Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Деятельность Ассоциации творческих союзов Урала


Программу ведет Олег Вахрушев. В программе принимают участие - Дмитрий Полянин, президент Ассоциации творческих союзов Урала , председатель правления Свердловского творческого союза журналистов, и Владимир Миллер, председатель Омского отделения Союза театральных деятелей России.



Олег Вахрушев: Ассоциация творческих союзов Урала выбрала нового президента. Им стал председатель правления Свердловского творческого союза журналистов Дмитрий Полянин. Насколько региональные профессиональные объединения могут решать насущные проблемы людей творческих на местах, мы и будем сегодня говорить с экспертами в Омске и в Екатеринбурге.


В Екатеринбургской студии Радио Свобода я приветствую председателя правления Свердловского творческого союза журналистов, а с недавнего времени и президента Ассоциации творческих союзов Урала Дмитрия Полянина.


Здравствуйте, Дмитрий.



Дмитрий Полянин: Здравствуйте.



Олег Вахрушев: Кроме того, через некоторое время по телефонной связи из студии Омской телерадиокомпании «Антенна-7» к нам присоединится председатель Омского отделения Союза театральных деятелей России Владимир Миллер.


Наши слушатели тоже могут присоединиться к нашей беседе. Нам интересно, какими, на ваш взгляд, проблемами должны заниматься творческие союзы?


Дмитрий, то, что вы стали президентом Ассоциации творческих союзов Урала, для вас это стало неожиданностью, либо вы, в принципе, знакомы со всеми проблемами, которые есть в уральских творческих объединениях, и это в порядке вещей?



Дмитрий Полянин: Естественно, я знаком со всеми проблемами творческих союзов и творческих работников. Но это избрание, естественно, для меня стало некоторой неожиданностью.


Творческие союзы сегодня находятся не в самом лучшем положении. И нужны какие-то новые шаги, новые решения, новые идеи для того, чтобы реанимировать вообще деятельность творческих союзов. Ранее, вы знаете, они были все-таки в системе власти, это было продолжением, можно сказать, власти, через которое шли и деньги, и почести, и награды. А сегодня творческие союзы – это уже организации, скорее, в чистом виде общественные, которые защищают интересы творческих работников.



Олег Вахрушев: О ком идет речь, когда мы говорим об Ассоциации творческих союзов Урала, кто сюда входит?



Дмитрий Полянин: Это 10 творческих союзов. Но если их перечислить, то это и писатели, и художники, и кинематографисты, и музыканты, и композиторы, и архитекторы, и фотохудожники, и так далее. То есть это 10 творческих союзов.



Олег Вахрушев: То есть практически весь пласт творческих людей.



Дмитрий Полянин: Да. Они объединяют сегодня, если про Свердловскую область говорить, более 2 тысяч человек.



Олег Вахрушев: Хорошо. Но поскольку 27 марта отмечался Международный день театра, то, по крайней мере, в Свердловском отделении СТД его отмечали с размахом. Об этом вы расскажете чуть позже. Вы были активным участником всего этого мероприятия. И хочется начать именно с проблем театральных.


25 тысяч жителей России объединяет Союз творческих деятелей страны. Но его руководители утверждают, что охват на самом деле гораздо шире. Премия «Золотая маска», помощь вышедшим на пенсию актерам, всероссийская ярмарка певцов – это только некоторые из дел Союза. Его задача-максимум – сделать театр доступным для всех россиян, а жизнь театральных деятелей – финансово спокойной. О том, как получается это сделать у Свердловского отделения Союза театральных деятелей России, рассказывает екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Ирина Мурашова.



Ирина Мурашова: Российские театры могут остаться без профессионалов, утверждают уральские деятели культуры. Власти предлагают жить дешево и сердито – жизнь театра, который использует государственные деньги, с этого года должна строиться на основе тендеров – и при выборе бригады для ремонта зала, и при выборе режиссера. Подобный принцип действует уже не первый год, но раньше сумма, обязательная для проведения тендера, составляла 200 тысяч рублей. Сейчас планка опустилась до 60 тысяч. Отбор идет на конкурсной основе – побеждает тот, кто обойдется дешевле. Получается, что брать на работу должны «зеленого» выпускника театрального института, а не маститого режиссера, который по определению просит большее вознаграждение. Но кто потом пойдет на слабенькую постановку? Ответов на этот вопрос театральные деятели пока не слышат, и, по крайней мере, в творческих вопросах к тендеру предпочитают не прибегать, зачастую действуя в обход официальных правил. Государственным театрам и так приходится нелегко, говорит председатель Свердловского отделения Союза театральных деятелей России Владимир Мишарин.



