Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Акции протеста против нарушения прав частных автоперевозчиков


Программу ведет Евгения Назарец. В программе принимают участие - Андрей Начапкин, председатель Первоуральского горкома профсоюза работников малого и среднего бизнеса, и Андрей Федоров, председатель Союза частных автоперевозчиков, город Омск.



Евгения Назарец: В Первоуральске, Свердловской области, водители частных маршрутных такси в понедельник объявили голодовку. Они считают, что лишились работы из-за незаконных действий местного муниципалитета.


В Омске похожее противостояние водителей частных маршрутных такси с городской администрацией продолжается еще дольше. Доводы властей и предыстория - в рассказе журналиста Омской телерадиокомпании «Антенна-7» Вячеслава Сурикова.



Вячеслав Суриков: Омские чиновники в ходе транспортной реформы поставили перед собой цель заменить частные маршрутные такси муниципальными автобусами. Число «маршруток» на транспортных магистралях административным решением с 1 февраля сократилось с 4,5 тысяч до 1,5. Начальник городского Департамента транспорта Владимир Губер объясняет новую транспортную схему необходимостью разгрузки городских дорог и обеспечением безопасности пассажирских автоперевозок.



Владимир Губер: Город стал задыхаться от наличия транспорта. Излишки транспорта налицо – это и пробки, это и загазованность экологии, это и резкий рост аварийности на дорогах, это резкий рост пострадавших в авариях, смерти наших людей. И самое главное, социальный аспект муниципального транспорта – предоставление льгот населению, которые частные перевозчики не предоставляют. А конституционное право такое у людей есть.



Вячеслав Суриков: Профессор Сибирской автодорожной академии Эдуард Сафронов считает, что транспортная реформа не проработана.



Эдуард Сафронов: Вот сейчас льготников оставили – нужны дотации. Дотации включены в бюджет города? Мне об этом ничего не известно. Кредиторская задолженность растет. Поэтому кто будет в вечернее время, после 9 часов вечера перевозить? Кто будет в межпиковое время перевозить? Вот этот ресурс транспортный, он должен постоянно у нас быть. Легко избавиться, закрыть, запретить.



Вячеслав Суриков: В результате транспортной реформы несколько тысяч водителей маршрутных такси потеряли основной источник дохода в семейном бюджете. В конце февраля «маршруточники» вышли на митинг. Им удалось на полчаса парализовать движение в Омске. Митингующие перекрыли самый важный участок городской автомагистрали.


Сразу после этой акции протеста мэр города Виктор Шрейдер заявил, что решение о сокращении «маршруток» пересматриваться не будет, а безработным водителям предложил рабочие места в муниципальных автопассажирских предприятиях.



Виктор Шрейдер: Если вы не знаете, сколько получает водитель «Газели», то я вам могу сказать – 8-9 тысяч. Если вы не знаете, сколько получает водитель муниципального транспорта, то тоже могу сказать – 15 тысяч. Поэтому тот, кто пожелает прийти к нам работать водителем, мы с удовольствием его примем, если только он будет отвечать тем требованиям официальным, которые предъявляются к этой профессии.



Вячеслав Суриков: Очередная акция протеста против нарушения прав частных автоперевозчиков состоялась в конце марта в Москве. Ее организатором выступил Омский комитет протестных действий. Митинг столичные власти проводить не разрешили, только пикет. Кроме пятерых посланцев «маршруточников» из Омска, в трехчасовой акции протеста приняли участие около 15 представителей московских общественных организаций.



Евгения Назарец: И в данный момент конфликт частных водителей, частных таксистов в Омске с городской администрацией не исчерпан.


Из студии Омской телерадиокомпании «Антенна-7» сейчас с нами на связи председатель Союза частных автоперевозчиков Андрей Федоров.


Андрей, здравствуйте.



Андрей Федоров: Добрый день.



Евгения Назарец: Как на данный момент обстоят дела? Какие-то решения приняты по вашему вопросу в Омске?



Андрей Федоров: На сегодняшний день начался довольно позитивный процесс, то есть в формате диалога, ведем работу с депутатами Омского городского Совета. То есть, прежде всего, нужно изменить те законодательные моменты, те законодательные нюансы, которые были приняты решением Омского городского Совета, то есть внести определенные поправки в решение Омского городского Совета, и именно сделать акцент на качество, на повышение безопасности и на многие другие позитивные моменты. То есть диалог идет, диалог начался, диалог есть. То есть определенный позитив, он просматривается.



Евгения Назарец: Андрей, спасибо.


