Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Задачи и возможности социального кино


Программу ведет Татьяна Валович. Принимают участие президент Международного кинофорума "Время жить" Игорь Холодов и корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская.



Татьяна Валович: С 31 марта по 9 апреля в Петербурге пройдет I международный кинофорум социального кино «Время жить», в программу которого вошли лучшие образцы мирового кино, посвященные социальным проблемам.



Татьяна Вольтская: Кинофорум «Время жить» откроется фильмом Лидии Бобровой «Бабуся». А вообще, в программе кинофорума картины более чем из 20 стран. Особым событием должна стать ретроспектива фильмов французского документалиста Жана Руша, среди которых знаменитые фильмы «Я - негр», «Хроники лета», «Мало по малу». Конкурсная программа пройдет с 1 по 4 апреля, жюри возглавит режиссер Евгений Герасимов. В экспертный совет фестиваля войдут классики мирового кино - Тонино Гуэрра и Тео Ангелопулус. В рамках кинофорума пройдут круглые столы, посвященные проблемам инвалидов. Современное российское кино будет представлено только двумя фильмами - «Итальянец»и «Город без солнца». Устроители кинофорума шли к воплощению его идеи долго и трудно, говорит пресс-секретарь Комитета по труду и социальной защите Администрации Петербурга Екатерина Майборода.



Екатерина Майборода: Организаторы пошли на новую номинацию. Совсем недавно сами инвалиды сняли фильм об инвалидах. И это не документальное кино и не игровое кино, это особый жанр, это жизненные настоящие фильмы, которые учат добру и которые противостоят насилию и равнодушию. Фильм "Подорожник". Инвалид, уникальный человек Юрий Кузнецов, прошедший через дом-интернат для детей-инвалидов, через неврологический интернат и все-таки сумевший преодолеть систему государственных учреждений и доказать, что он нормальный человек, который может жить в обществе и быть полезным для него.



Татьяна Вольтская: Уже сейчас можно оценить действие подобных фильмов на зрителей.



Екатерина Майборода: У нас в комитет приглашались чиновники, директора учреждений, и мы демонстрировали фильм польского режиссера "Бабочка" о ребенке-инвалиде. Они говорили о том, что обязательно надо тем, кто работает в наших учреждениях, показывать про работу и жизнь людей за рубежом, потому что они даже получали методики, навыки тут же. Им представили их же подопечных глазами искусства, и у них совсем другое восприятие идет.



Татьяна Вольтская: Из фильмов кинофорума будет сформирована программа для показа более чем в 30 российских регионах. Кинофорум, задуманный как индикатор социальных проблем мира, должен стать ежегодным.



Татьяна Валович: Сегодня у нас в гостях президент Международного кинофорума "Время жить" Игорь Холодов и мы поподробнее поговорим, как же родилась эта идея. Игорь, как же вы стали президентом такого кинофорума?



