Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Яков Кротов: "Беларусь против Белоруссии"


Яков Кротов

Яков Кротов

Выборы в Белоруссии обнаружили любопытную проблему: название страны сторонники свободы принципиально произносят как «Беларусь», а противники подчёркивают: «Белоруссия». Так, однако, только в самой Белоруссии, а в России всё точно наоборот: противники свободы говорят и пишут «Беларусь», сторонники же свободы отстаивают норму русского языка. Норма-то однозначна: соединительные гласные в русском языке либо «о», либо «е», но уж никак не «а». Даже говорящие «Беларусь» не говорят «беларусский».


Конечно, тут шизофрения с обеих сторон. Деспотизм в White Russia интернационалист, и он же в Russia очень уважает национальные чувства белорусов. Любить свободу и поэтому держаться за национальное, - всё равно, что демократу произносить тост за английскую королеву. А ведь было! Такое было у советских фрондёров – они тем самым демонстрировали свою непокорность совку.


Проблема в том, что из-за глобализации, особенно из-за интернета, сторонники свободы из Белоруссии и России имеют общие площадки для разговора. Говорят на русском – к сожалению, немногие русские демократы знают белорусский. (Правда, недемократическая часть русской общественности не только не знает белорусского, но и принципиально не сожалеет об этом). Спрашивается: кто должен уступить – русские (и произносить «Беларусь») или белорусы? Спрашивается обычно белорусами, которые во всяком, произносящем «Белоруссия» подозревают сторонника тирании.


Ответ осложняется тем, что тут сшибаются два принципа демократии: законопослушность и уважение прав меньшинства. Закон русской грамматики суров: «Белоруссия». Пусть сатрапы и опричники подменяют соединительную гласную и крадут окончание! А демократы – никогда! С другой стороны, белорусские демократы – безусловное меньшинство, и можно уступить им, поговорить на их жаргоне.


Разгадка – и не только этого частного вопроса, но и некоторых принципиальных для демократии шарад – в том, что уступать нужно не всякому меньшинству, а только своему. Шахматист посильнее должен давать фору шахматисту послабее. Например, баскетболист сел впервые в жизни сыграть в шахматы – убери, шахматист, со своей доски все фигуры женского рода. Но если шахматист с тем же самым баскетболистом играет в баскетбол, он не только не должен давать форы, но и сам может рассчитывать на уступку. Если, конечно, он не играет в баскетбол так же хорошо, как в шахматы.


Антидемократы, когда за ними большинство, очень любят подменять понятие демократии, заявляя, что демократия – это соблюдение прав большинства. Но едва прищемит хвост, как антидемократ вспоминает, что демократия – защита прав меньшинств. Мало нацистов – защищай их как меньшинство, много нацистов – повинуйся им как большинству. Куда ни кинь, всё клин.


Так вот нет же. Национальные или сексуальные меньшинства – меньшинства, скажем так, шахматные, а нацисты, большевики, коммунисты, наследники Дзержинского и прочие малые народности – даже не баскетбольные, вообще не спортивные. Для демократа демократия – игра, для сторонника сильной руки демократия – фигня. Одни фигурами по шахматной доске, другие – шахматной доской по морде, по морде.


С белорусскими демократами, таким образом, всё просто: когда они живут в России, они – русское меньшинство и поэтому имеют право нарушать законы великого и могучего русского языка. С русскими нацистами, чекистами, коммунистами и далее каждый сам знает, да не каждый посмеет огласить весь список – ещё проще: во-первых, пусть признают себя меньшинством, во-вторых, пусть признают себя меньшинствами недемократическими, а там… А там, где недемократы признают себя недемократами, там уже так хорошо, что больше ничего и не надо.


XS
SM
MD
LG