Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Автоэвакуаторы - порядок на дорогах или еще один способ изъятия денег у автовладельцев


Программу ведет Дмитрий Казнин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская. Гость студии – Джонни Генрихович Суханов, директор городского центра «Спецавтотехника».



Дмитрий Казнин: Проблема помещения автомобилей на спецстоянки продолжает стоять в Петербурге очень остро. В сутки в городе задерживаются сотрудниками ГИБДД и помещаются на спецстоянки более 100 автомобилей. В последнее время все больше слышно голосов о том, что такая практика противоречит законодательству. Рассказывает Татьяна Вольтская.



Татьяна Вольтская : Еще недавно попадание на эвакуатор автомобиля означало, что его владелец получит его только на штрафной стоянке, даже если он застал свою машину на месте и может самостоятельно уехать с места, где парковка запрещена. В конце декабря управление ГИБДД отменило норму, позволяющую увозить автомобиль прямо из рук его хозяина. Но это только частично облегчило муки автомобилистов, продолжающих метаться по городу в поисках мест, разрешенных для парковки. Подавляющее большинство автомобилистов уверено, что к порядку их нужно призывать совсем другими методами. Говорит Наталья, только два дня назад вызволявшая свою машину со штрафстоянки.



Наталья : Я прибывала в полнейшем шоке на протяжении, наверное, двух часов. Я вышла из кафе, а машины нет – машину угнали! Потом понимаю, что вроде там есть какой-то знак, я что-то нарушила. Может быть, машину увезли на эвакуаторе. Звоним, есть такой телефон 001. Я позвонила сразу, а мне отвечают, что еще такой информации нет. Только через два часа к ним информация поступила. Человек уже в шоке находится два часа как минимум.


После этого говорят, куда надо дозваниваться, где штрафстоянки, где этот так называемый батальон, куда нужно ехать и заполнять акт. Акт заполняется в одном месте, печать на этот акт ставится в другом месте, а в третьем месте нужно получать машину. А если у человека машину увезли, он уже без транспортного средства, все в разных концах. Извините, у черта на куличиках находится все.


Второй момент. Ты приезжаешь и не знаешь, куда тебя дальше пошлют, что нужно в этом месте делать.



Татьяна Вольтская : Наталья уверена, что в цивилизованных странах такая практика невозможна.



Наталья : В Финляндии на лобовое стекло квитанция вешается. Ты идешь и спокойно платишь. Машина у тебя на глазах. Никуда она не девается. Да, ты нарушил, ты заплатил. Не теряется ни психологическая энергия, ни нервные клетки. На самом деле это издевательство над гражданами своей же страны. Полнейшее унижение. Чувствуешь себя каким-то идиотом. Не понимаешь для чего это делается, кому это надо.



Татьяна Вольтская : Возмущают автовладельцев и тарифы на транспортировку и хранение задержанных автомобилей. В Петербурге за возвращение арестованного транспортного средства нужно платить около 3 тысяч рублей. Петербуржец Сергей Носов пытался доказать через суд, что тарифы установлены городским правительством произвольно, а значит, незаконно, но Верховный суд признал их законными и правомерными. Впрочем, теперь Федеральной службе по тарифам поручено разработать методические указания по расчету тарифов. Они, возможно, позволят снизить прейскурант эвакуаторов.



Дмитрий Казнин: Сегодня у нас в студии Джонни Генрихович Суханов, директор городского центра «Спецавтотехника». Наша тема – помещение автомобилей на спецстоянки, с какими трудностями сталкиваются автовладельцы, автомобили которых увезены с места их парковки.


Здравствуйте, Джонни Генрихович.



Джонни Суханов: Здравствуйте.



Дмитрий Казнин: Только что мы прослушали репортаж, где очень эмоционально рассказывала женщина о своих проблемах. Может быть, начнем с комментария этого репортажа.



Джонни Суханов: Конечно, я очень понимаю автовладельцев, которые оказываются в такой ситуации. Это, прежде всего, связано с их незнанием, что произойдет с их автомобилем, если они совершат неправильную парковку. Наверняка не ожидала владелица данного автомобиля, что ее транспортное средство попадет на спецстоянку, иначе не оставляла бы. Это первое. Второе – незнание того, как же организовано задержание транспортных средств, их выдача, хранение. Я думаю, что все эти эмоции, которые мы с вами услышали, были вызваны исключительно незнанием того, как поступать.



Дмитрий Казнин: Давайте перейдем к работе этой службы. Действительно, большинство людей, имеющих автомобили, так или иначе, сталкиваются с этим, или ожидают этого столкновения. Когда началась работа, правильно я называю, службы?



Джонни Суханов: Наверное, так можно сказать, хотя официально моя организация называется городской центр «Спецавтотехника». Она имеет статус уполномоченной организации по помещению, хранению и выдаче задержанных транспортных средств автовладельцев, совершивших административное правонарушение.



Дмитрий Казнин: Давайте об истории этой службы. Когда она возникла? В связи с чем? Как были установлены тарифы и так далее?



Джонни Суханов: Если касаться истории, то деятельность со спецстоянками, как они называются на сегодняшний день, в Санкт-Петербурге началась чуть ли не впереди России всей, где-то с 1991 года. На сегодняшний день уже 14 лет в Санкт-Петербурге существуют стоянки. Практически все автолюбители знают о подобном виде задержания транспортного средства.


Очень серьезно изменилось законодательство с выходом постановления правительства Российской Федерации от 18 декабря 2003 года под номером 759. Оно принципиально изменило процесс помещения машин на спецстоянку.


Давайте попробуем коснуться того, за что же вообще попадают машины на спецстоянку, при каких условиях и кем принимается решение помещение машины на спецстоянку. Так вот как раз в соответствии с тем самым постановлением 759, о котором я говорю, которое начало действовать в конце 2003 года и реально вступило в силу в 2004 году, говорится следующее. О том, что в соответствии с Административным кодексом существует ряд нарушений, за которые сотрудник ГИБДД, выявивший эти нарушения, может задержать машину. А вот задержание машины как раз и подразумевает под собой, прежде всего, отстранение водителя от управления, а в дальнейшем обеспечение сохранности данного транспортного средства. Но как вы понимаете, если мы видим, что водитель транспортного средства находится в невменяемом состоянии в связи с алкогольным опьянением, либо не имеет никаких документов на транспортное средство, подтверждающее, что оно ему действительно принадлежит, что он его не угнал, то сотрудник ГИБДД, выявивший это нарушение, обязан отстранить его от управления. Это совершенно понятно. Но он точно также обязан обеспечить и сохранность транспортного средства. Вот именно для этого и писалось, то есть порядок обеспечения этой сохранности и определен тем самым распоряжением 759. Сотрудник ГИБДД имеет право на основании этого постановления и Административного кодекса принять решение о задержании машины с целью обеспечения ее сохранности. Для этого он обязан передать машину уполномоченной организации, так как сам он должен в этот момент продолжать нести службу – обеспечивать пропускную способность наших улиц, регулировать движение, выявлять нарушения. Для этого и был создан ряд организаций. В данном случае в Санкт-Петербурге у нас их шесть уполномоченных организаций. Я возглавляю одну из них, которые обеспечивают сохранность. В процесс обеспечения сохранности как раз и входит транспортировка машины на специализированную стоянку.


Немножко раньше я говорил о том, что серьезно изменилось законодательство с 2004 года. Так вот оно касается именно этого. До 2004 года сотрудник ГИБДД, выявивший нарушения либо отстранивший нетрезвого водителя от управления, имел возможность сам сесть за руль автомобиля и отвезти его на какую-то специализированную стоянку, перечень адресов которых был строго определен органами местного самоуправления. На сегодняшний день, естественно, никто не допустит своего автомобиля сотрудника ГИБДД. Во-первых, потому что он не попадает в страховку, во-вторых, это посторонний человек, и мы не знаем навыков его вождения, хотя предполагаем, что сотрудники ГАИ ездят на машинах достаточно хорошо. Тем не менее, в соответствии с законодательством он не имеет права доставлять транспортное средство, сам находясь за рулем. Поэтому постановление 759 и определило о том, что должна быть специальная уполномоченная организация, имеющая право на это и имеющая все необходимое, например, достаточное количество эвакуационной техники. Эвакуационная техника достаточно современна, способная обеспечить это, гарантирующая безопасность для автомобиля, что он не будет поврежден. Должна быть сама организация, которая ответит в случае необходимости за повреждения, если, не дай бог, такое случится. Обеспечит сохранность и обеспечит определенный порядок учета и выдачи данного транспортного средства, что она не отдаст эту машину кому попало, что она отдаст после устранения причин задержания, как это говорится в кодексе, то есть только тогда, когда водитель будет трезв, когда у него будут все необходимые документы, когда будет устранена причина задержания.


