Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российский рынок алкогольной продукции находится в состоянии "легкого шока"


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Михаил Саленков, Георгий Кобаладзе.



Кирилл Кобрин: Российский рынок алкогольной продукции, по словам его участников, находится в состоянии "легкого шока". Производители и импортеры алкоголя называют две главных причины.


Во-первых, с 1 апреля в страну запрещен ввоз крепких напитков со старыми акцизными марками. А чуть ранее – в конце марта – Роспотребнадзор наложил запрет на экспорт и реализацию вин из Грузии и Молдавии.



Михаил Саленков: Чиновники и предприниматели по-разному оценивают ситуацию, сложившуюся в последние дни на российском рынке алкоголя. В Федеральной таможенной службе уверены, что введение с 1 апреля новых акцизных марок не ухудшит ситуацию, там говорят, что экспортеры обеспечены марками нового образца.


На новые акцизные марки, согласно закону, теперь наносится штрих-код, чтобы сведения о продукции поступали в Единую государственную автоматизированную информационную систему. Система, подчеркивают таможенники, уже работает.


Поставщики алкоголя жалуются на проблемы. Информационное агентство "Интерфакс" приводит слова генерального директора одной из компаний-импортеров Ирины Рыбаковой.


По ее словам, компания с 1 апреля прекратила импорт алкоголя. "Мы были вынуждены развернуть не дошедшие до границы 15 вагонов с вином со старыми марками, и отправить их поставщику в Болгарию. Теперь старые марки надо будет сорвать с бутылок, наклеить на листы и сдать на таможню. А через два-три месяца получим новые марки со штрих-кодом и только тогда отправим их снова в Болгарию, значит, все это время поставок не будет", - заявила генеральный директор компании-импортера Ирина Рыбакова.


Не лучше идут дела у производителей и продавцов грузинских и молдавских вин. Запрет на ввоз и реализацию продукции из бывших советских республик Роспотребнадзором был обоснован тем, что эта вина не отвечают требованиям безопасности и санитарно-эпидемиологическим нормам.


Производители же называют это решение политическим. По словам сотрудника одного из крупнейших производителей вин Молдавии Владимира Кашеварова, компании терпят убытки и готовятся к худшему.



Владимир Кашеваров: Продукция, которая поставляется из Молдавии на российский рынок, проходит обязательную сертификацию российскими органами контроля. В общем-то, связано все это с политикой. Ситуация пока не прогнозируема. Ориентировочно можно сказать, что такая ситуация продлится до сентября-октября. На данный момент об ущербах пока говорить рано, потому что компании делают продукцию с расчетом на некий период продаж. Но все равно ущерб уже есть. То есть производство наше простаивает, так как товар должен оклеиваться новой акцизной маркой. По этой причине завод и производство в Молдавии сейчас работает не в полном режиме, в связи с чем часть сотрудников находится в принудительных отпусках. То есть до этого времени все предприятия будут находиться в таком состоянии.


К осеннему периоду 2006 года, возможно, будут какие-то перемены, но непонятно, в какую сторону, в худшую или лучшую, но должны быть.



Михаил Саленков: В Грузии называют запрет российских властей на реализацию вин политическим. Независимую экспертизу продукции проведут в Европе и туда же собираются переориентировать экспорт.


С подробностями корреспондент Радио Свобода Георгий Кобаладзе.



Григорий Кобаладзе: Решение российских государственных органов о запрете импорта грузинских вин стало для Грузии очень болезненным ударом. Особенно резко в Тбилиси реагируют на обвинения в том, что грузинские марочные вина якобы содержат некие вредные вещества. Министр сельского хозяйства Михаил Симонишвили назвал эти утверждения совершенно беспочвенными.



Михаил Симонишвили: Все заявления о том, что грузинские вина содержат пестициды и опасны для жизни, неправда. На самом деле просто хотят создать нам проблемы. В средние века враги часто вырезали лозу в Грузии, но наше виноделие не погибло. Мы начинаем международную экспертизу грузинских вин и докажем нашу правоту.



Георгий Кобаладзе: Председатель парламента Нино Бурджанадзе пояснила на заседании парламента, какие именно ответные меры примет Грузия.



Нино Бурджанадзе: Если в ближайшее время мы не получим аргументированного ответа на вопрос о том, почему принимаются эти решения, то у нас не останется иного выхода, как заявить во всеуслышанье, что Россия использует импорт вина как инструмент политического давления на Грузию.



Георгий Кобаладзе: Премьер-министр Зураб Ногаидели срочно собрал наиболее известных грузинских виноделов и заявил, что правительство ищет пути выхода из ситуации.



Зураб Ногаидели: Мы намерены активно работать с государством и партнером, чтобы больше грузинских вин экспортировалось в страны Западной и Восточной Европы, а также в страны Юго-Восточной Азии, в частности в Китай.



Георгий Кобаладзе: Что касается независимых экспертов, то по их почти единодушному мнению, основная причина решения Москвы состоит в том, что Грузия не дает добро на вступление России в ВТО, увязывая свое согласие с урегулированием конфликтов в Абхазии и Южной Осетии.



Михаил Саленков: Председатель правления Национальной алкогольной ассоциации России Павел Шапкин заявил в интервью нашей радиостанции, что российский рынок алкоголя в результате принятых государством мер оказался в состоянии "легкого шока". При этом, отметил Павел Шапкин, немалые потери несут российские предприниматели. Политики же, по его мнению, здесь нет.



Павел Шапкин: Продукция в основном уже оплачена российскими импортерами, с большей части уже уплачены все необходимые налоги. Мало того, она была введена и реализовывалась по тем санитарно-эпидемиологическим заключениям, которые были выданы Роспотребнадзором, в том числе и в последнее время. Их не могли бы выдать, если бы в них находились соли тяжелых металлов или еще что-то вредное. У нас колоссальные убытки сейчас несут участники оборота алкогольной продукции. Сейчас продукции винодельческой в Молдавии и Грузии находится на сумму около 600 миллионов долларов, сотни вагонов стоят на границе, забиты склады временного хранения. К сожалению, в основном это уже собственность российских предпринимателей.



Михаил Саленков: В Грузии и Молдавии вот это решение называют политическим. Вы согласны?



Павел Шапкин: Вы знаете, если бы это было политическим решением, то было бы все сделано не так. Были бы поставлены в известность российские предприниматели, что определенные ограничения готовятся, чтобы они начали готовиться к надвигающимся последствиям. Поэтому я думаю, что это просто несколько непродуманные действия Роспотребнадзора, а политикой это назвать трудно.



Михаил Саленков: Павел Сергеевич, скажите, каково может быть развитие ситуации? Когда этот запрет будет снят? Чем в итоге все разрешится?



Павел Шапкин: Это совершенно непонятно и это еще больше угнетает, что никаких четких представлений о том, что будет дальше, ни у кого нет. Можно предположить, все-таки здравый смысл рано или поздно восторжествует. Рынок в состоянии легкого шока. Есть там другие объективные проблемы вообще алкогольной продукции и особенно импортного производства, потому что ввоз продукции со старыми марками у нас запрещается, срок реализации тоже ограничен 30 июня. То есть, все это время будет идти неразбериха на рынке. Тут трудно сделать какой-то прогноз, но, если ниша дешевых вин исчезнет, то россияне, придя в магазин, сразу увидят, что самое дешевое вино будет стоить 140-150 рублей, сегодня оно стоит 70.



Михаил Саленков: Такова сегодня ситуация на российском рынке алкогольной продукции и прогнозы как будут развиваться события от главы Национальной алкогольной ассоциации России Павла Шапкина.


XS
SM
MD
LG