Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Письма заключенного императора Пу И бывшему заключенному генералиссимусу Сталину



Владимир Тольц: Мы в наших передачах много говорили о Второй мировой войне и ее последствиях, как непосредственных, так и более отдаленных и неочевидных. И сегодня мы продолжим эту тему. Поговорим о человеке, ставшем советским пленником. Не простом человеке - последнем китайском императоре Айсингоро Пу-И. Думаю, нашим слушателям он известен по фильму Бертолуччи.


Пу-И был арестован советскими войсками в августе 1945 года в аэропорту Мукдена, когда японцы пытались вывезти его в Токио.



Ольга Эдельман: Арест Пу-И - отдельная увлекательная, авантюрная, не до конца ясная история. Дело в том, что разные ее участники излагали ее совершенно различно. Это были дни, когда Япония уже объявила о капитуляции, но части Квантунской армии продолжали сопротивление. Генерал Александр Притула командовал авиадесантом, отправленным в Мукден, в тыл японской армии, с поручением, помимо прочего, по возможности найти императора. Генерал Притула впоследствии рассказывал, что когда десант захватил мукденский аэропорт, комендант - из русских эмигрантов - сообщил ему, что здесь находится император со свитой. Притула нашел их в зале ожидания и арестовал. При этом, глядя, как Пу-И подержал на ладони свой пистолет, прежде чем его отдать, Притула подумал, что у него была мысль застрелиться. Другой участник десанта, впоследствии советский комендант Мукдена, утверждал, что Пу-И был арестован на летном поле, когда шел к самолету. С ним завязали беседу, аккуратно оттеснили к советскому самолету, посадили на борт и взлетели раньше, чем его охрана поняла, что происходит. Есть и версия, что Пу-И даже за спиной японских сопровождавших подавал русским знаки, чтобы его забрали: он полагал, что японцы не преминут его убить - уж очень много знал номинальный глава Маньчжоу-Го.



Владимир Тольц: Есть еще версия китайских историков, что была тайная договоренность с японцами сдать Пу-И советской стороне, для того-то его и привезли именно в Мукден (существовал вообще-то более близкий путь на Корею и затем в Японию), да еще подгадав к появлению советского десанта.


Но давайте, Оля, историю ареста Пу-И на этом оставим. -Вопрос, действительно, не вполне до сих пор ясный, хоть и увлекательный. Важно, что Пу-И сразу же стал давать показания и сообщил советским военным много ценного - о силах Квантунской армии, настроениях генералитета, о складах бактериологического оружия. Кто знает, если бы не он, японцы могли успеть этим оружием воспользоваться.



Ольга Эдельман: Вместе с Пу-И в руки советской армии попали премьер-министр Маньчжоу-Го, председатель Государственного Совета, десяток министров. На следующий день их вывезли в Читу, где находился штаб Забайкальского фронта, через полтора месяца - в Хабаровск. Там их поселили на "спецобъекте № 45", в здании, принадлежавшем краевому управлению НКВД. Там же содержались и полтораста пленных японских генералов.



Владимир Тольц: И вот мы дошли наконец до документов, о которых сегодня расскажем. Пу-И стал писать письма Сталину. Причем письма довольно неожиданные.



Министр внутренних дел Круглов - Сталину, Молотову, Берии, Маленкову, 25 марта 1946 г.


Содержащиеся в МВД СССР в Хабаровске интернированные бывший маньчжурский император Пу-И и министры бывшего правительства Манчжоу-Го 10 января 1946 года написали документ. Документ касается захвата японской военщиной Маньчжурии, системы ограничения прав маньчжурского правительства, применявшейся японцами, и угнетения народов, населяющих Маньчжурию, а также проводившейся японцами в Маньчжурии подготовки плацдарма для нападения на Советский Союз. ...


Помимо этого документа, Пу-И написал заявление, в котором говорит о бедственном положении населения Манчжурии, эксплуатировавшегося японцами, и благодарит Советское правительство, Красную Армию и Генералиссимуса товарища Сталина за освобождение Манчжурии от японского гнета. ...



Ольга Эдельман: Сходные по содержанию письма Пу-И писал Сталину много раз. Благодарил за спасение его самого и его народа от японцев. Просил разрешить ему остаться жить в СССР. Очень трогательно писал, что хотел бы учиться, продолжить образование, чего раньше, будучи императором, - не мог себе позволить. Предлагал в дар СССР свои драгоценности (те, что были при нем во время ареста).



Заявление бывшего императора Пу-И, 10 января 1946 г.


В настоящее время народы всего мира обрели, наконец, желанный всеми мир. ...


Пройдя через шесть лет небывалой в истории народов мировой войны, а также через восьмилетнюю войну против японского агрессора, стремившегося установить свое господство во всей Азии, увенчанные последней блестящей победой, справедливые армии объединенных наций одним ударом разгромили и стерли с лица земли преступную нацистскую Германию и злодейскую военную клику Японии.


Союз Советских Социалистических Республик в семидневный срок полностью разгромил опиравшуюся на Маньчжурию японскую военщину, заставил японских пиратов полностью и безоговорочно капитулировать и освободил стонавшее в течение 13 лет под железной пятой японской военщины население всей Маньчжурии.


Благодаря Советскому Союзу Мы и Наши единокровные братья получили свободу и избавились от неуклонно проводивших традиционную государственную политику Японии, и силой оружия командующих Квантунской армии, постоянно бесчеловечно угнетавших и эксплуатировавших население страны.


Наши безоружные единокровные братья перенесли большие лишения и в течение длительного времени ждали и надеялись на помощь извне.


Наконец, 9 августа 1945 года Наши надежды полностью осуществились.


Доброжелательная Красная Армия, взяв с трех сторон в окружение японские войска, пришла к Нам на помощь и осуществила наяву Наши затаенные желания.


За все это Мы приносим свою горячую благодарность Советскому Союзу и эта благодарность навсегда запечатлеется в Наших сердцах.


Люди еще не в состоянии представить себе, в каком ужасном положении находились Мы в Маньчжурии


Общественное мнение всего мира еще очень мало разбирается в Нашем положении и с подозрением задает вопрос - почему же Мы, ясно представляя себе значение злодейских поступков Японии, не оказывали японцами сопротивления?


Наши ужаснейшие страдания были настолько велики, что для того, чтобы составить себе полное представление о них, необходимо испытать их самому ...


Однако, почему же Мы не оказывали сопротивления японцам? ...


Наше положение было таково, что мы были совершенно одиноки, полностью изолированы от внешнего мира и не могли получить поддержки ни изнутри, ни извне.


Давление японской военщины изо дня в день становилось все более и более тяжелым и, по правде говоря, все мы превратились в рабов ...


Настоящим Мы еще раз выражаем Нашу глубочайшую благодарность и величайшее почтение, а также пожелание здоровья Его превосходительству - генералиссимусу Сталину.


Вместе с тем приносим Наши пожелания расцвета и благоденствия всему Союзу Советских Социалистических Республик, а также пожелания освобождения и счастья всем угнетаемым народам всего мира.


10 января 1946 г. Бывший император Маньчжоу-Го Пу И



Ольга Эдельман: Сегодня гость нашей московской студии - доктор исторических наук, сотрудник Института Дальнего Востока РАН Виктор Николаевич Усов, автор единственной пока на русском языке книги о Пу-И. Я хочу прежде всего спросить у него, как, собственно, понимать эти письма Пу-И, чисто психологически? Что это, он действительно так думал, искренне благодарил Советскую сторону за избавление от японцев? Он что, был человеком наивным? Или это продуманный тактический ход, хитрость, игра с целью выжить?



Виктор Усов: Я думаю, что здесь в первую очередь, конечно, была с его стороны хитрость. Да, он учил «Краткий курс ВКП(б)» на китайском языке, который ему предоставили. Но у него были другие планы. Он считал, что, во-первых, коль скоро Англия, Франция и Америка были союзниками во Второй мировой войне, то скорее всего он может пережить какой-то период в Советском Союзе, а потом тихонечко эмигрировать в Англию. Причем для этого он имел и специальную финансовую подпитку. Его привезли когда в Читу, а потом он сидел в тюрьме, то его не обыскали и у него был чемодан с двойным дном, где были драгоценности Императорского двора. Драгоценностей много. Частью он поделился со Сталиным, с Советским Союзом, а часть он припрятал для себя. Он надеялся, что эти драгоценности, когда он переедет в Англию, он их продаст и будет на них жить до конца жизни. Но чтобы переждать какой-то период, ему надо было вести себя в Советском Союзе лояльно, не вызывающе и второе - чтобы его не передали Китайской народной республике, потом уже, когда она была создана. Потому что он очень боялся того, что китайцы в свете того, что он сделал в Манчжурии, в Маньчжоу-Го, они так им недовольны, просто его расстреляют как японского агента, шпиона и так далее. Поэтому идея была остаться на время в Советском Союзе, в тюрьме посидеть, а потом тихонечко эмигрировать в Европу.



Ольга Эдельман: А какая участь могла ждать Пу-И, если бы тогда, в 45-46-м, он остался в руках японцев, или китайцев?



Виктор Усов: Если бы ему удалось остаться у японцев, то я думаю, что будущее японское правительство ему назначило бы какую-нибудь пенсию, он бы спокойно жил припеваючи, ничего ему сделано не было бы. Второе: если бы он тогда появился в Китае, правил Гоминьдан тогда до 49 года, то здесь трудно сказать, как на него посмотрели. Потому что гоминдановцы боролись с японцами и могли его судить как военного преступника, посадить в тюрьму. Это вполне было бы возможно и реально. И тут могла бы быть непонятная дальнейшая история, потому что как Гоминьдан рассматривал бы его дело, как прояпонского элемента, либо как человека, которого заставили делать то, что он делал в Маньчжоу-Го. Поэтому тут трудно сказать, что с ним было бы.



Ольга Эдельман: Мы рассказываем о последнем китайском императоре Пу-И, который в советском плену писал письма и заявления Сталину. Благодарил за освобождение Маньчжурии от японцев, просился остаться жить в СССР. Пу-И сообщил много ценных сведений. А в январе 46 года он и маньчжурские министры, арестованные с ним вместе, составили обширную записку о деятельности японцев в Маньчжурии. Мы читаем ее, как и остальные письма и заявления Пу-И, в переводе, сделанном тогда же для Сталина.



Из записки "О господстве японцев в Маньчжурии", 10 января 1946 г. Подписали: Пу-И, бывшие премьер-министр Маньчжоу-Го, председатель Государственного Совета, 11 министров.


18 сентября 1931 года Япония, навязав Китаю инцидент, ввела войска и оккупировала три восточных провинции. ... Тогда же Япония перед лицом всего мира развернула лживую пропаганду, объясняя свои действия стремлением свергнуть власть военной клики и устранить угнетающее население правительство. ...


Ниже дается перечисление отдельных наиболее характерных и важных фактов, касающихся японской политики агрессии и угнетения. …


... С внешней стороны управление страной представлялось в следующем виде: на троне находился император, существовало правительство, чиновники государственного аппарата.


Весь этот институт, однако, существовал только номинально. Жизнь показала, что все полномочия и права фактически были сосредоточены в руках командующего японской Квантунской армией. ... Командующий Квантунской армией больше походил на фактически исполняющего обязанности императора Маньчжоу-Го. Как следствие этого, император неофициальным образом лишился своих прав на управление страной. Во всех государственных делах император не имел ни малейшей инициативы, оставаясь лишь внешне существующим декорумом. Более того, японцы вмешивались во все действия императора. Все так называемые "императорские указы" и "рескрипты" составлялись сановниками-японцами ... одобрялись представителями Квантунской армии и только потом уже опубликовывались правительством. ... От Квантунской армии к императору был прикомандирован офицер штаба генера-лейтенант Йосиока Ясунао, получивший при дворе официальный чин "лейб-канцлера", т.е. сановника для личных услуг императора. Фактически - это был руководитель императора. ... Лейб-канцлер руководил и следил за каждым шагом императора. ...


