Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Госдума России готовит законопроект о введении на алкогольном рынке государственной монополии на производство и оборот этилового спирта


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Сергей Сенинский.



Александр Гостев : В Государственной Думе России готовится проект закона, предусматривающего введение на алкогольном рынке России государственной монополии на производство и оборот этилового спирта. Его разработчики предлагают создать для этого специальное ведомство, которое и определит, сколько спирта и, соответственно, водки из него будет в стране производиться. При этом законопроект не предполагает госмонополии в розничной торговле такой, какая существует, например, в странах Северной Европы. Тему продолжит Сергей Сенинский.



Сергей Сенинский: Изначально предлагалось решение более радикальное - государство выкупает у спиртовых заводов всю производимую ими продукцию, а уже потом перепродает спирт ликероводочным заводам. Теперь от этой идее, которую активно предлагало Министерство сельского хозяйства, отказались в пользу другой - создания специального ведомства, лишь контролирующего оборот спирта, как одного из сегментов алкогольного рынка в целом. Наш собеседник в Москве, генеральный директор компании маркетинговых исследований "Бизнес-аналитика" Андрей Стерлин.



Андрей Стерлин: Что касается торговли, то розничная торговля практически вся в частных руках, оптовая - тоже. Производство спирта и спиртосодержащих напитков тоже подавляющий объем этой продукции производится частными предприятиями.



Сергей Сенинский: При этом в стране огромные мощности производства спирта, который идет не только в пищевую промышленность, но и в химию, и фармацевтику. В итоге на долю нелегального алкоголя приходится почти половина всех его розничных продаж.



Андрей Стерлин: На производство нелегальной водки, по нашим оценкам, приходится примерно 45 процентов. Вот это огромное количество в теневом сегменте производится, естественно, из неучтенного спирта. Идея государства - поставить под контроль вот эту сырьевую базу - на первый взгляд имеет смысл и оправданна.



Сергей Сенинский: Впрочем, даже если обсуждаемый ныне законопроект будет принят, прямого государственного контроля на этом рынке в России окажется куда меньше, чем, скажем, в странах Северной Европы. Например, в Финляндии еще в 1932 году, сразу после отмены "сухого закона", был создан государственный концерн "Алко", получивший монопольное право и на производство, и на хранение, и на торговлю алкоголем. Монополия касалась любых напитков крепче 4-5 градусов. Таковые могли продаваться исключительно через магазины "Алко". Со вступлением в 1995 году в Европейский Союз, Финляндии пришлось смягчить монополию в этой отрасли, но ее не отменили полностью. Из Хельсинки - Геннадий Муравин.



Геннадий Муравин : Теперь концерн "Алко" разделен на две части. Одна из них сохранила старое название и монопольное право на розничную торговлю алкоголем. Другая часть, названная "Алтиа", занимается производством крепких напитков и вин. В целом, на долю государственного концерна приходится, по экспертным оценкам, более 70 процентов алкогольного рынка Финляндии. Оптовая торговля на нем теоретически немонопольная, но практически также зависит от получения разрешений, а это обходится дорого.


Поскольку в целом алкоголь в Финляндии дорог, тысячи жителей страны ездят за ним в Эстонию, Германию или Польшу.



Сергей Сенинский: Кстати, нормы, установленные в Европейском Союзе в отношении свободного ввоза гражданами, то есть без уплаты акцизов и таможенных пошлин, алкоголя из другой европейской страны для целей личного потребления - впечатляют: водки - до 20 литров, вина до - 90 литров, а пива - до 110 литров. При этом это универсальная норма для всех стран ЕС. Меньше - нельзя, а больше - пожалуйста, на ваше усмотрение.


В Швеции, как и в Финляндии, государственная монополия на алкогольном рынке имеет давнюю историю, которая продолжается. Из Дании наш автор по странам Скандинавии Сергей Джанян.



Сергей Джанян : Полная монополия государства на производство импорта и оптовую торговлю алкоголем была введена в Швеции еще в 1917 году. Десятилетиями она осуществлялась через 100-процентно государственную компанию "Vin and Sprit", известную сегодня, как производитель водки "Абсолют". Торговля розничная также была монополизирована. Спиртное могли продавать исключительно государственные магазины, входящие в торговую сеть "Систем Булагет", сформированную на национальном уровне к 1905 году.



Сергей Сенинский: Кроме того, почти 40 лет в стране действовала по сути карточная система. Во-первых, спиртное продавали не всем. Например, замужняя женщина или безработные граждане вообще не имели на это право. Во-вторых, не более определенного количества в месяц. Систему отменили в 1955 году, но не монополию.



Сергей Джанян : В 1995 году Швеция вступила в Европейский Союз. Подчиняясь общеевропейским требованиям, в стране упразднили госмонополию на производство спиртного, хотя до сих пор на долю государственной компании "Vin and Sprit" приходится почти 60 процентов этого рынка. Отказались в Швеции и от госмонополии на оптовую торговлю алкоголем, но сохранили на розничную. До сих пор формально любые напитки крепче 3,5 градусов можно купить в Швеции только в государственных магазинах "Систем Булагет", работающих с 10 утра до 8 вечера или до 3 по субботам. А включение любого спиртного в меню ресторана или бара требует от их владельца получения от местных властей специальной лицензии.


Тем не менее, по оценкам самого правительства, из всего потребляемого в Швеции спиртного, только половина приобретается в магазинах "Систем Булагет". Остальное либо покупается нелегально, либо привозится из других стран Европейского Союза уже абсолютно легально.



Сергей Сенинский: Та же история, что и в Финляндии. С одной стороны, монополия государства в розничной торговле алкоголем формально сохраняется. С другой стороны, спрос в значительной степени удовлетворяется за счет импорта из других стран ЕС.


В России обсуждаемый ныне законопроект предполагает усиление государственного контроля над базовым сегментом алкогольного рынка, производством и оборотом спирта, то есть государство, по идее, будет контролировать, сколько самого спирта в стране производится, а также сколько из него будет вырабатываться той же водки, на долю которой, по экспертным оценкам, приходится почти 70 процентов всего рынка алкоголя в стране.



Андрей Стерлин: Признаться, я не испытываю особого оптимизма в отношении этой меры. Как мы все знаем, есть такая вещь в России, как коррупция. Я полагаю, что такая мера может только усилить ее. Прежде всего, потому что существуют мощные причины существования этого нелегального сегмента. Ведь не секрет, что даже при выпуске дешевой водки возникает колоссальная маржа. Налогов и акцизов никто не платит, сырье дешевое, так что хватает всем в цепочке производителей - и опту, и розницы. Плюс мы же понимает, что прикрывают все это дело местные власти, которые, как правило, в доле, если не прямые владельцы этих водочных производств. Наконец, есть спрос. Наверное, это самое главное. Если бы не было спроса на это дешевое, низкопробное пойло, не было бы и рынка.



Сергей Сенинский: Законопроект, который готовится в Государственной Думе, в его нынешнем виде предусматривает, что правительство будет утверждать минимальные оптовые и розничные цены на продаваемую в России алкогольную продукцию.



XS
SM
MD
LG