Однако уполномоченная организация не уполномочена определять причины задержания. Она обязана получить разрешение от органов ГИБДД. Сотрудник выявил нарушение. Допустим, у водителя транспортного средства нет при себе необходимых документов, утвержденных Правилами дорожного движения – начиная от страховки, водительского удостоверения, иные документы. Соответственно, водитель отстраняется от управления. Ему предлагается в кратчайший срок найти и предъявить эти документы. Но сотрудник ГИБДД, выявивший это нарушение, не может охранять автомобиль. У него есть другие заботы по службе. Поэтому он принимает решение о задержании транспортного средства, составляет определенный протокол, строго определенный приказом МВД. Вызывает уполномоченную организацию опять-таки определенным способом – через свою дежурную часть. Представитель уполномоченной организации (мои сотрудники) прибывают на место, осматривают автомобиль, убеждаются, что сотрудник ГИБДД принял решение о задержании транспортного средства, то есть убеждаются в составленном протоколе. Поле этого по акту, осматривая автомобиль для того, чтобы обеспечить его сохранность, принимают, совершив подписи на акте приема и передачи двух сторон.


После этого сотрудник ГИБДД уже не несет ответственность за транспортное средство никаким образом. За него полностью отвечают представители уполномоченной организации. Дальше он, представитель уполномоченной организации, грузит его на специализированную технику. В данном случае эвакуационная техника (в народе просто «эвакуатор») доставляет его кратчайшим способом на ближайшую специализированную стоянку, обеспечивает определенный учет, то есть информирует сразу же сайт в Интернете. Там моментально машина появляется на сайте, его легко можно найти. Там вы можете найти сразу всю информацию. Во-первых, порядок действия владельца по поиску автомобиля. Во-вторых, розыск своего автомобиля. Набрав номер, вы найдете - попадал ли он на стоянку, не попадал, где он сейчас находится. Там же вся нормативная документация, начиная от приказа МВД, регламентирующий порядок, заканчивая списком уполномоченных организаций, тарифами, порядком действий для получения машины.


Наверное, в том репортаже, который мы с вами слышали, автолюбитель не владел информацией этой. Правильно был набран номер 001, так как это действительно единая диспетчерская служба по городу, которая принимает как раз всю информацию о помещении машины на спецстоянку.



Дмитрий Казнин: Попал автомобиль на спецстоянку. Человек или вышел в Интернет, или набрал телефонный номер. Ему сказали, что автомобиль там. В репортаже прозвучало, что несколько мест надо было посетить, туда-сюда съездить. Какова процедура вызволения своего автомобиля?



Джонни Суханов: Это все очень просто. Еще раз скажу, что эта информация есть на сайте, но я с удовольствием для всех наших слушателей перескажу. Прежде всего, поиск своего автомобиля следует начать в Санкт-Петербурге по телефону 001 - это единая диспетчерская служба. Мне не очень понятно, что же произошло с автомобилем и поступлением информации того случая, который мы слышали в репортаже. Однако на сегодняшний день служба организована таким образом, что машина еще перед тем, как быть погруженной на эвакуатор, уже попадает на сайт, а информация о ее задержании есть в диспетчерской службе.


Каковы же взаимоотношения между сотрудниками ГИБДД и сотрудниками уполномоченной организации? Уполномоченная организация, то есть мои представители, сотрудники, выезжающие вместе с эвакуаторами, не имеют права прикоснуться к машине автовладельца, пока не будет завершен процесс задержания транспортного средства.



Дмитрий Казнин: Это вы уже рассказывали. Я говорю о том, когда уже автомобиль на спецстоянке. Человек узнал, что он там. Дальше что? Он должен где-то оплатить.



Джонни Суханов: Я понял ваш вопрос, извините.



Дмитрий Казнин: Как он заберет его?



Джонни Суханов: Ближе к делу. Что же делать, если ваш автомобиль оказался на спецстоянке? Прежде всего, выяснить мы с вами выяснили, где он находится. Что же должен предпринять автолюбитель для того, чтобы забрать свое транспортное средство? Прежде всего, найти документ о его задержании. Документ о его задержании находится у сотрудника ГИБДД, совершившего это самое задержание. Соответственно, там находится, во-первых, административный протокол о факте нарушения, которое было выявлено и подтверждено этим протоколом сотрудником ГИБДД. Второе – протокол о задержании, то есть о принятом сотрудником решении о помещении машины на спецстоянку. Третье – акт, подтверждающий, что такая-то уполномоченная организация забрала транспортное средство и будет хранить его по такому-то адресу. Вот эти три документа попадают нарушителю в руки, где уже практически рассказано, где и как ему быть.