Сегодня повод для совместного обсуждения проблемы оправдан вдвойне. В городе Первоуральске, Свердловской области, муниципалитет провел конкурс на право пассажирских перевозок. В результате лишились работы, если я не ошибаюсь, около 500 частных водителей и владельцев «маршруток» «Газелей». Часть из них приняли решение объявить голодовку и начали акцию в понедельник, 3 апреля.


Сейчас в Екатеринбургской студии Радио Свобода – участник этой акции, голодовки частных таксистов в Первоуральске, председатель Первоуральского горкома профсоюза работников малого и среднего бизнеса Андрей Начапкин.


Доброе утро, Андрей.



Андрей Начапкин: Доброе утро.



Евгения Назарец: Как вы себя чувствуете, во-первых?



Андрей Начапкин: Ну, пока чувствую себя нормально.



Евгения Назарец: А как остальные ваши коллеги?



Андрей Начапкин: Вчера один из голодающих чувствовал себя плохо. Была вызвана «скорая помощь». Его хотели госпитализировать, но человек письменно отказался от госпитализации и продолжает голодовку.



Евгения Назарец: Спасибо, что вы прибыли к нам сегодня в студию с тем, чтобы поговорить о ваших делах. Скажите, вы видите аналогию между тем, что происходит в Омске, и тем, что происходит в Первоуральске?



Андрей Начапкин: Ну да, аналогия прослеживается. Мы внимательно отслеживали ситуацию в Омске с самого ее начала, с 1 марта, по-моему.



Евгения Назарец: Да, где-то так, примерно больше месяца назад.



Андрей Начапкин: Потому что мы знали, что будет проводиться конкурс у нас по распределению маршрутов, знали, что конкурс – это дело хорошее, но не верили, что он будет проводиться нормально, гласно, так как были заинтересованные лица со стороны администрации. Так и произошло. На наши обращения, на обращения профсоюзов области, Федерации профсоюзов области о включении в состав конкурсной комиссии представителей профсоюзов в администрации города во главе с мэром отказали. Конкурс прошел, маршруты распределили между собой. Поэтому основные перевозчики остались без маршрутов.



Евгения Назарец: Понятно. Обсудим детали сегодня в прямом эфире. Итак, водители частных маршрутных такси Омска и Первоуральска, Свердловской области, конфликтуют с муниципалитетами по поводу своего права работать. Доводы сторон в основном ясны. Хотелось бы знать, на чьей стороне наши слушатели.


Андрей, знаете ли вы о ситуации в Первоуральске и в Свердловской области? Или если не знаете, то из рассказа нашего екатеринбургского гостя, насколько, на ваш взгляд, эти ситуации похожи?



Андрей Федоров: Ну, о ситуации в Первоуральске я уже введен в курс дела, так сказать. Ситуации, в принципе, несколько аналогичны, что касается именно подходов, именно организационных моментов. Конкурс – это действительно позитивный момент. Но, еще раз скажу, что если именно точка опоры на повышение качества, на повышение безопасности. На наш взгляд, действительно, определенные моменты возникают именно в том направлении, что у нас строятся общественные институты, вырастают общественные институты. И, конечно же, в подобных ситуациях существует серьезная необходимость участия именно общественного объединения перевозчиков в конкурсной комиссии для того, чтобы наблюдательные и объективные моменты, они все-таки присутствовали.



Евгения Назарец: Понятно. Андрей, скажите, пожалуйста, как вы полагаете, почему вы выбрали именно такую форму протеста, как голодовка, а омичи уверяют, что уже добились даже каких-то положительных сдвигов, но обошлись без столь радикальной формы протеста? Что повлияло на выбор формы протеста?



Андрей Начапкин: Начнем с того, что мы неоднократно обращались к администрации с просьбами, с письмами о пересмотре условий конкурса, предлагали свои варианты конкурса. Я начну с того, что администрация предложила предоставлять бесплатный проезд всем категориям льготников. То есть те, кто работает на «Газелях», прекрасно понимают, что это такое. Перевозить всех льготников, снизить стоимость проезда с существующих 10 рублей до 7 рублей – проще поставить машину на прикол. Поэтому мы предлагали реальные, экономически обоснованные варианты предоставления, допустим, нескольких мест в «Газелях» для льготников. Администрация отказалась от этого предложения. Вот в Омске говорят, что там администрация поддерживает муниципальный транспорт. У нас, к сожалению, муниципальные предприятия развалили полностью. За два года прихода к управлению этими муниципальными предприятиями господина Чевелева предприятия развалены полностью. То есть муниципальный транспорт роздан в личные руки.



