку начинают ненавидеть Запад, который искренне считает, что демократия по-европейски, по-американски - для всех благо, и начинает всем впихивать ее. Запад не понимает, что у нас столетиями формировалось другое общество и поэтому не признающее демократии. Поэтому пусть Запад не лезет туда, куда его не просят!!! Я не надеюсь на то, что вы процитируете хоть пару строк из моего письма в своей передаче, но смею надеяться получить ваш ответ на это мое, может, слишком сумбурное письмо. С уважением Анатолий. Город Луцк».


Мы, Анатолий, совсем не уверены, что вам, простым людям в Украине, простым людям в Белоруссии и России, нужна демократия. Более того, мы твёрдо знаем, что очень многим из вас она не нужна, иначе бы она у вас уже давно была, и вы бы не жаловались всему миру на свою жизнь и начальство, а заодно и на Америку с Европой. Но я хочу задать вам пару вопросов. Год назад, голосуя за Ющенко, вы считали, что вместе со всей Украиной хотите демократии и доросли до неё, а теперь говорите, что не больно-то и хотели. Год назад, голосуя за Ющенко, вы всей душой стремились в Европейское сообщество, а теперь говорите, что жизнь там невыносима. А тогда не знали этого? Я вам скажу, чего вы действительно не знали. Вы не знали, что люди на Западе в большинстве своём работают, а не валяют дурака. Цены в Украине выросли, но выросли и доходы. Доходы выросли больше, чем цены – где-то на четверть. Это существенный рост. Вы не могли его не заметить. Но у вас на заводе появились европейцы-инвесторы и сказали вам: или вы будете работать, как положено, или ищите, где вам лучше. И вы сразу вспомнили, что вы простой человек. Год назад вместе со всеми повторял на Майдане: «Мы не быдло, мы не козлы!». А сегодня: «Мы простые люди – зачем нам западные свободы, если и работать надо по-западному?!» Об этом недавно нам писал слушатель из Белоруссии. Он рассказывал, как не нравится многим белорусам даже в соседней Литве, не говоря уже о более западных странах. Вкусив там трудов западных, они торопятся к батьке Лукашенко, чтобы опять не напрягаться. Наша постоянная слушательница Елена Громова из Москвы прислала письмо о Милошевиче: «Радуется, вижу, вся ваша американская команда. Подло и трусливо убит гаагскими палачами один из величайших славянских героев! Но имя Слободана Милошевича останется в истории как имя одного из самых», - и так далее. «Добрых слов о герое славян на вашем радио не дождешься, хотя еще древние римляне говорили: "De mortus aut bene aut nihil". А все дело в том, что он даже убитый опасен врагам!!! Я обратилась к Патриарху Всея Руси с предложением канонизировать его как святого мученика… Смерть гаагским палачам!!!»

De mortus aut bene aut nihil – значит «о мёртвых или хорошо или ничего». Госпожа Громова знакомит нас со своими стихами, посвящёнными, как она пишет, «Светлой Памяти Слободана Милошевича, Славянского Героя и Президента». Это реквием. Тоже написано латынью. В эпиграф вынесены слова Некрасова о Чернышевском : «Его послал Бог Гнева и Печали рабам Земли напомнить о Христе». Реквием состоит из пяти частей: Consummatum est! (Свершилось!), Via Dolorosa (Скорбный путь ), Aeterna Memoria (Вечная Память ), Ad curiam (Перед судом), Lux Aeterna ( Вечный Свет ). В общем, собраны все знаменитые выражения, кроме одного: не сотвори себе кумира.


…Там, в застенках каземата
Закончился его последний бой…
И был убит Восставший против НАТО
Бездушной инквизиторской ордой.


Слова «Восставший против НАТО» повторяются несколько раз. Ушёл же он в мир иной, как сказано, «приняв Сияющий Венец». Но включается и язык послесоветской политики: «Погиб в мученьях – но страны не сдал!»


Это письмо и эти стихи могут служить примером неадекватности. Неадекватность значит несоответствие, неуместность. Конечно, "De mortus aut bene aut nihil" – о мёртвых или хорошо, или ничего, и это можно, наверное, отнести даже к Милошевичу как к частному лицу. Но в Гааге умер Милошевич-мясник, как его называют на Балканах, лицо, обвинённое в тяжких преступлениях. Всё неадекватно, всё неуместно, всё невпопад у госпожи Громовой, и потому её герой не возвышается, а снижается, вызывает смех. Даже поклонник Милошевича, если в остальном он обычный человек, будет морщиться, читая, что тот


Дорогу пыток и страданий
По-спартански стойко перенес…
И его божественным сияньем
Озаряют миллионы звезд!


Или такое:


В бою спасена Честь Славянского Флага…
Гаага – Голгофа!.. Голгофа – Гаага!..


В общем, ни один враг Милошевича не мог бы поиздеваться над ним так, как это сделала одна из лучших его русских подруг. И предложение о канонизации Милошевича, и подражание сразу двум поэтессам – Ахматовой и Цветаевой (уж они-то о Милошевиче написали бы не в этом духе). А пристегнуть его к Чернышевскому, который издевался над идеей славянского единства?!



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG