Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Прокуратура Болгарии проверит частные коллекции античного искусства


За последние 15 лет каждый второй музей в Болгарии подвергался ограблению

За последние 15 лет каждый второй музей в Болгарии подвергался ограблению



Главный прокурор Болгарии объявил о начале масштабной борьбы с контрабандой предметов античного искусства. Поводом послужил очередной музейный грабеж, на этот раз - в городе Велико Тырново. За последние 15 лет каждый второй музей в Болгарии подвергался ограблению - в первую очередь из-за отсутствия охраны.

«Стальная маска была покрыта тонким слоем серебра, а поверх него золотом были изображены волосы, губы, нос, брови и веки. Серебряная нить лентой покрывала золотые волосы»,- так выглядел парадный шлем, принадлежавший представителю древней фракийской аристократии. В музее их было три, они были внесены в большинство мировых каталогов и являлись частью постоянной экспозиции в Пловдиве. Их украли лет десять назад, взорвав входную дверь, охранявшуюся одной лишь не сработавшей системой сигнализации. Следствие длилось недолго и результатов не принесло.


За этим последовали новые музейные кражи по всей Болгарии. Последняя - в городе Велико Тырново - как раз и спровоцировала реакцию главного прокурора страны Бориса Велчева. Он объявил, что начинает масштабные проверки частных коллекций предметов античного искусства. По словам прокурора, большинство украденных экспонатов невозможно продать, так как они слишком известны и описаны в мировой литературе. Хранить их можно только в частных коллекциях – либо за рубежом, либо в самой Болгарии. Когда его спросили, чьи именно коллекции он намерен проверять, прокурор ответил: тех коллекционеров, о которых писала пресса.


Пресса писала о троих наиболее известных собственниках уникальных предметов искусства. Один из них - Васил Божков, по прозвищу «Череп» - владелец футбольного клуба ЦСКА и монополист в сфере игорного бизнеса. Второй - Димитр Иванов - во времена правления коммунистов, при Тодоре Живкове, был директором одного из управлений Службы госбезопасности Болгарии. Третий - Боян Радев - бывший чемпион мира по борьбе и бывший шеф охраны Тодора Живкова. Их коллекции не только ничуть не засекречены, но еще и были выставлены на всеобщее обозрение в самых крупных музеях страны. Над каталогами экспонатов трудились выдающиеся болгарские исследователи искусства, в том числе и бывший министр культуры в предыдущем правительстве социалистов.


Комментируя ценность этих частных коллекций, иностранные эксперты заявили, что некоторые из римских мраморных скульптур, принадлежащих, например, Василу Божкову, могли бы занять почетное место в центре любого музея мира. По словам самого Божкова, он собирал эти предметы искусства вовсе не в коммерческих целях, а только ради того, чтобы затем сделать их достоянием болгарского общества. На вопрос, законным ли образом он приобрел коллекцию, заполнившую залы центрального Археологического музея в Софии, Божков сообщил, что покупал все это на аукционах. Именно истинность этого утверждения прокуратура и собирается проверять.


По мнению юристов, ссылающихся на опыт своих иностранных коллег, в принципе, коллекции такого рода редко бывают полностью легальными с точки зрения закона. Часть предметов обычно приобретается на черном рынке – вещи либо украдены, либо найдены во время незаконных археологических раскопок. И поскольку в Болгарии процветают как музейные кражи, так и так называемая «черная археология», с 10-летним опозданием прокуратура решила провести проверку частных коллекций.


Археолог Калин Димитров преподает в Софийском университете. Он считает, что в незаконных раскопках в восьмимиллионной Болгарии задействованы не меньше 10000 человек, которыми руководят человек сто. Находки таких «черных археологов» преимущественно представляют собой металлические предметы, так как они пользуются металлоискателями. «Незаконные археологические раскопки в Болгарии появились еще при коммунизме, в 70-х годах. Тогда это еще не называлось «черной археологией». Для их названия пользовались сказочным термином – их называли кладоискателями. Тогда их преследовали, конечно, больше, чем сейчас, но в то же время Госбезопасность некоторым из них покровительствовала. С одной стороны, самозваные кладоискатели и диггеры снабжали спецслужбы информацией о том, что творится в подземном мире, но с другой - сами работники госбезопасности именно тогда начали собирать свои собственные первые коллекции», - говорит Калин Димитров .


Археологи не берутся гадать, какова стоимость незаконных находок на черном рынке, так как никто не в состоянии сказать, что именно было раскопано. У государства же денег на археологическую деятельность нет. Что касается региональных музеев, по мнению следователей, за последние 15 лет они потеряли экспонаты стоимостью в несколько миллионов долларов. Потери были бы гораздо крупнее, если бы кражам подвергся Национальный Исторический музей или Археологический, например. Но эти два здания пока что являются единственными, которые охраняются со всей необходимой строгостью.


XS
SM
MD
LG