Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Екатеринбурге завершился чемпионат мира по шахматам среди женщин


Программу ведет Светлана Кулешова. В программе принимает участие вице-президент Российской шахматной федерации, член комиссии по званиям и рейтингам ФИДЕ Евгений Елецкий .



Светлана Кулешова : В Екатеринбурге завершился чемпионат мира по шахматам среди женщин. В нем приняли участие 64 спортсменки из 30 стран мира. Впервые на соревнованиях подобного уровня россиянки завоевали сразу 2 медали: серебро и бронзу. Но на первом месте - спортсменка из Китая. Подробнее екатеринбургский корреспондент Дарья Здравомыслова.



Дарья Здравомыслова: В успехе российских шахматисток тренеры не сомневались. Два последних чемпионата мира спортсменки становились вице-чемпионками. По словам старшего тренера сборной команды России по шахматам Юрия Яковича, наличие серебра и бронзы – это явный прогресс. В восьмерку сильнейших пробились трое спортсменок старшего поколения. Юрий Якович сожалеет, что молодежь выбыла достаточно рано. Более того, этот чемпионат показал: 20 лет – теперь уже не самый юный возраст в профессиональных шахматах.



Юрий Якович: Поколение 20-летних – во все другие времена это бы считалось, что это самые молодые, кто может пробиться в финал чемпионата мира. Но то, что продемонстрировала здесь китайская шахматная школа, их новое поколение – 12-летние девочки, 14-летняя – говорит о том, что, может быть, само понятие молодость сейчас в шахматах может чуть-чуть сместиться.



Дарья Здравомыслова: Тренер обладательницы серебряной медали Алисы Галямовой Александр Филиппенко занимается с девушкой с 9 лет, говорит, что подход к своей подопечной у него особый.



Александр Филиппенко: Девушки более впечатлительные, более резко играют, меньше позиционно играют, больше тактически. Надо как-то сдерживать, чтобы они не слишком рвались в бой. Вот она первую партию почему проиграла? У нее позиция была чуть лучше, китаянка предложила ей ничью, та отказалась, стала играть ничейную позицию на выигрыш, доигралась – проиграла. Момент чисто психологический.



Дарья Здравомыслова: Пока судьи и болельщики наблюдают за финальной партией между россиянкой и китаянкой, в коридоре сражаются любители со старой деревянной доской, которую кто-то захватил из дома.


Михаил Егоровский пришел на чемпионат, просто чтобы пообщаться со старыми знакомыми. Долгое время он сам тренировал шахматистов. Системой соревнований он не вполне доволен.



Михаил Егоровский: Не очень совершенная система проведения турнира. Это олимпийская кубковая система с выбыванием, и очень малое количество партий – две партии. От одной случайной партии может зависеть результат. Считается наиболее объективная система – круговая, когда по очереди каждый с каждым сыграют.



Дарья Здравомыслова: Призовой фонд чемпионата мира по шахматам среди женщин – 500 тысяч долларов. Победительница китаянка Сюй Юйхуа получила 60 тысяч и корону, изготовленную по специальному заказу уральскими мастерами. Третий раз за последние 12 лет золото мирового чемпионата уезжает в Поднебесную.



Светлана Кулешова: В Екатеринбург ской студии Радио Свобода Евгений Елецкий, член комиссии по званиям и рейтингам ФИДЕ и председатель высшей квалификационной комиссии Российской шахматной федерации. Доброе утро, Евгений Вениаминович.



Евгений Елецкий: Доброе утро.



Светлана Кулешова: Прокомментируйте, пожалуйста, нам итоги чемпионата мира.



Евгений Елецкий: Чемпионат мира только что, буквально вчера вечером закончился. Вручены, наконец, законные награды. Самая лучшая, самая сильная шахматистка мира определилась именно вчера, именно здесь, именно в Екатеринбург е. Ей стала китайская шахматистка Сюй Юйхуа. Второе место заняла наша лучшая шахматистка из России Алиса Галямова, третьей стала Светлана Матвеева.



Светлана Кулешова: Эти итоги, эти результаты были предсказуемы? Или что-то неожиданное произошло все-таки?



Евгений Елецкий: Нет, если бы все результаты были предсказуемы, может быть, тогда не стоило бы проводить никаких чемпионатов мира, никаких чемпионатов России, никаких чемпионатов континентов. Конечно, они были непредсказуемы, потому что есть какая-то спортивная логика, есть, может быть, мужская логика, а есть женская логика, которая не поддается никаким предсказаниям.