Игорь Холодов: Президентом... Скорее всего, тут лучше говорить руководителем. Президент - это когда регистрируется организация, а это некоммерческое партнерство "Время жить", положено как-то обозначать юридически должность. Поскольку я еще являюсь опять же руководителем Петербургского музея кино… Как общественный фонд, там тоже написано - президент. Я, к сожалению, просто имею несколько визиток с названием "президент", сам переживаю по этому поводу, поскольку, скорее всего, как руководитель, организатор я себя ощущаю, как президент - нет. Но в марте прошлого года с группой людей мы обсуждали возможность как раз проведения такого тематического кинофестиваля, кинофорума. Но все-таки у нас написано "кинофорум". И я объясню, почему все-таки мы, как фестиваль, как кинопраздник, не имеем возможности назвать это мероприятие, а именно кинофорум - поскольку мы думали о том, что будем собирать фильмы, которые затрагивают различные социальные проблемы. И вот в предыдущем репортаже как раз рассказывалось о теме инвалидов, это одна из проблем социальных. Их много и на Западе. Мы в прошлом году разговаривали с итальянскими кинематографистами и, когда им рассказывали об идее создания такого социального кинофорума, для них на самом деле достаточно все было ясно, потому что понимание социальных проблем было структурировано от рождения до смерти. В России получилась немножко смешная ситуация. Когда мы стали обращаться за помощью, за партнерством в самом начале к различным агентствам, организациям, которые, как мы думаем, на самом деле могут участвовать в этом кинофоруме хотя бы с точки зрения поддержки, потому что на самом деле он задумывался… Ну, многое мы не воплотили, я по ходу беседы расскажу, что не получилось. И вот когда мы в самом начале обращались, еще в марте-апреле 2005 года, и говорили, что это будет кинофорум социального кино, российские агентства различные говорили: ну что это за целевая аудитория, это что, пенсионеры? То есть фактически мы натолкнулись на то, что понимание социальности у людей - это понимание проблем людей после 60 лет. Собственно говоря, этим ограничивается. Но на самом деле мы тогда осознали ужас этой ситуации. Если социальные программы у государства направлены только на пенсионеров, то надо сказать, что социальной политики у государства просто нет. И таким образом, мы осознали, что необходимо через образ киноискусства, поскольку это наиболее яркий и доходчивый, если это хорошие образцы… Потому что на самом деле мы получили порядка 180 фильмов, но отобрали всего 36, потому что мы получали, в общем-то, и самодеятельность, и какие-то агитки, но мы хотели, чтобы в фильмах социальная проблема, одна или, может быть, ряд социальных проблем были рассказаны с точки зрения не только проблематики, но и с точки зрения художественного качества, высокого исполнения. К сожалению, из-за какого-то недостатка финансирования мы, например, не смогли договориться с румынским фильмом "Смерть господина Лазареску", который от Румынии был номинирован на "Оскар". Он будет показан на Московском фестивале, а к себе мы пригласить его не смогли. На самом деле мы не печалимся, поскольку эти фильмы - это же все-таки не тот поток кино, который все дистрибьюторы считают не по количеству показов, а по количеству, по-моему, съеденного поп-корна, это не то кино. И поэтому не сегодня покажем - в следующем году покажем. Не удастся в следующем - покажем потом в ретроспективе, как, например, с Жаном Рушем. Мы будем показывать фильмы 60-70-х годов, они не потеряли актуальности, это действительно будет событие. Это французский документалист, влюбленный в творчество Дзиги Ветрова, основавший такое направление в документалистике "киноправда", уехавший в Африку. Многие африканские кинематографии вообще считают Жана Руша таким своим Люмьером африканского кино, потому что он действительно много сделал для африканского кино.



Татьяна Валович: Вы сказали, что должны быть хорошие образцы. Ваш кинофорум открывается одним таким примером...



Игорь Холодов: Фильмом "Бабуся".



Татьяна Валович: "Бабуся", да. Но меня потрясло, когда я читала отзывы об этом фильме, о том, как режиссер представляла за рубежом свой фильм и получала очень много откликов. В Швеции сказали: нет, это фильм не про Россию, это про нас. То же самое сказали французы, которые не только сказали, но они пошли дальше - они сделали 42 копии, и теперь показывают этот фильм в своих колледжах, в школах.



Татьяна Валович: Пророков у нас нет в Отечестве никогда, и поэтому в России, может быть, вообще одна копия, может быть, ее мы и будем показывать, но это уже расскажет Лидия Боброва на открытии кинофорума, которое состоится завтра в 18 часов.



Татьяна Валович: Вот такой подход - это что?



Игорь Холодов: Безразличие. Это подход равнодушия и безразличия.



Татьяна Валович: Всего общества, государства в целом? От чего это зависит?



Игорь Холодов: Всего общества не назвать, поскольку, вот, группа людей, мы все-таки думаем над этим. Год назад мы осознали, что если... Вы понимаете, дело в том, что просто мы долгое время, бывая на различных кинофестивалях и просматривая ряд фильмов - студенческих, дебютантов, документальные, короткий метр, игровые, мы все-таки видим фильмы, и российские в том числе есть, которые, конечно, не доходят ни до какого зрителя, и зарубежные фильмы, которые, очевидно совершенно, где-то с очень маленьким бюджетом, где-то соглашаются играть актеры бесплатно, какая-то добровольная основа есть для создания таких картин, и она, видимо, идет от идеи режиссера, который задумывает этот фильм и воплощение этого фильма происходит, когда уже предел просто накопления этих боли, стыда за то, что так живет общество, человечество. Тогда вот собираются люди. Это связано, например, с таким же фильмом, который мы покажем, немецкий, предоставленный Гете-институтом любезно, "Виттельбахер". Это люди, живущие под мостом в Мюнхене, название моста, люди, живущие под ним, называются виттельбахер.



Татьяна Валович: Вы сами сказали, что самое главное, чтобы дошло до зрителя. Каким образом эти фильмы, очень важные и нужны, должны доходить?