Прежде всего, ему нужно получить разрешение. Оно обязательно оформляется в письменном виде, так как уполномоченная организация не имеет самостоятельного права принять решение - устранена причина задержания или не устранена. Мы принимаем машины от органов ГИБДД и возвращаем опять-таки их письменному разрешению. Соответственно, автолюбителю требуется получить разрешение в ГИБДД, либо у того же самого инспектора, который совершал это нарушение, и именно это разрешила делать прокуратура, либо в подразделении, в котором он работает.



Дмитрий Казнин: Джонни Генрихович, опрос граждан на улицах Санкт-Петербурга показывает, что люди в основном рассматривают положительно, но считают, что это дополнительный заработок денег.



Джонни Суханов: Мнения очень интересные. Понятно, что тот, кто оказывается в ситуации необходимости поиска своего автомобиля, эмоционально переживает это. Естественно, многие понимают крайнюю необходимость этого на улицах нашего города. Я всегда привожу один и тот же пример, где работает моя организация - это Невский проспект, имеющий направление в сторону улицы Гончарной в четыре полосы. Вдруг ни с того, ни с сего Гончарная, которая имела пропускную способность в три полосы, превращается в маленькое узенькое бутылочное горлышко с одной полосой только потому, что все кто и как попало ставят машины как им хочется. Соответственно, с этим можно справиться только посредством работы эвакуаторов. ГИБДД принимает необходимые действия для решения этой проблемы. Кстати, с тех самых пор, как мы начали работать активно по Гончарной улице, ГИБДД подтверждает, что пропускная способность Невского проспекта увеличилась просто на 75 процентов. Но это естественно. Вы же понимаете, что одна единственная машина, перегородившая Гончарную улицу, можно создать неприятности для многих и многих людей, которые едут в автобусах, либо двигаются на своих транспортных средствах.



Дмитрий Казнин: Один из опрошенных уже определил этот порядок возвращения автомобиля - прийти в ГИБДД, потом оплатить прямо на спецстоянке тариф в кассу.



Джонни Суханов: Совершенно верно. Единственное, что в ГАИ мы идем для того, чтобы получить разрешение, чтобы ГАИ дало подтверждение тому, что причина задержания устранена, а не для оплаты штрафа. Хотя там, как правило, составляется дополнительный протокол и независимо оттого, где находится машина на стоянке или не находится, владельца отправляют оплатить штраф за то нарушение, которое он совершил.


Итак, получив разрешение в органах ГИБДД, а это возможно, подчеркну, после принятого решения прокуратуры и изменения должностной инструкции сотрудников ГИБДД со стороны ГИБДД, это разрешение можно получить у того же инспектора, который находился на месте задержания и сам принимал решение о задержании. Получив разрешение, мы появляемся на спецстоянке, соответственно, оплачиваем согласно тарифу (а он тоже достаточно известен - 2927 рублей за транспортировку, то есть помещение транспортного средства на спецстоянку) и забираем автомобиль, осмотрев его и оставив подпись о том, что претензий вы не имеете либо, наоборот, имея претензии, предъявляя их организации, доставляющей и обеспечивающей хранение. Вот такая простая процедура, на самом деле.



Дмитрий Казнин: У нас есть звонок, здравствуйте.



Слушатель : Петр Иванович. У меня вопрос Джонни Генриховичу. Он очень интересно рассказывает о том, как борются с неправильной установкой транспорта на проезжей части. Но это не его, по-моему, задача. Также я понял, как оплачивается сумма за перевозку транспортного средства. И вот хотел бы поинтересоваться. А почему представители ГАИ, когда привозят на штрафную стоянку машину, получают непосредственно наличные деньги от сторожей? Второй вопрос. Почему на штрафных стоянках существуют бригады, которые разбирают машины, меняют агрегаты, в первую очередь, делают это для сотрудников ГАИ? Третий вопрос. Как вы считаете, Джонни Генрихович, это стервятники или же те, кто стоят "у печей в Дахау", образно выражаясь?



