Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Cистема высшего образования в Европе переживает тяжелый кризис


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Ефим Фиштейн.



Александр Гостев : Протесты французских студентов и присоединившихся к ним профсоюзов против нового трудового законодательства остаются в центре внимания мировой общественности. В тени этих протестов остаются проблемы трудоустройства молодых специалистов в других европейских странах. Стоят они, по мнению моего коллеги Ефирма Фиштейна, не менее остро. Он сегодня работал над этой темой.



Ефим Фиштейн : Между положением во Франции и ситуацией в других странах так называемой Старой Европы, действительно, много аналогий. Уровень безработицы среди молодых специалистов, вчерашних выпускников университетов, везде вдвое превышает средний уровень по стране.


Возьмем для сравнения ситуацию в Германии. Новое немецкое коалиционное правительство, как и французское, планирует продлить испытательный срок при приеме на работу с нынешних 6 месяцев до 2 лет. Причем, не только для молодых людей в возрасте до 26 лет, но для всех. Это намерение записано черным по белому в коалиционном договоре. Но если подобные планы во Франции приводят к массовым протестам, то в Германии никто не протестует и не выходит на улицы. Почему же? Я попросил нашего берлинского корреспондента Юрия Векслера в поисках ответа заглянуть в германскую печать.



Юрий Векслер : На этот вопрос попытался ответить в интервью берлинской газете " Tages Zeitung " живущий попеременно в Берлине и на юге Франции публицист Клаус Кох, знаток французской политики, специалист по исследованию социальных систем.


Вначале первая часть - почему демонстрируют студенты Франции?


"Клаус Кох: Прежде всего, из желания протестовать. Эта параллель к маю 1968 года. Протестующие молниеносно и уверенным чутьем нащупали самое слабое место правительства. Доминик де Вильпен просто продиктовал сверху новый закон. Молодые справедливо увидели в этом неуверенность власти периода заката эры Ширака и показали свою силу.


Вопрос: Можно подумать, что студенты вышли на улицы, отстаивая не свои собственные интересы?


Клаус Кох: Нет, потому что есть страх, что гарантии трудоустройства и для среднего класса будут уменьшаться.


Вопрос: Почему в Германии подобные протесты кажутся непредставимыми?


Клаус Кох: Разница в том, что во Франции заметно больше выпускников университетов. Многие хотят получить высшее образование, сдают экзамен на право учиться в университете, но не все попадают в элитные университеты, учатся в обычных, где тоже строгие экзамены. В 24 года многие заканчивают учебу и живут, вынужденно мирясь с постоянными материальными затруднениями. Это создает легко мобилизуемый потенциал протеста. В Германии подобной группы нет.


Вопрос: И все же большая коалиция планирует более существенные ущемления защиты от увольнений, но все спокойно. Почему?


Клаус Кох: Немцы не особенно любят протестовать на улицах, в сравнении с французами, конечно, которым это доставляет удовольствие. Фотографии демонстраций во Франции очень живописны. Она напоминают полотна Делакруа - девушки с открытыми руками, сидящие на плечах юношей. Французам нравятся такие жесты. Молодежный протест воплощает для французов миф индивидуализма. Этот миф сопрягается с присущим французам республиканским пафосом. Немцам все это неведомо".


Недавно некоторые политики из ХДС даже выступили с требованиями об увеличении испытательного срока до 4 лет. Но Ангела Меркель снова сыграла Мать нации, приструнив своих, и подтверждая верность коалиционному контракту.



Ангела Меркель : Важно, чтобы люди смогли полагаться на наши сделанные вовсе не в полусне договоренности, на базе которых мы будем строить нашу работу.



Юрий Векслер : Но период пряника заканчивается. Не взбунтуется ли Германия в начинающийся период кнута? Ведь забастовки служащих и врачей идут уже по всей стране.



Ефим Фиштейн : Еще сложнее понять положение в соседней Австрии. Ведь здешние университеты выпускают больше людей с дипломами, чем способно абсорбировать народное хозяйство страны. При растущей безработицы молодежи в стране, тем не менее, тишь, гладь, да божья благодать. Как это понять? Спросил я у профессора венского университета Дитера Зегерта.



Дитер Зегерт : Вопрос исключительно интересный. Действительно, австрийские университеты страдают теми же недугами, что и высшие школы в других странах Западной Европы, в частности, во Франции. Студентов слишком много - денег слишком мало. Различия есть, но они не существенные. Скажем, в размере платы за обучение. Принципиальная разница в другом - в политической культуре народа. В Австрии гораздо ниже готовность населения сразу же начинать борьбу за свои права, идти на улицу, протестовать. Может быть, свою роль играет и то, что шансы у выпускников найти свое место в жизни у нас в Австрии все же несравнимо выше, чем во Франции.



Ефим Фиштейн : Но можно ли, исходя из схожести предпосылок, представить себе принятие в Австрии подобного закона о первом найме? Мнение профессора Дитера Зегерта.



Дитер Зегерт : Принятие подобного закона в Австрии немыслимо именно по причине принципиально иной культуры в нашей стране. Я уже говорил о политической культуре Австрии. Есть существенные различия и в правовой культуре. У нас, к примеру, в гораздо большей степени развиты корпоративистские традиции, чем во Франции. Любое решение принимается по согласованию сторон. Даже после смены правительства, которая произошла в 2000 году, принцип улаживания конфликтов по договоренности социальных партнеров у нас сохранился.


Невозможно представить себе у нас то, что позволяет себе Доминик де Вильпен во Франции. Я имею в виду проталкивание закона через парламент без предварительной общественно дискуссии и консенсуса. Такого закона у нас не будет. Но есть и аналогии. В частности, они касаются невыносимых условий, которые предлагают выпускникам университетов работодатели, - низкая оплата труда, ограниченные права, низкий социальный статус, временные контракты без права продления и так далее. Все это есть и в Австрии. Но специальный закон, закрепляющий эти дискриминационные условия, такого в Австрии нет и, я надеюсь, не будет.



Ефим Фиштейн : Пока что мы можем констатировать, что система высшего образования в Европе переживает тяжелый кризис. Но действует принцип: общие проблемы - разные ответы на них.




XS
SM
MD
LG