Игорь Холодов: Мы с завтрашнего дня начинаем воплощать этот образ. То есть, коль они не доходят, значит, хотя бы надо делать какое-то мероприятие. Мы его решили делать в Петербурге, поскольку здесь живем. И из Петербурга, мы надеемся, будем такой толчок, у нас есть еще партнеры по регионам. Вот опять же экспертная комиссия, которая будет состоять из представителей Министерства образования. У нас в попечительский совет кинофорума входит генерал-майор Сушков, это система исполнения наказаний, где тоже потребность в показе подобных фильмов есть (это тоже социальная проблема), и Госнаркоконтроль. То есть вот эта экспертная комиссия будет отбирать и рекомендовать определенные фильмы, после этого мы будем договариваться с дистрибьюторами о возможности некоммерческих показов где-то в 30 регионов. У нас уже есть желание и от Свердловска, Ростова и так далее. Я думаю, что из Петербурга как раз такая федеральная программа может пойти. Она будет идти до ноября-декабря 2006 года. В марте, я надеюсь, 2007 года стартует второй международный кинофорум.



Татьяна Валович: Вы сказали, они будут целевым образом показываться, скажем, в детских домах, в каких-то закрытых учреждениях. Для чего там людям об их же проблемах рассказывать? Разве не должна быть другая целевая аудитория и как тогда ее привлечь? Не поведешь же чиновников за ручку, не посадишь?



Игорь Холодов: Здесь ситуация такая. Например, проблема наркомании, вот несколько раз я разговаривал с представителями Госнаркоконтроля… Есть два контекста показа этой проблемы – показа вот этой целевой аудитории проблем, ужасов наркомании, когда гниющее уже состояние есть людей, ну, это один способ, другой способ есть показа ситуации какого-то изменения социального ракурса, взгляда и, может быть, ухода от проблемы наркомании, когда появляется какая-то возможность ухода в другое немножко социально состояние. И вот мы как раз…



Татьяна Валович: То есть на позитивном моменте перелома вот этого своего.



Игорь Холодов: Да. И мы когда эти фильмы отбирали, мы как раз и отбирали, еще раз хочу сказать, не какие-то агитационные материалы, а именно фильмы, которые на самом деле не только задают вопросы и говорят о проблеме, но еще и показывают возможный, один из возможных путей какого-то решения, предложения.



Татьяна Валович: Насколько, как вы считаете, такие фестивали востребованы?



Игорь Холодов: Это мы увидим буквально завтра. Я думаю, это очень востребовано, поскольку у нас будет проходить несколько дискуссионных столов, в том числе «Инвалиды и общество», «Реабилитационные центры - XXI век», будет даже стол «Влияние спорта на социальное благополучие человека», в следующем году, может быть, будут другие какие-то названия. Вот вы правильно сказали, мы пытаемся создать такой индикатор социальных проблем мира в каждом году. Вот в этом году оказалось, что проблема, которая волнует кинематографистов, - это проблема бездомных.



Татьяна Валович: Чем ваш кинофорум будет отличаться от таких, как, например, «Кино без барьеров»? Это фестиваль, проходящий, по-моему, раз в два год в Москве, посвященный проблемам инвалидов. Или «Послание к человеку», где, в общем-то, тоже затрагиваются социальные проблемы?



Игорь Холодов: Дело в том, что мы целенаправленно сделали такой именно тематический кинофорум, посвященный социальным проблемам. Очевидно совершенно, что все кино социальное. Мы несколько раз разговаривали, встречались с различными кинематографистами, это правда. Но правда и то, что есть образцы кино, которые мы пытаемся отобрать на этот кинофорум, вот в этом, по крайней мере, году и в следующем, которые являются именно высокими и серьезными образцами такого социального кино. «Кино без барьеров»… Кстати говоря, мы показываем часть программы с этого кинофестиваля. «Кино без барьеров» представлено московской организацией «Перспектива», там будут великолепные фильмы. Вообще, программа фильмов фестиваля «Кино без барьеров» поражает своей оптимистичностью. Это и фильм «Грузинская песенка». Кстати говоря, вы просто придите на эти программы (это и я зрителям говорю, и вам, соответственно), посмотрите. Казалось бы, тема такая тяжелая про инвалидов, какие снимают они фильмы оптимистичные! В этом году я уже так тоже сожалею, что мы не получили фильм американский «Моя плоть и кровь», фильм о том, как в семье живет порядка одиннадцати детей с различной степенью инвалидности - есть и без рук, есть и без ног, есть и разбитые какими-то недугами, это и свои, и приемные. И в этой семье какой-то микроклимат счастья и рая, то есть то, чему могли бы позавидовать совершенно здоровые люди, которые тем не менее чувствуют себя достаточно плохо на земле. Поэтому эту программу мы показываем, конечно, «Кино без барьеров». «Послание к человеку», наоборот, это, может быть, даже какой-то наш помощник, потому что все-таки уже порядка 14 лет этот фестиваль - единственный класса короткого метра в России, он на самом деле помог. Через них мы как раз будем показывать фильм литовского режиссера Аурунуса Мателиса о детях, больных лейкемией, «Перед прилетом на землю», документальный фильм, который тоже раскуплен во многие страны мира, получил очень много призов. Мы рады, что сможем его показать.



