Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Рост ксенофобии в России: причины и способы борьбы с ней


Людмила Нарусова

Людмила Нарусова


Владимир Кара-Мурза: За минувшие выходные в Москве зафиксирован ряд новых случаев нападения юных националистов на представителей кавказских диаспор. У нас в студии Людмила Нарусова, председатель комиссии Совета федерации по информационной политике, одна из инициаторов недавно созданного «Объединения гражданского сопротивления фашизму». Как отреагировало ваше объединение на последние случаи проявления ксенофобии?



Людмила Нарусова: Собственно говоря, отреагировать можно было только адекватно, а именно с возмущением. Действительно, говорить о том, что квалифицировать такие нападения, как простое хулиганство, непозволительно. Другое дело, что суд установит степень вины и так далее. Но правоприменительная практика должна быть такова, что 282 статья, прописанная в законе относительно разжигания межнациональной розни и ксенофобии, должна действовать. Тут трудно говорить, применять слово «с удовлетворением», но, тем не менее, могу сказать, что после разговора с Генеральной прокуратурой была переквалифицирована статья по нападению на Заура Тутова, во-первых. А во-вторых, то, что сделала сначала московская прокуратура, объявив о том, что это хулиганское нападение, Генеральная прокуратура поправила московскую прокуратуру. И более того, мы на наш запрос получили заверение, что известное, случившееся на прошлой неделе саратовское дело, когда в Еврейском национальном центре были нарисованы свастики и надписи «Смерть жидам», которое квалифицировалось как вандализм, просто вандализм, также будет пересмотрено по квалификации по статье «национальная рознь». Это хоть и маленькая победа, но все-таки это уже свидетельствует о том, что гражданское противодействие может дать результаты.


Единственное, о чем я сожалею, что если говорить о гражданском противодействии, то все-таки это должно делаться не потому, что мы имеем возможность позвонить в Генеральную прокуратуру, а то, что сама Генеральная прокуратура должна осознать степень опасности этой коричневой чумы, которая распространяется в нашей стране, и довести до сведения всех региональных прокуроров и следователей это. Ведь не секрет, что в нашей стране все действуют с оглядкой наверх: а как на это посмотрят там. Так вот такая политическая воля, чтобы совершенно однозначно такого рода преступления квалифицировали, должна быть проявлена.



Владимир Кара-Мурза: Депутат Александр Крутов, зам главы думского комитета по информационной политике, усматривает некоторую избирательность в милицейской статистике.



Александр Крутов: Все те преступления, которые совершаются сегодня в России, выбираются определенные преступления таджиков, узбеков, евреев и прочих. Виноваты во всем оказываются русские. Хотя у нас происходит в год, предположим, сорок тысяч убийств. Выбираются определенные преступления, и в средствах массовой информации вокруг них истерия, чтобы создать в мире образ России как страны ксенофобской, как страны, которая не идет по пути демократии, как страны, в которой поощряется расизм. Кроме всего создается такое впечатление, что кто-то сознательно старается русский народ замазать коричневой краской, представить русский народ как шовинистов, расистов, ксенофобов. На самом деле это не так. Кого сегодня нужно, на мой взгляд, спасать, сегодня нужно помочь подняться национальному самосознанию – это именно русскому народу. Потому что он в результате всего оказался самым заброшенным и самым неприкаянным.



Людмила Нарусова: Но это самое расхожее, как заезженную пластинку Крутов и Проханов повторяют эту песню о том, что убивают и русских. Почему вы об этом не кричите, а бьетесь в историке, когда перерезают горло чернокожей пятилетней девочке или убивают таджикскую девочку? Что я могу на это сказать? Вы знаете, нет плохих русских, которые убивают и, кстати, друг друга, нет плохих азербайджанцев, нет плохих чернокожих, есть подонки в любой нации. Даже самые простые вещи, странно, что уважаемый коллега-депутат это не понимает, которые этим занимаются. Но он часто приводит статистику: русскую 16-летнюю девочку изнасиловали афганцы, значит они пришлые, зачем они понаехали. Но такое тяжкое преступление, безусловно, заслуживает самое суровое наказание, те, кто это совершил преступление, но преступление преступлению рознь. И изнасилование, и кражи, и убийства, и разбои есть всегда и во всех даже благополучных демократических странах, статистику можно посмотреть даже национальную, кто сидит в наших тюрьмах и за какие преступления. Но ведь это совершенно другая тема.