Светлана Кулешова: Мы предлагаем слушателям присоединиться к нашему разговору. Будут ли китайцы лидировать и в мужских шахматах? Эта тема сегодня предлагается для обсуждения.


Евгений Вениаминович, такой вот вопрос я предложила слушателям. Вы как на него ответите?



Евгений Елецкий: Я пока верю, что мужские шахматы в Российской шахматной федерации являются одним из важных видов спорта, где мужчины у нас лидируют не только в России, но и в мире. Несмотря на то, что последним чемпионом мира является Топалов из Болгарии. Но тем не менее, слава наших великих шахматистов, начиная со времен 30-х и 40-х годов, я имею в виду Михаила Ботвинника, потом Василия Смыслова, Михаила Таля, Тиграна Петросяна, Анатолия Карпова…



Светлана Кулешова: Владимира Крамника.



Евгений Елецкий: Сначала еще был Гарри Кимович Каспаров, более 10 лет. Поэтому я считаю, что слава наших великих мужских чемпионов сохранится, и надеюсь, надолго. Несмотря на то, что сейчас она находится не в наших руках, она вернется все же.



Светлана Кулешова: А можно говорить о том, что мир относится немножко свысока к женским шахматам?



Евгений Елецкий: Нет, он не свысока, он относится со вниманием. Может быть, где-то местами с настороженностью, потому что есть у нас еще такая шахматистка Юдит Полнер из Венгрии, которая единственная, кто играет на очень высоком уровне среди мужчин. Она играет достойно. Между прочим, если бы вы даже спросили о нынешних участницах этого чемпионата, один из часто задаваемых вопросов, а сколько же мужских скальпов каждая из них получила, будь то Алиса Галямова, Светлана Матвеева, Сюй Юйхуа? И каждая с гордостью говорит о том, сколько она их заполучила.



Светлана Кулешова: И все равно элемент дискриминации здесь есть. Не проводится ведь официально смешанных чемпионатов. И женщины-чемпионки не играют с мужчинами-чемпионами. Вот если в силовых видах спорта можно это чем-то объяснить, то здесь интеллектуальный спорт. Не понятно, почему так.



Евгений Елецкий: Дело в том, что есть какие-то традиции, которые сложились, традиции именно в подготовке, может быть. Конечно, бесспорно, вы можете сказать: хорошо, голова-то одна, примерно того же размера, и она должна, видимо, мыслить по-другому. Но тем не менее, все же какие-то есть, я считаю, мыслительные процессы, которые сложились. Один из часто задаваемых вопросов: почему же нельзя? Вот, видимо, Юдит Полнер, которая играет, старается доказать. Видимо, система подготовки, система мышления какого-то.



Светлана Кулешова: У нас есть телефонный звонок. Здравствуйте, вы в эфире.



Слушатель: Не считаете ли вы, что современные шахматы не имеют перспективы, так как компьютерные шахматы сейчас уже стали сильнее самых сильных гроссмейстеров? И в этом смысле шахматы потеряны.



Евгений Елецкий: Я считаю, что они все же имеют именно прогресс, несмотря на то, что есть компьютерные. Понимаете, есть компьютерные, есть шахматы с разным контролем времени, которое отпускается каждому игроку, каждому участнику на партию. Капабланка еще в свое время предрекал им нечаянную смерть, потому что все композиции можно заучить, но тем не менее, именно за счет живого контакта, за счет живого общения между людьми, именно элемент борьбы существует. И за это время, которое дается каждому участнику на ход, это никакие компьютеры не заменят.



Светлана Кулешова: Евгений Вениаминович, возвращаясь к женщинам, китайцам и к итогам шахматного турнира, считается, что в классических шахматах женщины-шахматистки россиянки и китаянки приблизительно на равных ступенях. А в нокаут-системе китаянки лучше выступают обычно. Это верное утверждение или нет? В чем сила китайских шахматисток?



Евгений Елецкий: Сила китайских шахматисток, видимо, в их результатах, которые они показывают. Это на самом деле уж не зависит так сильно от этого контроля. Поэтому я не хотел бы акцентировать внимание на быстрых шахматах или не на быстрых шахматах. Я хотел бы сконцентрировать ваше внимание на том, что все последние победы больше приходятся на долю китайских шахматисток, будь это в медленных всемирных шахматах, Олимпиадах. Последние примерно 10 лет конкуренция между китайскими шахматистками и российскими шахматистками, ну, и естественно, такими законодательницами мод – грузинскими шахматистками. Вот три таких монстра, три таких федерации шахматных, которые сейчас являются одними из сильнейших в мире.