Владимир Мишарин: Практически все государственные театры сегодня имеют одну организационно-правовую форму – государственные учреждения. И вынуждены работать как государственные учреждения через систему казначейства, что во многом как бы не учитывает специфику театрального искусства и создает огромное количество организационно-финансовых проблем в театральном деле.



Ирина Мурашова: Немногие театры рискуют стать приватизированными – без господдержки большинство из них фактически обречены, поэтому вынуждены подчиняться требованиям властей. Главным председатель Свердловского отделения Союза театральных деятелей России считает сохранение традиций русского репертуарного театра. Приходится думать и о десятках других проблем. «И смешно и грустно, – говорит Владимир Мишарин, глядя на повестку дня съезда российских театралов 1898 года, – сто лет назад проблемы были теми же».



Владимир Мишарин: «Вопрос об общедоступности театров, вопрос о городских и земских театрах, об участии городских управлений, земств в организации театрального дела, вопрос о серьезном репертуаре, о воспитательных и художественных задачах театра, вопрос о материальном обеспечении сценических деятелей, об улучшении их быта». Вы знаете, вот 10 вопросов, и они все сегодня стоят на повестке дня.



Ирина Мурашова: Имя драматурга Николая Коляды упоминается в «Новостях» чаще, чем имена руководителей других театров Екатеринбурга. Просто когда у театра проблемы, Николай Владимирович не сидит тихо, а действует, привлекая внимания журналистов и властей. На собраниях правления Союза, членом которого он является, он тоже не молчит.



Николай Коляда: В городе есть несколько театральных коллективов, которым необходимы помещения. И насколько я знаю, Мишарин пытается что-то сделать для того, чтобы была свободная сцена, на которой несколько театральных коллективов могли бы выступать.


Потом, мне кажется, необходимо помогать актерам, работникам театров, которые получают крошечные, мизерные зарплаты, и как-то помогать выживать в этой ситуации сегодняшней. Я думаю, что и о стариках, прежде всего, необходимо заботиться. Поскольку Союз театральных деятелей, наше отделение – это не бюджетные организации, а стало быть, независимые организации, то они вообще могут достаточно серьезно воздействовать на наши власти, на чиновников от культуры с тем, чтобы к культуре было больше внимания.


Пока каких-то конкретных шагов я что-то не вижу, а только разговоры и бумаги, которые мы получаем. Надо со всеми ссориться и ругаться, а не быть хорошенькими со всеми.



Ирина Мурашова: Вряд ли об этих проблемах знают 1,5 миллиона зрителей, которые в прошлом году побывали на 5 тысячах спектаклей и концертов, которые прошли в Свердловской области.


Чтобы искусство было еще более доступным, Союз театральных деятелей учредил фестиваль «Браво». Специалисты отобрали лучшее из того, что было за год, и в мае покажут всем интересующимся.



Олег Вахрушев: Здравствуйте, Владимир. Насколько я понимаю, те мысли, которые озвучила моя коллега, для вас не новы. Тем не менее, есть ли нечто особенное для вашего отделения?



Владимир Миллер: Доброе утро. Дело в том, что все, что говорила корреспондент и Владимир Мишарин, эти проблемы есть и в Омске. Но я бы хотел немножко возразить. Вот все, что происходит в Омске, все-таки мы пытаемся, прежде всего, выстроить правильные отношения с государством. И надо сказать, что нашим театрам и нашему Союзу государство помогает. Мы нашли форму взаимоотношений. Но надо использовать и другие формы. Но эта форма работает. И теперь очень большая надежда у 11-ти омских театров на театральный форум, который пройдет в мае в Москве. Потому что самая главная проблема – это сохранение репертуарного театра. А также надо ликвидировать вот эту совершенно нелепую ситуацию тендеров. Потому что, действительно, театры нуждаются и в серьезных, интересных режиссерах.