Мы говорим о сознательном, целенаправленном нападении на людей по расовому или национальному признаку. Ведь девочку изнасиловали не потому, что она русская и не потому, что это афганцы, а потому что подонки, и здесь другого слова не употребить. Но когда сознательно выбирают точки, где кавказцы торгуют фруктами, когда сознательно во дворе играет много детей в песочнице, но зовут одну девочку домой чернокожую мулатку, она возвращается, идет в подъезд и именно ее подлавливают, именно ей перерезают горло – это уже не просто хулиганство, и это уже абсолютно сознательное. И поверьте, уважаемый господин Крутов, я не меньше вас люблю Россию, не меньше вас стараюсь и все делаю для того, чтобы имидж ее, за рубежом в том числе, был достоин ее положения, но есть стыд и боль при моей любви к моей стране за то, что в России сегодня есть и расизм, и фашизм. И от того, что я об этом говорю, я не меньше вашего люблю свою страну.



Владимир Кара-Мурза: А как создавалось «Объединение гражданского сопротивления фашизму», как подбирался кадровый состав?



Людмила Нарусова: Никакого кадрового состава нет, у нас нет ни аппарата, ни юридического лица, ни офиса, ни счета какого-то и так далее. Собралась группа людей единомышленников, которые объединены вот этой болью и стыдом за то, что в России, которая победила фашизм и на своих плечах действительно вынесла основные жертвы, сейчас если не попустительствуют, то почти равнодушно взирают на то, что вот эти молодчики начинают сначала громить кладбища, а потом врываться в синагоги или убивают чернокожих студентов, которые приезжают к нам учиться. Это ученые, академические институты Гусейнов, Тишков, это депутат Госдумы Александр Розенбаум, мой друг еще по Питеру, это член Общественной палаты Дмитрий Лепскеров. Поэтому мы в силу разных обстоятельств встречались, обменивались мнениями, поняли, что мы не удовлетворены тем, как общество реагирует на это, на эти проявления и решили, во-первых, создать такое. Это не общественное объединение, мы люди самодостаточные, мы никуда не собираемся избираться или создавать какую-то партию или политическое объединение. Мы считаем, что сначала нужно об этом говорить и говорить громко, независимо от мнения депутата Крутова, который считает, что не надо об этом много говорить, это едва ли не стимулирует развитие дальше. Потому что молчать уже нет сил.



Владимир Кара-Мурза: Президент фонда «Холокост» Алла Гербер не видит смысла в новых антифашистских организациях.



Алла Гербер: Что даст этот новый официальная организация, которая будет официально бороться с фашизмом, я не знаю. Это какой-то цирк-шапито. Что такое «Наши», что такое «Идущие вместе», которые как бы тоже против фашизма, против нацизма, против всех и демократов, и не демократов и кого угодно против. Во всяком случае, за этим ничего, кроме какой-то фальшивки, причем инспирированной, хорошо оплаченной и хорошо все экипированы. Они собираются большими группами, отрядами, прямо тысячи их. Мне сегодня было пять звонков из различных диаспор – татарской, азербайджанской, армянской, узбекской, что они хотят делать общее заявление по поводу всего происходящего и позвонили мне как президенту фонда «Холокост», как имеющей отношение к еврейской диаспоре, что мы хотим объединиться и сделать какое-то заявление, что больше так же нельзя.



Людмила Нарусова: Я думаю, что Алла Гербер имела в виду, она говорила про движение «Наши», не «Наши», как они хорошо экипируются и финансируются, и не совсем поняла, о чем идет речь в нашем данном случае. Мы не организация, повторяю, мы не имеем офиса, нам никто не платит, потому что мы все занимаем довольно высокие должности - это и депутаты, и член Совета федерации, и член Общественной палаты, директора академических институтов и просто люди, которые входят. И наша задача не против, не противодействовать чему-то наша, задача, уж простите за пафос, говорить об этом, открывать обществу глаза на это. Потому что 30%, данные опроса сегодняшнего, 30% людей поддерживают скинхедов. И от дремучего невежественного, какого-то пещерного непонимания этой ситуации. И говорить об этом, просвещать об этом, кричать об этом, бить во все колокола - наша задача.


Что касается координирующих действий, то естественно мы со всеми, кто противодействует этому. И любая татарская, еврейская диаспора, мы все со всеми. И здесь не должны быть какие-то амбиции: а вот мы главные, мы не главные, мы старшие, мы будем координировать, не мы координируем. Чем большее количество людей и диаспор вовлечены будут. Мне сегодня тоже было масса звонков от землячеств, камерунских студентов, студентов других африканских стран, из Воронежа, из Петербурга, из Новосибирска, которые как раз говорят о том, что давно пора об этом говорить и говорить громко. И слава богу, что есть «Холокост», слава богу, что есть другие антифашистские организации. Чем больше их, тем лучше. И я, честно говоря, даже не очень понимаю, в чем смысл того, что сказала Алла Гербер: не надо никаких других, уже есть, давайте эти. Чем больше, тем лучше, потому что скинхеды растут как грибы после дождя.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвича Александра.