Светлана Кулешова: То есть нокаут-система ни при чем.



Евгений Елецкий: Нет, конечно.



Светлана Кулешова: И все же, нокаут-система. Мужчина, насколько я понимаю, не очень-то ее жалуют. По крайней мере, мужчины титулованные. И очень много споров вокруг абсолютного чемпионства мирового.



Евгений Елецкий: Дело все в том, что нокаут-система – это просто как бы жизнь спешит, наша общая жизнь, ритм жизни. И многие виды спорта стараются сейчас именно подстраиваться под то, чтобы это было именно интересно зрителям, чтобы это было интересно любителям спорта.



Светлана Кулешова: И чтобы это было интересно спонсорам.



Евгений Елецкий: Конечно, это связано с нашим телевидением. И поэтому, конечно, многие федерации и виды спорта пытаются подстроиться под именно тот ритм нашей жизни, чтобы было интересно. Хочется увидеть победу сегодня, именно сейчас, и никак не откладывать все это на завтра. И в связи с этим можно сказать о том, что происходит такое ускорение. Хотя самим игрокам и тем, кто играет, а, может быть, еще людям более взрослого поколения, которые еще не забыли о том, что был контроль такой, как партия с откладыванием, был такой контроль, как шесть часов на всю партию, был контроль – семь часов на всю партию. И потом даже один матч продолжался, предположим, месяц или около месяца. Можно, конечно, вспомнить легендарный последний матч, который держал все внимание, это 1972 года матч между Бобби Фишером и Борисом Спасским. И, конечно, такие соревнования держат в напряжении, они интересны многим любителям шахмат. Они более качественны. Почему недовольны с этим временем? Потому что когда происходит такой дефицит времени, что уже другая специфика мышления. И они не связана с тем, мужская специфика или женская. Поэтому мы говорим, что это контроль не нравится не только мужчинам, он не нравится и женщинам. Целое поколение людей привыкло, чтобы в партии были красивые ходы, хорошие, чтобы эти партии нравились всем любителям шахмат. И, соответственно, в нашей стране многие именно занимаются над тем, чтобы научить хорошо играть, качественно, красиво.



Светлана Кулешова: А еще все ждали всегда, вот проходит турнир претендентов, и вот этот самый финальный матч. И все следят, и никому не надо было, чтобы быстрее, чтобы было видно итоги, результаты. А вы говорите, жизнь убыстряется.



Евгений Елецкий: На самом деле, жизнь убыстряется. Ведь дело все в том, что раньше только один матч проходил две недели, три недели, несколько дней. А сегодня все хотят сегодня-завтра увидеть финальный матч, три дня или четыре партия проходит, и то это считается, что очень долго, что все хотят сегодня, сейчас увидеть. Вот буквально две недели игралось то, что наши женщины играли, которые собрались в Екатеринбург е, с 10 по 27. Это 18 дней, мы говорим: как это долго! Но всего лишь 5 или 6 лет тому назад они играли по 8 часов. И соревнования длились не 18 дней.



Светлана Кулешова: Евгений Вениаминович, можно ли говорить о том, что сейчас система определения сильнейших шахматистов полностью утряслась, все нормализовалось, споров нет? Или только женщины с таким методом определения сильнейшей согласны, а мужчины все еще спорят?



Евгений Елецкий: Я хотел бы с удовольствием ответить на ваш вопрос утвердительно, сказать: у нас все замечательно, все утряслось, и будем жить хорошо и мирно, и дружно. К сожалению, я так не могу сказать, потому что на сегодняшний день, на сегодняшний год, может быть, даже на завтрашний и на следующий год система соревнований пока остается такой, какой она есть. Система соревнований, которая утверждается для всех игроков мира, Международной шахматной федерацией. Вчера, например, на закрытии был и президент Международной шахматной федерации Кирсан Николаевич Илюмжинов, который прилетал специально, чтобы вручить эту шахматную корону. Пока споры идут. И они связаны на самом деле, и всегда каждый год вносятся какие-то коррективы по улучшению. Главное, чтобы соревнование было объективное, чтобы оно могло помочь, способствовать выявлению именно сильнейшего шахматиста.


Поэтому, на самом деле, в ближайшие два месяца, в конце мая ожидается очередной конгресс Международной шахматной федерации, который пройдет в Турине, в Италии – там же, где проходили Олимпийские игры в этом году. Там же будут проходить и выборы. И один из таких вопросов, который самый интересный для всех любителей шахмат, - это по какому контролю будет проходить очередной чемпионат мира по шахматам.