Теперь о помощи артистам. Вот сейчас такая ситуация, когда в Омск пришла большая волна молодых артистов буквально во все театры, и это для нас еще один пласт интересной работы. То, что нашим ветеранам всегда уделяется внимание – это главная наша задача. И Владимир Мишарин привел повестку дня. Действительно, как все совпадает. Это было при Яблочкиной, и сегодня те же проблемы. Ветераны – для нас это самое главное. И мы им всегда помогаем. И вопросы молодежи, поддержки молодежи на самых разных уровнях, и не только материальная поддержка, но и предоставление им возможности работать и на сцене Дома актера, и на других площадках.


Надо сказать, что наши 11 театров очень часто соприкасаются. У нас есть форма объединения, мы тоже собираемся объединить все творческие Союзы, а у нас их практически столько же, сколько и в Свердловской области. Поэтому проблемы у нас одинаковые. Решать их надо всем вместе. И мы очень надеемся, что театральный форум и предстоящий съезд СТД, который пройдет в октябре, дадут ответы на многие вопросы. Я с оптимизмом отношусь к тому, что все-таки театральные реформы, и вообще реформа культуры пойдет по тому пути, который будет только на благо и театральным коллективам, и творческим союзам.



Олег Вахрушев: И у нас есть телефонный звонок. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Вот вы сказали, что в Омской области 11 театров. Скажите, пожалуйста, известно ли уважаемому руководителю Союза, сколько театральных зрителей приходят туда?


И второй вопрос. Не видит ли он хоть что-нибудь положительное в том, что есть система тендеров, которые все-таки ставят пусть и маститых мастеров, но в положение конкурсантов? Нет ли тут какой-либо справедливости?



Олег Вахрушев: Спасибо.


Владимир, ответьте, пожалуйста.



Владимир Миллер: Во-первых, у нас сейчас прошел фестиваль «Лучшие театральные работы». И я побывал на всех спектаклях 11-ти театров. Залы заполнены. Поэтому такой проблемы не существует. Каждый театр нашел своего зрителя и свою нишу.


Что касается тендеров, то в каких-то частях деятельности, может быть, это и возможно. Но то, что касается творчества, мне кажется, это... не знаю, я не очень это приветствую. Надо найти другую форму.



Олег Вахрушев: Спасибо.


Дмитрий, что вы можете сказать по поводу тендерной системы, которую предложили власти для театров?



Дмитрий Полянин: Все, что сейчас предлагает власть, это в рамках изменения бюджетного законодательства. Логика здесь простая: деньги должны тратиться на основании конкурса, если это деньги налогоплательщиков. Другой вопрос, что нельзя, наверное, одним аршином мерить культурную деятельность, например, или строительство, или какие-то коммерческие проекты. И здесь есть определенная осторожность. И не только театральные деятели об этом говорят.


Дело в том, что сейчас существуют программы в государстве, которые финансируют те или иные направления, в том числе и содержание государственных театров, других культурных учреждений. Эти программы должны предусматривать не только вот эту тендерную систему, а должны предусматривать и условия этих тендеров. Прежде всего нужно смотреть на прозрачность распределения этих средств: каким образом, какая комиссия, кто принимает решение. Вот это очень важно. И если здесь будет все выверено и этот механизм будет запущен с точки зрения прозрачности и понятности для всего творческого сообщества, мне кажется, тогда проблем не будет.



Олег Вахрушев: Николай Коляда сказал, что нужно ругаться и ссориться с властями для того, чтобы обращали внимание на культурную жизнь в городе и чтобы ситуация как-то разрешалась в лучшую сторону. Выход ли это? По-моему, вообще люди культуры, скажем так, они достаточно незлобивые что ли, они лучше где-нибудь в углу пообижаются, но будут делать дальше свое дело.



Дмитрий Полянин: Я не думаю, что нужно только ругаться с властью. С властью можно и разговаривать, и какие-то общие проекты реализовывать. В частности, в той же Свердловской области был построен дом для работников культуры и дом для журналистов был сдан в Свердловской области. Это тоже программа, которая осуществляется в рамках взаимодействия с властью. Есть и вопросы, которые у нас возникают. Но просто нужно их ставить.