Евгения Назарец: А в результате конкурса, который прошел, кто занял место частных «маршруточников», которые вот сейчас оказались не у дел?



Андрей Начапкин: В основном это люди, приближенные к администрации.



Евгения Назарец: Они будут работать на тех же условиях, что работали и те, кто сейчас не работает, - тоже не возить льготников, те же 10-15 рублей?



Андрей Начапкин: Любопытная ситуация. Администрация настаивает на перевозке льготников. И с теми, кто выиграл конкурс, был заключен договор на перевозку всех категорий льготников. Но в тот момент, пока мы начали голодовку, сейчас стало известно, что те водителей «Газелей», кто согласился возить льготников, повозив их день-два, сейчас начинают выгонять старушек из «Газелей», то есть отказываются возить льготников.



Евгения Назарец: Хотела бы спросить об этом же Андрея Федорова. Андрей, понимаете, перевозка льготников – это камень преткновения. Неужели и эту проблему удалось обсудить конструктивно с властями в Омске и прийти к тому результату, который устраивает обе стороны?



Андрей Федоров: Что касается перевозки льготников – это, действительно, вопрос серьезный, вопрос очень интересный. 1 января 2006 года вступил в силу федеральный закон номер 94 о государственных и муниципальных заказах, в котором сказано, что если администрация города, к примеру, ставит задачу на провоз льготников, значит, должны быть предусмотрены какие-то компенсации автобусным предприятиям. То есть это вполне естественный и коммерчески обоснованный момент. Что касается муниципальных предприятий города Омска, то отмечен довольно позитивный и очень хороший момент.



Евгения Назарец: И поговорим немного о «Газелях» в городе. Именно они используются как маршрутные такси. И первые маршрутные такси в Екатеринбурге появились около 10 лет назад. Тогда «Газели» заполнили нишу не справлявшегося с пассажирским потоком муниципального транспорта. С тех пор положение в муниципальном транспорте, по заявлению властей, нормализовалось. Но «маршруток» стало даже больше. Теперь почти каждый маршрут обслуживает один большой автобус и 13-14 маршрутных «Газелей». В центре Екатеринбурга, к примеру, это приводит к огромным пробкам, так считает ГИБДД. И это не единственная претензия со стороны инспекции. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Олег Вахрушев.



Олег Вахрушев: Практически все мелкие частные перевозчики (а их в Екатеринбурге – большинство) пренебрегают правилами эксплуатации пассажирского транспорта: технического контроля за «Газелями» нет ни до выхода, ни на самой линии маршрута; водители не проходят медицинского освидетельствования. Кроме того, владельцы в качестве водителей все чаще нанимают мигрантов, не знающих ни города, ни языка, имеющих водительские удостоверения неизвестного происхождения. Основную же претензию к частным перевозчикам озвучивает старший государственный инспектор отделения технического надзора ГИБДД Екатеринбурга Александр Крюков.



Александр Крюков: Основное, из-за чего у нас высокий уровень аварийности на транспорте, - это то, что у них план выражен только в денежном эквиваленте. Получается, что чем больше он сделает рейсов, чем больше пассажиров перевезет, тем больше денег у него останется, тем больше он заработает. И начинаются вот эти гонки, когда они наперегонки пытаются проехать, чтобы забрать пассажиров, по встречной полосе, на красный свет, лишь бы быстрее проехать, быстрее их отвезти и снова загрузиться.



Олег Вахрушев: Запретными мерами ситуацию исправить вряд ли получится. Так считают и сотрудники Госавтоинспекции, и коммерсанты, и представители властных структур.


Неделю назад в областном управлении ГИБДД прошло выездное заседание комиссии Палаты представителей Законодательного собрания Свердловской области по соблюдению законодательства и по вопросам общественной безопасности. На него собрались все заинтересованные стороны. Нужно на федеральном уровне принять специальный закон, который регламентировал бы эту сферу деятельности – таков главный вывод собравшихся.


Действия муниципальных властей города Первоуральска по урегулированию рынка малых пассажирских перевозок – яркий пример того, как хладнокровно нужно решать эту проблему. Говорит депутат Законодательного собрания Палаты представителей Свердловской области Виктор Шептий.



Виктор Шептий: Конечно, есть правовые акты и в муниципалитетах, и разработаны областным Министерством промышленности. Но они во многих своих положениях расходятся с федеральным законодательством. Нужен специальный закон об упорядочении этих перевозок.


