Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«В обмен на невысокие заработки гастарбайтеры оставляют в России материальные ценности»


Социологические исследования подтверждают рост националистических настроений в России

Социологические исследования подтверждают рост националистических настроений в России

Убийство таджикской девочки Хуршеды Султоновой - один из многочисленных случаев жестокости по отношению к людям неславянской национальности. По данным российского центра по изучению проблем ксенофобии «Сова», ежегодно в России происходит около полусотни убийств на почве расизма. Это только те случаи, которые фиксируется милицией. Более четверти россиян с неприязнью относятся к мигрантам из стран СНГ – утверждают социологи «Левада-центра». Несмотря на то, что приезжие трудятся в основном на низкоквалифицированных работах и по российским меркам получают небольшие деньги, многие россияне считают, что иностранцы отнимают их рабочие места.


В России трудятся граждане Украины, Молдавии, Таджикистана, Киргизии, Узбекистана и других бывших республик СССР. Они строят дома, продают овощи и фрукты на рынках, работают грузчиками и дворниками. Покидать родные места и приезжать в холодную и негостеприимную Россию их вынуждают безработица и низкие заработки на родине. По данным Федеральной миграционной службы, сейчас в России около 10 миллионов нелегальных мигрантов. Сделать их легальными и заставить работать не только на себя, но и на Россию – основная задача нового законопроекта, который сейчас рассматривается в Государственной Думе. Его основная задача – упростить процедуру получения регистрации для трудовых мигрантов. Вот что говорит по этому поводу директор федеральной миграционной службы Константин Ромодановский:


- Вместе с Федеральной налоговой службой мы посчитали: ущерб государству от нелегальной миграции составляет более 200 миллиардов рублей. И, конечно, если мы примем адекватные меры и сумеем наладить здесь работу, то государство будет в выигрыше, и это в большой мере пойдет на социальные программы для российского населения. В Таджикистане бюджет страны составляет порядка полумиллиона долларов. Примерно такую сумму таджикские рабочие отправляют из России переводами официально, и где-то в два раза больше идет неофициальными потоками. Я бы вместо термина «легализация» использовал понятие «регуляризация», это определение правового статуса.


В беседе с корреспондентом Радио Свобода один из таких мигрантов, выходец из Таджикистана по имени Халим не стал высказывать каких-либо претензий в адрес российских властей. Как и большинство его соотечественников, он работает в строительном бизнесе – вместе с земляками строит дома в Подмосковье. Максимальный заработок – 10 тысяч рублей в месяц. Халим утверждает - этого вполне хватает, чтобы прокормить семью, оставшуюся на родине. С вымогательством со стороны милиции он, по его словам, не сталкивался. На негативное отношение со стороны простых москвичей тоже не жалуется. Однако, по мнению главы общественной организации «Миграция и право» Гавхар Джураевой, если так оно и есть на самомо деле, то Халиму просто повезло.


Именно безответные таджики, убеждена Гавхар Джураева, чаще всего становятся жертвами милицейского произвола - у них не слишком сильная диаспора, они плохо говорят по-русски и просто не знают, куда пойти пожаловаться, если нарушаются их права.


- Почти на каждой стройке, где мы бываем, - говорит Гавхар, - днем с огнем не найти работодателя, имеющего право найма. Поэтому процент легальных гастарбайтеров настолько ничтожен, что даже говорить о нем стыдно. Эта система, по сути своей, криминальная. Появилась целая сеть структур, которые питаются незаконными, нелегальными доходами от труда конкретного трудового мигранта. Человек въезжает легально, например, из Таджикистана. В течение трех дней он должен найти хозяйку квартиры, которая повела бы его в домоуправление, прошла бы долгую процедуру, подтверждающую, что все члены ее семьи согласны, чтобы этот человек у них проживал. Потом ему надо идти в миграционную службу, там получать разрешение. Потом - в банк, платить сбор. Ни один нормальный человек через эту процедуру за три дня пройти не может. Потом проходит три месяца, этому рабочему надо выехать с территории России. Чтобы въехать обратно, надо тратить громадные деньги и опять проходить всю эту процедуру. При этом отсутствие какой-нибудь справки у мигранта может стать поводом для его депортации на родину. А депортировать человека за то, что он трудится - это вообще абсурд, потому что он за копейки отстраивает здесь все, он оставляет здесь не только свой труд, но и материальные ценности.


- Часто ли иностранные рабочие становятся жертвами милицейского произвола?


- Тут можно говорить о проведении разного рода милицейских кампаний. С подбрасыванием наркотиков, патронов. Сейчас популярна фальсификация мелких и средних, как их называют, преступлений, когда участковый милиционер уговаривает трудового мигранта взять на себя чужую вину для того, чтобы выполнить план раскрываемости преступлений.


- Как, по вашим наблюдениям, обычные москвичи относятся к иностранным рабочим?


- Те, кто видит, как они трудятся - защищают. Другие (они составляют довольно большой процент) считают, что мигранты отбирают рабочие места, заселяют Россию, везут наркотики. Но люди не связывают это с изъянами в миграционной политике. Они переносят свою неприязнь на конкретных людей. Посмотрите, какое противодействие идет со стороны молодых людей, за которыми стоят достаточно взрослые граждане, ослепленные ненавистью. Мы очень бы хотели защитить человека, который с утра до ночи трудится, чтобы прокормить свою семью, потому что он в данном случае выгоден и России, и стране, из которой он приехал. Его надо уважать за это.
XS
SM
MD
LG