Слушатель: Добрый вечер. Во-первых, удивляет то, что, видимо, не замечают некоторые люди положение дел в собственной стране, но и положение дел в мире. В 91 с развалом союза развалилась такая составляющая советская как интернационализм. А националам выиграл и выиграл везде, по всему миру. Посмотрите: правые берут власть практически по всей Европе. И сейчас скорее всего наша следующая власть будет правой. Поэтому национализм выигрывает, а интернационализм, извините, проиграл.



Владимир Кара-Мурза: Но это не бесспорное мнение, бабушка надвое сказала.



Людмила Нарусова: Потом, что правые, что левые на Западе и у нас – это разные вещи, во-первых. А во-вторых, я бы не стала идеализировать, как вы, советское время, потому что и депортация целых народов, и государственный антисемитизм, когда имея пятый пункт, тебя не брали на руководящую работу и ты должен был проходить чистилище. Это было. И если бы интернационализм в Советском Союзе был очень крепким и внутреннее имманентно присущим, то, наверное, это бы не оказалось бы таким хрупким и зыбким созданием, которое рухнул в одночасье, если бы интернационализм был таким крепким, как нам пытались внушить, говоря о новой исторической общности - советском народе.



Владимир Кара-Мурза: Олег Панфилов, директор Центра экстремальной журналистики, ежедневно сталкивается с проявлениями ксенофобии.



Олег Панфилов: Я ежедневно еду в метро и сталкиваюсь с тем, как сотрудники милиции останавливают людей исключительно не славянской внешности для того, чтобы у них проверить регистрацию. Когда скинхеды избивали послов африканских стран в Москве, когда они избивают студентов, они не определяют какой-то социальный статус этих людей. И поэтому большинство людей, которые видят милиционеров в метро, они, по всей видимости, склоняются к тому, что скинхеды занимаются тем же самым.



Людмила Нарусова: Вы попали, что называется, в яблочко, абсолютно с вами согласна. Потому что и когда Заура Тутова били, милиция находилась рядом и не реагировала. К сожалению, в правоохранительных органах достаточно много людей, которые если не разделяют полностью самые радикальные агрессивные взгляды скинхедов, вроде резать и убивать, то вот эту неприязнь разделяют безусловно. Потому что да, лица неславянской внешности заметны, можно к ним подойти и проверить документы. Но скинхеды тоже очень заметны – это ботинки на толстой подошве туго зашнурованные, чтобы удобно было бить ногами, это лысый череп чаще всего, потому что они сами говорят: мы хотим быть лысыми, бритыми, вернее, чтобы по черепу можно было определить – истинный ариец или не истинный ариец. Здесь понятно. Соответствующая экипировка, иногда завуалированная свастика, они начинают объяснять про древнеиндийский знак Солнца, но мы все понимаем, что это такое. Почему к ним не подходят милиционеры и почему у них не проверяют документы? Ведь тоже они выделяются из общей толпы. Поэтому, мне кажется, в этом, не знаю, интуитивно или сознательно усмотрели основной, на мой взгляд, корень зла и причину. Правоохранительные очень хорошо живут и с нелегальной прописки нелегальных мигрантов, и с выдачи паспортов, когда по одному адресу прописывают сотни людей и так далее. Не исключаю, что такое попустительство и такое бездействие вызвано как раз тем, что эта ситуация устраивает некоторых людей в правоохранительных органах.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвича Михаила.



Слушатель: Господа, добрый вечер. Знаете, я так поразмышлял и решил, что нечему удивляться особенно в появлении скинхедов. Собственно говоря, это дети своих родителей. Родители прошли школу сталинизма, то есть школу подлости и человеческой глупости. Просто в отличие от своих родителей дети со снятым намордником, вот они и выражают все то, чему научились. Если можно один вопрос, он может быть чуть-чуть технический. Наша прокуратура страшно неохотно хочет признавать национализм. Тут какая-то причина, наверное, помимо личных неприязней самих прокуроров, наверное, какая-то высшая. Если можно, проясните, сам Путин запретил или еще какие-то причины.



Владимир Кара-Мурза: Когда речь идет о выборах, как раз очень ловко научились снимать с выборов по малейшему подозрению в национализме. А когда доходит дело до конкретных проявлений, то тут эту статью не применяют.



Людмила Нарусова: Не могу с вами согласиться, что ловко научились снимать с выборов. Вот смотрите, недавний пример - на выборах в Москве сняли «Родину». Потому что партия, которую создали для видимости оппозиции, вдруг заигралась в эту оппозицию и стала «очистим Москву от мусора» выдвигать такие лозунги и стала набирать очки и несколько угрожать лидирующей партии, правящей партии. Ее сняли, но только в Москве. Но если это лозунги всей партии, почему…



Владимир Кара-Мурза: Сняли в 9 регионах на прошедших выборах.