Светлана Кулешова: Сколько же тянется уже эта история?



Евгений Елецкий: Эта история тянется с 1996 года.



Светлана Кулешова: Мы надеемся, что, по крайней мере, через 10 лет после начала споров вокруг технологии определения сильнейшего шахматиста все разрешится и, наконец-то, нормализуется.


Давайте вернемся к более приятным вопросам – к женским шахматам. Как тренируются женщины-шахматистки? И почему в основном тренерский состав – это мужчины? Или я ошибаюсь? И женщины тренеры тоже есть?



Евгений Елецкий: На самом деле, это не зависит от пола. Есть женщина также тренеры, которые наиболее опытные, наиболее способные передать свои навыки игры, навыки работы с шахматами. Поэтому я бы не стал уж так…



Светлана Кулешова: Вы просто скажите, из 60 шахматисток у скольких тренеры – женщины?



Евгений Елецкий: Вы, к сожалению, правы. Наверное, все же лучшими учителями являются мужчины, хотя я, в общем-то, шахматисток, на самом деле, было две, по-моему, женщины. А так, конечно, это мужчины, потому что они, наверное, с более крепкой нервной системой. Потому что когда видишь, что шахматистки начинают расстраиваться, результат, который они ожидали, не дай Бог, какая-нибудь ошибка, которая повлияла на этот результат… Далеко ходить не хотелось бы. А вот последний финальный матч, когда Алиса Галямова проиграла, проиграла выигрышную абсолютно партию. Часа два, наверное, она сидела в таком расстройстве, что была целая проблема, чтобы она встала. Мы говорили: «Алиса, ты же все сделала собственными руками, ты добилась выигранной позиции, ты добилась всего». Она же второй матч на всякий случай играла на звание чемпионки мира. Последний раз она играла семь лет назад, в 1999. Я говорю: «Ты же все сделала своими руками». Она говорит: «Вот это и обидно».



Светлана Кулешова: Но это же нервы! Можно говорить о том, что китайская шахматистка была спокойна и собранна, а Алиса Галямова была в нервном расстройстве.



Евгений Елецкий: Да, но, может быть, этим спорт и привлекателен для всех, кто играет в шахматы, для всех, кто вообще любит спорт. Если бы можно было заранее знать, так все было бы уже известно, тогда было бы все спокойно. На самом деле, нервная система была бы и у игроков, и у тренеров, и у всех, кто с этим связан, но ведь именно эта непредсказуемость спорта, непредсказуемость шахмат, которая определится сегодня, сейчас, вот вы видите своими глазами, хотите, чтобы выиграла своя, выиграл тот человек, за которого вы болеете, кому бы вы хотели помочь.



Светлана Кулешова: И все-таки пора вводить тренировки на устойчивость, на стрессоустойчивость в связи с появлением нокаут-системы, быстрых шахмат.



Евгений Елецкий: Я думаю, что не только я, но и многие, наверное, любители шахмат были бы вам очень признательны, если бы вы поконкретнее рассказали, как это сделать, и показали бы это. Я думаю, если бы вы научили этому, наверное, вы были бы одним из самых заслуженных тренеров нашей планеты.



Светлана Кулешова: К сожалению, не могу на это претендовать.


Евгений Вениаминович, результаты уже известны, чемпионат мира по шахматам среди женщин закончился. Как вы оцениваете шансы российских шахматисток в будущем, на следующих чемпионатах? Когда корона шахматная будет у наших девушек?



Евгений Елецкий: Очередной чемпионат мира пройдет через два года, как решила Международная федерация. И в 2002 году последний раз разыгрывалось это звание, также чемпионат проходил у нас, в России, в Элисте. Чемпионкой стала болгарская шахматистка Ната Стефанова, которая, кстати, также играла с российской шахматисткой Екатериной Ковалевской. В этом году вчера прошло награждение. Второе и третье призовое места заняли наши российские шахматистки Алиса Галямова и Светлана Матвеева. А буквально через пару месяцев состоится уже командный чемпионат мира, командный чемпионат мира или Всемирная шахматная Олимпиада, которая пройдет в Италии, в Турине, там, где проходили Зимние Олимпийские игры. И следующий уже розыгрыш личного, индивидуального чемпионата мира среди женщин пройдет через год, как было объявлено, это будет у нас 2008 год. Я надеюсь, что сейчас в России состав молодежный, состав на самом деле очень боевой.