Слушатель: Георгий, Санкт-Петербург. Действительно, недавно по каналу «Эксплорер» я смотрел, как в бывшей колонии Англии в Африке бодро играли в футбол, организованно и весело инвалиды с одной ногой, с двумя костылями и даже ни разу не упали. Так что это как раз пример, как можно приспособиться психологически почти к любому состоянию. Но вот вопрос. Я 10 лет назад наблюдал бездомных детей в Петербурге и прислушивался, что они говорят. Я с некоторым удивлением обнаружил, что примерно процентов 20-25 из них очень любят этот образ жизни, им это нравится. Я когда-то даже им деньги подавал. Это их свободный выбор. Что вы скажете об этом?



Игорь Холодов: Я думаю, что это в любой стране, как и в Петербурге, в России, действительно, это свободный выбор людей. Я уже упомянул о том, что мы получили фильмы, и, вот, индикатор социальных проблем, по крайней мере, из тех фильмов, которые мы получили, вот, фильмы 2004-2005 годов, это проблемы бездомных. В том числе там есть фильмы, где показано, что это действительно свободный выбор людей. Если ты бежишь на улицу, не важно, сколько тебе лет – 10, 14, 15… Кстати говоря, если государство считает, что это свободный выбор детей 10-15 лет, которых мы видим в переходах метро, сидящими на улице, и которые кричат, что это наш свободный выбор, то поверьте, что это государство безразлично. Это не свободный выбор. Свободный выбор – когда взрослый человек. Он действительно может выбирать.



Татьяна Валович: И все-таки даже за границей, потому что в России несколько по-другому это воспринимается, потому что без регистрации…



Игорь Холодов: В России у нас есть очень много, как всегда, национальных проектов, мы даже не знаем сроков их завершения и не знаем их результатов, ну, и не узнаем никогда. А вот детей мы видим, стоящих в переходах метро и просящих какую-то мелочь на свое содержание, ежедневно. Я думаю, что, может быть, на этом кинофоруме будет показан интересный фильм «Любовные письма из детской тюрьмы». Там тоже именно об этой тематике как раз в Петербурге и говорится. Она сирота, режиссер фильма, она будет представлять фильм. Я думаю, это безразличие, равнодушие государства, потому что на самом деле государство занято национальными проектами, а дети на улицах – это какие-то, видимо, дела родителей. Я, к сожалению, констатирую факт, что это не так просто, что это не свободный выбор детей. У детей в данном случае этот выбор не свободный.



Татьяна Валович: Выбора нет как раз.



Слушатель: Во-первых, я хочу вас поблагодарить, что вы назвали программу таким прекрасным словом «свобода». Но свобода, сама формулировка свободы, она в мире неправильная. Свобода – это безукоризненное выполнение законов Бога, вот это есть истинная свобода. А свобода в семье – это муж, жена, ребенок. И если нет мужа и жены, и ребенок без мужа и жены, то это не свобода, это как бы противно Богу. И говорить о том, что мы подали этим несвободным детям какой-то кусочек маленький и что это свобода, это просто кощунство.



Игорь Холодов: Я, может быть, не так выразился, а может быть, вы меня не очень правильно поняли. На самом деле мы и хотим возбудить определенную дискуссию со зрителями, которые будут смотреть фильмы кинофорума, нам надо каким-то образом консолидироваться и наконец-то создавать гражданское общество, а не просто, проходя по улицам Петербурга, спускаясь в метро, то ли, стыдясь, не подавать, то ли, стыдясь, подавать, что равнозначно. Стыдно жить, когда рядом живут эти люди. Для меня это создает определенное плохое настроение всегда. Я не могу всем помочь, но собрать на кинофорум людей для определенных дискуссий, в том числе и по этим темам, мы имеем такую возможность.