То, что делает на сегодняшний день муниципалитет в Первоуральске, вообще назрело. Потому что просчитали они, сколько нужно автомобилей для того, чтобы перевозить пассажиров в человеко/час, скажем так, из пункта «А» в пункт «Б». И у них многократно превосходит количество этих «Газелей». И пошла уже у них дикая конкуренция. И это как бы первый шажок в наведении жесткого порядка, поэтому это и вызвало такое отторжение.



Олег Вахрушев: По словам представителей власти и ГИБДД, речи о том, что «Газели» нужно искоренить как класс пассажирского транспорта, не идет. Единственное, к чему стремятся чиновники, – свести к минимуму риск травматизма пассажиров и упорядочить движение мини-автобусов на маршрутах.


Согласно статистике, количество случаев травматизма и гибели людей, в которых участвовали маршрутные такси, в первые два месяца 2006 года по сравнению с январем и февралем года 2005 увеличилось вдвое.



Евгения Назарец: Андрей, скажите, пожалуйста, насколько вы связываете те самые претензии, которые прозвучали к частным маршрутным таксистам, по поводу безопасности движения, по поводу их дисциплины с тем, что теперь начато городскими властями – вот этот конкурс, то, что вы были отстранены от работы?



Андрей Начапкин: Во-первых, я считаю, что порядок в перевозках маршрутными такси наводить надо действительно. И есть нарушения со стороны водителей, есть аварийная ситуация. Но под корень рубить этот вид транспорта не стоит. На сегодняшний момент, допустим, в Первоуральске крупные частные перевозчики договорились ежемесячно делать сверки с ГАИ. И создан «черный» список водителей – особо злостных нарушителей. У нас есть договоренность с перевозчиками. И те водители, которые устраивают гонки на маршрутах, и ГИБДД вылавливает их за превышение скорости, увольняются с предприятий. То есть все-таки нужно подходить, я считаю, более сдержано к нарушениям.



Евгения Назарец: То есть рынок перевозок и дисциплина перевозок – это две разные вещи?



Андрей Начапкин: Конечно.



Евгения Назарец: Андрей, насколько я знаю по собственному опыту, не все претензии к водителям маршрутных такси, которые имеются в Екатеринбурге, можно отнести к омским водителям. В частности, мигранты за рулем такси, плохо знающие город, насколько я помню, в Омске большая редкость. Но вот в остальном, насколько дисциплина среди частных маршрутных водителей на дорогах, она является поводом для претензий со стороны ГИБДД и властей?



Андрей Федоров: Во-первых, хотел бы сказать, что Омский Союз автоперевозчиков никогда и ни с кем не конфликтовал. Работа и направление конструктивного диалога должны быть и иметь место.


Во-вторых, Андрей абсолютно правильно обозначил, что, действительно, среди некоторых водителей существует довольно некачественный подход к организации перевозок, и соответствующее поведение на дорогах приводит к довольно печальным последствиям.


Действительно, все мы с нетерпением ждем федерального закона о пассажирском транспорте, который все-таки реально может расставить многие точки над « i ».


И такой еще момент, транспорт – это система, которая включает в себя очень много нюансов, которые нужно учитывать. И один из немаловажных нюансов - идет прирост транспорта в определенное количество времени. То есть, по идее, такое же поэтапное ограничение и разгрузка должна происходить нормальным, цивилизованным, эволюционным путем, либеральным. И тогда, в принципе, никаких проблем не будет.



Евгения Назарец: Андрей, а когда были акции протеста водителей маршрутных такси в Омске, насколько большие проблемы с передвижением по городу, на ваш взгляд, испытали местные жители?



Андрей Федоров: Ну, проблем с передвижением по городу, в принципе, и не было. То есть сотрудники ГИБДД своевременно организовали соответствующие мероприятия. Так что больших пробок, в принципе, не было. Акция прошла мирно...



Евгения Назарец: Но доехать-то легко было, когда водители маршруток были заняты отстаиванием своих прав, а не перевозкой пассажиров?



Андрей Федоров: Определенные проблемы были в том, что касается проезда горожан. Но транспорт предполагает переброску одного маршрута на другой. Так что все было вовремя сориентировано, и, в принципе, больших проблем не было, не возникло.



Евгения Назарец: Понятно, Андрей. Что ж, очень интересная акция протеста. С одной стороны, вроде бы она продемонстрировала несогласие водителей маршрутных такси с действиями властей, а с другой стороны, никому не помешала.