И все перспективы и, бесспорно, есть прогресс именно роста результатов у наших девушек. И все стараются. Причем интересно, что центр подготовки шахматисток у нас сейчас, предположим, находится в Архангельске, у нас есть две сестры Косинцевых – Татьяна и Надежда. Татьяна является прошлогодней чемпионкой России, Надежда является вице-чемпионкой Европы, им 19 и 20 лет. В этом соревновании выступили неудачно. Есть еще, бесспорно, лидер наших российских шахмат Александра Костенюк, которая чемпионкой России является, которой 21 год. Поэтому, конечно, и наши победительницы Алиса Галямова многоопытная и Светлана Матвеева, и Екатерина Ковалевская, которая 2 раза выигрывала звание вице-чемпионки мира, дают основания на самом деле смотреть в будущее не просто потому, что я их люблю и желал бы им победы. А именно потому что девушки стараются, и, соответственно, стараются наши тренеры, чтобы все же российские шахматистки были не просто одними из, а самыми лучшими. Я надеюсь, что скоро это будет.



Светлана Кулешова: А что-то можно для этого сделать, какие-то реальные шаги? Не только ждать везения, удачи?



Евгений Елецкий: Конечно, нужно просто взять и выиграть.



Светлана Кулешова: Как обычно происходит подготовка чемпионок? Со сколько лет вообще девочка должна начать заниматься шахматами, чтобы стать чемпионкой мира?



Евгений Елецкий: Нет такого, со скольки лет. Нужно другое – что это тяжелая работа, на самом деле, тяжелая работа. Поэтому сказать, что с пяти лет можно вырастить, а с четырех лет – нельзя… В каждой семье, у всех это происходит по-разному. Хотя в основном возраст начала занятий шахматами – это примерно шесть-семь лет, а сейчас, конечно, на самом деле, может быть, уже и с пяти лет. Конечно, шахматы идут на резкое омоложение, до восьми лет проходят и чемпионаты некоторых стран. А уже до 10 лет проводятся чемпионаты Европы и чемпионаты мира, в этих возрастных группах. Хотя очень бы хотелось знать все же мнение Министерства здравоохранения не только Российской Федерации, к сожалению, мирового нет. А вот ведут спор между родителями: до десяти лет – это не вредно вообще играть, не вредны ли эти нагрузки, которые выпадают на этого ребенка? Я был на таких соревнованиях и честно могу сказать, что иногда грустно смотреть, когда, хотя спорт – это спорт, это закалка нервной системы, но смотреть, когда ребенок до 10 лет, и вдруг у него появляются слезы на глазах, когда он проигрывает, хочется помочь любому, чтобы все выиграли. Но, к сожалению, если выигрывает, то другой, к сожалению, проигрывает. Но тем не менее, на самом деле, без такой закалки, без такой подготовки, может быть, на самом деле, не было бы наших сильнейших чемпионов мира.



Светлана Кулешова: А как приходят дети в шахматы? Вот про коньки кучу раз я слышала, что девочка кашляла – ее привели на каток, вот она сейчас чемпионка мира. А вот про шахматисток можно что-то такое сказать? Девочка не учила буквы – ее привели в шахматную школу.



Евгений Елецкий: Конечно, можно. Потому что очень многое зависит от родителей или от значимости вида спорта. Предположим, интересное отношение к шахматам в такой стране, как Соединенные Штаты Америки. Там очень много играют в шахматы. Сейчас буквально последние несколько лет. Но самое интересное, что у них нет амбиций по завоеванию. Почему они приходят заниматься шахматами? Чтобы выиграть чемпионат мира, выиграть чемпионат континента? Нет, совсем по другим стимулам – считается, что дети, которые занимаются шахматами, это способствует их мышлению, способствует усидчивости, занятию шахматами. И когда я разговаривал с тренером в Америке, который готовит, с родителями: «А почему занимаются дети? Они хотят у вас стать сильнейшими?». Наверное, там достаточно финансирования, спорт развивается. Есть баскетбол, многие виды спорта. Он говорит: «Нет, совсем нет. Это просто полезно». Сказать, что в нашей стране занимаются спортом, потому что это полезно, нет, как раз именно в нашей стране амбиции.



Светлана Кулешова: Для того, чтобы быть первым.



Евгений Елецкий: Вот это чувство стать чемпионом, быть первым в своей области, на Урале, в России в нашей стране такой спортивный азарт даже в шахматах очень заметен, является одним из главных аргументов.


XS
SM
MD
LG