Татьяна Валович: Будет ли действительно та дискуссия, которую вы бы хотели видеть? Понятно, очень многие услышат, увидят (кстати, в метро я сегодня слышала) рекламу форума этого, но скажут: нет, я не пойду, потому что нет времени, не интересно, может быть, интересно, но у меня свои проблемы, я буду решать проблемы своего ребенка. Как качнуть общество к тому, чтобы люди шли, обсуждали?



Игорь Холодов: Совершенно очевидно, что у всех будут свои проблемы. Кинофорум все-таки идет девять дней, фильмы там будут повторяться. Я думаю, можно будет всегда выбрать время и посмотреть. Другое дело, что, может быть, у зрителя есть определенные опасения: ну что это, фильмы то ли о сидящих в тюрьме, то ли о наркоманах, то ли о скинхедах. С ужасом я узнаю эти новости о Петербурге, в субботу что произошло с темнокожей девочкой, это несчастье. Поэтому, если нас эти темы, как нам кажется, не касаются, значит, мы не будем на это все смотреть. А если нам кажется, что эти темы мы просто загоняем в какое-то подсознание и усугубляем просто таким образом проблему, это тоже, в общем, такой выбор. Я думаю, люди заинтересованные, а таких людей на самом деле много… И эти фильмы будут создавать ту активность дискуссий, тем более что будет свободный вход с 1 по 4 на конкурсную программу, так что можно будет все посмотреть.



Слушатель: Николай. Не принимает ли участие, не помогает никак государство, хотя бы в лице Никиты Сергеевича Михалкова, который все-таки такой уважаемый человек? Конечно, его не избрали большинством голосов, а он сам через суд пробился, доказал, что устав ему никакой не нужен, он и сам может. Ну, за это время он закрыл и Дом кино, и много других веселых дел сделал. Но я хочу сказать, что наши спортсмены-инвалиды заняли первое место на Параолимпийских играх, и как здорово, что как все-таки государство в этом поучаствовало – нигде нет пандусов, нигде никакой помощи, 122-й закон отменил многие льготы для инвалидов. Они теперь заняли первое место в мире. Вот так государство тренирует наших инвалидов. Спасибо!



Татьяна Валович: Была ли поддержка государственная какая-нибудь вашему кинофоруму?



Игорь Холодов: Я, во-первых, хочу сказать, что как раз будут представители Специального олимпийского комитета проводить дискуссионный стол, в том числе будут показаны фильмы о таких Параолимпийских играх, и, конечно, темы инвалидов будут касаться, дискуссионный стол будет проводить Юрий Кузнецов - «Инвалиды и общество». Как раз, наверное, об этом и будет идти речь – что, вообще, в городе сделано для инвалидов, либо инвалиды – это та каста людей, которых желательно не иметь в городе. Ну, в городе много чего желательно не иметь.



Татьяна Валович: Не замечать.



Игорь Холодов: Да. Государство… У меня такое ощущение, что…



Татьяна Валович: Главное – чтобы не мешали.



Игорь Холодов: Да, это в свое время мне тоже сказали, лет пять назад в одном из комитетов, что наше участие будет в том, что мы не будем мешать. Государство, видимо, живет какой-то своей жизнью. На самом деле есть люди в государстве, которые оценивают это мероприятие. Мы получили, я думаю, на сегодняшний день пока моральную такую поддержку, приветствие от Совета Федерации. Вчера мы получили письмо от Миронова. То, что заместитель Михалкова Евгений Герасимов стал председателем жюри, мы разговаривали с ним в Москве, это уже какой-то показатель. То, что Михалков закрывает… Но опять же, это просто персоналия, на которую достаточно, наверное, хорошо, потому что он какой-то яркий… на него всегда можно что-то говорить, лить и спускать. Я думаю, там не так все однозначно. Хотя для меня, как руководителя Петербургского музея кино, тоже кощунственно и ужасно, что Московский музей кино с его бессменным руководителем Наумом Клейманом… Это такая элита тонкой прослойки киноведения мирового, и его выгоняют из одного здания, предлагают ему ехать куда-то в другое. Я, честно говоря, не знаю ни одной страны, где бы к такому человеку такого уровня знаний, который читает лекции за рубежом, его приглашают, у него все расписано, его, в общем-то, по Москве гоняют, не дают ему никакого приюта. Поэтому у государства отношение такое, я бы сказал, с юмором.



