Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Борис Парамонов: "Нефть – опиум для народа"


Борис Парамонов

Борис Парамонов

В истории Запада была неприглядная страница – так называемая опиумная война в середине XIX века: Англия насильно заставила Китай, тогда еще слабый и не способный противостоять нажиму развитых европейских стран, открыть свой рынок для торговли опиумом. Торговля пошла чрезвычайно успешно, и опиум сделался в Китае весьма популярным продуктом. Английская литература викторианской эпохи полна упоминаний о опиумных курильнях, даже в Лондоне, и главные клиенты их – китайцы, хотя в одной из них однажды зачем-то притулился Шерлок Холмс.

Как аукнется, так и откликнется. В ХХ веке из так называемых развивающихся стран пошла обратная волна наркотиков, накрывшая Европу и Соединенные Штаты. На борьбу с наркотическим транспортом тратятся миллиарды долларов, но доходы драг-лордов, как их называют в Америке, постоянно растут и достигают еще больших миллиардов. Жертвы наркотиков нынче – не бедные китайцы, а звезды Голливуда и уоллстритские брокеры, напряженной работе которых, говорят, сильно помогает кокаин. А что касается какой-нибудь марихуаны, так она в Америке, кажется, стала дешевле сигарет, подорожавших астрономически в результате кампании против куренья табака.


Наркотики, однако, бывают всякие. Есть английское слово addiction, которым обозначается любая губительная привязанность, не только к наркотикам или алкоголю, а к чему угодно: страсть или даже просто привычка, ставшая жизненной помехой. В этом смысле президент Буш недавно сказал, что американцы должны побороть свою addiction к нефти, то есть ограничить ее потребление. Например, отказаться от ныне модных автомобилей SUV, жрущих бензин непомерно. Кое-какие меры принимает само правительство, объявившее недавно о скором изменении автомобилестроительных стандартов – в сторону более экономичных моделей. С этими мерами явно запоздали; и как тут не вспомнить того же президента, когда-то сказавшего по поводу этих автомобильных излишеств: американский народ не желает менять свой стиль жизни.


Это вопрос не только экономический, но и политический. Могучие Соединенные Штаты вынуждены жить в тяжкой зависимости от своих недоброжелателей, чтоб не сказать врагов. Главные путы – на Ближнем Востоке, в нефтеносных районах, но уже и под боком, в самой Америке, создается малоприятный блок, готовый спекулировать и шантажировать всякой отравой – как наркотиками, так и нефтью. В "Нью Йорк Таймс" появилась большая статья о венесуэльском президенте Чавесе. Это второй Кастро, только с нефтью. Он готов заменить Дядю Сэма в качестве всеамериканского благодетеля: выкупил долги Аргентины и даже выступил спонсором последнего карнавала в Рио де Жанейро. Более того, осуществляет программу помощи бедным в нью-йоркском Южном Бронксе: поставляет зимой бесплатное топливо. А боливийский президент Моралес собирается легализовать производство коки. Крайне левые имеют сильные шансы победить в Перу и, страшно сказать, в Мексике, богатой той же нефтью: вместе с Венесуэлой она покрывает треть нефтяных нужд Соединенных Штатов.


В конце концов кокаин нюхает далеко не каждый даже на Уолл-стрит, но все ездят на автомобилях, то есть обогащают врагов США и отравляют земную атмосферу. Работа же по созданию альтернативного топлива идет – если вообще идет – вяло. Длится всё та же наркотическая привязанность.


Нефть – опиум для народа.






XS
SM
MD
LG