При Министерства двора работала японская жандармерия, которая проверяла каждого посетителя дворца и наблюдала за ними, контролировала официальную переписку, личные письма ...


Император был ограничен во встречах с людьми кроме японцев. Граждане иностранных государств, в том числе и прежние министры Китая, не могли видеться с императором. Император также был ограничен в переписке и корреспонденции. Телеграммы и письма не могли приниматься и отправляться без разрешения жандармерии.



Ольга Эдельман: Далее в записке объяснялось, что министры были чисто декоративными фигурами и заранее никогда не оповещались о содержании того, что им предстоит рассматривать на заседаниях. Впрочем, и император заранее не знал, что ему принесут на утверждение. Утверждал - потому что права вето у него все равно не было. В каждом министерстве существовал пост вице-министра, это был японец, которому фактически принадлежала вся власть. Более того, никто из министров не мог даже попроситься в отставку: это рассматривалось как нелояльный шаг и влекло смертельную угрозу для чиновника и его семьи. Дополнительная тонкость была в том, что чиновники всех уровней получали зарплату в зависимости от национальности, японцам платили больше.



Владимир Тольц: В записке есть еще множество подробностей. Как японцы использовали экономику Маньчжурии: предприятия или заставляли сливаться с конкурирующими японскими, или насильственно разоряли. Продукция, уголь, железо вывозились в Японию. Крестьян заставляли за бесценок продавать землю японским колонистам. Которые, не умея ее обрабатывать, нанимали тех же местных крестьян. Жестокая, тонко продуманная система.



Ольга Эдельман: Например, сфера образования. Мало что все вузовские и директорские должности заняли японцы. Было заявлено, что вводятся японские стандарты образования. Но учебников не было, поэтому покамест детей систематически учили только японскому языку, остальное время они проводили на обязательных общественных работах.



Владимир Тольц: В сущности, ничего особо нового японцы не изобрели. Можно подобрать множество аналогий и из колониальной практики, и из истории европейских диктатур. Восточная экзотика сохранилась в идеологической сфере.



Из записки "О господстве японцев в Маньчжурии"


В 1940 году японская военщина, под предлогом празднования 2.600-летия существования Японии, приказала генерал-лейтенанту Йосиока во что бы то ни стало вынудить императора отправиться в позорное для него посещение Японии с тем, чтобы пригласить во дворец дух японской богини солнца Аматерасу Оомиками. Одновременно императора вынудили совершать лично поклонение этой богине ...


Япония вынудила китайцев построить храм в честь воинов, убитых за основание Маньчжоу-Го. Было использовано японское верование "синто". Храм был посвящен верховному божеству Японии - богине солнца Аматэрасу Оомиками. Это означало, что отныне Аматэрасу Оомиками становилась высшим божеством народных масс Маньчжурии.


... В Маньчжурии были введены праздники в честь богини солнца Аматэрасу Оомиками ... Всем правительственным учреждениям, всем учебным заведениям было вменено в категорическую обязанность установить собственные божницы богини солнца с тем, чтобы в установленные дни чиновничество и учащиеся совершали ритуальные поклонения. В учебники был включен материал о верховном божестве, создавшем государство Маньчжоу-Го. ...


Для населения были выработаны так называемые "Наставления верноподданным", в которых говорилось: "Благоговейно почитай богиню Аматэрасу Оомиками". Эти наставления должны были читаться вслух населением всей страны.



Ольга Эдельман: Другой экзотической чертой было поощрение курения опиума. Японцы отменили запрет на опиекурение, создали монопольные учреждения для его продажи и даже ввели "коллективный метод" посадки мака.



Владимир Тольц: Мы подошли к вопросу о сельском хозяйстве в Маньчжоу-Го, и тут есть занятное обстоятельство.



Из записки "О господстве японцев в Маньчжурии"


Квантунская армия ежегодно устанавливала потребное ей количество зерновой продукции, домашнего скота, овощей, сена. В данное количество также входило и количество продуктов, нужных для самой Японии. … К этим цифрам прибавлялось количество продуктов, необходимое для самого Маньчжоу-Го. В итоге получалось то задание, которое разверстывалось по стране с целью закупки правительством зерна и других с/х продуктов. …


Таким образом, крестьянам становилось известно то количество урожая, которое они должны отдать властям в обязательном порядке и по ценам, устанавливаемым штабом Квантунской армии. Закупочная цена всегда оставалась чрезвычайно низкой. ...


С другой стороны, правительство внешне стремилось к расцвету производственных сил в деревнях и селах. Для выполнения этой задачи … были созданы сельскохозяйственные кооперативы, призванные руководить производственной жизнью деревни ... Роль с/х кооперативов в деле достижения расцвета земледелия и животноводства, в увеличении производственных сил деревни - являлась простой фикцией. Действительной задачей подобных кооперативов было овладеть экономической жизнью деревни и установить японский контроль над производством сельского хозяйства. ...


В итоге подобных мероприятий китайской деревне приходилось отдавать все, что у ней имелось, и то лишь только для того, чтобы удовлетворять предъявляемые ей требования. ...



Владимир Тольц: Ну как, это вам ничего не напоминает?



Ольга Эдельман: Еще как напоминает. И это несчастный Пу-И писал не кому-нибудь, а Сталину, творцу колхозного строя. И сдается мне, даже не подозревал, что делает.



Владимир Тольц: Вот об этом я хочу спросить нашего гостя Виктора Николаевича Усова. Ведь Пу-И, видимо, очень слабо представлял себе обстановку в Советском Союзе? Мало того, что СССР был страной закрытой, Пу-И же в Маньчжурии жил в изоляции. Что он вообще мог знать о стране, где просился остаться жить?



Виктор Усов: Да, в общем-то Пу-И был в сложном положении. В Маньчжоу-Го японцы ему разрежали выезжать по стране в намеченные сроки, небольшие были туры. Тоже не знал, что творится в Маньчжоу-Го, чем занимается сельское население. Действительно, большинство сельского населения занимались выращиванием опиума. Именно опиум был центральным товаром, который потом вывозился Японией, продавался и на эти деньги они вооружали армию, вели войну и так далее. Причем курить опиум японским войскам и солдатам запрещалось, китайцам это разрешалось делать повсеместно. То есть это было общее явление. Причем часть земель, которые раньше занимались под сельскохозяйственными культурами, под техническими культурами, по японской инициативе была освобождена под посадки опиума. Многие люди, которые ездили по Маньчжоу-Го, обращали внимание, что все государство цветет, когда цвел мак.


А насчет Советского Союза, он ничего не знал ничего, каково положение сельского хозяйства, в экономике нашей после войны. Он вообще далек был от этих вещей. Хорошо знал про своих наложниц, про своих евнухов, которые еще были, хорошо знал про свои драгоценности, историю своей семьи – это он знал. А что творится за пределами этого маленького мира, его просто, мне кажется, не интересовало.



Владимир Тольц: Однако, советской стороне Пу-И был нужен не только как знатный трофей. И не только как источник сведений. Готовился Токийский процесс, и бывший император Маньчжоу-Го должен был стать ценнейшим свидетелем обвинения.



Министр внутренних дел Круглов - Сталину, Берии, Жданову, 27 августа 1946.


В соответствии с указаниями Правительства Союза ССР, МВД был подготовлен для выступления на Токийском процессе в качестве свидетеля обвинения интернированный бывший император Маньчжоу-Го Пу-И.