Слушатель: Мне очень жаль, что я немножко опоздала. Вам предыдущий вопрос был по поводу Михалкова. Мне кажется, именно Михалкова как раз невозможно привлекать, потому что именно инцидент с Музеем кино говорит о его позиции, и последний фильм, это «Жмурки», это, вообще, ужасно. У меня такое предложение: а можно ли эти фильмы показывать в колониях, в детских колониях и вызвать ребят на дискуссию? Это одно. А потом еще мне кажется, что, если дети будут обсуждать, и проблема психологическая решится. Потому что помните фильм «Путевка в жизнь»? Дети именно хотели свободы. Беспризорность – это безответственность. И вот именно этого чувства чтобы у детей не было. Потому что показать – это очень хорошо, но еще лучше вызвать детей на дискуссии и понять, почему они делают такой выбор.



Игорь Холодов: Да, мы уже говорили о том, что в попечительский совет кинофорума вошел генерал-майор Сушков, это руководитель исполнения наказаний, тюремной службой, отвечающий за состояние всех этих подопечных, в том числе, видимо, моральное, душевное и так далее. Мы будем формировать такие программы и будем обязательно показывать. Дело в том, что у нас в части ретроспектив будут российские фильмы, по-моему, один или два фильма Динары Асановой, на которой, собственно говоря, тема в российском кинематографе серьезного разговора с подростком закончилась, началось либо сюсюканье, которое, естественно, уже подростками не воспринимается, потому что мир технологий настолько шагнул вперед, что они не понимают, даже о чем говорят эти люди… И серьезного разговора сегодня нет. Сегодня есть показ опять же тех же высоких технологий подросткам. Но вот удивительно, мы получим фильм «История Дун За» и приедет режиссер из Китая Пан Баочанг. По моему ощущению, очень хорошо, с точки зрения кинематографа, сделан фильм вот этим 30-летним режиссером, и потом он снят о подростках, о проблеме роста и какой-то идентификации подростков в Китае. Я вас уверяю, придите, посмотрите, в Китае тем не менее снимают серьезный, интересный фильм как раз о подростках. В России сейчас все ограничилось воспитанием, что подростков надо загнать рекламой на очередные какие-то «Дозоры» и накормить их поп-корном. На этом все воспитание заканчивается. Поэтому такие программы мы будем формировать и показывать в разных аудиториях.



Татьяна Валович: Я знаю, что в рамках кинофорума был проведен ряд целевых кинопоказов среди молодежной аудитории. Насколько охотно приходили молодые люди на эти показы, которые в сентябре прошли? Как это организовывалось?



Игорь Холодов: В сентябре были показы в пригородах. Это в Петергофе и в Сестрорецке. В Петергофе было все на стадионе, были еще какие-то огромные концерты, рок-концерты, потом в вечернее время были уже показы. Насколько я знаю, там было очень много людей, не знаю, там измерялось тысячами. И, в общем-то, все это было интересно. В Сестрорецке я был, в Сестрорецке был очень большой зал их центрального кинотеатра, и молодежь собралась и с удовольствием смотрела. Там были показаны короткометражки из серии «Синема-16», которая сформирована в Лондоне. Это короткие метры разных стран, социальные проблемы, но это как бы рестроспекция.



Татьяна Валович: А обсуждение какое-то потом было, вот отклик молодежной аудитории – насколько они хотят смотреть такое кино?



Игорь Холодов: Тогда была просто заявка, что вот такое кино мы в принципе готовы показать в более расширенном, уже современном виде. Тогда не ставилась задача.



Татьяна Валович: Я знаю, что еще отдельный показ будет посвящен социальной рекламе, которая пока в России еще не развита, еще только-только все начинается.



Игорь Холодов: У нас попытка сделать вообще по многим номинациям… В этом году, ну, социальная реклама, мы ее не так много получили, может быть, к следующему году мы подготовим. Мы еще думаем и о социальной мультипликации, которая, кстати говоря, на детском фестивале, который сегодня заканчивается, там было показано несколько любопытных мультфильмов социальной направленности из Нижнего Новгорода. Я думаю, будет и анимация социальная, и социальная реклама. Пока будет документальный короткий метр в этом году и игровые фильмы. А, думаю, к следующему году будет уже совершенно интересный и широкий отклик.


XS
SM
MD
LG