Людмила Нарусова: Нет, в Воронеже они участвовали, в Курске они участвовали. Это во-первых. А во-вторых, сказав «а», нужно сказать «б». Почему Минюст не отменил регистрацию этой партии? И почему, во-первых, не были сняты с выборов такие одиозные фигуры как Макашов, клейма ставить негде, явный антисемит, который не скрывает, другие депутаты. Письмо, которое подписали депутаты, антисемитское письмо, которое подписали депутаты Госдумы, почему против них не было мер прокурорского реагирования? Поэтому реагирование на выборах, прокурорское реагирование, оно очень избирательное. Вот эту партию нужно, что называется, убрать – убрали, а другие нет. И думаю, что в этом тоже есть их логика. А почему не квалифицируют по статье 282? Ну потому что, наверное, есть некоторая неловкость: как нас мир может понять, имидж России испортим, если мы будет выносить приговоры по национализму и фашизму. И опять же такое представление - честь мундира спасать, не будем портить имидж России тем, что признаем, что у нас есть расизм и что у нас есть фашизм, во-первых. Во-вторых, надо понимать, что имидж России кроме нас самих никто не создаст и никто не испортит.



Владимир Кара-Мурза: Еще радиослушатель спросил про воспитание родительское.



Людмила Нарусова: А воспитание, да, безусловно, совершенно дремучее, пещерное. И если ребенок на кухне от мамы и папы слышит то, что он может слышать, то он и вырастает таким. Другое дело, что родители были в советской системе и все-таки хоть что-то понимали, что могут быть какие-то ограничения, то эти свободу воспринимают как анархию. Ну а если в Петербурге, в культурной столице города для того, чтобы скинхеды собрались и отпраздновали день рождения Гитлера с лозунгами «Хайль, Гитлер!» и свастиками, они снимают дом культуры. Попробуйте организовать пикет или митинг, вы должны уведомить власти, сказать. Попробуйте снять дворец культуры для проведения, скажем, свадьбы, вы должны заранее договориться, объяснить, зачем вам это нужно. Что, власти не знают, для чего эти скинхеды? Где у них оперативная работа, где у них работа? Что, они не знают, для чего они снимают этот дворец? Или в этом дворце, который снимают и там выкрикивают лозунги со свастиками, проводят там день рождения Гитлера, что туда нельзя нагрянуть так, как это делают и как умеют делать, когда надо.



Владимир Кара-Мурза: Да, сейчас карикатурно осудили отца Александра Копцева не за то, как он воспитал сына, а за то, что у него было два охотничьих патрона дома.



Людмила Нарусова: Можно осудить и Интернет-кафе, где он смотрел сайты нацистского содержания.



Владимир Кара-Мурза: Александр Дугин, лидер Международного евразийского движения, считает происходящее борьбой за национальную идентичность.



Александр Дугин: В нашем обществе действительно стремительно размывается национальная идентичность. И люди пытаются ответить на вопрос, остро стоящий, все более и более остро стоящий – кто они, подчас самыми жуткими способами, например: я русский, а ты чурка или наоборот – я антифашист, а вокруг ксенофобы. Поэтому власть не может не реагировать на это, отсюда и борьба с фашизмом и создание антифашистских коалиций. Но власть не понимает сущности проблемы и не способна с этой проблемой справиться.



Людмила Нарусова: Вы знаете, как только мы начнем заниматься национальной самоидентификацией, как только даже начнем определять процент русскости в том или ином гражданине Российской Федерации, Россия кончится. Потому что лозунг «Россия для русских», он не только антиконституционен, не только безнравственный, сейчас не говорю об этих категориях, это лозунг - прямой путь к развалу страну. Потому что сила страны всегда была в ее многонациональности. И за те века, десятки веков, которые мы живем вместе, в одном котле, кровосмешение, браки разных национальностей, даже говорю исключительно о Российской Федерации, я уж не говорю про бывшие республики Советского Союза, таковы, что как только мы начнем, как говорит Дугин, самоидентификацию, как только мы начнем заниматься поисками этноса русского, нерусского – это будет прямой путь к развалу страны, я в этом не сомневаюсь, к сожалению.



Владимир Кара-Мурза: А как вы отнеслись к появлению списков «врагов русского народа» или неофашистов?