Например, есть Программа развития производительных сил в Свердловской области до 2015 года. Но я не знаю программы развития культуры до 2015 года. И я не знаю, как могут развиваться экономика, промышленность без одновременного развития науки, образования и культуры. Мне кажется, что здесь нужно все в комплексе решать. И если мы ставим этот вопрос, то власть начинает к этому прислушиваться.


И в связи с этим как раз у нас будут, видимо, уже в мае общественные слушания по реализации на территории Свердловской области законодательства о культуре, в том числе и в части реализации различных льгот, различных программ поддержки культурных учреждений и, естественно, в части реализации государственных программ.



Олег Вахрушев: Насколько велика вероятность того, что кого вы пригласите на эти слушания из власти, действительно придут и что-то сделают после этого?



Дмитрий Полянин: Все зависит от силы в данном случае наших творческих союзов. А нас сейчас в Свердловской области достаточно для того, чтобы к нам пришли и министр культуры Свердловской области, и представители Управления культуры города Екатеринбурга. И даже у нас есть на этот счет уже согласие этих структур. Естественно, мы хотим увидеть там и депутатов, и представителей чиновничьего корпуса.


Вот будет ли реализовано что-то после этого, то я думаю, что будет. Потому что это есть оценка деятельности власти со стороны гражданского общества. И они сейчас очень заинтересованы в том, чтобы, как минимум, не противоречить гражданскому обществу.



Олег Вахрушев: Вот не соглашусь я с вами в этом, Дмитрий. Потому что ярчайший пример – это то, что происходит у нас на глазах с музыкальным лицеем профессиональным номер 9. Писали все – писал и Россель, писали и депутаты Государственной Думы, писал Швыдкой, великие музыканты мирового уровня писали по этому поводу в администрацию Екатеринбурга: «Оставьте, пожалуйста, статус этому музыкальному лицею». Ничего подобного не происходит. Не нужны власти подобные вещи.



Дмитрий Полянин: Вот в этой части я согласен с Колядой, что вот здесь нужно ругаться, здесь нужно бить в набат. В том числе и сам Коляда находится в той же ситуации, когда его театр практически выбрасывается на улицу, и совершенно по непонятным причинам. У нас в Екатеринбурге есть достаточно помещений, где могли бы работать и театры, и тот же музыкальный лицей. Зачем его трогать? И здесь нужно бить в набат, здесь нужно показывать, кто конкретно принимает это решение, чтобы люди знали имена тех чиновников, которые просто-напросто растаптывают культуру.



Олег Вахрушев: И у нас есть телефонный звонок. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Сейчас распространилось очень много так называемых малых сцен. А в чем их смысл? Я вот недавно видел спектакль с участием Алисы Фрейндлих и Олега Басилашвили. И только они были на сцене. Как бы малогабаритный спектакль. Но в зале было 3 тысячи человек, и это им никак не мешало. Все 3 тысячи были счастливы. А что это такое – малая сцена? Это что, малая вместимость зала? Что это за особая форма?



Олег Вахрушев: Я адресую этот вопрос Владимиру Миллеру. Пожалуйста, Владимир.



Владимир Миллер: Дело в том, что малая сцена – это может быть и маленькое пространство, но это может быть и как определенный вид камерного... именно спектакля «на двоих», «на троих». И то, что 3 тысячи человек были счастливы, это говорит о том, что великие артисты были на сцене. А то, что по форме это называется малой сценой, это ничего не значит. Ну а малая сцена... в принципе, в наших театрах это существует. Вот в Академическом театре драмы сейчас это делается, и в ТЮЗе, и в «Пятом театре». Это та площадка, на которой делаются спектакли малой формы, и это дает возможность артистам раскрыть себя еще и в параллельном репертуаре. Хотя часто он становится основным.


Вот к разговору о том, как нужно строить свои отношения с властью, где кричать, а где найти понимание. Я не знаю, у нас нет такой проблемы. У нас нет такой проблемы в том, чтобы встретиться с министром культуры или с представителями городской администрации. Они всегда идут нам навстречу.