Джонни Суханов: Готов ответить на заданные вопросы. Прежде всего, относительно коррумпированности сотрудников ГИБДД. Это широко распространенная легенда. Мнение каждого автолюбителя, что любой сотрудник ГИБДД обязательно является продажным, обязательно берет деньги. Я думаю, что мнение о том, что совместная их работа с эвакуаторами, то есть с сотрудниками уполномоченной организации, непременно является коррумпированной, оплачивается деньгами. Я думаю, что корни этой истории именно там. Поверьте мне, я как директор организации никаких денег, никогда, никаким сотрудникам ГИБДД не давал, не даю и давать не буду. У нас разные с ними задачи. Это бы сразу нашло какой-то негативный отклик. Слишком на виду наша работа и у уполномоченной организации, и у сотрудников ГИБДД, чтобы пачкать руки какими-то взятками. Нас контролирует так много организаций, я прохожу так много проверок, поверьте, каждая машина находится в Интернете с момента ее задержания.



Дмитрий Казнин: Второй подвопрос слушателя был о том, что на спецстоянках разбирают или забирают какие-то части от автомобилей бригады.



Джонни Суханов: Это тоже совершенно ошибочное мнение. По одной простой причине, что я и моя организация несут полностью материальную ответственность за каждое транспортное средство, попавшее на спецстоянку. Более того, я обязан сначала возместить ущерб, если такой, не дай бог, был совершен при погрузке или разгрузке автомобиля, его транспортировке, а уже после этого выяснять, кто и как виноват. Более того, эвакуаторы, которые используются для этой работы, они обязательно застрахованы по всем зонам риска, прежде всего, как грузоперевозчики.


То что касается возможности разборки автомобиля, либо его расхищение стервятниками, как сказал Петр Иванович. Я думаю, что такое мнение либо такое впечатление у него могло возникнуть от большой и очень серьезной проблемы спецстоянок - это невостребованные транспортные средства. Дело в том, что, действительно, порядка 10 процентов, а порой и 12 процентов транспортных средств, попадающих на спецстоянки, оказываются невыкупленными владельцами. Это по многим причинам. Первая из них, наверное, самая главная, когда машина двигается по улицам нашего города, уже не имея возможности двигаться. Например, отсутствие документов. Машина передана или продана, как это раньше было, кому-то по доверенности. После человек оформил рукописную доверенность. Ее там передал кому-то. Первоначальная доверенность закончила свое действие. Человек, владевший ранее этой машиной, уехал в другую страну, в результате восстановить доверенность не представляется возможным. Машина оказывается без документов, но человек исправно продолжает ее эксплуатировать до первого сотрудника ГИБДД. Сотрудник ГИБДД, выявив то, что доверенность недействительна, и человек не имеет права управлять, соответственно, помещает машину на спецстоянку. Забрать такую машину уже никто и никогда не может, пока не появится владелец, приехавший из-за рубежа. Но, не дай бог, он скончался, машина не сможет быть забрана вообще никогда. Машины примерно такой категории остаются на спецстоянке.


Существуют другие причины - человек долго не выкупает машину, не вспомнив, где же он ее потерял. Проходит какое-то значительное время. Стоимость машины достаточно велика. Человек принимает решение ее не забирать, так как она была не в очень исправном виде. Такие машины складируются на спецстоянках длительное время. В конце концов, через определенный период времени (а это годы) попадают на отдельную стоянку, куда мы их свозим. Это стоянки длительного хранение, как правило, они уже находятся за городом. И вот там перед тем, как машину утилизируется и сдается в металлолом, происходит разборка специализированной бригадой, отделяющей составные части автомобиля. Потому что на приеме металлолома не принимают колеса, не принимают части двигателя и так далее. Может быть, такую разборку он когда-то видел и считает, что это связано с нашей деятельностью.



Дмитрий Казнин: Если коротко. Очень много вопросов о том, что если человек подошел как раз в тот момент, когда принимается или принято решение о том, чтобы забрать его автомобиль. Все, естественно, хотят, чтобы автомобиль не увозили. Можно ли оплатить штраф прямо на месте или еще как-то решить проблему, чтобы автомобиль остался?



Джонни Суханов: Этот вопрос наиболее часто из задаваемых мне. Что же происходит тогда, когда сотрудник ГИБДД принял решение поместить машину на спецстоянку, учитывая, что владельца рядом не было. Владелец в это время из-за угла наблюдал - увезут или не увезут - и как только приступили к погрузке, он выскакивает, готовый заплатить прямо сейчас и прямо здесь. Очень распространенная ситуация.


Что же в ней происходит и кто, как должен действовать? В соответствии с законом, если машина уже по акту передана уполномоченной организации, то есть сотруднику эвакуатора, если он приступил к погрузке (а приступить к погрузке он может только тогда, когда ее уже передали), соответственно, сотрудник ГИБДД не несет за нее ответственность. Он не может принять решения, не может приказать сотруднику эвакуатора разгрузить машину, потом что у того совершенно другой порядок действий. Он обязан доставить ее до спецстоянки, так как кассовый аппарат и возможность принять деньги находятся только там. Он должен пройти всю систему учета - заполнить определенные журнал, установленной формы, совершать опись, разгрузку и выдать машину только с территории спецстоянки. Об этом очень строго говорится как раз в постановлении 759.


Что же остается делать сотруднику ГИБДД? Что именно было изменено в инструкциях под нажимом прокуратуры? Там было введено разрешение сотруднику милиции на месте давать разрешение. Если раньше это разрешение можно было получить только в подразделении, это разрешение выдавалось определенным перечнем лиц, уполномоченных давать такое разрешение, заверялось обязательно печатью (мы же на спецстоянке тоже не можем определить владелец сам себе написал это разрешение, либо оно действительно является устранением причины задержания), так вот теперь, сверив подпись того, кто составлял протокол с тем, кто поставил разрешение, убедившись, что подпись одна и та же, мы имеем право принимать разрешение от сотрудника, поставившего разрешение на выдачу прямо на месте. Но владелец вынужден (извините, это уже требование закона) вместе с эвакуатором достичь стоянки, пройти весь определенный учет, и оплатить деньги там, на месте.



Дмитрий Казнин: Если сотрудник ГИБДД еще не оформил, тут уже другая ситуация?



Джонни Суханов: Вне всякого сомнения. Он способен принять решение на месте, наказать владельца штрафом и не помещать машину на спецстоянку.



Дмитрий Казнин: К нам поступают телефонные звонки, здравствуйте.



Слушатель : Владимир Иванович, Москва. Я бы хотел поделиться таким опытом. У меня тоже забрали машину на спецстоянку. Там есть такой маленький хитрый нюансик, который для Петербурга тоже был бы очень полезен. Во-первых, когда забирают машину, на первые сутки стоит безвозмездно, бесплатно. Вторые сутки, какой-то минимальный почасовой тариф. А на третьи сутки идет уже по полное число, включая и стоимость эвакуатора. Почему? Потому что эвакуатор - это навязанная услуга, который согласно закону прав потребителей не может быть востребована. Вы понимаете, что тут с таким успехом можно достичь очень высоких трудовых показателей в этом плане. А сама система эвакуаторов, я думаю, что было бы самое оптимальное, когда лицо, дающее разрешение на эвакуацию машин, то есть милиционер, он бы и отменял тут же, если владелец вышел вовремя. Он может отменить свое решение в пределах одного часа.



Джонни Суханов: Опыт Москвы очень любопытно послушать. Действительно, есть разница в деятельности Санкт-Петербурга и Москвы. Чем она вызвана? Затрудняюсь ответить. Думаю, что в Москве в свое время были неверно рассчитаны тарифы, которые не смогли обеспечить деятельность подобных организаций коммерческого плана, как это в Санкт-Петербурге. Поэтому правительство Москвы вынуждено финансировать из бюджета деятельность эвакуаторов. Именно поэтому Москва может позволить себе оплачивать деятельность эвакуатора из бюджета, соответственно, не накладывать это бремя на нарушителей.


Санкт-Петербург расценил, что 759 постановление правительства правильно определило, кто же должен оплачивать данное нарушение. Оплата затрат возложена в Санкт-Петербурге на нарушителей. Кстати, в том же самом 759 постановлении Российской Федерации сказано, что первые три часа, пока владелец добирается до спецстоянки, оплата за хранение транспортного средства не производится. Оплата за хранение из расчета 12 рублей в час начинается с четвертого часа помещения машин на спецстоянки. Однако транспортировка и помещение машины оплачивается всегда.



Дмитрий Казнин: Будут ли понижаться тарифы?



Джонни Суханов: Все мы ждем решение Министерства экономики Российской Федерации, которое внесет какое-то понимание, какие-то методические рекомендации по установке тарифа. Я полагаю, что с выходом этих методических рекомендаций тарифы, скорее всего, просто увеличатся.



Дмитрий Казнин: Спасибо.



XS
SM
MD
LG