Людмила Нарусова: Вы знаете, отрицательно отношусь. Господь Бог, наверное, не взял бы на себя такую миссию определять, а здесь политики или галеристы начинают создавать списки: ты такой список, а я тебе этакий. Ни к чему, кроме конфронтации в обществе, это не приведет. Я против списков вообще, но не могут быть враги русского народа или не враги русского народа. Есть Россия, многонациональная многоконфессиональная страна. Наверное, есть враги России и надо отдать себе отчет, что именно враги России, как многонациональной страны, начинают заниматься вот такими списками.



Владимир Кара-Мурза: Станислав Терехов, председатель Союза офицеров России, осуждает навешивание ярлыков.



Станислав Терехов: Вот как раз сегодня мне сообщили, что я включен в список так называемой «черной сотни» – сто неонацистов России, отъявленных чуть ли не головорезов, которых некий Гельман представил в Общественную палату, а некий Тишков провел бурную работу, чтобы это было как утверждение реальное. То есть тот, кто нагоняет волну русофобии, он на самом деле пожнет бурю. Те, кто создает ситуацию в России политическую, экономическую, социальную, духовную в обратном от духа народа, государствообразующего русского народа, те хотят прикрыть этим самым свою вредительскую политику в отношении этого народа и этой страны, то есть России и русского народа.



Людмила Нарусова: Как ни странно, господин Терехов повторил по сути дела то, что сказала я, что составление списков я считаю провокационным действием с обеих сторон и ведущих к конфронтации. С чем я никак не могу согласиться, по поводу того, что русский народ государствообразующий. Господин Терехов, вы знаете, государствообразующий народ, если говорить о России, то вообще-то первым русским государством было государство, которое называлось Киевская Русь, с центром в городе Киеве. И название Русь пошло от небольшой речушки Рось, которая протекала неподалеку от Киева, это одно из крохотных племен. А образовало Русское государство - это и сарматы, и скифские, кривичи, радимичи, поляне, древляне, масса племен, далеко не все они были славянскими. И если уж даже в 19 веке, в 20 веке Александр Блок говорил «да, скифы мы, да, азиаты», то, наверное, говорить о том, что только русские государствообразующие - это что, означает – истинные арийцы, характер нордический. А все остальные кто? Народы уже второсортные? Это вы хотите сказать в многонациональной стране, что есть один народ государствообразующий, а все остальное это что - отбросы? И только государствообразующий народ принимать на должности, избирать депутатами, а все остальные - это так, приложение, «секонд-хенд». Подумайте, к каким последствиям могут привести идеи об одном, исключительности одного народа, как государствообразующем.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Магомета.



Слушатель: Добрый вечер. Уважаемая Нарусова, давайте с древних времен опустимся на нашу грешную землю. Я прошу прощения у вашего покойного мужа и его соратников, нынешний ваш президент, когда были взорваны дома в Москве, не было поймано никого, и пожар не потушен был, повально начали ловить чеченцев, подбрасывать автоматы, наркотики, все подряд. И мочить в сортире чеченцев – это были слова, сказанные Путиным, вашим президентом.



Владимир Кара-Мурза: Как раз «Объединение гражданского сопротивления фашизму» и выступает против навешивания ярлыков шельмования наций.



Людмила Нарусова: Вы знаете, очень близкие мои друзья чеченцы, и поэтому я понимаю вашу боль и обиду, но я не понимаю, почему вы связываете себя с террористами. Во-вторых, причем здесь мой покойный муж? Вы как кавказец должны понимать, что о покойных, я не знаю, во всех, по-моему, странах не говорят. Но я хочу сказать другое: мой покойный муж Анатолий Собчак, когда много лет назад 9 апреля в 89 году саперными лопатками на площади в Тбилиси было убито 18 женщин, и была создана парламентская комиссия, Анатолий Собчак, русский человек, русский парламентарий, выразил точку зрения, отличную от той, которая была и у военной прокуратуры, и у Генеральной прокуратуры, и у ЦК КПСС. Он сказал и назвал виновников. Его тогда обвинили защитником грузин. На что он сказал, что истина не имеет национальности, ни грузинской, ни русской. И он сделал то, что должен был сделать интеллигентный порядочный русский человек – он защитил другой народ, который хотели унизить. Поэтому давайте в одну кучу не сваливать все и вычленять истинные поступки людей, которых обвинять в том, что происходит, уж никак нельзя.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Новомосковска от слушателя Юрия.



Слушатель: Маленькая реплика: слово Русь не произошло от речки Рось, это произошло от индоевропейского «Рукса» и «Руса», что означает «светлый». Мой вопрос: а каковы объективные причины? Вы назвали две причины – это люди во власти, это люди в правоохранительных органах. А существуют ли еще экономические причины, существуют ли этносоциальные причины порядка, я надеюсь, понимаете меня, что часть людей оказывается за бортом жизни. Может быть их привлечь, приставить дурака к труду.