Мы уже практически подводим итоги разговора о конфликте частных таксистов с городскими властями. И то, и другое еще не полностью разрешено в Омске и продолжается в Первоуральске.


Андрей, мы начали говорить с Андреем Федоровым по поводу того, как сказались акции протеста таксистов на пассажирских перевозках в городе. Что заметили вы? Вот с тех пор, как практически 500 водителей остались без работы, несколько десятков частных маршрутных такси не вышли на маршрут, как изменилась обстановка в городе?



Андрей Начапкин: Ситуация изменилась серьезно. Наша акция проходит в течение двух дней, уже третий день. На сегодняшний момент в городе единственный вид транспорта, к сожалению, - это автобусы и «Газели». И после схода с линии микроавтобусов «Газель» - порядка 60 машин – обозначилась проблема с тем, как людям добираться до работы. Проблема доехать до работы, проблема уехать с работы, проблема добраться из отдаленных районов города до центра. Сейчас идут звонки и в наш адрес, и в адрес администрации по поводу того, что они творят в городе. Поэтому ситуация сложная.



Евгения Назарец: Я поняла, что в результате конкурса на место частных перевозчиков, которые оказались в отставке, пришли другие. То есть они пока не справляются с этой задачей?



Андрей Начапкин: Они не справляются. Более того, те перевозчики частные, которые имеют «Газели» и работают под эгидой предприятий, выигравших конкурс, сейчас их заставляют выезжать на линию и перевозить льготников под угрозой увольнения. Многие берут путевки, с утра выезжают на линию, но работать отказываются. Некоторые перевозчики сейчас собирают подписи в нашу поддержку, сами же водители «Газелей», которые работают на этих маршрутах. То есть процесс идет.



Евгения Назарец: Хотелось бы спросить нашего собеседника в студии Омской телерадиокомпании «Антенна-7» Андрея Федорова. Андрей, я заметила, что вы неоднократно в разговоре подчеркнули, что вы ни с кем не конфликтуете, что вы нашли мирный путь решения проблемы. Что вы посоветуете первоуральским таксистам в их случае? Смотрите, как обострился здесь конфликт с городской администрацией. Похоже, вот по моим ощущениям, пока диалог невозможен.



Андрей Федоров: Без диалога все равно ничего не получится. Прежде всего должен быть настрой, должен быть налажен диалог с властью. Все-таки нужно осмыслить ситуацию и начать переговоры, начать договариваться – и тогда все получится.



Евгения Назарец: Андрей Начапкин, похоже, хочет сам задать вопрос.



Андрей Начапкин: Я хочу просто добавить. Диалог с администрацией у нас начался. Вчера представитель администрации позвонил на мой телефон и предложил встретиться именно сегодня. Подключилась Федерация профсоюзов, обком профсоюзов в этот диалог. То есть сейчас комплектуется с двух сторон состав переговорщиков. И я думаю, что сегодня мы будем встречаться и договариваться.



Евгения Назарец: Андрей, в таком случае, как вы полагаете, то, что происходило в Омске, и то, что сейчас происходит в Первоуральске, это все-таки передел рынка или наведение порядка, на ваш взгляд.



Андрей Федоров: Это все-таки в большей степени отсутствие правовой почвы. Вот о чем мы говорим, что действительно нужен федеральный закон о пассажирском транспорте, он просто необходим. В принципе, в этом и есть суть проблемы.



Евгения Назарец: Спасибо, Андрей.


И этот же вопрос Андрею Начапкину. На ваш взгляд, то, что происходит в Первоуральске, это что?



Андрей Начапкин: Мне кажется, что все-таки под видом наведения порядка у нас происходит именно передел маршрутной сети города.



Евгения Назарец: И если вот сейчас у вас начался диалог, стало быть, вы рассчитываете все вернуть назад, как было, или тоже готовы пойти на какие-то компромиссы с администрацией?



Андрей Начапкин: Первоначальное требование – это все-таки вернуться к старой схеме работы, а потом уже будет компромисс, будем договариваться с администрацией.



Евгения Назарец: По вашим прогнозам, как долго еще может продолжиться голодовка?



Андрей Начапкин: Ну, мы надеемся на то, что все-таки она не продлится долго. Потому что люди голодают, и состояние их здоровья ухудшается. Мы постараемся по максимуму ускорить процесс.



Евгения Назарец: Спасибо за то, что наши силы и время приехать к нам в студию.


Мы обсуждали конфликты, которые возникают у частных таксистов, водителей маршрутных такси с городскими властями.


XS
SM
MD
LG