У нас другие есть проблемы. Но самое главное, что эти проблемы решаемые. Есть поддержка. Самое главное, что есть в Омском регионе, - это поддержка государства. В городе открылся новый Театр кукол, открылся Северный драматический театр. Понимание есть. Другое дело, вот та ситуация, при которой надо кричать, когда отбирают здания и надо защитить, но, понимаете, можно кричать до хрипоты, но ничего не добиться. Но надо все сделать для того, чтобы отстоять, объединить... Вот в чем смысл Союзов-то творческих – объединить свои интересы для того, чтобы защитить товарища. Но если выработать программу единую для всех...


Вот сейчас мы в Омске хотим объединить наши усилия, создать Ассоциацию и выйти к государству, к власти с программой. Вот у нас принята программа развития культуры до 2010 года. Это все идет параллельно и вместе. Правильно говорилось о том, что нельзя вне культуры рассматривать развитие региона. И вот эта программа, ее последовательное воплощение вместе с властью, вместе с государством может дать плоды. Иначе это будут либо безумные демонстрации, либо разговоры за чаем на кухне.



Олег Вахрушев: Владимир, скажите, пожалуйста, а что вы можете предложить конкретно вместо той новой тендерной системы, которую предлагают сейчас?



Владимир Миллер: Я сейчас очень надеюсь на принятие, во-первых, закона об экономической автономии предприятий. Этот закон готовится уже. И я жду вот этого театрального форума, потому что система тендеров... Поймите, если маститый режиссер исчерпал себя, его и так не будут звать. Ну какие тендеры?.. Вот был очень хороший разговор, когда Константин Райкин сказал: «Мне нужно нарисовать «задник» к спектаклю. Вот кто выиграет – хороший художник или маляр? Конечно, маляр. Но ведь это будет уже другое искусство, или вообще не искусство». Поэтому к тендерам, как артист, я отношусь... Честно скажу, у меня такая профессия, что у меня всю жизнь конкуренты, всю жизнь я должен с кем-то соревноваться, и как режиссер соревноваться. Но это всегда честная конкуренция и борьба. А это какое-то искусственное понятие – тендер. Это глупо, когда Театр Вахтангова готовит свой юбилей, объявляет тендер, и в тендере участвует МХАТ. И делать юбилей Театра Вахтангова выигрывает Театр Олега Табакова. Как вы считаете, это что? Это вообще глупость.



Олег Вахрушев: Понятно. Владимир, скажите, пожалуйста, речь зашла о том, насколько Ассоциация творческих союзов у нас реально может помочь тем людям, которых она объединяет? В Омске это как происходит?



Владимир Миллер: Во-первых, у нас достаточно сильные Союзы – и Союз журналистов, и дизайнеры, художники, и наш Союз театральных деятелей. Вот сейчас мы работаем над тем, чтобы была единая программа. Честно скажу, намерение есть хорошее, мы собрались, все наметили, но пока у нас это в стадии становления находится. Вот все, что запланируем, главная задача – это выполнить. Пусть это будет нормальными, последовательными шагами, а не сразу тебе все, но привлечение к этому кроме государства еще и... в любом городе есть различные структуры коммерческие, и надо заинтересовать их в необходимости поддержки проектов. А для того чтобы тебя поддержали, нужно предложить какой-то стоящий проект – и одаренные дети, и ветераны.


Вот мы перед 60-летием Победы попросили государство, чтобы дали нам возможность съездить по области, мы соберем артистов наших театров и встретимся с ветеранами войны. Пенсионный фонд объединился с Министерством культуры, и отправили на две недели артистов наших шести театров. Мы съездили, встретились со стариками. Они были счастливы. И мы поняли, что мы сделали нужное дело. Но это все было еще обеспечено организационно и финансово двумя структурами.



Олег Вахрушев: Хорошо. Дмитрий, скажите, пожалуйста, то, что президентом Ассоциации стал журналист, председатель правления Союза журналистов, достаточно знаковое явление. Это значит, на мой взгляд, то, что люди творческие не могут сами решить какие-то проблемы и они уже прибегают к помощи своих коллег по творческому цеху, к журналистам, как к четвертой власти. Нет у вас таких мыслей?



Дмитрий Полянин: Совершенно правильно вы заметили. Это решение о моем избрании, скорее всего, этим и было продиктовано, что творческие союзы нуждаются сегодня в поддержке общественной. Кто, кроме как журналисты, может предоставить такую поддержку. И, естественно, лоббировать интересы творческих работников, творческих союзов без поддержки средств массовой информации, наверное, невозможно. В этой части, конечно, у нас уже состоялись разговоры. И мы стараемся сейчас обеспечить поддержку со стороны Союза журналистов другим союзам для того, чтобы люди попадали на полосы газет, попадали в радио- и телеэфир для того, чтобы темы стали обсуждаться. Сегодня творческие союзы оказались в некой изоляции, когда просто никто не знает, чем они занимаются. Наша задача сейчас – помочь рассказать этим союзам о том, что они есть, чем они занимаются и чего они хотят.



Олег Вахрушев: У нас есть телефонный звонок. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, как вы относитесь к существующей в России практике фактически пожизненного назначения руководителей творческих коллективов, независимо от их физического и творческого состояния? Практически большинство из них до конца жизни руководят, как бы являясь символом. И нет ли тут некоторого, с вашей точки зрения, диссонанса?



Олег Вахрушев: Владимир, пожалуйста, ответьте нашему слушателю.



Владимир Миллер: Ну, я не знаю. Дело в том, что я не могу в Омске сейчас такого примера привести. Такого уже нет. Но если это действительно большая личность и большой художник, то он сам будет до той поры, пока он может творить. А в других случаях это все решается очень естественно, мне кажется, - человек уходит.


Но вот на сегодняшний момент в Омске, я бы сказал, другой дефицит – это руководители высшего звена в театрах, а это главные режиссеры, художественные руководители. И вообще этой профессии сейчас – художественный руководитель, главный режиссер – во многих театрах России не хватает. Сейчас режиссеры предпочитают делать так: поставил спектакль, получил гонорар и поехал дальше.



Олег Вахрушев: Но это очень удобно. Спасибо.


Дмитрий, что вы скажете по поводу «долгожительства»?



Дмитрий Полянин: Я не согласен с самой постановкой вопроса. Потому что если человек может творить в любом возрасте – будь он юный или уже преклонных лет, – он имеет на это право, и не только право, а зрители, читатели, слушатели – вот кто голосует за творческого работника. И если он собирает полный зал, или если он на страницах литературного журнала в состоянии напечатать какое-то произведение, которое читают, и за что покупают журнал, мне кажется, здесь нет вопроса возраста как такового.



Олег Вахрушев: Дмитрий, расскажите, пожалуйста, о ближайших планах и конкретных делах вашей Ассоциации, в которой вы сейчас являетесь президентом.



Дмитрий Полянин: Самое главное, что нам сейчас удалось внести в закон о культурной деятельности на территории Свердловской области предложения наших творческих союзов. И они уже приняты, и закон вступил в действие. Это касается, прежде всего, государственных программ в этой сфере. Мы можем инициировать эти программы совместно с Министерством культуры и другими подразделениями правительства Свердловской области. И мы хотим уже в 2007 год войти с конкретными государственными программами, под которые будет заложена финансовая основа. Это первая задача.


Вторая задача – это посмотреть, что у нас происходит с домами союзов. То есть вы знаете, что есть Дом актера, Дом кинематографистов и так далее. Сегодня возникает проблема...



Олег Вахрушев: С Домом писателей большая проблема.



Дмитрий Полянин: Там большие проблемы, связанные как раз с арендой. Возникают сейчас вопросы по земле, по оформлению земли, вопросы как раз оплаты, по налогам и так далее. Вот эти проблемы необходимо решать.


И, естественно, мы хотели бы продолжить программу инвестирования государственных средств в строительство жилья для творческих работников.



Олег Вахрушев: Удачи хочется вам пожелать. И, действительно, наверное, это очень сложно вместить и понять проблемы абсолютно всех творческих людей. Как бы то ни было, все равно есть и разное понимание ситуации у тех или иных людей творческих. Но жизнь есть жизнь.


Спасибо всем за участие в программе.


XS
SM
MD
LG