Людмила Нарусова: Безусловно, экономические причины. Всегда национализм, в том числе и фашизм в Германии возникал и возникает, история показывает это, на фоне социально-экономических проблем. Но вы знаете, есть разница. Когда, вы помните, отменили льготы старикам, ветеранам, пенсионерам, то они вышли на улицы и перегородили улицы. И в этих толпах стариков, немощных людей, но с твердым духом, были и татары, и евреи, и грузины, и узбеки, которых лишили тех льгот, которые они заработали всей своей предыдущей жизнью, и никто не делился по национальному принципу. Поэтому социально-экономический протест, если говорить о протесте, - это одно. Но когда группа молодчиков, которые могли бы пойти работать, если бы они хотели бы пойти, если у них денег в студенческие годы, пошли бы вагоны разгрузили, но они этого не хотят. Они выходят на улицы и убивают кавказцев, которые торгуют фруктами, они убивают чернокожих детей или студентов, потому что они другие. Они не забирают при этом кошельки, они не устраивают разбойные нападения, они убивают их за то, что они другие, здесь нет экономических причин.



Владимир Кара-Мурза: А как вы восприняли, когда погибли азербайджанцы на Басманном рынке 23 февраля, не объявили траур?



Людмила Нарусова: Во-первых, не был объявлен траур. Что меня возмутило, я вам приведу пример. Где-то в конце 80 годов, когда в Париже только начинались террористические акты арабов, в арабских кварталах была подорвана синагога, было положено взрывное устройство в синагогу. И мэр Парижа тогдашний, мне мои французские друзья рассказывали, выступая по телевидению, сказал, что вот начались такие-то беспорядки, была подорвана в арабском квартале синагога и погиб ни в чем неповинный французский велосипедист. На следующий день он вынужден был уйти в отставку, потому что этой фразой, понятно, что сказал и что признал. Перед моими глазами кадры этой картинки в телевизоре - дымящиеся развалины рынка в Москве, и мэр Лужков говорит: на рынке погибли азербайджанские торговцы, слава богу, никто из москвичей не пострадал. И общество это проглотило.



Владимир Кара-Мурза: Не все общество, но факт остается фактом.



Людмила Нарусова: И никого не возмутило. Погибли люди, цвет крови у всех красный. Как можно разделять, кто погиб, по национальному признаку. И вот когда высшие государственные чиновники могут так походя сказать такие вещи и остаться безнаказанными, вот это настораживает. Что тогда требовать от этих ублюдочных молодцов, которые вообще невежественны, не понимают, что делают. Я думаю, что они понимают, а если не понимают, то им чья-то рука указывает на образ врага.



Владимир Кара-Мурза: Эдуард Лимонов, лидер Национал-большевистской партии, видит в происходящем происки Кремля.



Эдуард Лимонов: Эта истерия такой опасности фашистской раздувается Кремлем с целью на выборах 2007 года, чтобы Кремль победоносно победил фашизм. Поэтому я не стал бы играть на руку власти, говорить: ах, у нас фашизм. А почему Марат Гельман меня включил? Я подозреваю, что он тоже получил заказ на поляризацию общества. Курьянович, депутат ЛДПР, тоже подозрительно, почему они вдруг сейчас оба выступили в жутчайшей поляризации. Я, кстати, попал в оба списка, я попал в список Курьяновича как контра и враг России. Поэтому я склонен считать, что это искусственно возбуждается угроза фашизма.



Владимир Кара-Мурза: Ваш коллега Дмитрий Липскеров как раз первым называет Эдуарда Лимонова.



Людмила Нарусова: Вы знаете, Эдуард Лимонов, искусственно 9-летней девочке перерезают горло, искусственно убивают таджикскую девушку - это все понарошку, кровь не льется на улицах Петербурга, Воронежа, Москвы. Это что, искусственно? До какого кощунства и цинизма надо дойти, чтобы думать, что этого нет на самом деле. Давайте закроем глаза и скажем, что это искусственно нагнетает пресса, такая-сякая пресса. Мы собрались и нам больше не о чем говорить, чем о том, что есть якобы расизм или якобы фашизм. А кровь что не льется, это понарошку, как говорят дети?


Во-вторых, у нас, вы понимаете, есть вещи, которые, собственно говоря, с этой целью мы и провозгласили о свой группе, когда в обществе должны быть нерукоподаваемые люди, был такой термин в прежние времена. Человека, который высказывает фашиствующие, националистические взгляды, не надо делать героем ток-шоу, приглашать на интервью: а что вы чувствовали, когда кровь девочки потекла по вашим рукам? Что вам ощущали, когда вам оправдательный приговор дали за убийство? В этом смысле пресса действительно подогревает, делает героями, героизация происходит этих подонков, которым не то, что руки подать, просто рядом находиться нельзя.