На предварительном следствии в Хабаровске, где содержался Пу-И, он показал, что Япония своим вторжением в Маньчжурию преследовала цель политического, экономического и религиозного порабощения Маньчжурии и подготовки плацдарма военного нападения на СССР.


В сопровождении оперативной группы МВД СССР 9 августа с.г. Пу-И был доставлен в Токио, помещен под нашей охраной в особняк, предоставленный генералом тов. Деревянко.


Для подготовки к выступлению на Трибунале с 9 по 16 августа Пу-И допрашивался главным обвинителем США - Кинэном, начальником следственного отдела Международного Трибунала Морганом в присутствии представителя Советского обвинения Голунского. Пу-И на допросе подтвердил все ранее данные им показания и заявил, что будучи в качестве интернированного в СССР, он свои показания давал добровольно в целях разоблачения японской агрессии.


Допрос Пу-И Международным Трибуналом начался 16 августа 1946 года и проходит при переполненном зале суда. …


Во время допроса защита пыталась опорочить показания Пу-И … один из защитников спросил: "Вы не рассчитываете, что какая-либо нация вас будет рассматривать как военного преступника? Известно ли вам, что китайское правительство объявило вас предателем и собирается судить. Не есть ли ваши показания результатом угроз или обещаний?" На эти вопросы Пу-И ответил: "Я показываю правду, которую знаю; мне не давали обещаний и не применяли угроз".


Впоследствии защита начала протестовать, что Пу-И об японской агрессии в показаниях приводит не факты, а обобщающие выводы, основанные на личном заключении.


Председатель Трибунала Уэбб отклонил эти заявления защиты, заявив: "Я не вижу, почему бы ему не делать выводов. Мы не может ограничить такого важного свидетеля рамками вопроса, мы потом проверим ценность этих выводов".


В день прибытия Пу-И в Токио все токийские газеты поместили фото Пу-И и отметили его важное значение для процесса, широко комментируя показания Пу-И, данные им в Трибунале. …


После допроса Пу-И обвинением, с 20 августа начался допрос его представителями защиты на процессе.


В ходе этого допроса защитники - американцы Блекней и Клейман и японец Киесэ Идзиро ставят различные провокационные вопросы, имеющие целью скомпрометировать свидетеля Пу-И.


Несмотря на все старания, защите это не удается. Пу-И держится твердо и уверенно подтверждает свои показания.



Владимир Тольц: По ходу процесса Сталину еще несколько раз докладывали о том, как он проходит и как ведет себя Пу-И. Пу-И вел себя хорошо.



Ольга Эдельман: После выступления на Токийском процессе бывшего китайского императора привезли обратно в СССР, в Хабаровск, на тот же спецобъект-45. Он оставался на положении интернированного, вел дневники, написал воспоминания. Снова просился остаться в Советском Союзе. Он писал об этом Сталину и в конце 47 года, и летом 49-го. Но тем не менее, дружба с Китаем была дороже, и в 50-м году Пу-И передали китайскому правительству. По дороге Пу-И пытался повеситься. Но Мао обещал ему жизнь. Пу-И просидел несколько лет в китайской теперь уже тюрьме, а потом работал в Пекинском ботаническом саду. Даже был каким-то депутатом. Вот у меня из основных вех его биографии складывается впечатление, что Пу-И был человеком, может и не очень сильным, но умевшим мириться с обстоятельствами.



Владимир Тольц: В общем, последний китайский император, которого не назовешь сильной, харизматической фигурой, мог бы мирно царствовать и быть не худшим из монархов - если бы жил в какое-нибудь другое время. Не в канун Второй мировой войны. Время, в которое жил Пу-И требовало от человека других качеств, нежели те, которыми он обладал. И то, что он все-таки сумел в нем выжить - в этом обстоятельстве есть нечто отрадное.



  • 16x9 Image

    Владимир Тольц

    На РС с 1983 года, с 1995 года редактировал и вел программы «Разница во времени» и «Документы прошлого». С 2014 - постоянный автор РС в Праге. 

XS
SM
MD
LG