И самое страшное и гнусное, на мой взгляд, что происходит в политической жизни, что на этой крови начинают политические пляски устраивать, начинают набирать очки политические партии, силы, движения, начинают спекулировать на этом. Лимонов такой радикал, выступает против Кремля. Очень хорошо. Давайте, у нас силенок своих не хватает, говорят политические партии коммунистов и СПС, и начинают заигрывать с Лимоновым, начинают пытаться перетянуть или блокироваться с ним, чтобы на будущих выборах единым фронтом против ненавистной власти действующей выступить. Но это не просто политическая нечистоплотность - это самая нерукоподаваемость. Партия, которая сотрудничает с националистическими, фашиствующими лидерами или лицами, вообще не должна участвовать в выборах. У нас это есть в конституции, почему мы это не соблюдаем?


Вы знаете, в Австрии человека, который усомнился, он не совершил никакого деяния, никого не убил и не зарезал, он усомнился в том, что был Холокост, усомнился пять лет назад. И его осудили, посадили в тюрьму за то, что было решение Нюрнбергского процесса, а он усомнился. Даже за мысль в демократической стране, за мысль, а не за деяние. А у нас за деяние оправдывают.



Владимир Кара-Мурза: Да, но молодые лимоновцы снискали к себе симпатии общества за то, что не бьют слабых, а наоборот защищают обиженных.



Людмила Нарусова: Так давайте защищайте, лимоновцы, девочек, студентов, когда нападают десять здоровых мужиков на безоружного студента, защищайте их. Почему вы этого не делаете?



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Теймураза Александровича.



Слушатель: Добрый вечер. Во-первых, хочу огромное спасибо сказать госпоже Нарусовой, что, видимо, она одна из сенаторов верхней палаты, кто может прямо сказать. Но вы знаете, я хочу свое мнение сказать, почему все происходит. Потому что, мне кажется, вы посмотрите на телевидение - кроме развлекаловки, к сожалению, простите меня, госпожа Нарусова, ваша дочка тоже ведет передачу «Дом-2», где ничему полезному не учат. Но я не хочу полностью ее критиковать, потому что, видимо, такова жизнь. Но в целом, вы посмотрите, кроме развлекаловки, сериалы, бандиты, террористы, эфэсбешники и больше ничего. То есть с приходом вашего, извините, хорошего друга Владимира Владимировича, к сожалению, мне так кажется, националисты и скинхеды как раз головы подняли.



Владимир Кара-Мурза: Вы, как председатель комиссии по информационной политике, согласны?



Людмила Нарусова: Абсолютно согласна с вами, потому что я и сама работаю на телевидении и знаю. Вы знаете, когда вся страна превратилась в зону, потому что мы постоянно смотрим «Зона», «Бригада», фильмы, которые воспевают воровскую тематику, лагерный жаргон наводнил наш язык. Мне трудно себе представить, что посмотрев фильм Михаила Ромма «Обыкновенный фашизм», люди не проникнутся теми идеями, которые этот фильм несет. Но нет этих фильмов. И постоянный мордобой, постоянные опера, постоянно берущие взятки менты, постоянные вот эти вещи, которые мы смотрим, они действительно действуют на молодежь, которая считает, что сила – это самый главный аргумент, что против лома нет приема. Абсолютно с вами согласны. Если бы за всем этим не стояла коммерция, если бы не стояли очень выгодные размещения рекламы в этих рейтинговых программах, можно было бы говорить, вещать, воздевать руки к небу говорить: давайте нравственности, морали и так далее. Но к сожалению, коммерционализация нашего телевидения приводит к тому, что мы имеем. И мы очень будем пытаться в комиссии по информационной политике говорить о том, что информационная безопасность страны заключается не только в том, как мы будем говорить о национальных проектах, что необходимо сделать, но и препятствовать этому зомбированию нашей молодежи, которое, к сожалению, происходит.



Владимир Кара-Мурза: Евгений Прошечкин, председатель Московского антифашистского центра, призывает не торопиться плодить антифашистские организации.



Евгений Прошечкин: Спешное создание структур, которые будут бороться с фашизмом – слабо в это верится. Кстати, почему уважаемым сенаторам, депутатам Государственной думы, общественным деятелям, членам Общественной палаты на своих местах не бороться с ксенофобией? У них есть, у сенатора, у депутата Государственной думы право законодательной инициативы, право запрос написать и много чего есть. И для этого совершенно не нужно создавать структуры, которые завтра, мне кажется, уйдут в песок. Сегодня я слышал сообщение, что когда пришла милиция и пострадавшие стали говорить, что их избивали с криками «Россия для русских», то милиционер сказал: «Хороший лозунг, я сам так считаю».



Людмила Нарусова: Я тоже об этом говорила. Что значит спешно создавать? Я, знаете, господин Прошечкин, 15 лет назад занималась и продолжаю заниматься, и антифашистский журнал «Барьер», который в Петербурге, еще в Ленинграде был создан. Поэтому сказать, что спешно – это просто незнание. 15 лет я этим занимаюсь. Опять есть какое-то мелочное, амбициозное: я уже председатель антифашистского комитета, ну зачем же еще? Мы что о конкуренции говорим, мы с вами рыночную экономику в антифашистских комитетах создаем? Побойтесь вы бога. Скинхеды плодятся как грибы после дождя. И если собралась группа людей, которая тоже хочет об этом говорить, то что здесь плохого? У нас нет ни бюджета, мы не требуем никаких привилегий.


Что касается того, что каждый на своем месте, то и здесь я вас разочарую. Именно мои запросы находятся в Генеральной прокуратуре, именно после сегодняшнего разговора было переквалифицировано дело Заурова. Да, мы используем свои сенатские, депутатские полномочия для таких запросов. Рядовой человек, рядовой антифашист по убеждению не может иметь тот инструмент, который мы делаем. К сожалению, и в Государственной думе и в Совете федерации мы не в большинстве, поэтому мы не можем рассчитывать на всеобщую поддержку наших действий. Когда у нас Генеральный прокурор Устинов по регламенту в Совете федерации отчитывался, я была единственная, которая ему задавала о том, почему нет мер прокурорского реагирования на антисемитизм в думе.


А Александр Розенбаум, мой коллега в Государственной думе, сказал страшную вещь, что он 25 лет ездит по всей стране с гастролями, он - Александр Яковлевич Розенбаум, который никогда не скрывал своей национальности, но за два года в думе он услышал больше антисемитских и расистских настроений, чем за всю предшествующую концертную артистическую жизнь. Вдумайтесь, как это страшно.


Да, мы по сути дела работаем во властных структурах, в законодательной власти, но нам не хватает. Мы каждый лично на своем месте делаем то, что делаем, но мы не пользуемся, скажем, большинством и те решения и те законодательные инициативы, которые мы предлагаем, не вызывают поддержки. Я вам приведу пример законодательной инициативы моей лично. Партия, ее лидер или ее рядовые члены, которые высказывают националистические лозунги и ведут соответствующую ей деятельность, не допускаются до выборов. Не снимаются спешно в судах, когда рейтинги уже начинают зашкаливать, а не допускаются. Партия, которая не исключает своих членов, не исключила КПРФ Макашова из своих рядов, не допускается до выборов. Вы думаете этот закон в думе пройдет? Да он до первого чтения даже не дойдет.


Именно поэтому мы обращаемся к гражданскому обществу и в том числе к вашей антифашистской организации, к «Холокосту», к каким угодно, татарским, армянским диаспорам. Именно потому мы и обращаемся, что если наши инициативы законодательные, которые мы по статусу имеем право делать, будут поддержаны этим обществом, гражданским обществом, может быть тогда они могут воздействовать на умы иных, других законодателей и получат правовое оформление. Поэтому здесь неуместны разговоры: и так мы есть, зачем кто-то другой? Извините, это не конкуренция.



Владимир Кара-Мурза: Какие ближайшие действия планирует ваше «Объединение гражданского сопротивления фашизму»?



Людмила Нарусова: Мы будем продолжать и делать мониторинг всех судебных решений благодаря тому, что будем делать официальные запросы в Госдуму и Совету федерации. Мы будем не только проводить мониторинг таких судебных решений, возбуждение дел и не просто возбуждение, а доведение их до суда и приговора. Отслеживать это. Мы будем проводить ряд акций, причем, повторяю, каждый работает на своем месте, мы не будем выставлять какие-то счета бюджетные, которые нам нужно, чтобы сжечь книги кого-то не такого писателя, который нам не нравится, на Красной площади. Я считаю, что жечь книги – это очень напоминает Германию 30 годов. Мы будем проводить ряд акций, направленных как раз на то, чтобы достучаться до сердец и до умов тех людей, которые по невежеству, по отсутствию просвещения не понимают этой опасности, которая нам всем грозит. И такие благодушные настроения в обществе, к сожалению, очень сильны.


И мы говорим, говорили и говорить будем, что когда в конце 20 годов прошлого века в Германии в мюнхенских пивных такие скинхедовского вида молодцы кричали лозунги соответствующие про истинны арийцев, вроде как «Россия для русских» применительно к Германии, то их многие тоже считали блажью, не обращали внимания. А через несколько лет они взяли власть, а потом начались газовые камеры.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG